Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Междисциплинарная общеэкономическая теория (введение, сущность, отзывы)

Голосов: 0

В книге излагаются история и суть междисциплинарной общеэкономической теории, разработанной автором. С позиций новой теории рассматривается нынешняя социально-экономическая ситуация в России, актуальные вопросы внутренней и внешней политики страны.Анализируются причины долговременной экономической стагнации. Даются научно обоснованные рекомендации по выходу страны на траекторию всестороннего, устойчивого, бескризисного развития. Приводятся отзывы ученых, общественных деятелей и политиков о трудах автора по разработке междисциплинарной общеэкономической теории. Книга рассчитана на научных работников, общественных деятелей, политиков, руководителей предприятий, представителей властных органов. Будет полезна преподавателям, аспирантам и студентам высших учебных заведений гуманитарного профиля, работникам социально-экономических научно-исследовательских институтов.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
     2 
 
 
 
УДК 330.8 
ББК 65.01 
Ф 39 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фельдблюм В.Ш. 
Междисциплинарная общеэкономическая теория 
(введение, сущность, отзывы).  Ярославль – 
Барнаул, 2017. – 62 с.  
 
УДК 330.8 
ББК 65.01 
 
 
 
 
 
 
 
 
ISBN 978-5-91556-379-6 
  
 
 
 
 
© Фельдблюм В.Ш., 2017 
 
   

 3 
 
 
Содержание 
 
Введение 
Сущность 
         1. Междисциплинарный подход 
         2. Одушевленная производственная функция 
         3. Новая теория работает 
         4. Тенденции мирового развития и внешняя политика России 
         5. Междисциплинарная общеэкономическая теория и Карл Маркс 
         6. Междисциплинарная общеэкономическая теория и «экономикс» 
         7. Россия сегодня  
                  Эмиссия денег: зло или благо? 
                  Заработная плата 
                  Революционная ситуация на языке математики 
                  Импортозамещение: подлинное и мнимое 
                  О государственном регулировании 
                  Демографическая проблема 
                  О макроэкономической стабильности: застой или развитие? 
                  От либеральных догм – к оптимальной политике 
         8. Идеология и наука 
Отзывы 
Об авторе 
 
         
 
Введение  
 
       Мои труды по созданию междисциплинарной общеэкономической теории 
начались в середине 70-х минувшего века. Я, не экономист и не социолог, а 
доктор химических наук, профессор, заведовал научно-исследовательской  
лабораторией в ярославском НИИМСК – головном институте по 
производству мономеров для синтетического каучука. Мне довелось быть 
научным руководителем широкой и актуальной тематики. В разработке 
нового технологического процесса участвовали специалисты различного 
профиля: химики, технологи, механики, конструкторы, строители, 
экономисты, математики, экологи, токсикологи, патентоведы, специалисты 
по контролю и автоматизации технологических процессов, специалисты по 
охране труда и технике безопасности, специалисты по защите 
промышленного оборудования от коррозии и др. В задачу научного 
руководителя входила координация их работы для достижения общей цели - 
разработки технологического регламента для проектирования нового 
промышленного производства. Этот ответственный документ должен был 
содержать все сведения, необходимые для грамотного проектирования,   

 4 
строительства и надёжного внедрения нового процесса в промышленность. 
Чтобы выполнить свою задачу, научный руководитель обязан быть широко 
образованным, ответственным и целеустремлённым человеком. Конечно, всё 
знать невозможно. Но должен быть определённый уровень разносторонней 
подготовки, должно быть умение быстро вникать в суть новых сложных 
вопросов. 
          От других научных руководителей меня отличала одна особенность - 
обострённый интерес к гуманитарным наукам. Мои научные интересы 
стремительно расширялись. Катализатором этой творческой экспансии стала 
динамика всей нашей жизни, события в стране, встречи и сотрудничество с 
интересными людьми. Настоятельно требовали ответа серьезные вопросы. 
Почему в нашей стране громили генетику и кибернетику в то время, когда за 
рубежом эти науки успешно развивались и давали важные практические 
результаты?  Чем не понравилась партийному начальству химическая теория 
резонанса? Почему первое лицо в государстве присвоило себе право 
последнего слова в языкознании? По какому праву академик Лысенко 
терроризировал биологию? Как могло случиться, что на словах были за 
науку, а на деле тормозили её развитие? 
            Естествознание, несмотря на административные наскоки, всё же 
развивалось. Но в общественных науках царил полный застой. Если в физике 
или химии всё-таки допускались различные трактовки, то в обществоведении 
любое отклонение от официальной точки зрения немедленно пресекалось. 
Для меня было очевидно, что любое учение, претендующее на научность, не 
может десятилетиями жить и развиваться без новых взглядов, идей, теорий. 
Тогда это не наука, а что-то другое: набор догматов, подобие слепой веры, 
разновидность религии. Становилось всё более очевидным, что этот 
идеологический застой входит в противоречие с объективной 
необходимостью научного и технического развития. Такое положение 
представлялось мне ненормальным, опасным для будущего нашей науки и 
техники, и в конечном счёте - для страны. Важнейшая функция науки - 
получение достоверных данных о действительности. В своё время Карл 
Маркс достоверно и глубоко изучил капитализм той эпохи. Прошло сто лет, 
и капитализм изменился. Почему он не погиб, как предсказывал Маркс? 
Великая депрессия 30-х привела к резкому падению производства и 
невиданному до того всплеску безработицы. В 1932 году в США было 17 
миллионов безработных. Но и это не привело капитализм к гибели. "Новый 
курс" президента Рузвельта в 1933-1938 г.г. сумел выявить и раскрыть 
внутренние резервы капитализма и преодолеть кризис. Капитализм проявил 
не предвиденную Марксом высокую жизнеспособность. Он обнаружил 
способность к исторически своевременной модернизации в государственный 
капитализм. "Новый курс" эффективно сочетал меры по усилению 
государственного регулирования экономики с социальными реформами в 
пользу трудящихся. И это - при сохранении частной собственности, 
предпринимательской деятельности и традиционно присущей американцам 
деловитости, творческой инициативы. Экономическая теория Маркса,   

 5 
адекватно описывавшая ранний капитализм, оказалась не вполне пригодной 
для столь же достоверного описания современного капитализма. Этот 
принципиальный вопрос также предстояло серьёзно осмыслить.  
        Особенно много вопросов, требовавших переосмысления, появилось при 
сравнении темпов экономического развития СССР и США. С одной стороны, 
налицо грандиозные успехи Советского Союза в экономическом развитии. За 
период с 1917 по 1977 годы национальный доход страны увеличился в 100 
раз, промышленное производство выросло в 225 раз, продукция сельского 
хозяйства увеличилась в 4,6 раза, грузооборот всех видов транспорта 
увеличился в 66 раз. К 1977 году СССР обогнал США и вышел на первое 
место в мире по добыче нефти, угля, железной руды, по выплавке чугуна и 
стали, по выжигу кокса, по производству минеральных удобрений, по 
выпуску тракторов, тепловозов, электровозов, пиломатериалов, цемента, 
шерстяных тканей, кожаной обуви, сахарного песка, животного масла и т.д.  
С другой стороны, по многим важным экономическим показателям СССР 
продолжал отставать от США.  Это относилось в целом к ВНП, к 
производству электроэнергии, автомобилей, многих видов продукции 
машиностроения, к производству ряда сельхозпродуктов (например, мяса), к 
выпуску высокотехнологичных машин и оборудования, станков, приборов, 
бытовой техники, приборов и аппаратуры для научных исследований, многих 
продуктов питания, одежды и обуви. Ассортимент и качество большинства 
американских товаров были значительно выше, чем у нас.  
           Конечно, огромный урон нашему народному хозяйству нанесла 
Великая Отечественная война. Победа досталась нашему народу дорогой 
ценой. Страна потеряла свыше 20 миллионов человек. Материальный ущерб 
составил 2600 миллиардов рублей. Были разрушены сотни городов, десятки 
тысяч сёл, около 30 тысяч промышленных предприятий. Победа стала 
великим подвигом советского народа, руководимого партией коммунистов. И 
этот подвиг является объективным историческим свидетельством 
созидательных возможностей прежней советской системы. Страна сумела в 
короткий срок не только восстановить разрушенное народное хозяйство, но и 
продвинуться вперёд. Выход в космос, достижение и сохранение военно-
стратегического паритета с США, второе место в мире по экономическому 
развитию - всё это доказывает, вопреки легковесным и недобросовестным 
суждениям, что советская страна достигла впечатляющих успехов.  
          Советский Союз слишком долго был вынужден ставить во главу угла 
производство средств производства. Огромные средства затрачивались на 
создание вооружений и военной техники. Это обеспечивало выживаемость и 
обороноспособность страны в экстремальные периоды её истории. Советские 
люди это понимали и с этим мирились. Но, спустя десятилетия, такая 
политика становилась всё менее понятной. "Холодная война" высасывала  
слишком много средств в ущерб повседневным нуждам людей. С одной 
стороны, мы справедливо гордились нашими достижениями в освоении 
космического пространства, а с другой - недоумевали по поводу множества 
жизненных неурядиц. Почему и через много лет после войны в нашу жизнь   

 6 
прочно вошли нехватка самого необходимого, постоянные дефициты, 
очереди? 
         Слабым местом советской системы всё больше становилась и проблема 
научно-технического прогресса. На съездах партии и пленумах ЦК регулярно 
ставились задачи типа "догнать и перегнать" США по производству 
продукции на душу населения, раздавались призывы к развитию науки и 
техники, провозглашался лозунг о необходимости превращения науки в 
"непосредственную производительную силу" общества. Между тем, в США 
только за десять лет с 1955 г. по 1965 г. научно-технический персонал 
увеличился вдвое. В 1964 году США затратили средств на научные 
исследования и технологические разработки в расчёте на душу населения 
примерно в 10 раз больше Англии, в 20 раз больше Германии и Франции, в 
30 раз больше Японии, в 50 раз больше Канады и в 70 раз больше Италии. В 
1964 году ассигнования на научные исследования и разработки в США 
составляли 3,4 % от ВНП, а в 1986 году сохранились на уровне около 3 %. И 
это при том, что ВНП за эти два десятилетия вырос примерно в 6 раз! В 
расчёте на душу населения ассигнования на науку выросли от 100 долларов в 
1964 г. до 500 долларов в 1986 г. К середине 80-х общие затраты на развитие 
науки и техники в США превысили 100 миллиардов долларов. Решающий 
вклад в развитие американской науки и техники внесло государство. На 
федеральном уровне все эти годы разрабатывалась и осуществлялась 
общенациональная научно-техническая политика. Роль частного капитала, 
конечно, была велика, но не настолько, как это иногда пытаются 
представить.  
           Благодаря такой целенаправленной научно-технической политике, 
наука в США на деле превратилась в непосредственную производительную 
силу. Она стала одним из важнейших приоритетов государственно-
монополистического капитализма. Естественно, возникал принципиально 
важный вопрос:  каким образом главная страна "загнивающего и 
умирающего капитализма" давным-давно решила ту задачу, которую КПСС 
десятилетиями ставила, но так и не смогла решить? Снова и снова давало о 
себе знать несоответствие между естественной необходимостью 
технологического обновления и задубенелым идеологическим застоем. 
Советская политическая экономия была классовой. Она чётко разделяла 
политическую экономию на две части:  "буржуазную" и "пролетарскую". В 
моём сознании и это не укладывалось. Как можно науку делить по 
классовому принципу? Ведь нет пролетарской и буржуазной физики, химии 
или математики! Цель любой науки - выяснение научной истины. Выходит, 
для пролетария - одна объективная истина, а для буржуа - другая? Всё 
больше я склонялся к выводу, что утверждение о классовом характере 
обществоведения ненаучно. В итоге, к середине 70-х в моём сознании 
накопилась определённая "критическая масса", и я вплотную приступил к 
работе над захватившей меня проблемой. 
         Общественное производство - сложнейшая система. Она включает 
самые разнородные процессы: социальные, экономические, технологические,   

 7 
физические, химические, биологические и т.д. В этой системе действует 
множество факторов:  люди, сырьевые и энергетические ресурсы, машины, 
продукты производственной деятельности, окружающая среда и пр. Эти 
факторы не являются изолированными. Они взаимосвязаны и активно 
влияют друг на друга. К тому же, всё это многообразие, сложное уже само по 
себе, не является статичным. Оно претерпевает постоянные изменения во 
времени. Стало совершенно очевидно, что адекватно описать эту 
многофакторную и изменчивую систему теми средствами, которые были 
доступны во времена Маркса и Энгельса, было изначально невозможно. 
Можно было лишь выделить и исследовать некоторые существенные черты 
этой системы, некоторые тенденции её развития. Это классики марксизма и 
сделали, и для своего времени сделали блестяще.  
         Теперь требовался современный подход, основанный на использовании 
новых методов исследования.  В силу сказанного выше, этот подход  должен 
был быть междисциплинарным. Требовалось исследование  на стыке наук и 
через взаимодействие наук - о природе, человеке, обществе. Оно обязано 
было впитать знания, накопленные за полтора столетия после первых 
экономических трудов Маркса и Энгельса, в частности, огромный 
исторический опыт. Конечно, не могло быть и речи ни о каком "классовом 
подходе". Во главу угла с самого начала следовало положить принципы 
научной объективности, историчности и преемственности. Одинаково 
внимательного и вдумчивого анализа заслуживали и марксистский подход, и 
все другие экономические учения. Но нельзя было идти по пути чисто 
механического смешивания различных взглядов. Нужна была стройная и 
основанная на фактах научная теория. Она должна была ответить и на те 
вопросы, которые остались вне поля зрения классиков марксизма, и на те 
вопросы, которые история поставила уже в наше время. Более того, такое 
исследование не представляло бы никакой ценности, если бы оно не 
обладало достаточной способностью к надёжному прогнозу. Достоверность 
любой научной теории проверяется опытом, практикой. В естествознании это 
- наблюдение природных явлений и научный эксперимент, а в 
обществоведении - соответствие между теорией и общественной практикой. 
         Осознания сказанного уже было достаточно, чтобы напрочь отвратить 
кого угодно от попыток этой неимоверно трудной работы. Но и это было не 
всё. В то время не было ни малейшего шанса на опубликование результатов 
такого исследования. Более того, за такое могло крупно не поздоровиться. 
Ведь это был в чистом виде "ревизионизм"! Понятно, что на подобное 
вторжение в святая святых было очень трудно решиться, и я долго колебался. 
Не хотелось обрекать себя на работу, сознавая, что она с большой 
вероятностью превратится в сизифов труд.  И тем не менее, вопреки обычно 
понимаемому "здравому смыслу", я всё-таки взялся за создание современной 
общеэкономической теории. Что двигало мной? Признаться, мне до сих пор 
трудно ответить на этот вопрос. Возможно, главным мотивом была 
природная любознательность, обострённый интерес к проблеме, который 
подкреплялся осознанием её огромной важности. Не исключено, что где-то в   

 8 
глубине души теплилась надежда на какое-то везение, на то, что когда-
нибудь эта работа окажется востребованной и известной людям.  Я всем 
своим существом почувствовал:  грандиозность и важность проблемы такова, 
что надо отбросить все сомнения.  
          Итак, работа началась. Впереди были первые ее результаты, 
конфиденциальные беседы с коллегами, памятная для меня встреча с 
Александром Николаевичем Яковлевым, начало перестройки, полностью 
подтвердившее теоретический прогноз. Впереди была трансформация 
перестройки в бандитский капитализм 90-х, разгул бессовестной свободы в 
стране, мой уход из НИИМСК и опубликование книги "К 
общеэкономической теории через взаимодействие наук" (1995). Впереди 
было моё обращение в "Российскую газету", передача книги в 
администрацию Б.Н.Ельцина, а также многие последующие события, 
полностью подтвердившие прогнозы  междисциплинарной 
общеэкономической теории. Создание ее стало главным делом моей жизни. 
Для этого мне пришлось самостоятельно и углубленно изучать политическую 
экономию, производственную экономику, математическую экономику, 
многие разделы высшей и вычислительной математики, историю, 
философию, психологию. Без такого многостороннего самообразования у 
меня ничего бы не получилось. За первой книгой последовали другие: 
«Вторжение в незыблемое» (2007), «К новому гуманному обществу» (2013), 
«Междисциплинарная общеэкономическая теория в действии» (2015) и 
другие. Все они опубликованы в интернете.  
 
     Сущность 
 
 
      Общеэкономическая теория (политическая экономия) изучает наиболее 
общие законы развития общественного производства. В советское время её 
подразделяли на политэкономию капитализма и политэкономию социализма. 
Она была целиком основана на экономических трудах Маркса и Энгельса.  
Она была официальной идеологией советского общества, и её в обязательном 
порядке изучали во всех вузах и на всех специальностях. Теперь другое 
время. Советская система ушла в прошлое. Вместе с ней ушла и советская 
политэкономия. Но объективные законы общественно-экономического 
развития остались, их никто не отменял. Они продолжают действовать и, 
хотим мы того или нет, оказывать определяющее влияние на нашу жизнь. 
         Без знания и использования этих законов невозможна оптимальная 
государственная политика. Нынешняя экономическая наука переживает 
кризис. Это видно всякому, кто читает научные экономические журналы и 
пытается сравнить то, что в них написано, с нашей реальной жизнью. Отказ 
от официальной советской идеологии не сопровождался адекватным 
научным поиском. Впрочем, он, по большому счёту, был невозможен в тех 
условиях и на основе прежних подходов. На вооружение была поспешно 
взята «экономикс», вычитанная из западных учебников. Но и она плохо   

 9 
согласуется с реалиями нашей жизни. Новое время требует принципиально 
новых методов и средств научного исследования. 
1. Междисциплинарный подход 
         Современная общеэкономическая теория может быть только 
междисциплинарной и математически строгой. Это означает, что она должна 
взять на вооружение те же методы исследования, что и естествознание, где 
они уже давно приводят к надёжным результатам и обладают немалой 
предсказательной силой. Как ни парадоксально, но очень полезной оказалась 
глубокая аналогия между экономическими и физико-химическими 
процессами. Хотя она давно выявлена и всесторонне обоснована, тем не 
менее именно эта аналогия и вызывает наибольшее число нареканий. 
Говорят, что нельзя подходить к гуманитарным наукам с теми же средствами 
исследования, что и в естествознании. Сетуют на большую сложность 
общественных процессов. Твердят о непроходимой пропасти между 
естественными и гуманитарными науками, о невозможности применения 
математики в гуманитарных науках и т. п. 
         Не надо ломиться в открытую дверь и отрицать наличие действительно 
больших, принципиальных различий между гуманитарными науками и 
естествознанием. Эти различия существуют. Но этот бесспорный факт 
говорит лишь о том, что эти различия должны учитываться в ходе 
исследования. И этот факт ни в коем случае не может служить основанием 
для отказа от самого исследования. Критики новой методологии не 
учитывают, что их аргументация уже давно опровергнута всей историей 
развития науки. К настоящему времени детально изучены и описаны, в том 
числе и строго математически, многие явления и процессы, о которых сто 
или двести лет назад приводились точно такие же пессимистические 
аргументы. Это - лишь одна сторона вопроса. Вторая состоит в том, что 
современное общественное производство представляет собой сложную 
динамическую систему, с множеством прямых и обратных связей. И для 
глубокого понимания законов функционирования этой сложной системы 
больше не годятся те методы, которые столь привычны штатным 
экономистам, социологам, политологам. 
         В общественном производстве протекают параллельно-
последовательные процессы: механические, химические, экономические, 
экологические, биологические и другие. Каждый тип процессов глубоко 
изучается своей самостоятельной наукой. Но вся их совокупность требует 
для изучения междисциплинарного подхода, требует творческого 
взаимодействия различных научных дисциплин. Говорят, что такое 
взаимодействие обеспечивается путём сотрудничества узких специалистов 
соответствующего профиля.  Это верно и неверно. Слишком сложна задача 
глубокого исследования общественного производства как единого целого и в 
непрерывном развитии. Здесь в первую очередь требуется грамотно и точно 
сформулировать задачу, охарактеризовать объект исследования, выбрать   

 10 
адекватные методы и средства. Более того, требуется создание научных 
основ для решения столь сложной задачи, без чего бесполезно даже 
приниматься за эту работу. По-видимому, это под силу очень немногим. И 
такой труд требует непрерывного самообразования. Необходимо знать 
политическую экономию и конкретную экономику, высшую и 
вычислительную математику, историю и философию, социологию и 
политологию, психологию и антропологию. 
         Из сказанного следует, что для глубокого понимания сущности этого 
междисциплинарного исследования необходимо проделать немалую 
умственную работу. Необходимо потратить силы и время на повышение 
своего образовательного уровня. Не каждый захочет этим заниматься. 
Многие остепенённые и титулованные гуманитарии крайне высокого мнения 
о себе, занимают престижные должности, имеют многочисленных учеников, 
склонны к безапелляционным, но по сути архаичным и непродуктивным 
суждениям. Да и зачем им новый подход в исследовании общественного 
производства? К сожалению, многие из них считают это обузой для себя. По 
их мнению, она только отрывает от привычной, налаженной и благополучной 
жизни. Тем более что результаты этих новых исследований могут оказаться 
совсем не безобидными для них самих. В случае правильности этих 
результатов кое-кому придётся признать свою неправоту в течение всей 
научной деятельности! Уж не говоря о том, что эти результаты могут 
затрагивать жизненные интересы множества людей, если выводы и прогнозы 
новой общеэкономической теории будут браться на вооружение теми, от 
кого зависят ключевые политические решения. 
         Изложенное вполне объясняет, почему междисциплинарная 
общеэкономическая теория до сих пор не получила официального признания. 
Но она нужна всем тем, кто действительно стремится понять объективные 
законы общественного развития, кто готов работать для этой цели. Она 
нужна тем, чьи интересы не ограничиваются личным благополучием, кому 
небезразлична судьба России, будущее наших детей и внуков. Она нужна 
тем, кто на всю жизнь связан с Россией, кто хочет внести свой вклад в 
проведение политики планомерного, всестороннего, устойчивого, 
бескризисного развития нашей страны, кто заинтересован в её достойном 
будущем.  
2. Одушевлённая» производственная функция  
         Междисциплинарная общеэкономическая теория возникла в результате 
выявления аналогии, на первый взгляд парадоксальной и неправомерной, а 
при более внимательном анализе - очень глубокой. Метод аналогии всегда 
играл важную роль в развитии естествознания, в генезисе великих научных 
открытий. Это - отдельная большая тема. В рассматриваемом случае речь 
идёт о наличии глубокой аналогии между обобщённым механизмом 
трудового процесса, впервые сформулированным в «Капитале» Карла 
Маркса, и механизмом каталитической реакции в физической химии.   

 11 
Источником междисциплинарной общеэкономической теории является 
сделанное впервые математическое моделирование марксистского 
определения процесса труда. Почему именно марксистского? Потому, что, 
как показал многолетний скрупулёзный анализ научного наследия в области 
политической экономии, ни у кого из других авторов фундаментальных 
экономических трудов не оказалось строго научного и достаточно общего 
определения понятия «труд». Оно оказалось только в «Капитале» Маркса. 
         Главным результатом в междисциплинарной общеэкономической 
теории является вывод уравнения «одушевлённой производственной 
функции» (сокращённо ОПФ). Она называется так потому, что в это 
уравнение входят, наряду с традиционными макроэкономическими 
величинами, «человеческие факторы» - психологические факторы мотивации 
труда. Это - важное отличие ОПФ от обычных производственных функций, 
хорошо известных из математической экономики. При этом интересно, что 
традиционная производственная функция Кобба-Дугласа оказывается 
частным случаем ОПФ. С учётом факторов мотивации труда ОПФ получает 
законченный вид и становится пригодной для всестороннего отображения 
любой социально-экономической системы. 
         Уравнение ОПФ включает важнейшие величины, от которых зависит 
функционирование социально-экономической системы: природные ресурсы 
и объём экономического пространства, капитал (производственные фонды), 
численность работников, их мотивация и компетентность, фактор научно-
технического прогресса. Уравнение ОПФ показывает, в частности, что, если 
величина какого-либо фактора резко уменьшается и приближается к нулю, то 
общественное производство в закрытой социально-экономической системе 
становится невозможным в принципе. Следовательно, при такой ситуации не 
могут быть удовлетворены жизненные потребности людей (если они не 
могут удовлетворяться за счёт импорта). Такая система будет реагировать на 
подобную ситуацию вынужденными социально-экономическими 
переменами. Эти перемены могут быть эволюционными или 
революционными. В ходе этих перемен на политическую арену выдвигаются 
силы, способные восстановить и придать динамику факторам ОПФ, 
обеспечить производство, необходимое для нормального развития общества. 
         Уравнение ОПФ применимо не только к капиталистической 
общественной формации, как ныне существующие макро- и 
микроэкономические модели. Оно применимо к общественному 
производству в целом, на любой ступени его развития. Из общего уравнения 
ОПФ вытекают в качестве частных случаев уравнения одушевлённых 
производственных функций различных социально-экономических систем. 
Наряду с уже известными из истории системами (первобытная, 
рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, социалистическая), 
возможно существование и других, ещё не известных из исторического 
опыта. Это - важный вывод из теории ОПФ. Особенно важно, что новая 
теория позволяет глубже понять причины и сущность перемен в России на 
протяжении минувшего столетия. Становится более предсказуемой   


    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика