Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Философские проблемы социально-гуманитарного знания: Учебное пособие

Голосов: 23

Философские проблемы социально-гуманитарного знания приобретают особый интерес в контексте смены научных парадигм, обслуживавших запросы техногенной цивилизации. Основное внимание авторы уделили анализу специфики объекта и предмета социально-гуманитарных наук, их методологическим особенностям и тому стилю мышления, который позволяет внести ценностные компоненты в современный массив всего научного знания, а не только гуманитарного. Этим вопросам посвящена первая часть пособия. Во второй части пособия основное внимание уделено проблеме человека в историко-философском контексте её рассмотрения. Весьма подробно расмотрена проблема ценности и смысла жизни. Не оставлена в стороне и взаимосвязь человека и природы, проблемы экологии. Учитывая профиль аспирантов-гуманитариев университета, рассмотрена актуальная для современной российской действительности тема хозяйственной деятельности, как сферы бытия человека. Предложен и краткий экскурс в историю отечественной философии хозяйства. Каждый параграф пособия снабжен списком контрольных вопросов, которые должны способствовать успешному овладению материалом. Кроме того, представлен весьма обширный список литературы различных философов, принадлежащих к различным философским направлениям и школам.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                                             3


   МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРА-
                        ЦИИ

          ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИН-
ФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, МЕХАНИКИ И ОПТИКИ




         Т.А. Новолодская, В.Н. Садовников


           ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
       СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ
                УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ




                   Санкт-Петербург
                         2008


4


     Философские проблемы социально-гуманитарного знания приобрета-
ют особый интерес в контексте смены научных парадигм, обслуживавших
запросы техногенной цивилизации. Техногенная цивилизация переживает
сегодня духовно-интеллектуальный кризис. Конец XX – начало XXI веков
принесли серьёзную переоценку всем возможностям человека активно
преобразовывать как природу, так и общество. Обретая гуманитарное ви-
дение, наука выходит за рамки вещно-технологического отношения чело-
века к миру, вступая во взаимодействие с другими формами культуры и
достижениями философии. Общество переходит к новой модели своей ор-
ганизации. Пока можно говорить только о наметившихся контурах нового
сценария развития цивилизации, отвечающей интересам и человека, и об-
щества, и необходимости сохранения природы.
     Необходимость выяснения смысловой регуляции человеческой дея-
тельности требует ответа на вопрос: ради чего она совершается. Ответ на
вопрос "ради чего?" обращает нас к проблеме ценностного отношения че-
ловека к действительности, его ценностным переживаниям и ориентирам.
Всё многообразие предметов человеческой деятельности: общественных
отношений, природных явлений, культурных феноменов может выступать
в качестве ценностных объектов. Они могут восприниматься, таким обра-
зом, как добро или зло, истина или ложь, красота или безобразие, допус-
тимое или запретное, справедливое или несправедливое и т. д.
     Без учёта ценностей, иерархии ценностей сегодня невозможна дея-
тельность ни в одной области науки. Это определяет актуальность фило-
софского анализа проблем социально-гуманитарного знания, его содержа-
ния, методов, мировоззренческих и аксиологических установок. Изменяет-
ся в новых условиях и само понимание истины, что обеспечивает право-
мерность существования альтернативных моделей истинного знания в на-
учном мире.
     Философский подход к анализу социально-гуманитарного знания от-
личается от подхода частных наук. Философию, прежде всего, интересует
культура как целое, её место и роль в историческом процессе, в жизнедея-
тельности человека. Для философии важно выявление общетеоретических
оснований культуры, обсуждение её исторических судеб, постижение при-
чин существования этого целостного социального организма в исключи-
тельном многообразии своих проявлений; установление возможностей
проникновения гуманитарной составляющей во все сферы образования и
научной деятельности. А для этого нужен анализ существующих в науке,
на определенных её этапах, характерных стилей мышления, причин их
возникновения и трансформаций. Стиль мышления – это почерк эпохи.
Каждое время говорит и предъявляет себя на "своём языке". Прочитать и
понять "язык мира", в заданных временных параметрах, способна только
философия, обращающаяся через систему своих категорий к его онтологи-


                                                                      5

ческому каркасу. Способна философия постичь и те глубинные преобразо-
вания, которые меняют представления о субъекте познания, его возможно-
стях и месте в системе мироздания.
     Перед авторами настоящего учебного пособия стояли весьма нетриви-
альные задачи.
     Во-первых, дать изложение основных вопросов, которые содержатся в
федеральной программе Министерства науки и образования РФ от
2005I2006 учебного года для аспирантов социально-гуманитарного цикла.
     Во-вторых, выполнить министерские рекомендации и приблизить со-
держание читаемого курса к базовому профессиональному профилю ас-
пирантов.
     В-третьих, увязать анализ рассматриваемых проблем с контекстом их
осмысления в отечественной философии и науке.
     В полной мере выполнить все эти рекомендации мы, конечно, не
стремились: нельзя объять необъятное. Поэтому основное внимание авто-
ры уделили анализу специфики объекта и предмета социально-
гуманитарных наук, их методологическим особенностям и тому стилю
мышления, который позволяет внести ценностные компоненты в совре-
менный массив всего научного знания, а не только гуманитарного. Этим
вопросам посвящена первая часть пособия. Во второй части пособия ос-
новное внимание уделено проблеме человека в историко-философском
контексте её рассмотрения, ибо именно человек, по сути, является главным
объектом социально-гуманитарных исследований. Весьма подробно рас-
смотрена проблема ценности и смысла жизни. Не оставлена в стороне и
взаимосвязь человека и природы, проблемы экологии. Учитывая профиль
аспирантов-гуманитариев нашего университета, рассмотрена актуальная
для современной российской действительности тема хозяйственной дея-
тельности, как сферы бытия человека. Предложен и краткий экскурс в ис-
торию отечественной философии хозяйства.
     Каждый параграф пособия снабжён списком контрольных вопросов,
которые должны способствовать успешному овладению материалом. Кро-
ме того, представлен весьма обширный список литературы различных фи-
лософов, принадлежащих к различным философским направлениям и
школам. По любой заинтересовавшей читателя проблеме или по отдель-
ным аспектам проблемы он всегда может выбрать из списка одну или не-
сколько работ, дабы удовлетворить свой интерес.
     Авторы надеются, что наше учебное пособие поможет Вам, дорогой
читатель, в подготовке и успешной сдаче экзамена по этой дисциплине.


6


                             Часть I
     § 1 Социальное познание, его происхождение и сущность

     Любое познание, как обыденное, так и научное, всегда, в принципе,
социально и гуманитарно. Оно функционирует в обществе как сфера чело-
веческой деятельности и детерминировано социально-культурным контек-
стом. Но изучение социальных процессов и явлений (общества, культуры,
человека) отличается от таких сфер познавательной деятельности, как по-
знание природы (естествознание) и исследование самого познания и его
форм (гносеология, эпистемология, логика и философия). Эта сфера по-
знания и относится к социально-гуманитарному знанию. Следует отме-
тить, что понятия "социальное" и "гуманитарное" знание тоже часто раз-
личают. Это связано с тем, что первое ориентировано на исследование за-
конов (экономические теории, социологическое знание), а второе – на опи-
сание индивидуальных событий, явлений с учётом их психологических и
аксиологических характеристик. Но эти различия весьма условны: научное
социально-гуманитарное познание органически связано с ненаучными
формами познания, которые укоренены, прежде всего, в жизненном мире
людей, в их убеждениях, верованиях, ценностных ориентациях.
     Социально-гуманитарное знание, как некоторая целостность, может
быть дифференцировано в зависимости от предмета и методов исследова-
ния на отдельные виды. Это будут конкретные научные дисциплины, такие
как: социальная философия, история, экономические науки, культуроло-
гия, археология, педагогика, юриспруденция, литературоведение, филоло-
гия и др. Обладая относительной самостоятельностью, эти конкретные
дисциплины тесно связаны между собой и выступают в органической це-
лостности на форуме социально-гуманитарного знания.
     В решении проблемы о соотношении социально-гуманитарного и ес-
тественнонаучного познания исторически сложились и существуют две
альтернативные позиции: натурализм и антинатурализм. Представители
натурализма не видят различия между естественными и гуманитарными
науками и абсолютизируют роль естественнонаучной методологии в по-
знании. При этом натуралисты в качестве "образца научности" принимали
разные естественнонаучные дисциплины. В зависимости от этого можно
выделить три основные формы натурализма.
     Прежде всего, следует выделить такую форму натурализма как меха-
ницизм. Механицизмом называется сведение сложных форм движения к
простейшим. Последний может выступать не только в форме сведения со-
циальных, биологических, химических процессов к механическому движе-
нию и его законам, но и в более тонких формах. Попытки объяснить био-


                                                                       7

логические процессы только из закономерностей физико-химического
взаимодействия, а социальные процессы только из особенностей биологи-
ческого основаны на принципе редукционизма – сведении сложного к про-
стому. Механицизм имеет своим истоком механистическую картину мира,
которая появилась в XVII веке в результате абсолютизации законов клас-
сической механики И. Ньютона. Данный подход казался безупречным в
качестве метода научного познания и использовался для объяснения всех
явлений в контексте имеющегося тогда знания. На основе механицизма
проводилось также изучение общества и человека. В конце XIX в. механи-
стическая картина мира исчерпала себя. Но принцип редукционизма про-
должал существовать в смысловом поле научного познания. В XX в. он по-
новому предстал в неопозитивистской концепции физикализма.
     Одной из догм позитивизма, как известно, является методологический
монизм, т.е. идея единообразия научного метода независимо от качествен-
ного различия областей научного исследования. Вторая догма выражается
в том, что точные и естественные науки, в частности, математическая фи-
зика, дают методологический идеал или стандарт, по которому измеряют
степень развития и совершенства всех других наук, включая и гуманитар-
ные. Наконец, третья догма связана с особым пониманием научного объ-
яснения. Научное объяснение является, в широком смысле, "каузальным".
Универсальным языком науки неопозитивисты сначала считали язык ма-
тематики и логики, а впоследствии Р. Карнап (представитель "Венского
кружка") объявил в качестве такого языка язык физики. Карнап определял
физикализм как требование адекватного перевода всех положений кон-
кретных наук, включая и социально-гуманитарные, на язык опытных дан-
ных. По его мнению, научное знание должно представить описание изу-
чаемых явлений в терминах наблюдения. А последние свести к предложе-
ниям, состоящим из терминов языка физики. Если понятия из области со-
циально-гуманитарного знания не редуцировались к этому универсально-
му языковому каркасу, они теряли статус научных дефиниций и выноси-
лись за скобки науки как таковой. Идеи позитивистов оказались популяр-
ны не только среди философов и ученых, но и среди деятелей культуры.
Так, французский философ и историк культуры И. Тэн, близкий по своим
взглядам позитивистам, определил свою задачу в искусстве следующим
образом: "Новый метод, которому я стараюсь следовать и который начина-
ет входить во все нравственные науки, заключается в том, чтобы смотреть
на человеческие произведения, и в частности на произведения художест-
венные, как на факты и явления, характерные черты которых должны обо-
значить и отыскать их причины, – более ничего. Наука, понимаемая таким
образом, не осуждает и не прощает; она только указывает и объясняет...
Она поступает, подобно ботанике, которая с одинаковым интересом изуча-
ет то апельсиновое дерево и лавр, то ель и березу; сама она – нечто вроде
ботаники, только исследующей не растения, а человеческие произведения.


8

Вот почему она следует общему движению, которое в настоящее время
сближает нравственные науки с науками естественными и, сообщая пер-
вым принципы, благоразумие и направление последних, придает им ту же
прочность и обеспечивает за ними такой же успех". [1; 13].
     Но поиски совершенного языка науки у позитивистов успехом не
увенчались. И в 60-е годы XX в. позитивизм перестал выступать в качест-
ве наиболее совершенной модели организации научного познания. Исчер-
пал себя и физикализм, как продукт позитивистской методологической
программы. Но принцип редукционизма не исчерпал себя, и его проявле-
ния обнаруживали и обнаруживают себя до сих пор в таком концептуаль-
но-методологическом варианте, как биологизм.
     Биологизм, как методологическая установка исследователей, связан с
попыткой применить принципы биологической науки к изучению и объяс-
нению специфики социально-гуманитарных феноменов. Появление биоло-
гического направления в социально-гуманитарном знании имело вполне
определенные общенаучные и историко-философские предпосылки. В ка-
честве общенаучной предпосылки выступили выдающиеся успехи биоло-
гии, превратившие её к середине XIX века в лидера естествознания (от-
крытие клетки, закона естественного отбора и борьбы за существование,
достижения физиологии). Но дело не только в "триумфальном шествии"
биологии. Это была своеобразная реакция на неудачи географического де-
терминизма (о нём будет сказано ниже).
     Материализм в социологии не хотел мириться с этими неудачами и
искал новые аргументы для доказательства материальной, натуралистиче-
ской основы существования и развития общества. Отметим и то немало-
важное обстоятельство, что ряд течений и школ в русле биологического
направления, возник и как реакция на марксистское, материалистическое
понимание истории, протестуя не против подведения под историю мате-
риалистического обоснования, а против, как им казалось (и во многом
справедливо), его одностороннего, сугубо социального толкования, не
учитывающего биологическое содержание в структуре человека. Но, к со-
жалению, опираясь на результаты теории эволюции Ч. Дарвина, предста-
вители одного из направлений биологизма – социал-дарвинизма – пыта-
лись объяснить и все социальные закономерности только биологическими
факторами. Социальный дарвинизм, выдвигающий принципы естествен-
ного отбора, борьбы за существование и выживание наиболее приспособ-
ленных особей, рассматривает их в качестве определяющих факторов и
общественного развития. В результате социальные конфликты рассматри-
ваются как естественные, вечные и неустранимые, вне их связи с уровнем
общественного развития.
     К биологическому направлению следует отнести и расовую теорию.
Расизм (расово-антропологическая школа) заявляет о решающем воздейст-
вии расовых различий на историю и культуру отдельных народов и обще-


                                                                      9

ства в целом. В действительности же расовые различия (формы черепа,
цвет волос, разрез и цвет глаз, психические особенности) представляют
биологические признаки второстепенной важности. Они вызваны к жизни
не социальными (экономическими или духовными), а природно-
климатическими факторами; и являются формой приспособления человека
как биологического существа к этим условиям. В свою очередь, они и не
могут оказать сколько-нибудь заметного воздействия на общественное
развитие. Убедительным аргументом в пользу этого может служить тот
факт, что каждая из трех основных рас внесла свой достойный вклад в раз-
витие мировой цивилизации и культуры.
     Следующее направление, относящееся к биологизму – фрейдизм.
Фрейдизм (по фамилии основоположника этого течения, австрийского
психиатра и психолога З. Фрейда) – течение, апеллирующее в объяснении
поведения отдельного человека, больших социальных групп и общества в
целом к бессознательной психической деятельности, к инстинктам и, пре-
жде всего, к половому инстинкту и инстинкту самосохранения. При этом
фрейдизм здесь трактуется как философско-антропологическая и социаль-
ная концепция, а не учение психоанализа для исследования сферы бессоз-
нательного. Метод психоанализа имеет большое значение в сфере психо-
логии и психических патологий. Но его абсолютизация и использование в
качестве основного средства для анализа социальных и культурных фено-
менов, конечно, недопустимы.
      Представители неофрейдизма: Э. Фромм, Г. Салливан, К. Хорни –
стремились превратить фрейдизм в чисто социологическую и культуроло-
гическую концепцию, никак не связанную с биологическими аспектами
учения самого Фрейда. Они элиминировали из понятийного аппарата сво-
его учения такие понятия, как: "либидо", "сублимация", – и сконцентриро-
вали внимание на исследовании природы межличностных отношений. В
результате приоритет социальных и культурных доминант на формирова-
ние личности и развитие общественных структур выглядел у них вполне
убедительно. Но, в целом, это новое направление не было однородным, так
как его представители предлагали разные социально-культурные доминан-
ты в качестве оснований для разработки моделей личности и общества.
     Обращение к биологическим аналогиям имело, тем не менее, далеко
идущие последствия. Эти установки повлияли на становление такого на-
правления в философии истории XIX в., как концепция культурно-
исторических типов. Представителями её являются русский учёный Н.Я.
Данилевский и немецкий философ О. Шпенглер, а так же английский ис-
торик и философ XX в. А. Тойнби. Так, Шпенглер считал, что жизнь чело-
вечества – это бесконечный процесс самозарождения и столь же естест-
венного умирания культур. Культура понимается им как живой "орга-
низм", обладающий своей неповторимой спецификой для каждого народа
и обособлен от других подобных ему культурных "организмов". Важней-


10

шей методологической установкой Тойнби является так же культурологи-
ческий плюрализм: каждая цивилизация строится на определённой только
для неё системе ценностей, и поэтому жизненный мир её представителей
отличен от мира носителей других ценностных установок и ориентаций.
     В XX в. появляется и концепция эволюционной эпистемологии, рас-
сматривающая познание и его формы как результат эволюции живой при-
роды. Такую позицию разделяют как биологи (К. Лоренц), так и философы
(К. Поппер).
     В этот период формируется такое направление в социологии и фило-
софии, как социобиология. Сторонники этого направления (Э. Уилсон, М.
Рьюз, Ч. Ламсден и др.) пытаются осуществить синтез биологии с ком-
плексом социально-гуманитарного знания. Они не являются сторонниками
редукции социальных механизмов к биологическим аналогам, а пытаются
установить сложную связь между процессами органической и культурной
эволюции.
     В 70-е годы XX в. возникает биоэтика (В. Поттер, Т. Бичамп, Дж.
Чилдерс и др.), которая ориентируется на исследование и разрешение мо-
ральных проблем, которые возникли в контексте новейших достижений
медицинских наук и положений в практике здравоохранения. Сегодня в
обществе особую актуальность приобретают проблемы трансплантации
органов, клонирование и его последствия, употребление модифицирован-
ных продуктов, потребность в эвтаназии и границы применения искусст-
венных аппаратов и др. Поиск ответов на такие вопросы является задачей
междисциплинарных исследований. Только "консенсус" специалистов са-
мых различных областей научного знания может предложить оптимальный
императив практических рекомендаций в разрешении столь нетривиаль-
ных задач. В таких ситуациях (и об этом следует всегда помнить) – именно
этика, а не биология и другие конкретные дисциплины, становится фунда-
ментальной наукой о человеке, ибо, по справедливому замечанию русского
философа Н.О. Лосского, она есть наука о нравственном добре и зле и об
осуществлении его в поведении человека.
     К натуралистическому направлению можно отнести и такое направ-
ление в социальном познании как географический детерминизм. Сто-
ронники географического детерминизма специфику социального развития
и его возможностей выводят из особенностей географической среды: кли-
матических условий, состояния почвы, наличия полезных ископаемых,
водных ресурсов, содержания флоры и фауны. Это направление возникло
еще в XVIII – начале XIX вв. Его основоположниками являются Ш. Мон-
тескье, Г. Бокль и др. В отличие от теологических трактовок особенностей
социально-культурного развития его адепты отдают предпочтение в их ме-
таморфозах природным и географическим факторам. Но при этом они иг-
норируют роль социальных факторов и культурно-исторических условий их
формирования и функционирования. В дальнейшем, по мере открытия зако-


                                                                    11

нов общественного развития в контексте социальных наук и вырождения
самого географического детерминизма в реакционный вариант геополити-
ки, его популярность в научной среде была утрачена.
     В конце XVIII в. возникает демографический детерминизм, отводя-
щий решающую роль в системе общественных отношений и связей уже не
географическим факторам, а народонаселению (количеству людей, живу-
щих вообще на Земле, или в конкретной отдельной стране. Английский
священник и экономист Т. Мальтус вывел "естественный закон народона-
селения", согласно которому народонаселение растет в геометрической
проекции, а средства жизнеобеспечения – в арифметической. Объяснялось
им такое положение "законом убывающего плодородия почвы". Значит
всё, что способствует ограничению роста населения, – оправдано. И не
только естественные стихийные бедствия и социальные катаклизмы (вой-
ны, эпидемии, голод, природные катаклизмы) рассматриваются как необ-
ходимая и неизбежная закономерность, но допускаются и возможности ис-
кусственной регламентации численности народонаселения вплоть до зако-
нодательных уложений по ограничению рождаемости. Сторонники этой
теории имеются и в современной социологии, хотя в методологическом
аспекте она крайне уязвима.
     Альтернативой натурализму в социально-гуманитарном познании яв-
ляется антинатурализм. Антинатурализм связан с другой крайностью –
абсолютным противопоставлением способов исследования социо-
культурных феноменов естественнонаучным методам познания. Его пред-
ставители подчёркивают, что принципы и методы исследования социаль-
но-гуманитарных реалий должны принадлежать смысловому полю только
этих дисциплин и никак не ориентироваться на методологические установ-
ки естественных наук.
     Предпосылкой антинатуралистической тенденции в структуре соци-
ального познания явилась теория ценностей, которая разрабатывалась в
контексте европейской философии в XIX и XX вв. Первым, кто ввёл в
философию сам термин "ценности", был немецкий философ Р.Г. Лотце.
Ученик Лотце, В. Виндельбанд, рассматривает ценности как нормы, кото-
рые образуют ядро всех функций культуры и определяют установки в
нравственной жизни человека. Ценность – это не реальность, а идеал, но-
сителем которого является не индивидуальный, а трансцендентальный
субъект – "сознание вообще" – как источник и основа всех норм человече-
ской деятельности.
      Наиболее детально теория ценностей была разработана Г. Риккер-
том, близким по своим воззрениям к Виндельбанду (баденская школа нео-
кантианства). В основе наук о культуре, по убеждению Риккерта, лежит
воля сверхиндивидуального субъекта, который хочет истины. Более того,
философ заявляет о полной несостоятельности методологических аналогий
между "исторической наукой и наукой, формирующей законы". Такая по-


12

зиция в контексте социально-гуманитарного знания условно может быть
обозначена как социологизм, или социоцентризм. [2; 22].
     Другой крайностью социологизма является экономизм – учение, сво-
дящее всё многообразие общественных отношений к рефлексам производ-
ства. Родоначальником экономизма считается Ф. Лассаль. Он считал себя
марксистом и последователем экономического учения К. Маркса. Но кон-
цепция Лассаля есть не что иное, как вульгаризация теоретических поло-
жений его учителя. Сам Маркс подверг это учение серьёзной критике за то,
что его автор упрощает сложные формы взаимосвязей между базисом и
надстройкой и не видит относительной самостоятельности и активности
последней.
      Представителями экономизма являются и такие современники К.
Маркса, как Е. Дюринг и Э. Бернштейн. Как и Лассаль, они тяготели к
"экономическому" объяснению причин социально-культурных процессов.
На деле это выглядело тривиальным сведением всего "Монблана" соци-
ально-культурных феноменов к экономическим факторам.
      С середины XIX века в науках о человеке, обществе и познании воз-
никло ещё одно противостояние – противостояние психологизма и анти-
психологизма. Объясняется это следующими причинами. Во-первых, в
этот период наблюдается активное увлечение учёными и философами гно-
сеологическим учением И. Канта, особенно его идеей об априорном, или
трансцендентальном знании. Немецкий философ ввёл априорный уровень
знания в структуру всех видов познавательной деятельности: и в чувст-
венное и в логическое познание. Кант выделил этот уровень, но не стал за-
ниматься исследованием его природы. Этим занялись его последователи –
неокантианцы. Во-вторых, развитие психологии, и особенно эксперимен-
тальной психологии в европейской науке, приводило многих философов и
учёных-психологов к стремлению именно в этой области знания найти от-
вет на решение проблемы природы априорного знания. Таким образом, те,
кто искал корреляты априорности в психологических феноменах, – образо-
вали направление психологизма. Те же, кто вслед за Кантом, занимался ис-
следованием особенностей трансцендентальной логики и её возможностей
в аналитике познавательных процедур и не видел необходимости зани-
маться исследованием природы априорности, – стали считаться антипси-
холгистами. В дальнейшем это размежевание затронуло и специалистов
других областей социально-гуманитарного знания.
      В социально-гуманитарном познании психологизм стал особенно по-
пулярен после выхода в свет работы В. Дильтея "Введение в науки о духе"
и др. В широком смысле психологизмом считается методологическая ус-
тановка, ориентирующая все науки (в том числе логику и философию) ис-
кать решение своих проблем на основе методов и понятий психологии. В
дальнейшем эти установки были пересмотрены учёными и философами.
Все социокультурные процессы, оказалось, никак нельзя описать с помо-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика