Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русские говоры Обонежья: ареально-этимологическое исследование лексики прибалтийско-финнского происхождения

Голосов: 3

В книге представлено около 2 000 русских диалектных слов прибалтийско-финнского происхождения с указанием на населённый пункт, в котором слово было зафиксированно, и с подробным этимологическим комментарием (впервые приводится около 100 новых этимологий). Основные данные были получены автором в ходе диалектологических экспедиций 1990-2001 гг., во время которых было обследовано 55 населённых пунктов на побережье и островках Онежского озера, опрошено около 150 информантов. Анализировалась лексика природы, сельского хозяйства, быта и т.д.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    144        ´      ´      ´       ´
          КАБЬИ, КАПКИ, КЯПЕЧИ, КАПАЧИ

Наименования животных, частей их тела, формы их
жизнедеятельности
Эта группа лексики самая малочисленная, насчитывает
всего несколько слов, в основном наименования частей
тела животных и форм их жизнедеятельности.

 ´      ´      ´       ´
КАБЬИ, КАПКИ, КЯПЕЧИ, КАПАЧИ
К´ бьи ‘нижние части ног лося и домашних животных
  а
— коровы, овцы’ отмечается в Вытегорском р-не (Ошта,
Андома), здесь же зафиксирован дериват каб´ йки с тем
                                              е
же значением.
    Куликовский представил лексемы кабьи, кабейки с
тем же значением в Вытегорском уезде. Калима возводит
слово кабьи к кар. kabia, kabju, вепс. kabj [Kalima 1915:
97; Погодин 1904: 24]. SKES показывает широкое рас-
пространение этого словарного гнезда в прибалтийско-
финских языках: фин. kavio, эст. kabi, водск. kabj, люд.
kabju с тем же значением ‘копыто’ [SKES: 175]. Исхо-
дя из ареальной дистрибуции слова — Вытегорский р-н,
можно сделать предположение о доминирующем влиянии
вепсского языка.
    К´ печи ‘нижние части ног домашних животных’ от-
     я
мечается в Медвежьегорском р-не (Великая Нива, Пал-
тега, Космозеро, Толвуя, Загубье, Шуньга, Челмужи).
Вариант к´ пячи зафиксирован в Медвежьегорском р-не
          я
(Вырозеро, Ламбасручей, Кузаранда) с тем же значени-
ем. Вариант к´ почи бытует в н. п. Тихвин Бор Медве-
               я
жьегорского р-на. Вариант к´ печи распространен в н. п.
                            а
Сенная Губа, Лонгасы Медвежьегорского р-на и в н. п.
Пяльма Пудожского р-на. К´ пичи с тем же значением
                            а
отмечается в н. п. Петры Медвежьегорского р-на. Вари-
ант к´ пачи с тем же значением бытует в н. п. Пяльма
      а
Пудожского р-на.


                        ´
                       КОЙБЫ                     145
    В словаре Куликовского представлены варианты кя-
пичи, кяпечи в Пудожском и Повенецком уездах в значе-
нии ‘копыта убитого дикого животного’, ‘большие неуклю-
жие сапоги’, ‘замерзшие конечности человека’.
    Калима возводит слово кяпечи и его варианты к кар.
k¨ a ‘нога птицы’, при фин. k¨ a ‘лапа’ [Kalima 1915:
  app¨                         app¨
145]. Причем из ливск. слово вошло в латышский язык,
ср. латыш. kepa ‘медвежья лапа’. На наш взгляд, более
убедительна версия SKES, где анализируемые слова воз-
водятся к ливв. kaptsu, люд. k¨ s, k¨ se ‘птичья лапа,
                     ˇ        apt’ ˇ apt’ ˇ
лапа’, разделяя на прибалтийско-финской почве k¨ a app¨
‘лапа’ и k¨ a ‘заячья лапка’ [SKES: 260–261].
          aps¨
    По-видимому, контаминированный характер формы
представлен в словах: к´ пки ‘нижние части ног у домаш-
                        а
них животных’, отмечающийся в Вытегорском р-не (Ан-
дома) и в Пудожском (Каршево, Пога, Авдеево); к´ пки в
                                                 о
том же значении, бытующем в Пудожском р-не (Авдеево,
Каршево, Гакукса). Севернее, в н. п. Пяльма Пудожского
р-на уже бытует капечи, северо-западней — кяпечи; а
юго-западней — кабьи, при одном и том же значении.

 ´
КОЙБЫ
Слово к´ йбы ‘женские бедра’ имеет всего одну фиксацию
        о
в Подпорожском р-не (Шеменичи); это переносное значе-
ние. Более широкое распространение, но в основном, в
архангельских говорах, имеет слово койба ‘кожа, шку-
ра с ног животного’, отмеченное Далем, Подвысоцким,
а также производные от него — койбеницы, койбен-
ки ‘оленьи рукавицы шерстью наружу’, представленные
Далем, и койбенцы, койбенки в том же значении, от-
меченные Подвысоцким. Даль приводит помету «лопар-
ское», что, по-видимому, дает возможность судить, что
он возводил приведенный материал к саамским источни-


146             ´      ´       ´
               КЯРБА, КЯРЬБА, КЕРБА

кам. Калима и SKES отвергают гипотезу Даля, поскольку
из прибалтийско-финских языков это слово вошло в бал-
тийские — латыш. ku ¯ıb ‘кожа на ногах тюленя, собаки’,
литов. kuibina ‘подошвенная кожа’. В саамский язык, ср.
саам. kaipa, goaiba ‘шкура волка’ эта единица пришла,
по мнению Калимы и авторов SKES, из финского языка.
Калима полагает, что русское слово в данном случае яв-
ляется карельским заимствованием — кар. koibi [Kalima
1915: 122]; ср. также данные в SKES: люд. koib ‘шкура с
ног медведя, лося, коровы’, ливв. kuoiba ‘кожа с конеч-
ностей тюленя’.
   В нашем случае зафиксировано переносное значение
‘женские бедра’, которое имеет соответствующее хожде-
ние, например, в фин. koipi ‘нога животного’, а в про-
сторечии ‘нога человека’. Отмеченное в Шеменичах Под-
порожского р-на слово койбинцы ‘рукавицы’, из-за его
изолированного распространения, довольно трудно клас-
сифицировать как автохтонное слово, в архангельских
говорах оно имеет широкую дистрибуцию.

 ´      ´       ´
КЯРБА, КЯРЬБА, КЕРБА
Кярба ‘свора собак во время течки’ отмечается в Под-
порожском р-не (Заозерье, Яндеба, Ульино, Пидьма), в
Прионежском (Педасельга), в Вытегорском (Ошта); по
данным КСРГК данная лексема бытует в Киришском р-не.
Вариант к´ рьба зафиксирован в н. п. Ладва Прионежско-
          я
го р-на.
   Керба ‘время течки у медведей’ по данным КСРГК
зафиксировано в Кондопожском р-не.
   Словарь Куликовского отмечает слово кярба ‘стая со-
бак во время течки’ в Пудожском уезде. Лесков выделяет
вариант кярба с тем же значением без точной географи-
ческой фиксации. Калима считает, что это заимствование


                     ´      ´
                    КЯРЗА, КЯРЗЯ                  147
можно отнести к южнокарельскому, олонецкому (ливв.)
или вепсскому влиянию — кар. k¨  arpi ‘течка у живот-
ных’, фин. k¨ a с тем же значением [Kalima 1915: 146].
            arp¨
Однако, у Калимы отсутствует вепсский материал, кото-
рый имеется в настоящее время — вепс. k¨ ‘состояние
                                        arb
течки, охота, гон — у некоторых животных’. Ареальное
распространение данных лексем — Вытегорский, Подпо-
рожский, Прионежский р-ны, а также частично Кондо-
пожский р-н, что подтверждает идею вепсской природы
данного материала.

 ´      ´
КЯРЗА, КЯРЗЯ
Данные варианты отмечаются в основном в значении ‘мор-
да животного’, но могут также употребляться в перенос-
ном значении ‘морда, рыло — о лице человека’. Вариант
кярза отмечается в Подпорожском р-не (Ульино, Пидьма,
Шеменичи, Заозерье, Яндеба), в Вытегорском р-не (Ме-
гра, Ошта), в Прионежском (Ладва). В н. п. Шустручей
Подвысоцкого р-на кярза бытует в значении ‘несговорчи-
вый, неуживчивый человек’. Вариант кярзя имеет узкое
хождение в Подпорожском р-не (Курпово, Корба).
   В словаре Куликовского зафиксированы оба вариан-
та кярза, кярзя ‘морда животного’ в Лодейнопольском и
Вытегорском уездах, а также по течению р. Свири. Кали-
ма вслед за Лесковым, Погодиным полагает, что в данном
случае заимствование из ливв. k¨ a или чухон. k¨
                                 arz¨               arz,
при фин. k¨ a [Kalima 1915: 146; Погодин 1904: 38; Ле-
           ars¨
сков 1892: 100]. SKES, по-видимому основываясь на том,
что данное слово широко распространено в прибалтий-
ско-финских языках, ср. кар. k¨ a, люд. k¨
                              ars¨       arz, эст. k¨
                                                    ars,
вепс. k¨ в значении ‘морда, рыло’, говорит о заимство-
       arz
вании из прибалтийско-финских языков в русские диа-
лекты [SKES: 262].


148             ´      ´      ´
               ПАГМА, ПАГНА, ПАДМА

   На наш взгляд, дистрибуция данного слова на терри-
тории вепсского языкового влияния позволяет говорить
о вепсском заимствовании, причем анализируемые сло-
ва ограничены в своем распространении юго-западной
частью Прионежья (Подпорожский, Вытегорский, При-
онежский р-ны).

 ´      ´      ´
ПАГМА, ПАГНА, ПАДМА
Пагма ‘медвежья берлога’ зафиксировано в Прионеж-
ском р-не (Лехнаволок), а также в Лодейнопольском р-
не (Ефремково). Падма в этом же значении отмечается
в Кондопожском р-не (Кулмукса). Пагна ‘захламленная
кровать; неубранная постель’ бытует в Лодейнопольском
р-не (Красный Бор); данное значение является перенос-
ным, но преобладающим в данном населенном пункте по
КСРГК, где также зафиксировано и первичное значение
‘медвежья берлога’.
    Куликовский в словаре представляет два варианта:
пагна в Вытегорском уезде и пагма в Петрозаводском
уезде в значении ‘медвежья берлога, логово хищного зве-
ря’.
    Калима возводит данные варианты к кар. pahna ‘ме-
сто, где спят собаки, коровы, медведи’, ‘свиной хлев’ [Ka-
lima 1915: 177–178]. В SKES широко представлены ма-
териалы, бытующие в прибалтийско-финских языках —
фин. pahna ‘куча соломы’, ‘место для спанья на соло-
ме’; эст. южн. paht ‘помещение для свиньи’, ‘хлев’; люд.
pahn ‘медвежья берлога или барсучья нора’; ливв. pahnu
‘свиной хлев’ [SKES: 457].
    СВЯ отмечает два значения — pahn ‘подстилка, со-
лома для свиньи’, pahnad ‘посещение роженицы’. По-ви-
димому, анализируемое заимствование восходит к кар.
pahna, люд. pahn, а вариант с [м] возник уже на основе


               ´      ´      ´
              ТУРБА, ТЮРБА, ТЮРЬБА                149
русских говоров в связи с неясной внутренней формой.
Анализируемая лексика фиксируется спорадически и су-
зила свой ареал по сравнению с прошлым веком, в юж-
ном Прионежье зафиксировать данное заимствование не
удалось.

 ´      ´      ´
ТУРБА, ТЮРБА, ТЮРЬБА
Приведенные варианты отмечаются в значении ‘морда жи-
вотного’. Вариант турба — в Пудожском р-не (Нигижма,
                    ´
Черново, Каршево), в Прионежском (Вороново, Суйсарь),
в Кондопожском (Тулгуба, Гангозеро), в Медвежьегор-
ском (Белохино). Вариант тюрба зафиксирован в Мед-
вежьегорском р-не (Великая Губа, Узкие, Шуньга, Вы-
розеро, Загубье, Петры, Палтега, Космозеро, Кузаранда,
Пяльма, Черкасы), в Кондопожском р-не (Диановы Го-
ры, Тулгуба, Ладмозеро), в Пудожском (Бураково, Гакук-
са), в Прионежском (Педасельга). В н. п. Лижма Кондо-
                                      ´
пожского р-на бытует также дериват тюрбочка. Вариант
тюрьба распространен в Медвежьегорском р-не (Чел-
мужи, Великая Губа, Кефтеницы, Есино, Кажма, Узкие,
Шуньга, Ламбасручей, Лонгасы, Сенная Губа), в Пудож-
ском р-не (Авдеево, Песчаное, Римское), в Кондопожском
(Лижма).
    В источниках прошлого века представлен следующий
материал. В Опыте — турба ‘морда лошади’ в Архангель-
                       ´
ской губернии; у Подвысоцкого — турба ‘морда у кошки
                                   ´
и собаки’ в Кемском уезде; в словаре Куликовского отме-
              ´
чен вариант тюрба ‘морда, рыло у животного’ в Петроза-
водском уезде. Подвысоцкий записал также слово турба
                                                   ´
‘морда, рыло, в насмешку говорят о человеческом лице’ в
Поморье.
    Калима возводит данное заимствование к кар. turpa
‘морда, рыло’, тогда как Веске, Погодин к фин. turpa.


150            ´         ´
               УЛАЙДАТЬ, УЛАНДАТЬ

Причем Калима сюда же относит лексемы т´ рба, т´ р-
                                            о      о
балка, т´ рбало, отмеченные в словаре Куликовского, но
         о
указывает на возможную контаминацию с рус. торба ‘ме-
шок, сума, подвешиваемая к морде лошади’ [Веске 1890:
111; Погодин 1904: 61; Kalima 1915: 228]. По-видимому,
приведенные Куликовским лексемы в значении ‘морда,
рыло’ обязаны своей семантикой карельскому языковому
влиянию, а форма торба появляется в связи с синоними-
ческим притяжением, т. е. наиболее частотная форма ви-
доизменяет менее частотную. Недаром эти варианты бы-
ли обнаружены Куликовским в Пудожском уезде, где при-
балтийско-финское влияние проявляется только на суб-
стратном уровне. В ареалах, где совмещается субстрат-
но-адстратное взаимодействие в русских говорах поддер-
живается форма, близкая к этимону.
    Анализируемые варианты распространены в основном
в Заонежье и в прилегающих к нему р-нах, причем ва-
риант турба практически отсутствует в Заонежье, пре-
обладая в Пудожском р-не, частично в Кондопожском и
Прионежском р-нах. Варианты тюрба, тюрьба распро-
странены преимущественно в Заонежье.

´         ´
УЛАЙДАТЬ, УЛАНДАТЬ
Приведенные выше варианты имеют значение ‘выть о
волке, собаке’, а также ‘громко протяжно петь’. Вари-
ант улайдать распространен в Медвежьегорском р-не
(Кефтеницы, Челмужи, Шуньга, Великая Губа, Ламба-
сручей, Толвуя, Загубье, Великая Нива, Космозеро, Пал-
тега, Шильтя), в Пудожском р-не (Пяльма, Песчаное),
в Кондопожском р-не (Тулгуба, Новинка), в Сегежском
р-не (Валдай, Вожма Гора), в Прионежском р-не (Зао-
зерье). Вариант уландать отмечен в Вытегорском р-не
(Щекино, Ковжа, Андома, Ошта, Мегра, Казаково), в


               ´         ´
               УЛАЙДАТЬ, УЛАНДАТЬ                 151
Подпорожском р-не (Согиницы, Родионово, Важины, Ше-
меничи, Корба, Усланка, Курпово, Юксовичи, Шустручей,
Яндеба, Пидьма), в Прионежском р-не (Суйсарь, Маше-
зеро, Педасельга, Ладва), в Пудожском р-не (Каршево,
Гакукса). На смежной территории вариант улайдать за-
фиксирован в Кемском р-не, вариант уландать — в Бе-
лозерском и Череповецком р-нах.
   Были отмечены дериваты улайд´ ‘плаксивый ребе-
                                   ун
нок’ в н. п. Кефтеницы Медвежьегорского р-на; уланда-
                                                ´
ньё ‘вой волка’ в н. п. Девятины Вытегорского р-на. По
данным ПЛГО удалось зафиксировать смешанные ареа-
лы, где одновременно распространены варианты на -айда-
и -анда-, это н. п. Авдеево Пудожского р-на; и в Кондо-
пожском р-не (Гангозеро, Кулмукса, Новинка, Лижма).
   В словаре Куликовского представлены два варианта —
уландать — в Вытегорском, Лодейнопольском, Петроза-
водском уездах; улайдать в Петрозаводском, Повенецком
уездах. Калима, ориентируясь на материалы Сетяля, де-
лает вывод о вепсском заимствовании — вепс. ulaidab
‘плачет’ (3 л. ед. ч.). Авторы SKES говорят об ономато-
поэтической природе данного слова и поэтому не столь
категоричны в определении этимона. Они предполагают
карельско-вепсскую этимологию. SKES отмечает также,
что слово ulaita ‘выть’ широко представлено в восточно-
финских диалектах, а также в кар. ulata, ливв. ulista
                                                    ˇ
[SKES: 1528–1529] . На наш взгляд, в силу смежности
ареала и схожести формы больше оснований считать убе-
дительной вепсскую гипотезу Калимы.
   Следует отметить, что вариант -айда- представлен в
основном в Заонежье и в прилегающих к нему р-нах:
в Сегежском, Медвежьегорском, восточной части Кон-
допожского, в северной части Прионежского, в северной
части Пудожского р-на. Вариант на -анда- бытует пре-


152                     ´   ´
                        АГИВИН

имущественно в южной части Прионежского, в Подпо-
рожском, Вытегорском, южной части Пудожского р-на,
а на смежной территории в говорах Белозерского и Че-
реповецкого р-нов, которые также характеризуются как
зона вепсского влияния. Отмечаются смешанные ареалы
или зоны вибрации — в Кондопожском и в Пудожском
р-нах, где фиксируются глаголы как на -айда-, так и на
-анда-.


Наименования рыб и частей их тела
Данная тематическая группа довольно обширна по коли-
честву лексем и насчитывает около 100 слов и вариантов.
Кроме приводимых выше источников при сборе материа-
ла были использованы: для рыб, общенародные названия
которых широко известны, латинская номенклатура не
давалась, но она использовалась при наименованиях рыб
менее распространенных.

´   ´
АГИВИН
Агивин ‘окунь’ по данным КСРГК отмечен в населенных
   ´
пунктах Медвежьегорского р-на. Герд приводит форму
´
ахвен с тем же значением в Медвежьегорском и При-
онежском р-нах, сравнивая с кар. ahven, ливв. ahven’,
люд., вепс. ahven ‘окунь’ [Герд 1988: 7]. На смежной тер-
                                 ´
ритории зафиксированы форма ашвин с тем же значе-
нием в Каргопольском р-не (Ершово): — Окуня у нас
                                         ´
ашвином зовут. С другим ударением агивин отмечено
по данным КСРГК в Пудожском р-не: Вчера такого аги-
вина вытащил. Ср. также [СРГК 1: 17].
   По данным ПЛГО данное слово зафиксировать нигде
не удалось, а так как семантика слова агивин тожде-


                           ´
                        ВАСИЛЬ                      153
ственна исконному слову окунь и в силу единичности
фиксаций, вряд ли здесь мы имеем дело с заимствовани-
ем, скорее всего это или своего рода иноязычное вкрапле-
ние, или данное слово было зафиксировано в речи недав-
но обрусевших карел.

   ´
ВАСИЛЬ
Лексема василь ‘мелкий окунь’ фиксируется в Подпо-
             ´
рожском р-не [СРГК 2: 164]. Вероятно, ее не следует
рассматривать на исконной почве. Возможно она связа-
на с вашкал ‘мелкая рыба’ (Вашкинский р-н), вашкалок
(Вашкинский р-н: На Вашкозере вашкалок хорошо ло-
вится), вашка (Белозерский р-н) [см. СРГК 1: 166].
   В отношении лексемы вашкал можно предположить,
что ее, вероятно, следует связывать с саам. vuosk, vuosko
‘окунь’ [KOLTKS: 796].

   ´      ´
ГАЛЕЯ, ГАЛЕЙКА
Гал´ я, гал´ йка ‘мелкая селедка’ по данным КСРГК от-
     е      е
мечено в Кондопожском р-не. Основное распространение
этого заимствования в говорах кольских поморов и в Бе-
ломорье. По КСРГК отмечено г´ ллий, галий ‘сельдь’ в
                                а
н. п. Умба, Оленица Терского р-на. В словаре Меркурьева
зафиксировано г´ лий, г´ ллий, г´ лей в том же значении
                 а      а       а
в окрестностях г. Кандалакша.
    Первая фиксация анализируемого слова в Опыте —
гальдья ‘Clupea sardina, сельдь средней величины из
водящихся в Белом море’ (Арх., Ржев. Твер.), отмеча-
ется при этом финский этимон haili ‘салака’. Даль при-
водит несколько вариантов: галадь´ с тем же значени-
                                    я
ем, галдь´ , голодь´ ‘беломорская сельдь’, г´ лей ‘мел-
           я        я                        а
кая рыба без икры (о сельди)’ в Кемском уезде. В сло-



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика