Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русские говоры Обонежья: ареально-этимологическое исследование лексики прибалтийско-финнского происхождения

Голосов: 3

В книге представлено около 2 000 русских диалектных слов прибалтийско-финнского происхождения с указанием на населённый пункт, в котором слово было зафиксированно, и с подробным этимологическим комментарием (впервые приводится около 100 новых этимологий). Основные данные были получены автором в ходе диалектологических экспедиций 1990-2001 гг., во время которых было обследовано 55 населённых пунктов на побережье и островках Онежского озера, опрошено около 150 информантов. Анализировалась лексика природы, сельского хозяйства, быта и т.д.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    24                История изучения. . .

ничнова 1996] автор пытается, на наш взгляд, совместить
несовместимое. Так, разрешая проблемы типологии рус-
ских говоров, проводится идея презентации их новой (на
базе типологии) классификации с применением ареаль-
ных и лингвогеографических методов [Пшеничнова 1996:
4–5]. Однако типологическое изучение какого-либо линг-
вистического объекта осуществляется часто для его ти-
пологической классификации, ср., например, типологи-
ческую и генеалогическую классификации языков, вы-
полняющие разные цели и задачи. Так среди генетиче-
ски родственных славянских языков типологически мож-
но выделить флективные и аналитические (болгарский,
македонский). Общеизвестно, что один и тот же линг-
вистический объект можно рассматривать по трем ас-
пектам: типологическому, сравнительно-историческому и
ареально-лингвистическому. И такого рода разноаспект-
ный анализ сосуществует сравнительно изолированно, не-
редко, практически не влияя друг на друга. Поэтому, на
наш взгляд, типология русских говоров, каким образом
она ни была бы осуществлена, может оказать минималь-
ное влияние на выработку новой классификации русских
говоров, поскольку типологически разные языковые явле-
ния могут фиксироваться в генетически сходных говорах.
   Возрос интерес к настоящему времени к чисто лекси-
ческой стороне языка при анализе говоров и более точ-
ной установке границ. В работах, посвященных изучению
этой стороны диалектов, можно выделить две тенденции:
сравнительно-историческую и описательную.
   Первая разрабатывается уже довольно давно в тру-
дах А. С. Герда [Герд 1972: 108–117; Герд 1975: 187–192;
Герд 1989: 146–171; Герд 2001: 31–34], предполагается,
«что изучение собственно лексических связей тех или
иных говоров с другими диалектами целесообразно про-


                 История изучения. . .             25
водить не на уровне целостных диалектных группировок
и тем более языков . . . а дифференцированно от одной
конкретной диалектной микрозоны к другой конкретной
зоне, от одного локального узла к другому. То есть про-
водить сравнения материалов, не сопоставляя, например,
все архангельские диалекты в целом сразу со всеми дру-
гими русскими и славянскими диалектами. . . а отбирая
отдельные локальные центры, изученные лучше других.
Такой же анализ поможет глубже выявить сам харак-
тер взаимосвязей между различными центрами и узла-
ми» [Герд 1975: 187–188].
   Этот метод заслуживает внимания, так как он реаль-
но подводит к истории образования говоров, к возмож-
ности проследить миграции населения, которые ведут к
смешению говоров, что крайне важно для диалектологии.
   Описательное ареальное изучение лексики в основ-
ном связано с ее картографированием, причем часто ис-
следователь не может быть удовлетворен результатами
лингвогеографического обследования, так как часто лек-
сические изоглоссы имеют совершенно независимую дис-
трибуцию и «точно провести границу между отдельными
диалектами невозможно, так как она растягивается ино-
гда на десятки километров» [Комягина 1969: 229].
   Таким образом, для выделения каких-либо диалект-
ных группировок, важны не только принципы, на кото-
рых такое членение строится, а выбранные параметры,
составляющие ядро, на основе анализа которого и будет
строиться диалектное членение любого рода (в макро-
структуре или внутридиалектное). Для разработки диа-
лектных группировок главное — это выбор соответству-
ющих этому членению параметров. Говоры Обонежья по-
разному рассматривались в макроструктуре русских диа-
лектов. Так, например, В. И. Даль в статье «О наречиях


26               История изучения. . .

русского языка» [Даль 1852] выделяет наряду с други-
ми Северное наречие, включающее в себя говоры Нов-
городской, Олонецкой, Архангельской губерний. Харак-
теристика этого наречия у В. И. Даля достаточно полная,
но отсутствует дифференциация и описание говоров Обо-
нежья. Первое включение говоров этого региона в на-
учную систему диалектов русского языка было сделано
в «Опыте диалектологической карты русского языка в
Европе», вышедшей в свет в 1915 году. Работы по вы-
явлению диалектных объединений русского языка были
начаты в начале XX века под руководством А. А. Шах-
матова, Н. Н. Дурново, Д. Н. Ушакова. МДК [МДК 1915]
подготовила анкеты, адресованные, в основном, сельской
интеллигенции, которые после соответствующей обработ-
ки и контрольных экспедиций стали основой для состав-
ления карты. Диалектное членение авторы осуществили
по собственно языковым признакам, такой подход отли-
чался от предыдущего, который, по словам авторов, обу-
славливался «скорее совокупностью общих этнографиче-
ских отличий соответствующей народности, чем отличия-
ми именно в языке их» [МДК 1915: 3]. По данным карты
МДК говоры Обонежья были отнесены к северновели-
корусскому наречию к Олонецкой группы. Северная гра-
ница проходила по широте города Повенца от северной
оконечности Онежского озера до среднего течения реки
Онеги, восточная — по реке Онеге, несколько восточ-
нее озера Лача, затем сворачивала на юг к реке Вытегре
южнее Белого озера. Южная граница Олонецкой группы
отличалась небольшой протяженностью — от реки Выте-
гры до среднего течения реки Свири. Западная граница
продолжалась от северной оконечности Повенецкого за-
лива до среднего течения реки Свири, а затем по Свири
к ее истоку из Онежского озера. Эта группировка охва-


                  История изучения. . .             27
тывала территория большей части Олонецкой губернии,
кроме северной части Повенецкого и Пудожского уездов,
восточных частей Каргопольского и Вытегорского уездов
и всего Лодейнопольского уезда [МДК 1915: 21]. Авто-
ры «Опыта диалектологической карты. . . » при выделе-
нии диалектных группировок опирались на особенности
фонетических систем говоров, а что касается севернорус-
ских говоров, то «при делении с.-в.-р. наречия на более
мелкие диалектные группы мы основу деления принима-
ли различия в судьбе старого звука [ять]» [МДК 1915:
19]. При характеристике Олонецкой группы говоров авто-
рами выделялись следующие характеристики: [а] между
мягкими согласными в некоторых говорах (подчеркива-
ется, что не везде) сохранилось в отличие от поморских
говоров, без перехода в [е]; твердое [л] на конце слога
перешло в [у]; во флексии род. пад. -оGо согласный звук
             ˘
произносится как фрикативный. Кроме того, выделялись
фонетические особенности, характерные для части оло-
нецких говоров: [г] между согласными из смычного пре-
вращался в фрикативный [G]; флексия -эй в род. и дат.
пад. прилагательного женск. рода; в третьем лице наст.
времени глаголов — [т’]. Некоторые фонетические явле-
ния давались через сравнения с поморскими говорами,
например, поморским [ш:] и [ж:] долгим твердым могут
соответствовать сочетания [шч], [ждж], [шт], [жд] с мяг-
кими [ч’], [дж’], [т’], и [д’].

    Особое внимание уделялось судьбе фонемы [ять], от-
мечалось, что на территории Олонецких говоров старое
[ять] произносится по-разному: как [е] обычно закры-
тое; как [е] с призвуком [и] (по терминологии авторов —
«склонное к и»); перед мягким твердым согласным как
[и]; как [е] с призвуком [и] перед мягкими согласными.
Отмечалось также, что в безударной позиции рефлекс


28               История изучения. . .

[ять] не переходит в [о]. В характеристике олонецких
говоров указывалось на влияние карельского языка: пе-
ренос ударения на первый слог, дифтонгичность произ-
ношения [о] и [е] с ударением на второй части дифтонга.
   Резюмируя, подчеркивалось, что за «недостаточностью
сведений» [МДК 1915: 2] в данной классификации не вы-
делялись более мелкие диалектные объединения, но даже
за отмеченными особенностями проглядывает неоднород-
ность исследуемых говоров. Значение «Опыта диалекто-
логической карты. . . » очень велико, он впервые показал
неоднородность севернорусских говоров, указал крупные
диалектные группировки, и все последующие членения
русских говоров в той или иной мере основывались на
территориальных разновидностях русского языка, пред-
ставленных в «Опыте».
    Несколько отлична группировка русских говоров, пред-
ставленная Е. Ф. Карским [Карский 1928: 35]. В ней гово-
ры Обонежье не входят в цельное объединение, северная
часть отнесена к Карельской или Олонецкой группе го-
воров, то есть к территории «южной половины Карель-
ской ССР», южная входит в Западную или Новгород-
скую группу, состоящую из ряда территорий Новгород-
ской, Ленинградской областей и западной части Черепо-
вецкой. Членение всего массива русских говоров основа-
но на фонетических различиях. Для Карельской группы
выделяются следующие особенности: [и] на месте [ять];
[у] неслоговое в конце слова вместо [л]; во флексии -ого
 ˘
в род. пад. прилагательных употребляется фрикативный
звук. В Новгородской группе — наряду с тем же рефлек-
сом [ять] — бытует также закрытое [э], отсутствует ‘цо-
канье’; твердые губные в конце слова, также совпадает
твор. мн. существительных с дат. падежом (с рукам, к
горы).


                  История изучения. . .             29
   Новое диалектное членение говоров русского языка
и соответственно новое включение говоров Обонежья в
их систему представлены в работах «Русская диалекто-
логия» и «Диалектное членение русского языка». Обос-
новывая необходимость этой работы, авторы полагают,
что «вопрос о диалектном членении. . . или классифика-
ции говоров может не один раз подниматься в истории
диалектологии данного языка, так как принципы и мето-
ды членения диалектов самым непосредственным обра-
зом связаны с уровнем разработки диалектных данных»
[Захарова, Орлова 1970: 7]. Авторы сочли целесообраз-
ным установить основное диалектное членение примени-
тельно к территории, на которой первоначально, еще до
XV века складывались русские говоры. С севера карта
ограничена примерно 68˚ северной широты, и поэтому
часть Обонежья не попала в данный анализ. По мне-
нию Р. И. Аванесова, В. Г. Орловой и К. В. Захаровой юж-
ная часть Обонежья входит в Онежскую группу межзо-
нальных говоров северного наречия. Специфика ее опре-
деляется следующим: наличием небольшого количества
только для нее характерных черт, распространением на
ее территории явлений западной зоны, наличием отдель-
ной северо-восточной зоны, распространением определен-
ных черт Вологодской группы, распространением некото-
рых явлений, в основном характерных для говоров юго-
западной зоны [Захарова, Орлова 1970: 117]. Из двадцати
выделяемых диалектных явлений десять черт фонетиче-
ских, десять грамматических; отдельно подчеркивается
распространение в этой группе семи слов: палица ‘валик
для выколачивания белья’, омеши ‘сошники’, ботать ‘бо-
дать’, мукать, муряндать ‘мычать (о корове)’, загоска
‘кукушка’, порато ‘очень’. К Онежской диалектной под-
группе в современном административном делении отно-


30                История изучения. . .

сятся Прионежский район КАССР, Подпорожский район
Ленинградской области, Вытегорский район Вологодской
области, юго-западная часть Пудожского района КАССР.

Микроареальное членение говоров Обонежья
Н. А. Мещерский выделяет «в истории изучения диалект-
ной русской речи на территории КАССР три основных пе-
риода, первый, начальный, примерно до 80-х годов XIX
века; второй — охватывающий последние десятилетия
XIX века и начала XX века, третий период представляет
собой советскую эпоху в развитии русской диалектоло-
гии» [Мещерский 1963: 119].
    Первый этап изучения говоров Обонежья главным об-
разом связан со сбором фольклорных материалов и их
анализом. Это прежде всего работы П. Н. Рыбникова,
И. В. Барсова, А. Ф. Гильфердинга, Л. Н. Майкова [Рыб-
ников 1864: 1–24; Барсов 1872; Гильфердинг 1873; Май-
ков 1885: 44–60]. Шагом вперед в осмыслении и клас-
сификации фольклорного и диалектного материала были
работы М. А. Колосова [Колосов 1874: 1878]. Наиболее
ценный вклад в изучение языка говоров Обонежья внес
его труд «Заметки о языке и народной поэзии в области
севернорусского наречия» [Колосов 1877: 1–343], в ко-
тором он, опираясь на данные собственных наблюдений
довольно подробно описал фонетические особенности го-
воров Вытегорского и Каргопольского уездов Олонецкой
губернии.
    Н. А. Мещерский высоко оценил труды М. А. Колосо-
ва: «Начальный этап в развитии русской диалектологии
завершается трудами М. А. Колосова. . . М. А. Колосову
не удалось дать целостного описания какого-либо от-
дельного говора или группы говоров. . . Однако, несмотря
на перечисленные недостатки, труды М. А. Колосова и до


              Микроареальное членение. . .         31
наших дней представляют историческую ценность» [Ме-
щерский 1963: 114].
   Первая попытка дать анализ особенностей онежских
говоров в связи с их внутренним диалектным членени-
ем была предпринята в работе А. Ф. Гильфердинга «Оло-
нецкая губерния и ее рапсоды». Автор, исходя из осо-
бенностей былин, выделяет две территории с различны-
ми типическими признаками: Прионежскую и Северо-
Восточную. Причем Прионежскую «народ делит. . . по
какому-то старинному преданию на три части: Кижи,
Толвуй, Шуньгу. Имя Киж обнимает юго-восточную часть
Заонежья, то есть погосты Сенногубский, Кижский, Ве-
ликогубский, Яндомозерский, Космозерский; Толвуй есть
общее названия для восточной полосы Заонежья, то есть
погостов Типеницкого, Кузарандского, Выгозерского, Тол-
вуйского, Фоймогубского; наконец Шуньгой называет-
ся северо-западный угол Заонежья» [Гильфердинг 1949:
60].
   Следующий период в изучении говоров Обонежья
Н. А. Мещерский называет «шахматовским». Он харак-
теризуется возросшим интересом к словарным матери-
алам и стремлением описать особенности языка онеж-
ских говоров. Среди работ этого периода следует отме-
тить статью Н. Волкова «Особенности языка Олонецких
былин» [Волков 1893: 129–133], где анализируются фо-
нетические особенности речи И. Т. Рябинина — крестья-
нина Олонецкого уезда. В конце XIX — начале XX ве-
ка выделяются описания Олонецких говоров разных уез-
дов. В небольшой по объему статье А. Мельницкого «Го-
вор жителей северо-восточной части Вытегорского уез-
да Олонецкой губернии» [Мельницкий 1893] отмечают-
ся фонетические особенности, которые автор характери-
зует как сходные с вологодскими говорами. В работе


32               История изучения. . .

приводятся также этнографические сведения, указыва-
ется на прибалтийско-финское языковое влияние, кото-
рое, по мнения А. Мельницкого, «было случайное и весь-
ма слабое» [Мельницкий 1893: 388]. Две работы посвя-
щены исследованию говоров Пудожского уезда. В ста-
тье В. Мансикки «О говоре северо-западной части Пу-
дожского уезда» [Мансикка 1915] выделяется две раз-
новидности пудожских говоров: «. . . западная и северо-
восточная. Территорию первой занимает область, цен-
тром которой является город Пудож и которая прости-
рается от Онежского озера и до деревни Кривец, нахо-
дящейся в верстах двадцати по направления к востоку.
северная часть Онежского побережья (Песчаная Гора)
примыкает по своему говору к соседнему Повенецкому
уезду, между тем как на юге черты Пудожского гово-
ра (западной группы) известны ближайшим соседям в
Вытегорском уезде. На севере Водлозеро диалектологи-
чески принадлежит уже к северо-восточной группе гово-
ров» [Мансикка 1915: 143]. Различия между западной и
северо-восточной группами В. Мансикка показывает на
фонетическом уровне: наличие на востоке (отсутствие
на западе) перехода [а] между мягкими согласными в
[е]; отсутствие перехода [е] в [о] в глаголах во 2-м и
3-м лице ед. числа в северо-восточных говорах. В статье
Н. С. Шайжина «Особенности Пудожского говора» [Шай-
жин 1903] даются характерные черты фонетической си-
стемы говора Негижемской волости.
    Весьма интересна работа Н. С. Шайжина « Говоры При-
онежья» [Шайжин 1922], где автор предпринял попытку
проанализировать диалектную ситуацию в Обонежье. В
статье рассматриваются говоры Заонежья, каргопольские
и вытегорские говоры, выделяются их фонетические, мор-
фологические и лексические особенности. В говорах Зао-
нежья отмечаются следующие особенности: перенос уда-


               Микроареальное членение. . .            33
рения на первый слог, переход [в], [г], [л], в [у] неслого-
                                                ˘
вое в ряде позиций; смешение [з] и [ж]; в каргопольско-
вытегорских говорах выделяются особо такие характер-
ные черты: смешение [ц] и [т] (вити — вици), правиль-
ная постановка ударения, произношение -ого во флексии
муж. и сред. рода дат. пад. прилагательных. Н. С. Шай-
жин выделяет ареально ограниченную особенность одной
лексемы: «В Вытегорском крае ‘максу’ (печень щуки) на-
зывают ‘майкой’ (что сохранилось до наших дней по дан-
ным ПЛГО) и замечают, что если головной конец май-
ки толще, то будет хороший урожай ярового» [Шайжин
1922: 22].
   Работы А. А. Шахматова, посвященные олонецким го-
ворам, но оставшиеся неопубликованными, анализируют-
ся в статье Н. П. Гринковой «К изучению олонецких диа-
лектов» [Гринкова 1947]. В 1884 и 1886 гг. А. А. Шах-
матов предпринял поездку в Заонежье, часть собранных
во время путешествия материалов он передал Г. И. Кули-
ковскому, который включил их в свой словарь, однако
основной корпус сведений остался мало известным. Во
время поездки в 1884 г. А. А. Шахматов посетил северо-
западную часть Олонецкой губернии — бывшую Кондо-
пожскую волость и Заонежье в Петрозаводском уезде.
Им были выявлены два говора, сильно отличающихся
друг от друга; один из них распространен в Великогуб-
ской волости Петрозаводского уезда. Шахматов называ-
ет его Киже-Шуньгским. Другой преобладает в Толвуй-
ской волости Петрозаводского уезда. «Нужно заметить,
что, по-видимому, между этими двумя народностями —
Киже-Шуньгской и Толвуйской лежит очень существен-
ное различие», — писал А. А. Шахматов [Гринкова 1947:
368]. В 1886 г. он посетил 4 уезда Олонецкой губернии:



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика