Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Индоевропейское языкознание и классическая филология - XII: Материалы двенадцатых чтений памяти И.М. Тронского

Голосов: 0

В издании содержатся материалы международной конференции "Индоевропейское языкознание и классическая филология - XII", посвященной памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронского и проходившей 23-25 июня 2008 г. в Санкт-Петербурге.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                               Н. А. Бондарко                           41

но, приписать мастерству переводчика.
     Рассмотрим пример соотношения двух описанных доми-
нантных типов:
     (1) Docendus est sic habere corpus suum, sicut aegrum
commendatum; (2) cui etiam multum volenti inutilia sunt neganda,
utilia vero nolenti, ingerenda sunt [...] (Epistola, c. 72, S. 311).
     [Следует научить его обращаться со своим телом, будто с
вверенным ему больным; в бесполезных вещах, которых он
сильно желает, следует ему отказывать, а вещи полезные
даже вопреки его желанию следует ему навязать.]
     Модальность 1-го предложения определяется формой преди-
ката, а именно conjugatio periphrastica futuri passivi (герундив
смыслового глагола + вспомогательный глагол EST). Базовая
синтаксическая структура выглядит следующим образом:
субъект + предикат [герундив + EST] + инфинитивная группа.
Подлежащее (homo animalis) является патиенсом, а агенс
(наставник новициев) остается невыраженным.
     Немецкий перевод выглядит следующим образом:
     Er sol sines libes phlegen als eins siechen, der im empholhen ist.
Schaedlichiv vnd vnnvtziv dinch sol er im wern vnd ab prechen wider
sinen willen, aber nvtzer vnd gvoter ding sol er in noeten vnd
twingen ioch wider sinen willen. Er sol sines libes phlegen, als ob er
niht sin si. (Epistola, c. 72, S. 311).
     Базовая синтаксическая структура всех матричных предло-
жений может быть представлена в виде формулы: личное место-
имение 3-го л. ед. ч. ER + финитный глагол SOL + инфинитив-
ная группа.
      При переводе латинских предложений осуществляются
следующие синтаксические трансформации:
     1. Латинский период распадается в переводе на четыре
самостоятельных предложения.
     2. Происходит смена пассивных латинских конструкций на
активные. При этом переводчик прибегает к унификации: син-
таксически различные типы модальных конструкций в частях
(1) и (2) латинского пассажа передаются при помощи одной и
той же немецкой структуры.
     3. При переводе предложения (1) предпринимается струк-
турное упрощение, выражающееся в изменении актантных
ролей: агенс (наставник новициев) устраняется вместе с выпол-
няемым им действием (инструктирование новициев), а патиенс
(новиций) превращается в агенс. В итоге теряется целая про-
позиция и соответствующая клауза. Эксплицитное поучение для


42           Quaeris quid agas, in quo te occupes?...

наставника устраняется из текста, зато при помощи деонтичес-
кого оператора подчеркивается обязательность действий, кото-
рые требуются от новиция. Таким образом, изменяется адресная
направленность текста: обращение к наставнику более не
используется.
    4. В последнем немецком предложении вводится повтор
финитной клаузы с модальным глаголом Er sol sines libes
phlegen... вместо варьирования в рамках инфинитивной группы
habere corpus suum / de eo agere.
    Описание всех конструкций с деонтической семантикой и
перечисление всех вариантов переводных соответствий между
латинским оригиналом и немецкой редакцией вместе с соответ-
ствующими примерами не может входить в задачи настоящей
статьи. Представляется необходимым лишь упомянуть латин-
ские безличные конструкции с семантикой необходимости,
которые не находят структурного соответствия в средневерхне-
немецком тексте:
    1) безличный матричный глагол OPORTET + accusativus cum
infinitivo;
    2) безличный матричный глагол EXPEDIT + инфинитивная
группа;
    3) conjunctivus imperativus матричного глагола;
    4) конструкции с genitivus characteristicus.
    В то время как структурный изоморфизм между простыми
синтаксическими типами весьма редок, полипредикативные
подчинительные конструкции – в том, что касается синтаксичес-
ких отношений между клаузами – как правило, переводятся
эквивалентным образом.
    Богатство варьирования модальных конструкций как в ла-
тинском, так и в нововерхненемецком текстах «Послания» –
памятника, явно выбивающегося из общего ряда трактатов для
новициев XIII–XIV вв., – становится очевидным при сопостав-
лении обеих версий «Послания» с некоторыми другими латин-
скими текстами, принадлежащими Давиду Аугсбургскому и
Бертольду Регенсбургскому – францисканским авторам, сыграв-
шим главную роль в развитии монастырской духовной лите-
ратуры на немецком языке в баварско-восточношвабском
регионе (Аугсбург, Регенсбург) во второй половине XIII в. – и
их более поздними немецкими переводами.
    В качестве примера приведем главу 26 из 1-й книги трактата
Давида Аугсбургского «De exterioris et interioris hominis
compositione secundum triplicem statum incipientium, proficientium


                             Н. А. Бондарко                                 43

et perfectorum»7 («О формировании внешнего и внутреннего
человека в соответствии с троякого рода положением начинаю-
щих, преуспевающих и совершенных») (= Сomp.).
   Первая книга представляет собой трактат для новициев,
регулирующий поведение «внешнего» человека и соответствен-
но озаглавлена: «Formula de compositione hominis exterioris ad
novitios» («Формула о формировании внешнего человека для
новициев» (в некоторых изданиях также «De institutione
novitiorum» – «О наставлении новициев»). В 26-й главе обобща-
ется содержание предыдущих глав, посвященных отдельным
аспектам жизни новициев в монастыре:
    Ut ergo breviter percurram omnia, quae supra dixi: esto devotus
    Deo et cor tuum semper, quantum potes, occupato cum ipso. Esto
    praelatis humiliter obediens nec rancores contra eos teneas nec
    spernas eos nec iudices nec murmures de eis. Esto cum
    Fratribus pacificus, patiens ad verba dura et ad reprehensiones.
    Noli facile iudicare aliquem nec sis suspiciosus. Esto
    obsequiosus, maxime infirmis et in humilibus obsequiis.
    Saepissime ora. Esto in choro disciplinatus et Deo intentus, in
    victu discrete modestus et in his, quae corporis necessitas requirit.
    Esto in cella libenter. Fuge verba otiosa. Plane loquere, modeste,
    iucundus, verax valde. Verba tua sint sicut iuramentum. Nulli
    detrahas nec detrahentem audias. Odium contra nullum teneas.
    Non sis elatus in verbis vel moribus. Pecuniam odito. Paupertatem
    amato. In omnibus fuge mulieres. Esto compatiens afflictis, castus
    in omnibus. (Comp. I, c. XXVI, f. 35–36).

    [Теперь я хочу обобщить вкратце то, что сказал выше: будь
    предан Господу и всегда, насколько можешь, занимай твое
    сердце Им. Пребывай в смиренном послушании по отноше-
    нию к вышестоящим и не держи на них зла, и не презирай их и
    не суди, не злословь о них. Будь миролюбив с братьями,
    терпелив к суровым словам и упрекам. Не осуждай никого
    поспешно и не будь подозрителен. Будь услужлив, особенно

7
  Этот трехчастный труд представляет собой руководство для трех
категорий людей духовной жизни: начинающих (incipientes), продол-
жающих (proficientes) и совершенных (perfecti). Данную трехчастную
схему, равно как и само представление жизни духа в виде внутреннего
продвижения (характерно использование ключевых слов progressus,
profectus, processus), Давид напрямую заимствовал из «Послания»
Гильома из Сен-Тьерри.


44              Quaeris quid agas, in quo te occupes?...

     же по отношению к больным и в делах смирения. Молись как
     можно чаще. В хоре будь дисциплинирован и устремлен к
     Богу, скромен в еде и во всем, чего требует телесная
     необходимость. Пребывай с охотою в келье. Избегай досужих
     слов. Говори просто, скромно, а главное правдиво. Пусть
     слова твои будут как клятва. Никого не порочь, а порочащего
     не слушай. Не питай ни к кому ненависти. Не будь надменен в
     словах или поведении. Ненавидь имущество. Люби бедность.
     В любых делах избегай женщин. Сострадай опечаленным,
     будь целомудренным во всем.]

В двух алеманнских рукописях 2-й пол. XIV в. сохранился один
из наиболее ранних переводов трактата для новициев. Приведем
данную главу по изданию К. Ру:
     Vnd daz ich dir alle dise vordern lere kurtzlich begriffe, so sprich
     ich: Du solt andechtig sin gegen got vnd din herz alleweg zuo im
     richten. Du solt demteklich gehorsam sin dinen obren vnd hab
     enkeinen vrdrutz [in dinem Herzen] wider si vnd versmach si nъt,
     noch vrteil si nъt, noch murmel nъt wider si. Du solt nъt
     lichteklich ieman vrteilen oder arkwenig haben. Du solt dienstber
     sin [aller menlich], aber aller meist den siechen vnd an demuetigen
     werken. Du solt emzeklich betten. Du solt zъchtig sin in dem
     bethus. Wis flissig vnd warnemende goetlicher dingen. Wis
     bescheiden vnd messig an allen den dingen, die zuo liplicher
     noturft gehoerent, es si spis oder ander ding. Bis gern [da heime
     vnd andechtig] in diner zelle. Huet dich vor vppiger rede. Du solt
     schlechteklich vnd messeklich reden, froelich, zъchteklich
     gebaren, warhaft sin, also daz man also wol dinen worten gelovbe,
     als ob du dar nach sweren soeltist. Du solt nieman hinder reden,
     vnd solt es ovch von nieman gern hoeren. Du solt wider nieman
     hass oder vrbunst tragen. Du solt nъt hochuertige wort oder
     geberde haben. Du solt eigenschaft hassen vnd armuot minnen,
     frowen vnheinlich sin, mitliden haben gegen betruebten menschen,
     kъsche sin an allen dingen. (Ruh 1985: 144).
    Стратегия использования модальных конструкций явным
образом отличается от той, что можно наблюдать в «послании»
и его переводе. Прежде всего очевидно наличие одной домини-
рующей грамматической модели, которая, будучи употреблена
множество раз подряд, позволяет усмотреть здесь текстообра-
зующую функцию языкового стереотипа. В латинском тексте
доминирует форма императива 2-го л. ед. ч., которая оттесняет
на задний план сonjunctivus imperativus (nulli detrahas nec
detrahentem audias; odium contra nullum teneas). В переводе


                             Н. А. Бондарко                             45

доминантной конструкцией является сочетание «личное место-
имение 2 л. ед. ч. + финитный модальный глагол solt + инфини-
тивная группа». Предложения с императивом встречаются
значительно реже.
    Итак, при сопоставлении латинского текста «Послания» с
его средневерхненемецким переводом обнаруживается прежде
всего весьма значительная структурная асимметрия конструк-
ций с деонтической семантикой. Столь же ассиметрично это
соотношение в приведенном примере из трактата «О формиро-
вании» Давида Аугсбургского и его средневерхненемецкого
(нижнеалеманнского) перевода. При этом существуют и обрат-
ные примеры структурного соответствия доминирующих грам-
матических форм данной семантики – например, в текстологи-
чески близкой традиции проповедей Бертольда Регенсбургского
(в частности, проповедь Y 37 и ее латинский источник8).
                               ЛИТЕРАТУРА
Бондарко 2005 – Бондарко Н. А. Историческое и сакральное время в
    немецкой религиозно-дидактической литературе XIII века //
    Атлантика. Записки по исторической поэтике. Вып. VII. М., 2005.
    C. 179–209.
Сабанеева 2005 – Сабанеева М. К. Поле долженствования в латинском
    языке // Теория функциональной грамматики. Полевые структуры.
    СПб., 2005. С. 252–276.
Цейтлин 1990 – Цейтлин С. Н. Необходимость // Теория функциональ-
    ной грамматики. Темпоральность. Модальность. Л., 1990. С. 142–
    156.
Betten 1990 – Betten A. (Hrsg.). Neuere Forschungen zur historischen
    Syntax des Deutschen. Referate der Internationalen Fachkonferenz
    Eichstдtt 1989. Tьbingen, 1990.
Bieberstedt 2004 – Bieberstedt A. Die Ьbersetzungstechnik des Bremer
    Evangelistars. Eine syntaktisch-stilistische Analyse unter Einbeziehung
    von Vergleichsьbersetzungen des 14. bis frьhen 16. Jahrhunderts.
    Berlin; New York, 2004 (= Studia Linguistica Germanica 73)
Bohl 2000 – Bohl C. Geistlicher Raum: Rдumliche Sprachbilder als Trдger
    spiritueller Erfahrung, dargestellt am Werk De compositione des David
    von Augsburg. Werl, 2000 (= Franziskanische Forschungen 4).
Comp. – Frater David ab Augusta O. F. M. De exterioris et interioris
    hominis compositione secundum triplicem statum incipientium,
    proficientium et perfectorum (Libri tres castigati et denuo editi a pp.
    collegii S. Bonaventurae, Ad Claras Aquas, Quaracchi 1899.

8
    Оба текста изданы К. Ру (Ruh 1985).


46              Quaeris quid agas, in quo te occupes?...

Dйchanet 1975 – Dйchanet J. O. S. B. Guillaume de Saint-Thierry: Lettre
    aux Frиres du Mont-Dieu (Lettre d’or). Introduction, text critique,
    traduction et notes. Paris, 1975 (Sources chrйtiennes 223).
Heinzle 1994 – Heinzle J. Geschichte der deutschen Literatur von den
    Anfдngen bis zum Beginn der Neuzeit, II. Vom hohen zum spдten
    Mittelalter. Teil 2. 2. Wandlungen und Neuansдtze im 13. Jahrhundert
    (1220/30–1280/90). Tьbingen, 1994.
Honemann 1978 – Honemann V. Die Epistola ad fratres de Monte Dei des
    Wilhelm von Saint-Thierry. Lateinische Ьberlieferung und
    mittelalterliche Ьbersetzungen. Mьnchen, 1978 (= Mьnchener Texte
    und Untersuchungen 61).
Honemann 1989 – Honemann V. Eine neue Handschrift der deutschen
    ‘Epistola ad fratres de Monte Dei’ // Ьberlieferungsgeschichtliche
    Editionen und Studien zur deutschen Literatur des Mittelalters. Kurt
    Ruh zum 75. Geburtstag, hrsg. Konrad Kunze u. a. Tьbingen, 1989. S.
    332–349.
Hundsnurscher 1984 – Hundsnurscher F. Prinzipien und Methoden histori-
    scher Syntax, in: Sprachgeschichte. Ein Handbuch zur Geschichte der
    deutschen Sprache und ihrer Erforschung. Hrsg. v. Werner Besch,
    Oskar Reichmann, Stefan Sonderegger, Bd. 1. Berlin; New York, 1984.
    S. 642–653.
Mьller 2003 – Mьller D. Gesellschaft und Individuum um 1300 in
    volkssprachlicher franziskanischer Prosa. Diss. Phil. Kцln, 2003
    (Онлайн-рессурс: http://kups.ub.uni-koeln.de/volltexte/ 2005/1487/).
Palmer 2005 – Palmer N. F. Deutschsprachige Literatur im Zisterzienser-
    orden. Versuch einer Darstellung am Beispiel der ostschwдbischen
    Zisterzienser- und Zisterzienserinnenliteratur im Umkreis von Kloster
    Kaisheim im 13. und 14. Jahrhundert, in: Zisterziensisches Schreiben
    im Mittelalter. Das Skriptorium der Reiner Mцnche. Beitrдge der
    Internationalen Tagung im Zisterzienserstift Rein, Mai 2003, hg. von
    Anton Schwob und Karin Kranich-Hofbauer. Bern [u.a.], 2005
    (Jahrbuch fьr Internationale Germanistik, Reihe A: Kongressberichte,
    Bd. 71), S. 231–266.
Ruh 1965 – David von Augsburg, Formula de compositione hominis
    exterioris ad novitios (De institutione novitiorum) // Kurt Ruh (Hrsg.),
    Franziskanisches Schrifttum im deutschen Mittelalter, Bd. 1: Texte.
    S. 140–146. Mьnchen, 1965 (= Mьnchener Texte und Untersuchungen
    11).
Ruh 1984 – Ruh K. David von Augsburg und die Entstehung eines
    franziskanischen Schrifttums in deutscher Sprache // Ruh K. Kleine
    Schriften, Bd. 2. Scholastik und Mystik im Spдtmittelalter, hrsg. v.
    Volker Mertens. Berlin; New York, 1984. S. 46–67.
Ruh 1985 – Ruh K., Ladisch-Grube D., Brecht J. Franziskanisches
    Schrifttum im deutschen Mittelalter. Bd. 2. Texte. Mьnchen 1985
    (Mьnchener Texte und Untersuchungen 86).


                            Н. А. Бондарко                              47

Ruh 1997 – Ruh K. Wilhelm von Saint-Thierry // Verfasserlexikon des
    Mittelalters. 2. Aufl., Bd. 10 (1997), Berlin; New York. Sp. 1138–1142.
Steer 1994 – Steer G. Virtus und Sapientia. Der EinfluЯ Bernhards von
    Clairvaux auf Davids von Augsburg deutsche Traktate „Die sieben
    Vorregeln der Tugend“ und „Der Spiegel der Tugend“ //
    Zisterziensische Spiritualitдt. Theologische Grundlagen, funktionale
    Voraussetzungen und bildhafte Ausprдgungen im Mittelalter. Bearb.
    von Clemens Casper OCist. und Klaus Schreiner. St. Ottilien, 1994. S.
    171–188.
                              ABSTRACT
Quaeris quid agas, in quo te occupes? Modalitдt der Notwendigkeit
in der «Epistola ad fratres de Monte Dei» Wilhelms von St. Thierry
         in lateinischer und mittelhochdeutscher Fassung

     Im Beitrag werden einige Ergebnisse einer text- und textsorten-
gebunden Untersuchung zu dominierenden grammatischen Struk-
turen in der spдtmittelalterlichen geistlichen Prosatexten exemp-
larisch vorgestellt. Als Untersuchungsmaterial wurden Traktate der
geistlichen Unterweisung fьr Novizen gewдhlt, daher stehen Sprach-
mittel zur Wiedergabe der deontischen Modalitдt im Vordergrund
der Analyse. Es wird ьber eine speziell zu diesem Zweck entworfene
Klassifikation stereotyper modaler Konstruktionen berichtet, der ich
einerseits strukturell-syntaktische, andererseits funktional-seman-
tische Kriterien zu Grunde gelegt habe. Nach dem Prinzip einer
felderbezogenen Darstellung sprachlicher Mittel werden zentrale und
periphere Typen syntaktischer Konstruktionen unterschieden.
     Beim Vergleich der ‚Epistola ad fratres de Monte Dei’ Wilhelms
von St. Thierry mit seiner aus der Augsburger Gegend stammenden
mhd. Ьbersetzung aus der Zeit um 1300 lдsst sich vor allem eine
erhebliche strukturelle Asymmetrie zwischen lateinischen und deut-
schen syntaktischen Konstruktionen mit deontischer Semantik fest-
stellen. So gilt fьr die lateinische ‚Epistola’ die Conjugatio peri-
phrastica futuri passivi als dominierende grammatische Struktur zur
Wiedergabe der deontischen Semantik, wдhrend in der verdeutschten
Version der ‚Epistola’ Sдtze mit Modalverben vorherrschen.
     Kein strukturelles Дquivalent konnte in der mhd. Ьbersetzung
fьr lateinische unpersцnliche Konstruktionen mit deontischer
Bedeutung gefunden werden: a) unpersцnliches Matrixverb
OPORTET + Accusativus cum infinitivo; b) unpersцnliches Matrix-
verb EXPEDIT + Infinitivgruppe; c) Conjunctivus imperativus des
Matrixverbs; d) Konstruktionen mit Genitivus characteristicus.


48            Quaeris quid agas, in quo te occupes?...

    Wдhrend strukturelle Дhnlichkeit zwischen ermittelten syntakti-
schen Grundtypen relativ selten ist, sind im Gegenteil bei polyprдdi-
kativen hypotaktischen Konstruktionen meistenteils symmetrische
syntaktische Relationen zwischen Klauseln in beiden Fassungen
festzustellen.
    Insgesamt zeichnet sich die ‚Epistola’ durch eine intensive
Variation verschiedener sprachlicher Elemente des Modalfeldes aus.
Ein Grund dafьr kцnnte in der Textsortenmischung und in der
Eigenartigkeit der Textfunktion liegen. Im Gegenteil weist der als
Vergleichsmaterial untersuchte 1. Teil des Novizentraktats ‚De exte-
rioris et interioris hominis compositione’ Davids von Augsburg
sowie dessen alemannische Ьbersetzung aus der Mitte des 14. Jh.
einen weitgehend einheitlichen Gebrauch modaler Strukturen auf.


                  Н. В. Брагинская, А. Н. Коваль                 49



                                   Н. В. Брагинская, А. Н. Коваль

                   «Ираническое» в Персах Эсхила1
               I. Габробаты у Эсхила и Бакхилида
    Общеизвестно, что эллины сопротивлялись изучению иных
языков и проникновению иных наречий. Однако в драме есть
примеры вторжения иного языка, ибо война народов предпо-
лагает и войну языков (Sprachkrieg). Такова, например, иска-
жённая эллинская речь варвара-скифа, стрелка, который служит
«полицейским» в Афинах2. Он должен вызывать смех, как и
косноязычный перс (или, скорее, лидиец) в «Персах» Тимофея3;
так в «Войне и мире» «шутник-песенник» Залетаев тешит возле
костра однополчан, коверкая слова французской песни. Совсем
иную, куда более сложную и противоречивую стратегию изби-
рает в «Персах» Эсхил, вводя в трагедию обильный персидский
(или – шире – иранский) языковой материал, о чем и пойдёт
речь далее.


1
  Авторы выражают искреннюю благодарность коллегам, которые
помогли получить необходимую научную литературу и содействовали
ходу исследования своими консультациями и замечаниями: П. В. Ба-
шарину, Н. П. Гринцеру, С. В. Кулланде, Б. П. Маслову, В. Л. Цымбур-
скому.
2
  Речь идет о сцене, занимающей финал комедии «Женщины на
празднике Фесмофорий», от ст. 1000 и до конца. Скиф-стрелок говорит
на ломаном языке, гетеру Артемисию зовет Артамуксия, переиначивая
ее имя на персидский лад (персидских имен на Арта- великое
множество) и т. д. Мы полагаем, что сцена перекликания Стрелка и
Еврипида в роли Эха (ст.1082 и далее) является пародией на финал
«Персов». Но это требует еще специального обсуждения.
3
  См. перевод Я. Э. Голосовкера, который попытался передать речь
иностранца: «он сплетал греческий и азиатский языки, коверкая
чуткий отпечаток своих уст, в погоне за ионийским наречием: «Что
мой тебе? И что делать? Мой никак не придет опять, и теперь меня
приводил сюда господин; никогда, отец, никогда мой не придет сюда
сражаться; но мой не ходить; мой не к вам сюда, мой вон туда – в
Сарды, в Сузы, домой в Экбатану. Мой великий бог Артемид сохранит
на пути в Эфес» (Fr. 15, 146–161).


50                «Ираническое» в Персах Эсхила

   Изучение персидской, а также общеиранской лексики (в том
числе и личных имён) в греческой передаче ведётся сразу по
трём научным «ведомствам»: иранистики, индоевропеистики в
целом и собственно классической филологии. Иранисты и
индоевропеисты, учитывая грекоязычные данные, не ставили
себе целью сосредоточиться именно на них. А филологи-класси-
ки, чьи заслуги в этой области сравнительно скромны, как
правило, оставляют без пояснений имена персов, звучащие «по-
гречески» и в греческой передаче так или иначе искажённые. В
этом смысле важным для нашей темы исключением стал
Рюдигер Шмитт, которому принадлежит, в частности, моногра-
фия «Имена иранцев у Эсхила» (Schmitt 1978b) и статья,
посвященная именно слову ¡brob£thj в «Персах» Эсхила и у
Бакхилида (Schmitt 1975).
   Речь идёт о слове, которое встречается в самом конце
трагедии «Персы». Ксеркс, обращаясь к хору персидских стар-
цев, называет их ¡brob£tai: «Рыдайте, габробаты!»4
   Слово ¡brob£thj редкое. Кроме Эсхила и Бакхилида, оно
встречается только у комментаторов и схолиастов в связи с
этими же текстами. Еще в одном фрагменте Эсхила слово
появляется в результате «волевой» эмендации текста5.

4
  В нашем случае «hабро-» равно «абро-». «Густое» придыхание в
греческой передаче может соответствовать каким-то фонетическим
реалиям, а может и не соответствовать. И дело здесь не только в про-
тивостоянии ионийского и аттического диалектов. Если эллины по тем
или иным причинам хотели произносить «hабро-» с «густым» приды-
ханием, они так и произносили, полностью пренебрегая всякой фоне-
тической строгостью. А хотели они этого в тех случаях, когда им нуж-
но было отождествить иноязычное habro- или abro- с греческим ¡bro-.
5
  Речь идёт о фрагменте утраченной трагедии Эсхила «Эдонцы»,
который цитируется в словаре «Суда». Слова ¡brob£thj там нет: «Это
что еще за мусомантис, немой <или другой>, Абратей». Габробата
поставил на место Абратея (или абратея) Г. Германн (см. Die
Fragmente der Tragцdien des Aischylos, Fr. 75). Он опирался на то, что в
«Птицах» Аристофана (276) содержится замеченная еще схолиастами
аллюзия на тех же «Эдонцев»: «Это что за мусомантис, нелепая птица,
гороход (Ñreib£thj)?», причём Ñreib£thj – последнее слово пародий-
ного стиха – (Scholia in Aves 276.1–7). Аристофан тем охотней вставил
сюда имя на -батес, что имя этой птицы в его комедии «Мидянин», а
имена на -батес, как мы покажем ниже, устойчиво связывались
греками с персами и мидянами. В то же время в другом издании



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика