Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Российские парламентарии начала ХХ века: новые политики в новом политическом пространстве: Монография

Голосов: 1

В монографии исследуется первый опыт становления в России публичного политика. Применив междисциплинарный подход, автор предпринял попытку по-новому взглянуть на отечественный политический процесс начала ХХ века. Особое внимание уделено рождению феномена homo politicus в России, правовому и общественному статусу членов Государственной Думы и Государственного Совета, моделям парламентского поведения. В приложении к книге приведен полный список российских парламентариев начала ХХ века, содержащий краткие характеристики их депутатской и политической активности. Книга адресована историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся политической историей России.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ __________________________
                                                         61

ных систем не только указали на более ранний характер политиче-
ских организаций, ориентированных на решение именно структур-
ных проблем, но и позволили сформулировать концепцию социаль-
ных расколов как основного источника партийного строительства1.
     Архитекторы новой политической системы стремились макси-
мально привязать ее к социальному рельефу тогдашней России. Не
без колебаний был сделан выбор в пользу представительства инте-
ресов, а не сословий, как основы избирательной системы. Избира-
тельный закон 6 августа/11 декабря 1905 г. предусматривал от-
дельное представительство крупных городов, многостепенные вы-
боры (предварительная стадия для крестьян, рабочих и неполно-
цензовых землевладельцев; уездные съезды избирателей по раз-
рядам; губернские избирательные собрания со смешенным соста-
вом выборщиков от всех курий), институт обязательного депутата,
избиравшегося на губернских собраниях выборщиками только от
крестьянской курии.
     Более последовательно принцип представительства интересов
проводился при формировании Государственного Совета. Члены
Совета по выборам представляли интересы короны, а состав вы-
борных членов Совета заполнялся на основе корпоративного прин-
ципа: 6 членов избирались от духовенства православной церкви
Синодом; 34 - от губернских земских собраний; 26 - от землевла-
дельцев неземских губерний; 18 - от дворянских обществ; 12 - от
торговли и промышленности; 6 - от Академии наук и университетов.
     Принцип представительства обособливал и противопоставлял
различные группы населения друг другу, провоцировал их на поли-
тическое выражение узких, эгоистических, социальных интересов.
При этом необходимо учитывать заметную произвольность в уста-
новлении норм представительства. Любопытное положение содер-
жалось в объяснительной записке к проекту указа 11 декабря
1905 г. «Об изменениях и дополнениях Положения о выборах в Го-
сударственную Думу»: «Бытовые группы населения доводят до Го-
сударственной Думы своих представителей в том же примерно

     1
       См.: Lipset S., Rokkan S. Cleavage Structures, Party Systems and Voter
Alignments: An Introduction / S. Lipset, S. Rokkan (eds). Party Systems and Voter
Alignments: Cross-National Perspectives. N-Y., 1967. P. 1-64.


62
_______________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

численном соотношении, в каком степень влияния этих классов
проявляется в действительной жизни»1. О том, что получилось на
практике, наглядно свидетельствуют данные по депутатскому кор-
пусу Государственной Думы первого созыва. Так, дворяне, соглас-
но переписи населения 1897 г., составляли 1.5% всего населения, а
в Думе - 36.7%; крестьяне, соответственно, 84.2 и 45.5%; духовен-
ство, соответственно, 0.5 и 3.3%.
     Избирательный закон 3 июня 1907 г. усилил сословный эле-
мент в представительстве интересов. В соответствии с этим зако-
ном была перераспределена норма представительства выборщи-
ков от каждой курии в губернских избирательных собраниях в поль-
зу землевладельцев. Институт обязательных депутатов распро-
странялся на все курии. Министр внутренних дел получил возмож-
ность разделять съезды избирателей по местностям уезда, нацио-
нальному признаку, разрядам соответственно роду и размеру цен-
за, создавая тем самым преимущество средним землевладельцам
перед мелкими, предпринимательским элементам перед городской
интеллигенцией, русским и православным перед остальными. В ре-
зультате дворяне в Государственной Думе третьего созыва уже со-
ставляли 49.9% депутатского корпуса, духовенство - 12.1%, а кре-
стьяне - только 22.1%.
     Установленные законодателем «правила игры» обрекали поли-
тическое поведение избирателей на зависимость от их социальных
интересов и положения. В этом же направлении оказывали свое
воздействие и реальные условия социальной жизни в России. Фе-
номен множественности партий в начале ХХ в. объяснялся, прежде
всего, дробностью социальной структуры российского общества,
многонациональным составом населения империи.
     Разорванность или расколотость российского общества в не-
малой степени была производной от процесса модернизации, по-
лучившего ускорение в результате Великих реформ 60 - 70-х гг.
XIX в. На обширнейшей территории Российской империи процесс
модернизации протекал неравномерно и неоднородно. Для иссле-
дования этих процессов был применен метод кластерного анализа
     1
      Цит. по: Котляревский С.А. Конституционное государство: Опыт поли-
тико-морфологического обзора. СПб., 1907. С. 112 (сноска).


РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ __________________________
                                                         63

типов и уровней модернизационного развития к 1907 г в 50 губер-
ниях Европейской России1.
     Губернии сравнивались между собой по 10 признакам, в каж-
дом из которых выделялись три уровня выраженности данного при-
знака - высокая степень, средняя и низкая:
     - доля населения, занятого в промышленности, по отношению
ко всему населению, как отражение социальных последствий про-
мышленного развития в условиях первичной индустриализации
(низкая степень - от 0.1 до 6.5%, средняя - от 6.6 до 13.0%, высокая
- более 13.0%);
     - численность городского населения как характеристика уров-
ня урбанизации (низкая степень - от 0.1 до 8.2%, средняя - от 8.3 до
16.4%, высокая - более 16.4%);
     - доля частных земель в общем крестьянском землепользова-
нии как отражение процесса разрушения традиционного уклада,
базировавшегося на принципе сословности землевладения (низкая
степень - от 0.1 до 11.1%, средняя - от 11.2 до 22.2%, высокая - бо-
лее 22.2%);
     - доля вкладчиков в сберегательные кассы, отдельно в городах
и сельской местности, по отношению ко всему городскому и сель-
скому населению, как характеристика вовлеченности населения в
систему рыночных отношений (соответственно, низкая степень - от
0.1 до 13.3 и от 0.1 до 1.7%, средняя - от 13.4 до 26.6 и от 1.8 до
3.4%, высокая - более 26.6 и 3.4%);
     - доля неместных уроженцев в составе населения (внутренняя
иммиграция) и проживающих вне пределов губернии, в которой
родились (внутренняя эмиграция) как показатели уровня социаль-
ной мобильности (соответственно, низкая степень - от 0.1 до 5.2 и

     1
       Основная идея метода заключается в последовательном объединении
группируемых объектов (в данном случае - губерний) - сначала самых близ-
ких, затем все более удаленных друг от друга. Процедура построения класси-
фикации состоит из последовательных шагов, на каждом из которых произво-
дится объединение двух ближайших групп объектов (кластеров). Программ-
ное обеспечение исследования разработано ведущим инженером вычисли-
тельного центра Пермского государственного университета к.т.н. О.Г. Пен-
ским.


64
_______________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

от 0.1 до 6.5%, средняя - от 5.3 до 10.4 и от 6.6 до 13.0%, высокая -
более 10.4 и 13.0%);
     - доля грамотных в составе всего населения как отражение
культурных сдвигов в обществе (низкая степень - от 0.1 до 15.3%,
средняя - от 15.4 до 30.6%, высокая - более 30.6%);
     - доля грамотных среди женского населения и доля девочек,
обучающихся в школах как отражение готовности общества к инно-
вациям (соответственно, низкая степень - от 0.1 до 9.1 и от 0.1 до
17.0%, средняя - от 9.2 до 18.2 и от 17.1 до 34.0%, высокая - более
18.2 и 34.0%). Данные признаки, прежде всего, свидетельствуют о
ломке патриархальных стереотипов во взглядах на социальную
роль женщин в крестьянской среде.
     В результате проведенного анализа все губернии Европей-
ской России распределились по 20 кластерам (группам):
 Воронеж-                    Новгород-
              Вологодская                   Архангель-
    ская                        ская
              Симбирская                        ская
  Вятская                   Самарская                     Волынская
              Тамбовская                    Пензенская
 Казанская                  Смоленская
               Уфимская                     Полтавская
 Олонецкая                   Псковская
                Костром-     Астрахан-
                  ская          ская                      Витебская
 Калужская                                Бессарабская
                Могилев-     Ковенская                     Гроднен-
Подольская                                   Минская
                  ская       Оренбург-                       ская
                Тверская        ская
                                          Донского вой-
               Виленская                         ска
                                                           Тавриче-
  Курская       Киевская                      область
                                                             ская
 Орловская      Саратов-     Рязанская      Екатерино-
                                                            Херсон-
  Тульская        ская                       славская
                                                             ская
              Харьковская                  Черниговская
                                           Ярославская
                           Курляндская
  Нижего-
               Владимир-     Лифлянд-                       Петер-
  родская                                   Московская
                  ская          ская                       бургская
 Пермская
                            Эстляндская


РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ __________________________
                                                         65

     Обращает на себя внимание количество полученных групп, что
свидетельствует о явной неравномерности и неоднородности про-
цесса модернизации, следовательно, о расколотости социального
пространства Европейской России между двумя полюсами - Вят-
ской и столичными губерниями.
     Полученные результаты позволяют выделить три типа модер-
низационных процессов в начале ХХ в., являвшихся одновременно
отражением различных стадий в развитии этих процессов. Тип, ко-
торый можно условно определить как «центр модернизации», вклю-
чает в себя 5 губерний - Курляндскую, Лифляндскую, Московскую,
С.-Петербургскую и Эстляндскую. Перечисленные губернии явля-
лись лидерами отечественной модернизации, пройдя на тот мо-
мент наибольшее расстояние по пути от традиционного общества к
индустриальному.
     Противоположностью столично-прибалтийскому выступает
тип, условно определяемый как «периферия модернизации». Дан-
ный тип объединяет 8 губерний - Вологодскую, Воронежскую, Вят-
скую, Казанскую, Олонецкую, Симбирскую, Тамбовскую и Уфим-
скую. Эти губернии отличались негородским и неиндустриальным
характером развития. Они представляют собой пример того, как
приспосабливалась и изменялась (была вынуждена приспосабли-
ваться и изменяться) аграрная глубинка под воздействием импуль-
сов, шедших со стороны «центра модернизации». Модернизацион-
ные возможности данного типа демонстрируют показатели Новго-
родской губернии. Будучи негородской и неиндустриальной губер-
нией, она отличалась относительно высокой степенью развития ча-
стного крестьянского землевладения и благосостояния сельского
населения, средним уровнем социальной мобильности и опреде-
ленной открытостью для культурных инноваций.
     Между «центром модернизации» и «периферией модерниза-
ции» расположились остальные губернии Европейской России. С
наибольшей полнотой характерные черты, особенности и промежу-
точные результаты отечественной модернизации в начале ХХ в.
нашли свое выражение в 7 губерниях - Виленской, Киевской, Кур-
ской, Орловской, Саратовской, Тульской и Харьковской. Ближай-
шие перспективы губерний, для которых были свойственны сред-


66
_______________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

ние уровни урбанизации и индустриализации, показывает пример
Ярославской губернии с ее сравнительно высокой степенью разви-
тия частного крестьянского землевладения и благосостояния насе-
ления (как городского, так и сельского), его повышенной социаль-
ной мобильностью и культурной развитостью.
     Социальные различия между выделенными типами оказывали
влияние на политическое поведение населения этих губерний.
Наивысшей электоральной активностью отличалось население гу-
берний, входивших в «центр модернизации». Так, во время третьей
избирательной кампании в столично-прибалтийских губерниях при-
няло участие в уездных съездах уполномоченных от волостей 93.3%
избирателей, в уездных съездах землевладельцев - 36.4%, в пер-
вых съездах городских избирателей - 50.6%, во вторых съездах го-
родских избирателей - 43.4%. Существенно ниже была электораль-
ная активность населения «периферии модернизации», соответст-
венно - 93.0, 42.0, 38.0, 32.8%. В губерниях «промежуточного» типа
электоральная активность населения характеризовалась «промежу-
точными» показателями, прежде всего, среди городских избирате-
лей, соответственно - 84.7, 45.9, 41.3, 34.7% 1.
     Избиратели «центра модернизации» отличались не только вы-
сокой электоральной активностью, но и сформировавшимися пар-
тийно-политическими ориентациями. Здесь, по данным С.-
Петербургского телеграфного агентства, 78.2% выборщиков в гу-
бернских избирательных собраниях являлись членами тех или иных
партий. В губернских избирательных собраниях «периферии мо-
дернизации» этот показатель составлял 23.9%, а в губерниях «про-
межуточного» типа - всего 19.6%2.
     Об устойчивости политических пристрастий в «центре модер-
низации» свидетельствует и то, что в губернских избирательных
собраниях консервативно настроенные выборщики оказывались в
меньшинстве. Так было и на вторых, и на третьих думских выборах.
Известно, что наибольшей консервативностью отличались выбор-
щики от землевладельческой курии. Но даже избирательный закон

     1
       Источник расчета: Выборы в Государственную Думу третьего созыва.
СПб., 1911. С. 98-101.
     2
       Источник расчета: Новое время. 1907. 12 октября.


РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ __________________________
                                                         67

3 июня 1907 г. не привел к усилению позиций консерваторов среди
землевладельцев. На выборах в Государственную Думу второго со-
зыва землевладельцы в столично-прибалтийских губерниях прове-
ли в выборщики 15.8% консерваторов, а в третью - немногим боль-
ше - 16.0%. Примерно схожей была ситуация и с политическим вы-
бором крестьянских избирателей. На зимних выборах 1907 г. кре-
стьяне провели в выборщики 15.5% консерваторов, а на осенних -
23.6% (в том и другом случае «поднимали» уровень консервативно-
сти исключительно московские аграрии). Как правило, избиратели
«центра модернизации», аграрии и горожане, ориентировались на
либеральные ценности, отчасти - на социалистические1.
     Иным был расклад политических сил на выборах в «периферии
модернизации». Обращает на себя внимание разнонаправленность
политических пристрастий горожан и аграриев. Городские избира-
тели отдавали предпочтение оппозиционно настроенным выборщи-
кам - левым либералам и социалистам. Политические ориентации
сельских избирателей были существенно умереннее. Более того,
крестьяне и землевладельцы также голосовали по-разному. Если
землевладельцы на выборах во вторую Думу провели выборщика-
ми 45.4% консерваторов, а в третью - 54.5%, то крестьяне - соот-
ветственно, 24.3 и 27.1%.
     Консервативный настрой был характерен для избирателей в
губерниях «промежуточного типа». Крестьяне на выборах во вторую
Думу провели в выборщики 35.7% консерваторов, а в третью -
37.4%, землевладельцы - соответственно, 56.9 и 69.7%. Избирате-
ли первых городских съездов осенью 1907 г. провели в выборщики
44.9% консерваторов. И только избиратели вторых городских съез-
дов поддержали оппозиционные силы.
     Для определения влияния различных социокультурных призна-
ков на политический выбор избирателей был применен метод мно-
жественной регрессии. В данном случае метод множественной рег-
рессии позволяет оценить влияние таких факторных признаков, как
этнический и конфессиональный состав населения губерний Евро-

     1
       Источники расчета: Вестник партии народной свободы. 1907. 8 февра-
ля (прилож.); 13 сентября; Rawson D. Russian Rightist and the Revolution of
1905. Cambridge, 1995. P. 174-181, 204-209.


68
_______________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

пейской России, уровень его грамотности и благосостояния, осо-
бенности экономического и социального развития (всего выделено
38 факторных признаков) на результирующий признак (процент
выборщиков, принадлежащих к тем или иным политическим парти-
ям, блокам, направлениям, избранных уездными куриальными соб-
раниями осенью 1907 г.).
     Анализ полученных результатов показал, что именно выделен-
ные признаки модернизационного развития в своей совокупности
могли оказывать наибольшее влияние на политический выбор
уездных избирателей. Чем выше в той или иной губернии были
уровни развития промышленности, социальной мобильности, бла-
госостояния населения, его общей грамотности и готовности к
культурным инновациям и чем меньше было развито частное кре-
стьянское землевладение, тем больше было оппозиционно настро-
енных выборщиков в общем составе губернских избирательных со-
браний. В частности, в тех губерниях, для которых был характерен
наибольший контраст между обеспеченностью горожан и обездо-
ленностью сельских тружеников, шансы социал-демократов и со-
циалистов-революционеров заручиться поддержкой крестьян были
наиболее велики. И напротив, чем ниже были уровни развития
промышленности, социальной мобильности, благосостояния насе-
ления, его общей грамотности и готовности к культурным иннова-
циям, чем сильнее было развито частное крестьянское землевла-
дение, чем пестрее был национальный состав населения, тем
больше было консервативно настроенных выборщиков в губернских
собраниях.
     Однако только институциональными формами включенность
населения в политическую жизнь не ограничивалась. Выборными
делами и деятельностью Государственной Думы интересовались не
только те, кто получил избирательные права, мероприятия, устраи-
вавшиеся политическими партиями, посещались не только их чле-
нами. Современники оставили многочисленные свидетельства ро-
ждения человека политического в тогдашней России. Увлечение
политикой было действительно повальным и не зависело от воз-
раста и социального статуса.


РОЖДЕНИЕ HOMO POLITICUS В РОССИИ __________________________
                                                         69

     По воспоминаниям профессора Н.И. Кареева, «партийность
вносилась всюду, где ей не было места. Например, в студенческих
комиссиях по заведованию столовыми члены должны были быть от
всех партий, как будто, положим, в составлении меню обедов мог-
ли проводиться принципы эсдеков, эсеров, кадетов и т.п. Партий-
ность проникала в среднюю школу. Пришла ко мне один раз депу-
тация от учеников Ларинской гимназии с приглашением прийти на
их митинг для защиты кадетской программы. Все пришедшие ее
сторонники были крайне удивлены, когда я решительно отказал им
в просьбе, конечно, указав и на свои мотивы. “Но, - возражали мне,
- приходят же к нам, например эсдеки”... Политика вторгалась в
1905 и 1906 годы всюду: многие члены Академического союза…
думали о принятии резолюций по аграрному и рабочему вопросам;
по представлению некоторых членов кадетской партии в высшей
школе профессора и студенты, принадлежавшие к партии, должны
были объединяться; партийность овладела подростками и в сред-
ней школе. Одним словом, профессиональные отношения, научные
интересы, педагогические требования – все это должно было идти
на буксире кадетской политики»1.
     Историк Н. П. Анциферов, в 1906 г. бывший гимназистом в
Киеве, вспоминал: «Мы выбегали за утренними газетами, ловили
вечерние. Речи депутатов читали от начала до конца, иногда вслух.
Все увлекало нас. Даже вождь правых граф Гейден, мирнообновле-
нец, казался симпатичным своей корректностью и деликатностью
формулировок»2.
     Дочери генерал-адъютанта при Александре III и Николае II
Л. Л. Вяземской (в замужестве Васильчиковой) на всю жизнь за-
помнились заседания первой Думы: «Я очень часто бывала на за-
седаниях с двумя моими друзьями, сестрами Мусиными-
Пушкиными, как и я, страстно интересовавшимися политикой… об-
становка и волнительная атмосфера, в которой проходили заседа-
ния, была часто много интереснее и значительнее самих речей»3.

     1
       Кареев Н.И. Прожитое и пережитое. Л., 1990. С. 235.
     2
       Анциферов Н.П. Из дум о былом: Воспоминания. М., 1992. С. 106-107.
     3
       [Васильчикова Л.Л.] Исчезнувшая Россия: Воспоминания княгини Л.Л.
Васильчиковой, 1886-1919. СПб., 1995. С. 134.


70
_______________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

Заполучить вожделенные билеты, дававшие публике право посе-
щать думские заседания, было делом далеко нелегким. Та же са-
мая Вяземская не пропустила ни одного заседания, «обещавшего
быть интересным», благодаря знакомству с приставом Государст-
венной Думы К. Н. Гирсом. Начальник канцелярии Государственной
Думы Я. В. Глинка впоследствии вспоминал: «Интерес публики к
заседаниям Государственной думы был огромный. Обширные по-
мещения Таврического дворца не могли вместить толпы, жажду-
щей получить пропуск на заседания… Очередь стояла от Литейного
проспекта до Таврического дворца. Дома мне не давали также по-
коя. Курьеры, лакеи осаждали записками насчет билетов от разных
высокопоставленных лиц»1. Спрос рождал предложение, и некото-
рые депутаты из крестьян занялись бизнесом, зарабатывая на про-
даже входных билетов, например, по полицейским данным, депутат
второй Думы от Воронежской губернии крестьянин С. П. Балычев
«редко бывал в Думе, а билет свой продавал посторонним лицам и
выручал за это ежедневно 25-50 рублей»2.
     Если еще совсем недавно рядового подданного императора от
власти отделяли непреодолимые расстояния («до царя далеко…»),
то уже в ноябре 1905 г. простой крестьянин из Курской губернии
А. П. Колупаев посылает председателю Совета министров
С. Ю. Витте письмо, содержавшее следующее предложение: «Сде-
лайте меня губернатором самой непокойной губернии и предос-
тавьте мне право два-три исправника прогнать да с десяток зем-
ских начальников под суд отдать там, а с городовыми, стражника-
ми, урядниками и приставами уже и совсем не церемониться, и я
ручаюсь головой, что губерния та в один месяц станет покойной
самой»3.
     Все в большей степени политизировалась деятельность орга-
нов местного самоуправления. Главное управление по делам мест-
ного хозяйства министерства внутренних дел, вероятно, уже с кон-
ца 1905 - начала 1906 г. стало проявлять интерес к политическим

     1
       Глинка Я.В. Указ. соч. С. 42-43.
     2
       ГАРФ. Ф. 102, 4-е делопроизводство, оп. 116, 1907 г., д. 110, т. 2, л.
123-123 (об.). Также см.: Крыжановский С.Е. Воспоминания... С. 84.
     3
       РГИА. Ф. 1276, оп. 1, д. 27, л. 24.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика