Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русские говоры Обонежья: ареально-этимологическое исследование лексики прибалтийско-финнского происхождения

Голосов: 3

В книге представлено около 2 000 русских диалектных слов прибалтийско-финнского происхождения с указанием на населённый пункт, в котором слово было зафиксированно, и с подробным этимологическим комментарием (впервые приводится около 100 новых этимологий). Основные данные были получены автором в ходе диалектологических экспедиций 1990-2001 гг., во время которых было обследовано 55 населённых пунктов на побережье и островках Онежского озера, опрошено около 150 информантов. Анализировалась лексика природы, сельского хозяйства, быта и т.д.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    94            ´         ´    ´  ´
             МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ

ских, мезенских, каргопольских, северодвинских, плесец-
ких; в кировских и пермских говорах; 2. ‘темноватые и
водянистые верхние слои ствола сосны’ в мезенских, в
вологодских верховажских, тотемских, никольских вели-
коустюгских; 3. ‘мелкий сосновый лес, растущий на бо-
лоте’ — в архангельских, каргопольских, холмогорских,
северодвинских говорах [Чайкина 1975: 32–33]. Широко
представлено слово мянда в СРНГ, в дополнение к при-
веденным материалам здесь выделяются значения: ‘низ-
корослый сосновый лес (растущий в болотистых местах)’
в Каргопольском, Холмогорском р-нах и в Вытегорском
р-не; ‘низменное прилегающее к болоту пространство’ в
Кирилловском уезде Новгородской губернии; кроме того,
в значении ‘чахлая болотная сосна’ слово мянда фикси-
руется в печорских говорах Республики Коми.
    Лексема мянд´ к ‘сосна с толстым слоем заболони’ от-
                  а
мечается в Вытегорском р-не (Мегра); в Подпорожском
р-не (Ульино, Шеменичи). В н. п. Пидьма этого же р-на
бытует значение ‘гнилое бревно’, а кроме того, сильно
развито экспрессивное диффузное значение, вызванное
метафорическим переносом, оно реализуется в отноше-
нии ‘очень толстого человека’, ‘старого переросшего гри-
ба’,‘очень толстого живота’. В соседнем н. п. Согиницы
употребляется слово мяндак ‘толстяк’.
   В материалах Полякова по Вытегорскому и Пудож-
скому уездам мяндак имеет значение ‘сосновый бор’; в
СРНГ в тех же уездах мянд´ к ‘низкорослый сосновый
                            а
лес, растущий на бедной почве’.
   Дериват мянд´ ч ‘сосна с толстым слоем заболони’ от-
                а
мечается в Пудожском р-не (Гакукса, Авдеево, Каршево,
Песчаное, Пяльма, Римское), в Сегежском р-не (Валдай,
Вожма Гора), в Кондопожском р-не (Новинка), в Прио-
нежском (Ладва); с ударением на первом слоге м´ ндач с
                                               я


              ´         ´    ´  ´
             МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ                  95
тем же значением бытует в Заонежье (Загубье, Толвуя).
В Подпорожском р-не (Шустручей) мянд´ ч имеет зна-
                                         а
чение ‘гнилое лежачее дерево’. На смежной территории
мянд´ ч ‘дерево с толстым слоем заболони’ употребляет-
      а
ся в Беломорском р-не; сходное значение мянд´ ч ‘мел-
                                                а
кий сосновый лес с рыхлой древесиной’ дает Меркурьев
в говорах вокруг г. Кандалакши; мянд´ ч ‘сосняк’ быту-
                                      а
ет в Плесецком р-не; мянд´ ч ‘сосна’ распространено в
                            а
Североморском р-не. С вариантным ударением м´ нд´ ч
                                                  я а
‘заболонь’ зафиксировано в Терском р-не.
    Первая фиксация слова мянд´ ч ‘редкослойный не на
                                а
боровом месте растущий лес’ представлена в Опыте в
Вятской губернии. У Подвысоцкого — мянд´ ч ‘растущая
                                           а
на болоте сосна’. В СРНГ — мянд´ ч ‘редкослойное де-
                                   а
рево’ зафиксировано в Каргопольском р-не; в значении
‘низкорослый сосновый лес’ отмечается в беломорских
говорах, в Шенкурском р-не, Вельском, Тотемском уезде,
Республике Коми, в Челябинском уезде, Иркутской, Но-
восибирской областях. Слово м´ ндина по данным ПЛГО
                              я ´
отмечается тольо в Заонежье в значении ‘сосна с тол-
стым слоем заболони’ (Ламбасручей, Космозеро, Кефте-
ницы, Пабережье), причем в н. п. Кефтеницы зафиксиро-
вано значение ‘заболонь’. В Кондопожском р-не (Лижма)
мяндина бытует с семантикой ‘нестроевой лес’; в При-
      ´
онежском р-не мяндина по материалам Дилакторского
                     ´
дается в значении ‘низкосортный строевой лес’ в Вологод-
ском и Грязовецком уездах. Куликовский отмечает, что в
Петрозаводском уезде вместо мянды употребляется сло-
во м´ ндина.
     я ´
    По данным ПЛГО в Заонежье (Палтега, Великая Ни-
ва) зафиксировано слово мянд´ чина ‘сосна с толстым
                               а
слоем заболони’. В словаре Куликовского представлено
мяндочина ‘низкая худая сосна или ель’, бытующее в
        ´
Повенецком уезде.


96            ´         ´    ´  ´
             МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ

    В Лодейнопольском р-не по КСРГК отмечается лексе-
ма мяндечина ‘заболонь’. В словаре Подвысоцкого фик-
            ´
сируется м´ ндочина ‘низкорослая сосна или ель’ в Пи-
            я
нежском уезде.
    Данные КСРГК по Плесецкому р-ну представляют зна-
чительное число диминутивов, в значении ‘небольшая бо-
лотная сосна’ отмечены следующие: мянд´   ушка, мянд´у-
шечка, мянд´   улечка, с другим вокализмом — менд´ шеч-
                                                 я
ка.
    Чайкина приводит слово мяндовище ‘низменное ме-
сто, поросшее елью или сосной’ в Кемском и Повенецком
уездах. Даль под значением ‘болотная сосна, редкослой-
ная, рыхлая, несмолистая, дрябловатая; сосна белая или
даже синяя, растущая не на своей почве’ дает несколь-
ко лексем — мянд´ , мянд´ ч, мянд´ вник, мянд´ вый
                     а        а       о           о
лес, причем указывая, что они бытуют в Архангельской,
Вологодский, Олонецкой губерниях, не определяет, где
какая лексема распространена. В СРНГ зафиксировано
слово мянд´ чник ‘мелкий сосновый лес на болоте’ в пе-
             а
чорских говорах (Усть-Цилемский р-н). Уже упоминав-
шееся относительное прилагательное мянд´ вый, обычно
                                           о
употребляющееся в сочетаниях мяндовое дерево, мян-
довая сосна, мяндовый лес на смежной территории в
Лодейнопольском, Беломорском р-нах, а также в окрест-
ностях г. Кандалакша. Опыт представляет следующий ма-
териал: м´ ндовый ‘непрочный’ — Мяндовый лес (Вер-
          я
ховаж., Волог., Вят.). У Подвысоцкого — мяндовое де-
рево — ‘редкослойное малосмолистое дерево’ в Пинеж-
ском и Мезенском уездах. Прилагательное мяндачный
‘с толстым слоем заболони’ отмечается в Прионежском
р-не (Ялгуба), а также в говорах Плесецкого и Терского
р-нов, и в окрестностях г. Кандалакши. Словосочетание
мяндов´ тый лес по КСРГК зафиксировано в Пудожском
        а
р-не; мяндов´ тое дерево с тем же значением ‘с толстым
               а


              ´         ´    ´  ´
             МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ                   97
слоем заболони’ в Беломорском р-не. Если для говоров
Севера европейской части России свойственно употреб-
ление в первом слоге [’а], то для говоров Урала и Сибири
характерно употребление в первом слоге, обычно преду-
дарном, [’е]. В Опыте имеется менд´ ч ‘редкослойный не
                                     а
на боровом месте растущий лес’, менд´ вый ‘о дереве; не
                                       о
толстый; отмечено в Сибири’. В словаре Даля: менд´ ч,а
менд´ жник, менд´ вый лес ‘мелкий кривой, ерник; мел-
      а             о
кий и рыхлый, трухляый, дряблый’; менд´ чная сосна
                                            а
‘редкослойный, с толстою заболонью; рыхло-беловатый
лес в отрубе и вскоре синеющий’ даются как слова, упо-
требляющиеся в Сибири.
    В настоящее время и на территории Обонежья фик-
сируются варианты с [е], распространение которых не
столь велико. В Вытегорском р-не (Великий двор) от-
мечается менд´ ‘дерево с толстым слоем заболони’, бы-
                а
тует оно также в Плесецком и Каргопольском р-нах, в
словаре Беляевой — м´ нда ‘заболонь’. В СРНГ фикси-
                        е
руются: м´ нда ‘низкорослый кривоствольный сосновый
           е
лес’, ‘редкослойное дерево’ в Каргопольском р-не; менд´ а
‘сырой рыхлый’ слой древесины с пометой «Кадн. Во-
лог.», а также м´ нда ‘сосна с некачественной непрочной
                  е
древесиной’ в говорах Свердловской области. В Кондо-
пожском р-не (Лодмозеро) распространено слово менд´ ч а
‘дерево с редкими слоями древесины’, в СРНГ отмеча-
ется менд´ ч ‘о хилом слабом дереве’ в Мезенском р-не.
           а
В СРНГ лексема менд´ ч ‘лес с некачественной слабой
                        а
древесиной’ кроме Прионежского и Медвежьегорского р-
нов представлена в Новосибирской, Томской, Иркутской,
Пермской областях, Красноярском и Алтайском краях;
менд´ ч ‘гниющий на корню лес’ представлена в Курган-
      а
ской области; в Свердловской области — менд´ ч ‘моло-
                                                а
дой хвойный лес’; в печорских и среднеуральских гово-
рах — менд´ ч ‘молодой сосновый лес’. Одним словом,
              а


98           ´         ´    ´  ´
            МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ

форма менд´ ч имеет широкое распространение, начиная
             а
с архангельских говоров вплоть до говоров восточной
Сибири и южного Урала. Прилагательное менд´ вый с
                                               о
тем же значением, что и мянд´ вый спорадически фик-
                              о
сируется по всему Обонежью в Вытегорском, Пудожском,
Подпорожском, Кондопожском, Медвежьегорском р-нах,
а также в Чудовском и Лодейнопольском р-нах. В СРНГ
менд´ вый ‘с непрочной древесиной’ отмечается в воло-
     о
годских, томских, новосибирских, кемеровских говорах,
а также в русских говорах Бурятии; с иным ударени-
ем в том же значении м´ ндовый зафиксирован в архан-
                       е
гельских, среднеуральских и тюменских говорах. Менее
распространено прилагательное менд´ чный ‘с непрочной
                                   а
некачественной древесиной’, оно бытует в Вытегорском
р-не, а также по СРНГ в пермских, уральских, томских,
кемеровских, красноярских говорах. По КСРГК фикси-
руется слово мяндина ‘сосна с толстым слоем заболони’
                  ´
в Медвежьегорском р-не (Падмозеро) и в Кондопожском
(Гангозеро). В СРНГ — менда ‘мелкая сосна с крупно-
слойной рыхлой древесиной’ по материалам Иваницкого
в Вологодской губернии.
   В сопредельных говорах в КСРГК представлено сло-
во мендечина ‘слой дерева непосредственно под корой’ в
           ´
Чудовском и Лодейнопольском р-нах. В СРНГ отмечается
близкое по форме мендачина ‘сосна с непрочной древе-
                         ´
синой’ на северном Среднем Урале, а также в Томской и
Кемеровской областях; в значении ‘сердцевина дерева’ в
новосибирских говорах, где также зафиксировано значе-
ние ‘рыхлый слой древесины под корой’.
   Так как анализируемая лексика довольно частотна,
то отмечается значительное число дериватов и фонетиче-
ских вариантов, широко представленных в СРНГ: менд´ ж
                                                   а
‘низкорослый кривоствольный стелющийся лес’ (Чердын.
Перм.); мянд´ ш и менд´ ш со сходным назначением ‘де-
               а       а


              ´         ´    ´  ´
             МЯНДА, МЯНДАК, МЯНДАЧ                    99
рево с непрочной древесиной’ в среднеуральских гово-
рах, на Енисее и в Бурятии; менд´ шник ‘сосновый лес
                                    а
с рыхлой древесиной’ — в пермских говорах; менд´      уха
‘сосна с непрочной древесиной’ в среднеуральских гово-
рах; менд´ к ‘лес со слабой непрочной древесиной’ также
          а
в среднеуральских говорах; прилагательное менд´ жный
                                                  я
‘рыхлый, непрочный — о древесине’ в говорах южного
Урала; менг´ ч ‘лес со слабой недоброкачественной дре-
             а
весиной’ отмечается в СРГКК. В Опыте представлен пре-
фиксальный дериват с´   умендач ‘не такой влажный как
мендачный лес’ в Тобольской губернии. Фиксируется лек-
сема минда в фольклорных источниках: «Минда — жа-
рова, Заболонь — оболонь» с пометой Тихв. Новг. В ни-
жегородских говорах СРНГ дает вариант мандовый ‘низ-
косортный — о сосновом лесе’.
    Анализируемое слово имеет давнюю традицию этимо-
логических исследований. Даль в словарной статье мян-
да указал, что это слово карельского происхождения.
Шегрен, Грот возводили его к фин. m¨   anty ‘сосна’. Веске
варианты с «я» и с «е» рассматривает вместе, на первое
место также ставил фин. m¨    anty, но приводит также и
эст. m¨and и ливск. m¨and. Калима, на наш взгляд, совер-
шенно справедливо возводит диалектное русское слово
к кар. ливв. m¨ u, люд. m¨
               and ¨         and [Шегрен 1854: 162; Грот
1876: 446; Веске 1890: 83; Погодин 1904: 156; Kalima 1915:
171]. Чайкина, опираясь на то, что в вепсском языке сло-
во m¨and бытует в двух значениях, а) ‘рыхлая заболонь —
обычно сосны’, б) ‘сосняк на болоте’, полагает, что в Бе-
лозерье это слово было заимствовано из языка древней
веси [Чайкина 1975]. Безусловно, в русский язык ана-
лизируемое слово пришло давно — первая фиксация в
словаре Срезневского под 1462 г.
    Широкое употребление слова м´ нда в говорах Каре-
                                    я
лии, Вологодской области как формы наиболее близкой


100                     ´
                        ОХТЕГА

к прибалтийско-финскому лексическому материалу поз-
воляет говорить о карельско-вепской этимологии. SKES
не видит возможности установить конкретный источник
заимствования и говорит о его общем прибалтийско-фин-
ском характере [SKES: 359]. Широкое распространение
заимствования, скорее всего, связано с русскими мигра-
ционными потоками на восток. Трудно судить, связаны
ли с анализируемым материалом слова: м´ ндра ‘пустошь’
                                       я
в словаре Герасимова; м´ ндры ‘рыболовная снасть из
                        е
прутьев’ по КСРГК, отмеченное в Калдуйском р-не; мён-
друшки ‘колья из белой несмолистой сосны’ в тихвин-
ских говорах по СРНГ.

´
ОХТЕГА
Данное слово в значении ‘сорное колючее растение, обыч-
но чертополох, осот’ отмечено в Медвежьегорском р-не
(Ламбасручей, Палтега, Загубье, Шильтя, Челмужи, Ве-
ликая Нива, Керака), в Пудожском р-не (Пяльма, Песча-
ное, Римское). В н. п. Толвуя по данным ПЛГО зафикси-
ровано значение ‘плохая по качеству трава’; в н. п. Сенная
Губа того же Медвежьегорского р-на отмечено значение
‘место в лесу’.
                                 ´
   Куликовский приводит слово охтега в значении ‘хвощ’
в Заонежье. Калима, сомневаясь в семантической обос-
нованности, предлагает все же карельский этимон кар.
ohtahane ‘чертополох’ [Kalima 1915: 177]. Сомнение в до-
стоверности этимологии основано на ошибочном, на наш
взгляд, значении, которое дал Куликовский — ‘хвощ’.
Данные ПЛГО и КСРГК представляют значение, ана-
логичное значению предлагаемого этимона карельского
языка. Авторы SKES, сомневаясь в определении конкрет-
ного этимона для русского диалектного слова, приво-
дят массу соответствий из прибалтийско-финских язы-


          ´        ´       ´      ´
         ПАККУЛА, ПАКУЛА, ПАКЛЯ, ПАКЛА           101
ков: фин. ohdake, фин. диал. ohjake, ohjakas, ohjakka,
ливв. ahtoi, эст. ohakas. На наш взгляд, люд. ohtikas
                  ˜
более всего соответствует русской диалектной форме.
   Следует также отметить, что данное заимствование
распространено в узком ареале, по членению Шахматова
— ёкающие говоры Заонежья.

 ´        ´       ´      ´
ПАККУЛА, ПАКУЛА, ПАКЛЯ, ПАКЛА
В значении ‘нарост на стволе березы; гриб чага’ вари-
ант паккула бытует в Медвежьегорском р-не (Космозе-
ро, Харлово, Тявзия, Кефтеницы, Толвуя, Лисицино, Мя-
грозеро, Типиницы, Пабережье, Есино, Кузаранда, Вели-
кая Губа, Шуньга, Великая Нива, Ламбасручей, Палтега,
Загубье, Шильтя, Челмужи, Сенная Губа), в Пудожском
р-не (Пяльма, Римское, Каршево), в Кондопожском р-не
(Лижма, Тулгуба, Кулмукса, Новинка, Гангозеро, Лад-
мозеро, Диановы Горы), в Прионежском р-не (Суйсарь),
в Сегежском р-не (Валдай, Вожма Гора). Вариант па-
кула фиксируются также в Медвежьегорском р-не (Сен-
ная Губа, Великая Губа, Лахново, Данилово, Тявзия). На
смежной территории паккула отмечается в Онежском,
Кемском, Беломорском, Терском р-нах; вариант пакула
— в Онежском, Беломорском, Терском; форма с двойным
[к] фиксируются также в словаре Меркурьева, в диссер-
тации Сало.
    Дерягин, Комягина фиксируют слово пакула почти
по всей территории Архангельской области в Каргополь-
ском, Шенкурском, Пинежском, Холмогорском, Мезен-
ском р-нах [Дерягин, Комягина 1972: 45].
    Противопоставленный ареал образует вариант пакля,
с тем же значением он распространен в Вытегорском р-не
(Гуляево, Мегра, Мушниковская, Андома), в Подпорож-
ском р-не (Юксовичи), в Прионежском р-не (Педасельга,


102                ´        ´
                  ПАККУЛА, ПАКЛЯ

Ладва). Вариант пакла с тем же значением зафиксирован
по КСРГК в н. п. Шеменичи Подпорожского р-на, он так-
же отмечен и в сопредельных р-нах — Лодейнопольском,
Чудовском.
    Единичной фиксацией представлен дериват пакулина´
‘чага’ по КСРГК в Пудожском р-не (Канзанаволок). С
двойным [к] — паккулина бытует в Киришском р-не.
    В основном на смежной территории отмечается слово
п´ клина — Сланцевский, Лодейнопольский, Киришский
  а
р-ны, представлено оно также в работе Герда [Герд 1975:
188–194] как распространенное в Чудовском р-не.
    Только по данным КСРГК фиксируются варианты п´ -  а
колка, п´ кколка в значении ‘чага’ в Киришском и Чу-
          а
довском р-нах.
    С процессом диссимиляции геминаты [kk] связана,
по-видимому, форма п´ ткула ‘чага’, отмеченная в Медве-
                       а
жьегорском р-не (Черкасы, Космозеро). Та же тенденция
способствовала появлению варианта пахкула, бытующе-
го в Онежском р-не (Кянда). В Тихвинском р-не записано
прилагательное п´ ккульный (чай) ‘чай из паккулы’, от-
                   а
меченное также в Кондопожском р-не (Гангозеро).
    Первая фиксация представлена Далем — п´ кула (Арх.,
                                             а
Волог.) ‘чага’; в словаре Подвысоцкого — паккула ‘губ-
                                               ´
чатый нарост на березе’ в Мезенском уезде. По-видимому,
ударение на втором от конца слоге ошибочно (возмож-
но, играет роль польское происхождение автора словаря).
В словаре Куликовского дается паккула ‘кап, нарост на
стволе дерева’ в Пудожском уезде (Песчаное). В матери-
алах Дилакторского представлено слово п´ кула ‘сухая
                                           а
березовая губка’ в Усть-Сысольском уезде. Шайкин при-
водит дериват пакулька ‘губчатый нарост на березе’. Са-
ло дает следующее слово — п´ ккулка. КСРНГ отмечает
                              а
вариант п´ кула на Печоре в Усть-Цилемском р-не. Лек-
           а


                    ´        ´
                   ПАККУЛА, ПАКЛЯ                    103
сема пакля в значении ‘чага, березовый трут или губка’
с пометами Арх., Волог. имеется в словаре Даля. Веро-
ятно, пакля ‘напиток березового сока внутри дерева в
виде полупрозрачной массы’, отмеченное Потаниным на
юго-западе Томской губернии, занесено в Сибирь мигра-
ционными потоками русских переселенцев.
    К происхождению анализируемого заимствования на-
чали обращаться с начала XX века. Дилакторский в снос-
ке указал, что пакула — зырянское слово. Погодин при-
водит в качестве этимона фин. pakkula. Калима возво-
дит к кар. pakkuli со значением аналогичным значению в
русских диалектах — ‘чага’. SKES дает следующие соот-
ветствия из прибалтийско-финских языков: ливв. pakkuli
‘образовавшийся из сока березы древесный трут, губка’,
люд. pakkul’ ‘нарост на березе, мягкое грибковое обра-
зование на стволе березы’. Форму пакля Калима объяс-
няет влиянием слова пакля ‘грубое волокно, отход об-
работки льна, конопли и других лубяных культур’. На
наш взгляд, формы пакля. пакла ‘чага’ не возникли в
русских говорах, а были перенесены из вепсского язы-
ка, ср. вепс. pakl ‘трут, гриб-трутовик’. В вепсском языке
форма pakl возникла в результате закономерных фонети-
чесих процессов. Из русских говоров слово пакула было
заимствовано коми языком — коми pakula — так полага-
ет Калима [Kalima 1915: 178–179]. КЭСКЯ рассматривает
это слово как прямое заимствование из прибалтийско-
финских языков в коми.
   Данное заимствование образует два ареала, имеющих
различные субстратные основы и поэтому представлен-
ных в говорах разными вариантами. Ареал вариантов
паккула, пакула ограничен Медвежьегорским, Пудож-
ским, Кондопожским и примыкающей к нему частью При-
онежского р-на.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика