Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Индоевропейское языкознание и классическая филология - X: Материалы десятых чтений памяти И.М. Тронского

Голосов: 1

В издании содержатся материалы международной конференции "Индоевропейское языкознание и классическая филология - X", посвященной памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронского и проходившей 19-21 июня 2006 г. в Санкт-Петербурге.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    Р О С С И Й С К А Я А К А Д Е М И Я Н А У К
 ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ




ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ
И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ – X
        Материалы чтений,
       посвященных памяти
профессора Иосифа Моисеевича Тронского


            19–21 июня 2006 г.




             Санкт-Петербург
                  Наука
                  2006


УДК    80/81
ББК    81.2
       И 60
ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ
ФИЛОЛОГИЯ-X (чтения памяти И. М. Тронского). Материалы
международной конференции, проходившей 19–21 июня 2006 г.
/ Отв. редактор Н. Н. Казанский. СПб.: Наука. – 2006. – 358 с.
        ISBN 5-02-026435-0
отв. редактор Н. Н. Казанский
отв. за выпуск Е. Р. Крючкова
                   Утверждено к печати
         Институтом лингвистических исследований РАН

             Конференция проводится в рамках
      постоянно действующей Школы индоевропейского
   сравнительно-исторического языкознания при ИЛИ РАН
                ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ
      РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА
               РГНФ – грант №06-04-14092г
    ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВЛЕНО ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ
    РГНФ – гранты №06-04-14092г и №06-04-00471а
«Модели описания диахронических процессов и проблемы
   индоевропейского сравнительного языкознания»,
         гранта № НШ-4517.2006.6 Президента РФ
«Школа индоевропейского сравнительно-исторического языко-
      знания» (рук. Л. Г. Герценберг, Н. Н. Казанский)
                              и
Программы фундаментальных исследований Президиума РАН
«Адаптация народов и культур к изменениям природной среды,
       социальным и техногенным трансформациям»

ISBN 5-02-026435-0              © Коллектив авторов, 2006
                                © ИЛИ РАН, 2006


                          Е. В. Антонец                        3


                                                   Е. В. Антонец
К вопросу о значении слова charta в латинском языке клас-
                   сического периода
    1. По данным латинского диска Packard Humanities Institute
слово charta встречается в латинской литературе классической
эпохи около 200 раз. Число случаев употребления этого слова в
прозе и в поэзии примерно одинаково (проза – 94 раза, поэзия –
110 раз). Следует, однако, заметить, что треть прозаических
словоупотреблений приходится на долю Плиния Старшего (32
случая) и примерно треть на Дигесты (24 случая), у остальных
авторов (Апиций, Апулей, Цицерон, Квинт Курций, Фест,
Фронтин, Фронтон, Скрибоний, Петроний, Плиний Младший,
Плиний Старший, Порфирион, Scriptores Historiae Augustae, Се-
нека, Сервий, Светоний) charta встречается в среднем по 2-3
раза. Что касается поэтических текстов, то около половины сло-
воупотреблений charta (42 случая) дают нам эпиграммы Мар-
циала, 19 раз это слово встречается у Овидия и 13 раз у Горация,
у остальных авторов (Катулл, Цицерон, Ювенал, Лукреций, Ма-
нилий, Персий, Федр, Серен Саммоник, Стаций, Тибулл, Appen-
dix Vergiliana) – в среднем по 3-4 раза.
    2. Наиболее авторитетные словари латинского языка опреде-
ляют значение слова charta следующим образом. Словарь Льюи-
са и Шорта (Ch. T. Lewis, Ch. Short; 1879) выделяет три значе-
ния: «лист египетского папируса», «папирус как растение» и
«то, что написано на папирусе: сочинение, письмо, стихотворе-
ние и т. п.». При этом второе и третье значения авторы словаря
считают переносным значением первого. Особняком стоит еди-
ничный случай (Suet. Nero, 20, 1), в котором charta имеет значе-
ние «пластина, лист из любого материала, например, из метал-
ла». Он выделяется в отдельное значение во всех словарях и не
рассматривается в настоящем сообщении.
    Словарь Георгеса (K. E. Georges; 1918) предлагает первое
значение «лист египетского папируса, папирус», второе «папи-
рус как растение» и третье – «написанное на папирусе письмо,
сочинение, стихотворение и т. п.». Словарь Бенуа и Гёльцера (E.
Benoist, H. Goelzer; 1934) дает три значения слова charta: «папи-
рус как растение», «лист писчего материала из папируса» и «со-
чинение, письмо, книга». Оксфордский словарь латинского язы-
ка (Oxford Latin Dictionary; 1982) предлагает следующие три
значения: первое «”бумага”, сделанная из папируса или лист


4                  К вопросу о значении слова charta

такой бумаги», второе «то же как материал для письма» и третье
(3а) «страницы или свитки, содержащие литературное произве-
дение или тексты другого рода» (3б) «сочинение, страницы». И,
наконец, словарь Гаффио-Флобера (F. Gaffiot, P. Flobert; 2000)
выделяет первое значение «папирус (как писчий материал)»,
второе «папирус как растение» и третье <а> «сочинение, книга»
<б> «том».
     3. Ни в одном из перечисленных словарей значение «книга
как единица членения литературного произведения» не
выделяется в качестве самостоятельного значения слова charta.
В то же время обнаруживается ряд контекстов, где charta имеет
именно такое значение и выступает, таким образом, как более
редкий синоним слов liber и uolumen.
     Наиболее известным из этих контекстов является первое
стихотворение Катулла:
     iam tum, cum ausus es unus Italorum
     omne aeuum tribus explicare chartis,
     doctis, Iuppiter, et laboriosis (Cat. carm. 1, 5–7).
     Второй контекст предоставляют заключительные строки
второй книги «Науки любви» Овидия:
     Sed quicumque meo superarit Amazona ferro,
     Inscribat spoliis 'Naso magister erat.'
     Ecce, rogant tenerae, sibi dem praecepta, puellae:
     Vos eritis chartae proxima cura meae! (Ou. ars II, 743–746).
     Третий контекст происходит из Liber medicinalis Серена
Саммоника:
     tertia namque Titi simul et centesima Liui
     charta docet, ferro talem candente dolorem
     exactum aut poto raporum semine pulsum;
     ni fieret, dixit, uix septem posse diebus
     uitam produci: tanta est uiolentia morbi (Seren. XXXVIII, 721–
                                                               724).
     4. На синонимию слов charta и liber прямо указывают рим-
ские юристы. Так, Ульпиан, излагая вопрос о завещании книг,
пишет:
     Libris autem legatis bibliothecas non contineri Sabinus scribit:
idem et Cassius: ait enim membranas quae scriptae sint contineri,
deinde adiecit neque armaria neque scrinia neque cetera, in quibus
libri conduntur, deberi. Quod tamen Cassius de membranis puris
scripsit, uerum est: nam nec chartae purae debentur libris legatis nec
chartis legatis libri debebuntur, nisi forte et hic nos urserit uoluntas:
ut puta si quis forte chartas sic reliquerit 'chartas meas uniuersas', qui


                            Е. В. Антонец                             5

nihil aliud quam libros habebat, studiosus studioso: nemo enim
dubitabit libros deberi: nam et in usu plerique libros chartas
appellant. quid ergo, si quis chartas legauerit puras? membranae non
continebuntur neque ceterae ad scribendum materiae, sed nec
coept<i> scribi libri. Unde non male quaeritur, si libri legati sint, an
contineantur nondum perscripti. et non puto contineri, non magis
quam uestis appellatione nondum detexta continetur. sed perscripti
libri nondum malleati uel ornati continebuntur: proinde et nondum
conglutinati uel emendati continebuntur: sed et membranae nondum
consutae continebuntur (Dig. 32, 1, 52, 3–5).
     «3. Сабин пишет, что в понятие «отказанные книги» не
включаются шкафы для книг. Так же и Кассий: ибо он говорит,
что исписанные пергаменные тетрадки (о значении слова mem-
branae см.: C. H. Roberts, T. C. Skeat. The Birth of the Codex. Lon-
don, 1983. P. 21–23) включаются (в отказанные книги), и далее
добавляет, что ни шкафы, ни ларцы, ни все прочее, в чем хранят
книги, не причитается (по отказу). 4. То, однако, что Кассий на-
писал о чистых пергаменных тетрадках, справедливо. Ибо ни
неисписанные свитки не причитаются в случае отказа книг, ни
книги не будут причитаться в случае отказа чистых свитков;
разве только, пожалуй, нас к этому не будет принуждать воля
(завещателя), например, если кто-нибудь, кто ничего другого не
имел, скажем, учащийся учащемуся, оставит по легату свитки
(chartas) таким образом: «все мои свитки», то, конечно, никто не
будет сомневаться, что причитаются книги, ибо большинство в
обиходе называет книги словом chartae. А что, если кто-то от-
кажет чистые свитки? Тогда не будут включены ни пергаменные
тетрадки, ни все прочее, на чем можно писать, но не будут
включены и книги, переписывание которых уже начато. 5. От-
сюда резонно спрашивается, если будут отказаны книги, то
включаются ли в отказ еще не написанные книги? Я полагаю,
что не включаются так же, как в понятие «одежда» не включает-
ся еще не сотканная. Но написанные книги, которые еще не об-
работаны молотом и не снабжены необходимыми принадлежно-
стями, будут включаться. Также будут включены еще не скле-
енные и не исправленные книги, но будут включены и еще не
сшитые пергаменные тетрадки».
     В приведенном тексте сомнения может вызвать перевод
chartae purae и chartae как «чистые свитки». Такое понимание
слова chartae здесь оправдано по следующим причинам.
     В данном месте Дигест речь идет о всех возможных случаях
отказа книг. Глава 52 начинается определением понятия libri, в


6                 К вопросу о значении слова charta

которое Ульпиан включает как традиционные свитки из любого
материала, для большей ясности употребляя редкое слово uolu-
men (во всем огромном корпусе Дигест это слово встречается
только 8 раз), так и пергаменные тетрадки – membranae (см.: Е.
В. Антонец. О значении слова uolumen в Ulp. Dig. 32, 52 – 32,
52, 1 // Colloquia classica et indogermanica III. СПб., 2002. С. 227–
-234). Ульпиан начинает с исписанных пергаменных тетрадок
(membranae quae scriptae sint). Они подпадают под формулиров-
ку libri. Неисписанные пергаменные тетрадки (membranae purae)
не подпадают.
    Далее Ульпиан переходит к chartae purae. Известно, что па-
пирус поступал в продажу как в виде отдельных листов (кото-
рые назывались plagulae), так и в виде готовых чистых свитков.
Для последних существовал термин biblia agrapha (Pollux VII,
211; Etym. Magn. p. 260, 41). Общепринятой манерой было запи-
сывать литературные произведения в уже готовые свитки, скле-
енные из листов папируса профессиональными glutinatores на
фабрике. Только для личных писем или других целей пишущий
мог сам подклеивать листы (T. Birt. Das antike Buchwesen in
seinem Verhaeltniss zur Literatur. Berlin, 1882. S. 241–242). По-
этому, когда речь идет о книгах как носителях литературного
произведения, в нормальном случае chartae не может обозначать
стопку чистых папирусных листов, так как это противоречит
античному обычаю писать текст в уже готовый свиток.
    После chartae purae Ульпиан переходит к libri perscripti (на-
писанным книгам). Таким образом, в тексте последовательно
проводятся две пары противопоставлений: membranae quae
scriptae sint противопоставлены membranae purae, а perscripti libri
противопоставлены chartae (purae). На то, что в данном месте
Дигест слово chartae обозначает не отдельные листы папируса, а
чистые свитки, указывали, например, Бирт (op. cit., p. 241-242) и
Робертс (op. cit., p. 30).
    Слово chartae в значении «чистый папирусный свиток»
употребляет также Гай в 41 книге Дигест:
    Litterae quoque licet aureae sint, perinde chartis membranisque
cedunt, ac solo cedere solent ea quae aedificantur aut seruntur.
ideoque si in chartis membranisue tuis carmen uel historiam uel
orationem scripsero, huius corporis non ego, sed tu dominus esse
intellegeris. sed si a me petas tuos libros tuasue membranas nec
impensas scripturae soluere uelis, potero me defendere per
exceptionem doli mali… (Dig. Iust. 41,1,9,1).


                          Е. В. Антонец                         7

    «Подобно тому, как постройки и посадки принадлежат зем-
ле, так и буквы, даже выполненные золотом и серебром принад-
лежат папирусным свиткам и пергаменным тетрадкам. Поэтому,
если я запишу в твоем свитке или пергаменной тетрадке стихо-
творение или историческое сочинение или речь, то собственни-
ком этого предмета будешь считаться ты, а не я. Но если ты по-
требуешь у меня свои книги или пергаменные тетрадки и при
этом не пожелаешь оплатить расходы за переписывание, то я
могу защититься с помощью эксцепции о злом умысле …».
    Из этого текста хорошо видно, что литературное произведе-
ние как малого (carmen), так и большого (historia, oratio) объема
может быть записано в chartae или в пергаменную тетрадку
(membranae). Так как обычно литературные произведения запи-
сывались в уже готовый свиток, а не на отдельные листы, то
здесь под словом chartae нельзя понимать ничего иного, кроме
папирусного свитка.
    5. Итак, рассмотренные цитаты из Дигест свидетельствуют о
том, что в обиходном латинском языке слово chartae выступало
синонимом слова liber и обозначало книгу как материальный
предмет, вместилище текста. Поэтому во избежание путаницы
юристы призывали составителей завещаний стараться называть
словом chartae чистые свитки без текста, а словом libri – книги с
текстом.
    О синонимии chartae и libri вполне очевидно говорят также и
те контексты, в которых оба слова употреблены рядом во избе-
жание повтора одного и того же слова:
Cic. Pro Caelio, 40:
    Verum haec genera virtutum non solum in moribus nostris sed
vix iam in libris reperiuntur. Chartae quoque quae illam pristinam
severitatem continebant obsoleverunt;
Mart. IV, 31, 4:
    Quod cupis in nostris dicique legique libellis
    Et nonnullus honos creditur iste tibi,
    Ne ualeam, si non res est gratissima nobis
    Et uolo te chartis inseruisse meis;
Mart. VII, 51, 8:
    Sic tenet absentes nostros cantatque libellos,
    Ut pereat chartis littera nulla meis:
    Denique, si uellet, poterat scripsisse uideri;
    Sed famae mauult ille fauere meae;
Mart. XIV, 84, 2:
    Ne toga barbatos faciat vel paenula libros,


8                 К вопросу о значении слова charta

    Haec abies chartis tempora longa dabit;
Ou. trist. III, 1, 4:
    Missus in hanc uenio timide liber exulis Vrbem:
    da placidam fesso, lector amice, manum;
    neue reformida, ne sim tibi forte pudori:
    nullus in hac charta uersus amare docet.
    haec domini fortuna mei est, ut debeat illam
    infelix nullis dissimulare iocis.
Ou. Ep. ex Pont. III, 6, 52:
    Hactenus admonitus memori concede poetae
    ponat ut in chartis nomina cara suis.
    Turpe erit ambobus, longo mihi proximus usu
    si nulla libri parte legere mei.
Ou. Ep. ex Pont. IV, 12, 27:
    Saepe ego correxi sub te censore libellos,
    saepe tibi admonitu facta litura meo est,
    dignam Maeoniis Phaeacida condere chartis
    cum te Pieriae perdocuere deae.
    Нельзя не отметить примечательный случай употребления
всех трех слов, обозначающих книгу, по отношению к одному и
тому же произведению – этрусским гадательным книгам:
    in libris est Etruscorum (Cic. de diu. II, 50); … quae nunc ex
Etruscis libris … (Cic. de harusp. resp. 37);
    Factum est semel, quod equidem in Etruscae disciplinae uolu-
minibus inuenio (Plin. n. h. II, 199);
    Tum quis non artis scripta ac monumenta uolutans
    Voces tristificas chartis promebat Etruscis? (Cic. carm. fr. 6, 48).
    6. Таким образом, слово chartae (обычно во множественном
числе) обнаруживает тесную связь с материальным обликом ан-
тичной книги-свитка и имеет устойчивое значение «свиток».
Оно обозначает чаще материальный носитель текста, чем «со-
чинение, произведение, написанное в свитке». В поэзии, помимо
того, у слова charta засвидетельствовано значение «книга как
единица литературного произведения», которое следовало бы
выделять как отдельное значение этого слова.


                              Д. Е. Афиногенов                                9


                                                          Д. Е. Афиногенов
Повесть о Николае Воине: семейная этиологическая легенда?
   Вторая, переработанная версия (BHG 1365) Жития прп. Ни-
колая Студита (ум. в 868 г.)1, содержит весьма любопытную
вставную новеллу (автор прямо говорит, что приводит ее по на-
стоянию игумена Студийского монастыря Анатолия), повест-
вующую о не названном по имени воине, который участвовал в
походе императора Никифора I (803-811) против болгар2. Впо-
следствии этот рассказ выделился в отдельное агиографическое
произведение (часто под названием Perˆ toà scolar…ou, BHG
2311), а главный герой получил то же имя, что и святой, из чьего
Жития был взят сюжет3. Это сочинение было переведено на
церковнославянский язык и стало весьма популярным в славян-
ском мире4. Содержание рассказа вкратце таково. По какой-то
причине отстав от войска, воин остановился на ночлег в доме
одной богатой женщины. Та пожелала вступить с ним в грехов-
ную связь, но он отверг ее притязания и бежал. Затем ему встре-
тился некий гигантский старец, который возвел его на гору, с
которой воин мог видеть битву между византийцами и болгара-
ми. Когда необыкновенный муж клал правую ногу на левую,
побеждали христиане, а когда наоборот – язычники (болгары в

1
  Первоначальная версия этого Жития сохранилась только по-церков-
нославянски и до сих пор не издана. См. Буланин Д.М. Житие Николая
Студита // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2
(вторая пол. XIV–XVI в.). Часть 1. А-К. Л., 1988, с. 313; Afinogenov D.
Rewriting a Saint's Life in the Monastery of Studiou: two Lives of St.
Nicholas the Studite // The Heroes of the Orthodox Church. New Saints, 8th-
16th century / ed. E. Kountoura-Galake. Athens, 2004, p. 313-322.
2
  Vita Nicolai Studitae // PG 105, 864–925, 893A4-897D7.
3
  Память 24 декабря. Текст, в частности в: Synaxarium Ecclesiae Con-
stantinopolitanae / ed. H.Delehaye. Propylaeum ad Acta sanctorum
Novembris. Bruxelles, 1902, 341, 21–344. См. также Kominis A. Echi della
battaglia dell’anno 811 tra bizantini e bulgari in testi agiografici // Actes du
1er Congrиs International des йtudes balkaniques et Sud-Est europйennes.
Sofia, 26 aoыt – 1 septembre 1966. T. 3. Histoire. Sofia, 1969, p. 313–317.
4
  См., напр., Житие св. Николая Воина // ИОРЯС, т. VIII, вып. II, 1859,
стб. 154–156. Буланин Д.М. Житие Николая Воина // Словарь книжни-
ков и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая пол. XIV–XVI в.).
Часть 1. А-К. Л., 1988, с. 310–311.


10                     Повесть о Николае Воине

то время не были крещены), пока наступившая темнота не пре-
кратила сражение. После этого целомудренный воин увидел, что
все поле покрыто телами убитых, за исключением одного места,
величиной с лежку быка (ko…tV boÒj), которое и предназначалось
ему, если бы он поддался искушению.
     Хотя вопрос об элементах историчности в этом рассказе
весьма не прост, очевидно, что их поиск должен начинаться с
отождествления описываемой здесь битвы. Казалось бы, упоми-
нание об императоре Никифоре оставляет только одну возмож-
ность – сражение 26 июля 811 г., в котором он и погиб5, а визан-
тийская армия понесла тяжелейшие потери. Однако очень дос-
товерные рассказы современников этого события единодушно
говорят о внезапной предрассветной атаке болгар и быстром
разгроме и бегстве византийцев6. Разумеется, душеполезная по-
весть может сколь угодно далеко отклоняться от исторической
действительности, однако в данном случае длительное сражение
с переменным успехом – это обстоятельство, имеющее важное
сюжетное значение. Поэтому имеет смысл поискать другую
битву, которая лучше подходила бы под приведенное выше опи-
сание.
     В царствование Никифора столкновений такого масштаба
больше не зафиксировано. Можно предположить, что рассказ
был приурочен к его царствованию потому, что память о траге-
дии 811 г. еще долго сохранялась в Византии. Тогда рассмотре-
нию подлежат и другие сражения византийцев с болгарами в
VIII – первой четверти IX в. Через два года после гибели Ники-
фора произошла большая битва при Версиникии (22 июня 813
г.)7, однако тогда византийцы почти сразу бежали, а противник
был этим настолько поражен, что поначалу не решался на пре-
следование. В результате потери ромеев оказались сравнительно
незначительны. В VIII в. подходящими событиями являются
сражения при Анхиале 30 июня 763 г.8 и при Маркеллах 20 ию-

5
  Theophanis Chronographia / ed. C. de Boor. Lipsiae, 1883, p. 491, 1–15.
6
  Помимо Феофана см. также Dujcev I. La chronique byzantine de l'an
811 // Travaux et Mйmoires 1, 1965, p. 210-216.
7
  Scriptor Incertus de Leone Armenio // Leonis Grammatici Chronographia /
ed. I. Bekker. Bonnae, 1842, p. 335-362, p. 336-340; Theophanis Chrono-
graphia, p. 501, 27-32.
8
  Theophanis Chronographia, p. 433, 4–10. Nicephori Antirrheticus III //
PG, 100, 508B.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика