Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русские говоры Обонежья: ареально-этимологическое исследование лексики прибалтийско-финнского происхождения

Голосов: 3

В книге представлено около 2 000 русских диалектных слов прибалтийско-финнского происхождения с указанием на населённый пункт, в котором слово было зафиксированно, и с подробным этимологическим комментарием (впервые приводится около 100 новых этимологий). Основные данные были получены автором в ходе диалектологических экспедиций 1990-2001 гг., во время которых было обследовано 55 населённых пунктов на побережье и островках Онежского озера, опрошено около 150 информантов. Анализировалась лексика природы, сельского хозяйства, быта и т.д.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    154                      ´
                        ГАРЬЮС

варе Подвысоцкого кроме повторения материалов Даля
дается также г´ лья ‘соленая сельдь’ (поморское), галл´ я
               а                                       е
‘сельдь, водящаяся у берегов Кольского полуострова’.
    Калима возводит данное заимствование к фин. halle
‘сельдь’ [Kalima 1915: 90]. В SKES приводятся различ-
ные варианты, частично объясняющие подобную вариант-
ность в русских говорах, фин. диал. haila, haala, haali,
haula, haulakala ‘свежая салака’, при водск. aili ‘салака’
[SKES: 48].
    Формы голодья, галадья, по-видимому, могут быть
более старыми заимствованиями, получившими развитие
формы по полногласному типу.

 ´
ГАРЬЮС
Г´ рьюс ‘рыба хариус’. Данное заимствование в иной фор-
 а
ме хариус вошло в литературнай язык и в настоящее
время постепенно занимает в говорах преобладающее по-
ложение. Старая форма гайрус сохраняется в речи стар-
шего поколения. Г´ йрус ‘рыба хариус’ зафиксирована по
                   а
данным ПЛГО и КСРГК в Медвежьегорском р-не (Вели-
кая Нива, Ламбасручей, Космозеро, Шильтя, Сенная Гу-
ба, Шуньга, Толвуя, Великая Губа, Черкасы, Федотово,
Черный Наволок, Челмужи, Кузаранда, Загубье), в Кон-
допожском р-не (Гангозеро, Новинка, Лижма, Кулмукса,
Тулгуба), в Пудожском р-не (Пяльма, Песчаное, Гакукса,
Каршево, Кривцы), в Подпорожском р-не (Курпово, Со-
гиницы, Шустручей, Яндеба, Усланка, Ульино, Пидьма,
Юксовичи), в Прионежском р-не (Суйсарь, Педасельга,
Ладва, Вороново, Кончезеро), в Вытегорском р-не (Ко-
штуги, Ошта). Фонетический вариант г´ риус отмечен на
                                      а
той же территории в н. п. Кривцы, Песчаное Пудожского
р-на, в н. п. Черный Наволок Медвежьегорского р-на, в
н. п. Кончезеро, Вороново Прионежского р-на. Герд также


                        ´
                       ГАРЬЮС                      155
выделяет этот вариант на Водлозере, Ладожском озере,
Ильмене, Волхове [Герд 1988: 11]. В н. п. Падма отме-
чен вариант г´ льюс (Медвежьегорский р-н); в н. п. Фе-
              а
дотово бытует вариант г´ рьгус (тот же район); в н. п.
                          а
Красный Бор зафиксирован вариант г´ рьюс (Лодейно-
                                        а
польский р-н), такой же вариант гарьюс отмечен Ава-
несовым [Аванесов 1949: 254] и Гердом [Герд 1975: 191].
Последний относит это заимствование к словам, связы-
вающим бассейн р. Оять и Заонежье. В Прионежском р-
не по данным КСРГК зафиксирован вариант г´ рьгюс. В
                                               а
СРНГ дано слово гарюст´ в Вознесенье ныне Подпорож-
                          а
ского р-на (1930). В Медвежьегорском р-не (Габнаволок,
Шустиковская) отмечен диминутив гарьюс´ к.  о
    В Опыте отмечено г´ рьюга ‘особенный вид малень-
                        а
кой плотвы, имеющей летом и весною чрезвычайно горь-
кий вкус’ (Осташк. Твер.). В Трудах любителей россий-
ской словесности [1820: XX] дается г´ рьюга ‘мелкая ры-
                                      а
ба’ (Осташк. Твер.), а затем в СРНГ с пометой Новг. В
словаре Подвысоцкого представлены несколько вариан-
тов г´ рвиз, г´ рьюз, х´ рьюс ‘рыба Salmo thymalus’ в
      а        а        а
Онежском, Кемском, Холмогорском, Пинежском уездах.
В словаре Куликовского отмечены г´ йрус, х´ рьюс в Пу-
                                    а        а
дожском уезде. У Даля имеется также несколько вари-
антов х´ йрус (Сиб.), г´ рвиз, г´ рьюз, г´ риус, х´ риус
         а              а       а         а       а
(Арх., Оренб.). Форма хариус в настоящее время вме-
сте с вариантом х´ рьюс распространена практически по
                  а
всему Северо-Западу. В Каргопольском р-не отмечен ва-
риант хардюс; в Бокситогорском р-не зафиксирован ва-
риант х´ рьюза. В Каргопольском р-не отмечены также
         а
харузы, хар´
       ´     узье, в Тихвинском — х´ рус.
                                     а
    Шегрен, Погодин, Калима полагали. что здесь заим-
ствование из фин. harjus ‘хариус’ [Шегрен 1854: 148;
Погодин 1904: 64; Kalima 1915: 237]. Кроме финского
языка соответствующие слова имеются в вепс. har’g’us,


156               ´       ´     ´
              КИВЬЯГА, КИВЯГА, КИВРА

har’ig’us, в люд. hard’us, кар. harjus. Авторы SKES счи-
                                     ˇ
тают, что в прибалтийско-финские языки это слово при-
шло из др.-сканд. *harriuz, при норв. harr [SKES: 8]. Ср.
также англ. herring ‘селедка’.
   Герд полагает, что вариативность заимствования в рус-
ских говорах Урала и Сибири — «следствие поздних пе-
реселений северноруссов за Урал. . . устойчивость и ло-
кальная привязанность форм с начальным [г] типа гар-
виз, гариус, гарьюз, в частности к Северной Двине,
Онеге, Пинеге также свидетельствует о том, что фор-
мы этого типа не восходят ни к кар. harjus, ни к вепс.
hard’us, harg’us. У них был, по-видимому, свой иной суб-
стратный источник» [Герд 1988: 11].
   На наш взгляд, что касается начального [г], то здесь,
по-видимому, результат вепсского влияния. Еще П. Ус-
пенский указывал, что звук, который он обозначил [г],
произносится средне между [г] и [х] [Успенский 1913: 4].
М. И. Зайцева характеризует звук [G] как щелевой звон-
кий, ларингальный твёрдый в составе согласных фонем
вепсского языка [Зайцева 1981: 24]. А расселение веп-
сов в Заволочье могло способствовать распространению
формы с начальным [г] [см. Пименов 1965]. Карельский
вариант [h] как раз и послужили источником слов с на-
чальным [х], их география (север и северо-восток Обо-
нежья) подтверждает эту гипотезу.

    ´       ´     ´
КИВЬЯГА, КИВЯГА, КИВРА
Приводимые слова по данным ПЛГО отмечены в един-
ственном значении ‘рыба подкаменщик Gottus gobio’. Все
они зафиксированы в н. п. Ладва Прионежского р-на. По-
видимому, исходя из семантики, мотивируется кар., фин.,
вепс. kivi ‘камень’, т. е. рыба, живущая под камнями. Со
сходной мотивацией предлагает Пушкарев слово киве-  ´


                          ´
                       КИЧУГА                     157
ручи и кивуручи с тем же значением; Сабанеев фикси-
рует на Онежском озере кивелик. Фасмер полагает, что
                          ´   ´
первое слово восходит к ливв. kiviruccu. Лексему киве-
                                     ˇ ˇ
лик отмечают в н. п. Ялгуба ныне Прионежского р-на
Пушкарев и Герд. Калима приводит для слова киверу-
чи фин. kivikala, так же как и ранее Пушкарев [Kalima
1915: 115–116], причем, на наш взгляд, и вепсский ма-
териал соотносится с русским словом — вепс. kivikil’c ˇ
‘рыба подкаменщик’. KKS фиксирует лексему kivikurtsaˇ
‘рыба голец’ на Ведлозере [KKS 2: 240], но русское со-
ответствие ни по КСРГК, ни по ПЛГО зафиксировать не
удалось. Вариант кивра, по-видимому, можно отнести на
счет мены сонорных.

   ´
КИЧУГА
Кичуга ‘икра налима в виде клубка в сетке’ отмечено в
     ´
н. п. Есино Медвежьегорского р-на. на наш взгляд, эту
лексему можно возвести к вепс. k¨ k¨ cak ‘пучок, клу-
                                 ac, a ˇ
бок, моток, комок’. Возможно, сюда же относятся к´ хтач
                                                  е
‘икра окуня’ у Куликовского. Неясно ц´ па ‘внутренности
                                     я
у рыбы’ в н. п. Заозерье Пудожского р-на.

 ´
КОРБА
К´ рба, к´ рбица ‘рыба елец’ собственно заимствованное
  о      о
слово и дериват от заимствованной производящей основы
по данным ПЛГО имеют достаточно дифференцирован-
ные ареалы. Слово корба распространено в основном в
западной части Заонежья включая Медвежьегорский р-н
(Великая Губа, Ламбасручей, Палтега, Пабережье); н. п.
Суйсарь Прионежского р-на и смежного с Медвежьегор-
ским р-ном н. п. Колгостров Кондопожского р-на. Про-
изводная корбица распространена в основном в восточ-


158                      ´
                        КОРБА

ной части Заонежья, на восточном побережье Онежского
озера, а также в юго-восточной части Прионежья в н. п.
Загубье, Шильтя, Шуньга, Кузаранда Медвежьегорского
р-на; в н. п. Песчаное, Пяльма Пудожского р-на; в н. п.
Андома Вытегорского р-на; и в резко очерченном микро-
ареале в н. п. Ошта Вытегорского р-на и н. п. Шустручей
Подпорожского р-на. Подобное ареальное дифференциро-
ванное распространение этих слов неплохо накладывает-
ся на классификацию говоров Заонежья, предложенную
А. А. Шахматовым (см. «Введение»).
    В нескольких н. п. употребляется как исходная, так и
производная форма: корба, корбица в н. п. Великая Нива
Медвежьегорского р-на; в н. п. Римское Пудожского р-на
и в соседнем с ним н. п. Челмужи Медвежьегорского р-
на.
    По СРНГ первая фиксация слова к´ рба приводится
                                        о
за 1892 г. (Петрозав. Олон.), а к´ рбица в словаре Кули-
                                 о
ковского.
    Кроме приведенных выше форм по данным КСРГК
отмечены также производные корбига в н. п. Кушаково
Пудожского р-на и корбижина в н. п. Киково того же
р-на.
    Герд приводит многочисленные варианты данного за-
имствования, зафиксированные им в основном на Онеж-
ском и Ладожском озерах, реках Свирь, Волхов, через
последнюю это заимствование попало на озеро Ильмень:
корбус, корбица, корбук, корбукс, корбукса, корбука,
корбусик, корбусина, корбусок, корбушка. По мнению
Герда, «такие слова как корбица, корбусик, корбуси-
на, корбусок, корбушка представляют уже собственно
восточнославянские новообразования от заимствованной
производной основы» [Герд 1988: 3].
    По данным ПЛГО отмечено только два варианта —
к´ рбус в Прионежском р-не (Вороново) и к´ рбукса здесь
 о                                         о


                         ´
                        КОРБА                     159
же. На смежной территории — в Лодейнопольском р-
не (Надпорожье, Ефремково, Красный Бор) — вариант
к´ рбус представлен более широко. Герд относит эту лек-
 о
сему к словам, связывающим бассейн реки Оять и За-
онежье [Герд 1988: 192]. Сабанеев фиксирует лексему
корб´ушка в Олонецкой губернии, СРНГ дополняет аре-
ал распространения ее Онежским и Ладожским озерами,
реками Свирь и Волхов.
    Калима возводит данное заимствование к ливв. kor-
biainen, фин. korpu, korpus (ген. korpuksen) и объясня-
ет разнообразие форм в русских говорах соответствую-
щей вариативностью в карельско-финских диалектах. Но
он не связывает формы на -кс с вепсским переоформ-
лением заимствованных лексем [Kalima 1915: 128–129].
Герд рассматривает данный материал как «исключитель-
но карельско-олонецкий языковой тип» [Герд 1988: 9].
    Из материалов SKES видно, что в прибалтийско-фин-
ских языках данный тип известен только в финском язы-
ке и в людиковском и в ливвиковском диалектах ка-
рельского языка, ср. фин. korpiainen, ливв. korbiainen,
люд. korbijaine ‘вид плотвы’ [SKES: 219–220], при от-
сутствии финского слова в SSAP, что ставит под сомне-
ние исконность слова на прибалтийско-финской почве.
Вполне вероятна связь со словом карп, которое отмече-
но в материалах Срезневского и на восточнославянской
почве получило форму короб. Преображенский относит
лексему карп к общеиндоевропейским словам. Шанский
настаивает на заимствовании из французского; А. Доза
[Douzat: 1938] говорит, что это заимствование из вест-
готского языка. Вполне возможно, что в финский язык и
карельские диалекты слово попало из германского источ-
ника.
    Несколько слов по форме отличаются от приведенной
выше лексики, и затруднительно говорить об их этимо-


160                 ´       ´
                   КОРЕХА, КОРЕХ

логии: коробьяга ‘рыба’ (Прионежский р-н); карабьяга,
здесь же; коробьдяга (Кондопожский р-н); коробьяжи-
на (Прионежский р-н).

 ´       ´
КОРЕХА, КОРЕХ
К´ реха, к´ рех ‘рыба корюшка’. По данным ПЛГО вари-
  о        о
ант кореха отмечен в Медвежьегорском р-не (Фомино,
Габнаволок, Федотово, Космозеро, Толвуя, Великая Губа,
Ламбасручей, Загубье); в Пудожском р-не (Колгостров,
Шала, Каршево, Пяльма, Римское); в Кондопожском р-
не (Новинка, Кулмукса, Лижма); в Прионежском р-не
(Суйсарь, Лехнаволок); в Вытегорском р-не (Андома, Ка-
заково); в Сегежском р-не (Валдай, Вожма Гора).
    Вариант корех отмечен в н. п. Колгостров Пудожского
р-на, а также на смежной территории в Онежском, Вы-
тегорском, Кемском, Каргопольском, Терском р-нах и в
окрестностях г. Кандалакши. В ряде мест бытует дериват
к´ решка, отмеченный в Медвежьегорском р-не (Великая
 о
Нива, Челмужи, Сенная Губа), в Пудожском р-не (Рим-
ское, Колгостров), в Подпорожском р-не (Усланка); на
смежной территории слово корешка отмечается в Онеж-
ском р-не.
    Лексема к´ реха, по данным Шмелева, известна с
              о
1673 г. В книге Озерецковского в описании Тудозера Вы-
тегорского уезда фиксируется уже дериват корюшка: «В
сем озере весною ловятся судаки, лещи, ерши и корюш-
ка» [Озерецковский 1792: 186]. В словаре Куликовского
— к´ реха ‘рыба корюшка Osmerus eperlanus L.’ в Пет-
     о
розаводском уезде.
    Даль дает варианты к´ рюха, корюшка ‘небольшая
                          о
рыба Osmerus eperlanomarinus L.’ в вологодских гово-
рах. В словаре Подвысоцкого повсеместно представлены
к´ рюха, к´ решок. В словаре Меркурьева зафиксирова-
 о         о


                    ´       ´
                   КОРЕХА, КОРЕХ                   161
ны к´ рех, к´ рюх ‘корюшка’ в Терском р-не и в окрест-
     о       о
ностях г. Кандалакша. В СРНГ отмечено также к´ ряхао
в Холмогорском уезде Архангельской губернии. Калима
полагает, что в данном случае заимствование из ливв.
kuoreh, вепс. koreh ‘корюшка’ [Kalima 1915: 130], вари-
ант корюшка получил распространение благодаря гого-
левскому «Ревизору». О распространении варианта ко-
рюшка через литературный язык говорит его бытование
восточнее анализируемого региона и практическое отсут-
ствие в Обонежье. Производные в обследуемом регионе
также образованы от варианта корех, кореха, напри-
мер: к´ решек в Кемском р-не; корешина в н. п. Губа,
       о                                ´
Римское Пудожского р-на; к´ решник ‘пирог с корюш-
                              о
кой’ в Пудожском, Прионежском р-нах; кореш´ к ‘ко-
                                                 о
рюшка’ по СРНГ отмечено в Холмогорском, Беломор-
ском р-нах; кор´ шница ‘сеть для ловли корюшки’ в Пле-
                 е
сецком р-нах. Отмечены также относительные прилага-
тельные к´ реший в Онежском р-не, к´ решный в Вы-
           о                             о
тегорском. Форма к´ рюха по СРНГ зафиксирована на
                      о
р. Волхове, оз. Ильмене, Ладожском озере, на Севере
России в Иркутской и Вологодской губерниях; к´ рюх  о
‘корюшка’ (Холмогор. Арх., Белое море); к´ рюшок ‘ло-
                                             о
сось’ (Печор., 1971). У Сабанеева дается к´ рюшник ‘сиг-
                                           о
песочник’ на Онежском озере; в СРНГ — корюшница
‘уха из корюшки’на Ладожском озере. Отмечены также
                                    ´
относительные прилагательные корюшный (Осташк. Ка-
лин., 1946), к´ рюшный на Онежском озере, к´ рюховый
              о                                о
— в словаре Меркурьева.
    Принимая этимологию Калимы, следует заметить, что
настораживает практическое отсутствие анализируемо-
го слова в Подпорожском р-не, где языковая ситуация
обязана своими особенностями вепсскому адстратно-суб-
стратному влиянию, при наличии данного заимствования
в остальных р-нах Обонежья.


162                       ´
                       КУЖАР

   Герд слова корех, кореха, корюха относит к лексике,
которая известна на Белом море, в Пудожье, Онежском
и Ладожском озерах. Соглашаясь с этимологией Калимы,
он подчеркивает, что слово корех проникло в древние
новгородские диалекты в южном Приладожье и позднее
было занесено на Север [Герд 1988: 10].

   ´
КОСЯК
Слово кос´ к ‘небольшая рыбка, обитающая под камнями
          я
в реках’ отмечается в н. п. Ошта Вытегорского р-на. В
этом же населенном пункте косяк имеет наименование
для мальчиков, мужчин очень маленького роста. В SKES
kossi ‘маленький мальчик, невысокий мужчина’, ‘малень-
кий лосось, форель’; по мнению авторов SKES, в финский
язык это слово пришло из норвежского gosse ‘мальчик’
[SKES: 223].

   ´
КУЖАР
Куж´ р ‘небольшой налим’ по данным ПЛГО отмечено в
      а
н. п. Каршево Пудожского р-на. Первая фиксация данно-
го слова у Озерецковского: «Маленькие (налимы) назы-
ваются там (на р. Водле) кужары». [Озерецковский 1792:
184]. В словаре Куликовского — ‘налим’ в Пудожском уез-
де; в КСРНГ отмечено значение ‘большой налим’ в Ан-
домской волости Вытегорского уезда. Герд отмечает так-
же производное куж´ рик ‘маленький налим’ (р. Водла,
                     а
Водлозеро). Он полагает, что «учитывая узколокальный
характер русского слова, предположение о связях с ма-
рийским неверно». В мари отмечается куж, куш ‘щука’.
Источник, по мнению Герда, следует искать в карельских
или вепсских диалектах. Он подчеркивает, что «большин-
ство русских слов, обнаруживающих абсолютно точные


                         ´
                        КУКША                        163
параллели с карельско-олонецким, зафиксированы в При-
онежье и Заонежье» [Герд 1988: 8].
   В данном случае вопрос выявления этимона доволь-
но труден, не ясно, имеет ли отношение к анализируемой
лексеме прибалтийско-финское kusiainen ‘муравей’, ср.
также вепс. kuziaine, а анализируемое слово могло стать
               ˇ
результатом метафорического переноса исходя из незна-
чительности размеров. Финаль -ар, по-видимому, может
быть суффиксом, присоединившимся к основе на русской
почве.

 ´
КУКША
К´укша ‘рыбьи внутренности’ отмечено по данным ПЛГО
в н. п. Теребовская, Шала Пудожского р-на. Первая фик-
сация в словаре Даля — кукша ‘рыбьи потроха’ в Оло-
                           ´
нецкой губернии; у Куликовского дано кукша ‘зоб нали-
                                         ´
ма’ в Пудожском р-не. По КСРНГ отмечено кукша ‘ры-
бьи внутренности’ в Вытегорском уезде: — Брось кукшу
котятам.
   Калима полагает, что это заимствование из фин. kupsu
‘рыбий пузырь’ [Kalima 1915: 140]. Кроме финского языка
это слово имеет соответствие в эст. kops, водск. kopsed, а
также в манси kaps. По мнению Калимы, сюда же отно-
                  ˚ ˇ
сится вариант путка с тем же значением. Путка ‘рыбий
                 ´
желудок’ отмечено в Терском р-не (КСРГК, Словарь Мер-
курьева). Этот вариант имеет значительное число фик-
саций. По источникам XIX века: Опыт — путки ‘варе-
ные рыбьи внутренности’ (Арх.); словарь Подвысоцкого
— путка, путки ‘кушанье из вареных рыбьих внутрен-
ностей’ (у лопарей), кольское. Отмечено это слово также
у Дурова — путки ‘внутренности сига, семги и всякой
               ´
другой рыбы; горловина и желудок рыбы’; дает анали-
зируемое заимствование и Федоров в своих материалах:



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика