Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Российские парламентарии начала ХХ века: новые политики в новом политическом пространстве: Монография

Голосов: 1

В монографии исследуется первый опыт становления в России публичного политика. Применив междисциплинарный подход, автор предпринял попытку по-новому взглянуть на отечественный политический процесс начала ХХ века. Особое внимание уделено рождению феномена homo politicus в России, правовому и общественному статусу членов Государственной Думы и Государственного Совета, моделям парламентского поведения. В приложении к книге приведен полный список российских парламентариев начала ХХ века, содержащий краткие характеристики их депутатской и политической активности. Книга адресована историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся политической историей России.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ГЛАВА 1.

«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА:
ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕННОГО МАРШРУТА

     Исследования конкретных случаев демократического транзита
всегда порождают дискуссии относительно причин, приведших к
началу либерализации. А. Пшеворский по этому поводу отмечает,
что «даже в тех случаях, когда раскол авторитарного режима ста-
новился очевидным еще до всякого массового движения, остается
неясным, почему режим дал трещину именно в данный момент...
И, наоборот, в тех случаях, когда массовое движение предшество-
вало расколу режима, остается неясным, почему режим решил не
подавлять его силовыми методами»1.
     Причины, которые привели, в конечном счете, к началу либе-
рализации режима в 1904 г., могут быть ранжированы следующим
образом. Во-первых, усложнение России как объекта управления
(чему в немалой степени способствовала политика «насаждения
промышленности», проводившаяся со второй половины 1890-х гг.)
требовало реформирования самой системы управления. Начиная с
М. М. Сперанского, идея привлечения в той или иной форме вы-
борных представителей от населения к законотворческой деятель-
ности неоднократно обсуждалась в среде высшей бюрократии.
Довольно подробно об осознании этого «высшим правительством»
рассуждал на допросах Чрезвычайной следственной комиссии
Временного правительства и в своих «Воспоминаниях» С. Е. Кры-
жановский. В студенчестве – «левый», подвергавшийся админист-
ративным репрессиям, долгие годы - друг одного из лидеров либе-
    1
      Пшеворский А. Демократия и рынок: Политические и экономические
реформы в Восточной Европе и Латинской Америке. М., 1999. С. 96.


12
________________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

рального движения князя Д. И. Шаховского, «прирожденный поли-
тик» по характеристике И. И. Тхоржевского1, достигший вершин
бюрократической карьеры (товарищ министра внутренних дел при
П. А. Столыпине, государственный секретарь с 1911 г., член Госу-
дарственного Совета по назначению с 1917 г.), С. Е. Крыжановский
превратился в одну из ключевых фигур политического процесса в
России, став автором практически всех проектов, касавшихся ре-
формирования государственного строя в 1905-1907 гг. Получая
инструкции      от    В. К. Плеве,     Д. П. Святополка-Мирского,
С. Ю. Витте, П. А. Столыпина, он имел достаточно возможностей,
чтобы составить представление о мотивах, которые двигали этими
деятелями. По мнению С. Е. Крыжановского, идея разделить «бре-
мя ответственности за заведывание делами государственными с
представителями населения... носилась в воздухе издревле, с 60-х
годов не угасала» и к началу XX в. стала «расхожей» среди столич-
ной бюрократии2.
     Этот взгляд разделял и такой убежденный защитник ancien
rėgime, как министр внутренних дел В. К. Плеве. Любитель образ-
ных выражений, он неоднократно повторял, что «Россия представ-
ляется ему в виде огромного воза, влекомого по скверной дороге
тощими клячами - чиновничеством. На возу сидят обыватели - об-
щественные деятели - и на чем свет ругают лошадей, ставя им в
вину и плохую езду, и дурную дорогу. Вот этих-то господ... следует
снять с воза и поставить в упряжку, пусть попробуют сами везти, а
чиновника посадить с кнутом на козлы - пусть подстегивает»3. Но,
действуя по принципу: «Сначала успокоение, потом реформы», он
намеревался сперва «привести в порядок Россию», заявляя, что
«раньше, чем пустить жильцов, он хочет убрать комнату, расставить


     1
        Тхоржевский И.И. Последний Петербург: Воспоминания камергера.
СПб., 1999. С. 91.
      2
        См.: Падение царского режима: Стенографические отчеты допросов и
показаний, данных в 1917 г. Чрезвычайной Следственной комиссии Времен-
ного правительства. М.-Л., 1926. Т.5. С. 378, 380.
      3
        Цит. по: Крыжановский С.Е. Заметки русского консерватора // Вопро-
сы истории. 1997. № 2. С. 118.


«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ …______________13

мебель, устроить окна, навесить двери, и тогда жильцы могут по-
меститься свободно и удобно»1.
      Во-вторых, неудачный ход русско-японской войны усилил пес-
симизм не только общественности, но и самой бюрократии в от-
ношении возможности режима отвечать на вызовы времени, имен-
но тогда «надломилась вера в старое петербургское “как прикаже-
те”»2. Хозяйка влиятельного светского салона А. В. Богданович в
своем дневнике 11 мая 1905 г. записала: «Интересное настроение
теперь господствует в бюрократии. [Н. Н.] Жеденев, чиновник пе-
реселенческого отдела пришел к [А. Д.] Арбузову, который ис-
правляет должность директора Департамента общих дел, просить
другого назначения. Арбузов спросил его, какое у него направле-
ние? Жеденев отвечал, что находит, что необходима крепкая
власть для водворения порядка. Арбузов на это сказал: «23 года
проявлялась эта крепкая власть, и вот что из нее вышло – беспоря-
док, который теперь мы переживаем. Нет, таких, как вы, нам не
надо»3.
      О том, что «так жить более нельзя», как о главном выводе по-
сле «несчастной войны» с Японией, напомнил на IV съезде объеди-
ненного дворянства в марте 1908 г. уездный предводитель из
Псковской губернии А. Н. Брянчанинов4. По мнению В. И. Гурко
именно эта война стала «началом всех бед»: «Несчастная во всех
отношениях, она раскрыла многие наши внутренние язвы, дала
обильную пищу критике существовавшего государственного строя,
перебросила в революционный лагерь множество лиц, искренно
болеющих о судьбах родины, и тем не только дала мощный толчок
революционному течению, но придала ему национальный, благо-




     1
        Цит. по: Богданович А.В. Три последних самодержца: Дневник. М.,
1990. С. 300.
      2
        Тхоржевский И.И. Указ. соч. С. 118.
      3
        Богданович А.В. Указ. соч. С. 347.
      4
        См.: Объединенное дворянство: Съезды уполномоченных губернских
дворянских обществ. М., 2001. Т. 1. С. 586.


14
________________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

родный характер»1. Тогдашний директор Департамента полиции
А. А. Лопухин впоследствии отметил, что «признание негодности
данного политического строя проникло в бюрократическую среду и
быстро претворилось там в сознание близости его конца, чем по-
следний и был ускорен»2.
     Следует особо подчеркнуть, что впервые в истории отечест-
венной легальной прессы «выпад по адресу царя» позволила себе
суворинская «Русь» в связи с падением Порт-Артура. Газета была
оштрафована, но приобрела еще большую популярность3.
     В-третьих, подъем и возросшая организованность оппозици-
онного движения, как либерального, так и революционного. Сле-
дует отметить, что многие представители высшего сановничества
вслед за императором не видели принципиальной разницы между
либералами и революционерами. Далеко неслучайно, на Петер-
гофском совещании, когда речь зашла о том, надо ли императору
утверждать избранного Думой председателя, учитывая то, что вряд
ли ее состав будет лояльным по отношению к власти и поэтому
будет избран «неугодный кандидат», Николаю II вспомнились не
В. И. Ленин или В. М. Чернов, о существовании которых в тот мо-
мент император скорее всего и не подозревал, а один из лидеров
либеральной оппозиции И. И. Петрункевич4.
     Но для определенной части высшей бюрократии, разочаро-
вавшейся в традиционной силовой политике и пришедшей к пони-
манию необходимости перемен в управлении страной, возросшая
организованность именно либерального движения указала на те
общественные круги, с которыми можно было «сговориться» на
почве проведения умеренных преобразований и тем самым рас-
     1
        Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и обществен-
ность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000.
С. 303.
      2
        Лопухин А.А. Отрывки из воспоминаний (по поводу «Воспоминаний»
гр. С.Ю. Витте). М.-Пг., 1923. С. 45.
      3
        См.: Кугель А.Р. Листья с дерева: (Воспоминания). Л., 1926. С. 151;
Лихоманов А.В. Борьба самодержавия за общественное мнение в 1905-1907
годах. СПб., 1997. С. 23.
      4
        См.: Петергофские совещания о проекте Государственной Думы. Пг.,
1917. С. 32.


«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ …______________15

ширить социальную базу поддержки режима. О возможности в тот
период формулы «сначала сговор с либеральной оппозицией, а
потом соответствующие этому сговору реформы» писал в своих
воспоминаниях В. И. Гурко1. Пристальное внимание сторонников
подобного подхода было обращено на Д. Н. Шипова и его сорат-
ников на земских съездах. О том, что такой влиятельный государ-
ственный деятель, как Д. М. Сольский интересовался земскими
съездами и относился к ним «далеко не отрицательно» рассказы-
вал Ф. А. Головину в 1905 г. С. А. Муромцев2.
     Земцы уже не вызывали в среде высшей бюрократии тоталь-
ного отторжения. В числе прочего и потому, что все больше санов-
ников сами имели за плечами опыт работы в губернских и уездных
органах местного самоуправления. В этой связи можно указать на
Д. П. Святополка-Мирского, состоявшего на момент своего назна-
чения министром внутренних дел земским гласным и честно зая-
вившему императору, что он «земский человек». Вряд ли выглядит
случайным то, что общение с земскими деятелями накануне их
ноябрьского съезда 1904 г. побудило Мирского подготовить все-
подданнейший доклад о необходимости проведения реформ в
России и то, что основные идеи резолюции умеренного меньшин-
ства на земском съезде и доклада совпали. Подъем революцион-
ного движения в свою очередь усиливал стремление сговориться с
«благоразумной» частью общества, а участившиеся террористиче-
ские акты эсеров порождали едва ли не животный страх. Тот же
Мирский за завтраком, после получения в январе 1905 г. отставки,
«пил за то, что благополучно, живым уходит из министров»3. По
мнению А. А. Лопухина, 18 февраля 1905 г. Николай II согласился
на создание законосовещательного народного представительства
не из-за страха перед революцией, а в связи с убийством великого
князя Сергея Александровича4.

     1
       Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и обществен-
ность в царствование Николая II в изображении современника. М., 2000. С.
370.
     2
       См.: РГИА. Ф. 1625, оп. 1, д. 3, л. 14.
     3
       Богданович А.В. Указ. соч. С. 339-340.
     4
       Лопухин А.А. Указ. Соч. С. 60.


16
________________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

      Событием, приведшим в действие выделенный комплекс при-
чин и побудившим пойти на изменение проводившейся до того
политики, стало убийство 15 июля 1904 г. эсером Е. С. Сазоновым
министра внутренних дел В. К. Плеве. Смерть настигла высшего
сановника, с которым Николай II связывал надежды «не только на
твердость, а и крутость» во внутреннем курсе, которого при дворе
называли «последним нашим козырем» и «нашей палочкой-
выручалочкой». Трагическая кончина Плеве символизировала за-
вершение эпохи «бескомпромиссного консерватизма», что вселяло
оптимизм в реформистки настроенные круги петербургской бюро-
кратии1, тогда как российские правые вспоминали 1904 г. как «не
доброй памяти год переоценки ценностей»2.
      26 августа 1904 г. состоялось знаковое назначение министром
внутренних дел П. Д. Святополка-Мирского. За Мирским тянулся
шлейф «либерала», что было связано с его совсем еще недавним
уходом из товарищей министра этого ведомства «по не согласию с
политикой Сипягина»3. Сразу после этого назначения были уволе-
ны ближайшие сотрудники Плеве – А. С. Стишинский и Н. А. Зи-
новьев, а также командир корпуса жандармов генерал Валь и ди-
ректор департамента общих дел Б. В. Штюрмер. Эти увольнения
произвели впечатление на общество, обещая перемены. Во всту-
пительной речи перед чиновниками министерства внутренних дел
П. Д. Святополк-Мирский сформулировал центральную идею ново-
го курса, заявив о необходимости доверчивого отношения к обще-
ственным и сословным организациям, в целом, к населению Рос-
сии4.
      «Правительственная весна» началась с частичной амнистии,
сокращения применения административных репрессий и ослабле-

     1
        См.: Ascher A. The Revolution of 1905: Russia in Disarray. Stanford, 1988.
P. 54-55.
      2
        Из выступления А.Б. Нейдгарда на IX съезде объединенного дворянст-
ва в марте 1913 г. См.: Объединенное дворянство… Т. 3. С. 53.
      3
        Дневник кн. Е.А. Святополк-Мирской за 1904-1905 гг. // Исторические
записки. М., 1966. Т. 77. С. 241.
      4
         См.: “Повеяло весной”: Речи г. министра внутренних дел князя
П. Д. Святополка-Мирского и толки о них в прессе. М., 1905. С. 27.


«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ …______________17

ния давления на прессу. По свидетельству В. И. Гурко, «множеству
лиц, сосланных либо высланных из определенных местностей, бы-
ло предоставлено право свободного избрания места жительства»1.
Так, с И. И. Петрункевича был снят запрет на посещение им столи-
цы, а князь П. Д. Долгоруков смог вернуться к активной общест-
венной деятельности. Н. А. Зиновьев, товарищ министра внутрен-
них дел при В. К. Плеве, в конце декабря 1904 г. сетовал на то, что
«за последнее время Плеве слишком много сажал и арестовывал,
что он это знает en connaissance des choses (достоверно - И. К.),
так как 6 месяцев подписывал бумаги, а что теперь - наоборот, до
разбора всех выпускают без разбора»2. На «трудности службы» в
период «министерской весны» указывал в своих воспоминаниях
А. И. Спиридович, занимавший в то время должность начальника
киевского охранного отделения. По его словам, «прокурорское око
смотрело зорко, и мы очень считались с ним. Арест каждого лица,
даже по охране, должен был быть обоснован серьезно. И если
арест какого-либо рабочего не обращал внимания прокурора, то
арест интеллигентного человека и, в частности, студента всегда
влек за собою справку прокуратуры по телефону: за что и почему».
Согласно же закону, аресты «по охране» могли проводиться без
всякого дознания3. Что касается отношения министерства внутрен-
них дел к прессе, то сам Николай II упрекал министра внутренних
дел, что тот «распустил печать»4. В газетах либерального направ-
ления отменялись титулы: вместо «Его Величество», «Его Высоко-
превосходительство» вводились упрощенные термины «государь»,
«министр», а информация в газетах все более приобретала поли-
тический характер.
     Либерально настроенная общественность быстро отреагиро-
вала на смягчение политики, в ее среде все чаще стали поговари-
вать о конституции. В светских салонах модными стали слова, на-
чинавшиеся с «кон»: коньяк, контора, консул и т.п., при произнесе-


    1
      Гурко В.И.Указ. соч. С. 357.
    2
      Богданович А.В. Указ. соч. С. 327.
    3
      Спиридович А. Записки жандарма. М., 1991. С. 164, 165.
    4
      Дневник кн. Е.А.Святополк-Мирской... С. 258.


18
________________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

нии этих слов было принято чуть приостанавливаться на первом
слоге1.
     4 ноября Мирский поручил С. Е. Крыжановскому, тогда по-
мощнику начальника Главного управления по делам местного хо-
зяйства, составить всеподданнейшую записку о преобразованиях,
назревших в общем строе государственного управления. Министр
в самом общем виде сформулировал основную идею будущего
документа – «невозможность двигаться дальше по старому пути и
необходимость привлечь общество к участию в делах законода-
тельства». По воспоминаниям Крыжановского, указания Мирского
были «весьма неопределенны: ни в чем не затрагивать основ са-
модержавного строя, не намечать никаких новых учреждений, не
касаться земских начальников, а с тем вместе облегчить общест-
венную самодеятельность и наметить ряд льгот, могущих быть бла-
гоприятно принятыми общественным мнением и не угрожающих
прочности ни государственного строя, ни порядка управления»2.
Почувствовав себя «едва ли не вторым Сперанским», С. Е. Крыжа-
новский с воодушевлением принялся за исполнение поручения,
сыгравшего важную роль и в его личной судьбе.
     Работа над подготовкой «Всеподданнейшего доклада о необ-
ходимости реформ государственных и земских учреждений и зако-
нодательства» была завершена к 24 ноября. В докладе особо под-
черкивалось, что «общественное развитие страны переросло ад-
министративные формы и приемы, доселе применявшиеся, и об-
щество не подчиняется более в достаточной мере их воздейст-
вию», и «правительству надлежит, отказавшись от мысли перело-
мить общественное движение мерами полицейскими, твердо взять
его в свои руки»3.
     Характеризуя содержание доклада, С. Е. Крыжановский впо-
следствии писал: «Во главу угла были положены вверху - объеди-
нение правительства, укрепление надзора за законностью путем
постановки в независимое положение Сената и призыв выборных

     1
       См.: Львов Л. (Клячко) За кулисами старого режима (воспоминания
журналиста). Л., 1926. Т. 1. С. 66.
     2
       Крыжановский С.Е. Указ. соч. С. 119.
     3
       ГАРФ. Ф. 601, оп. 1, д. 872, л. 7-8.


«РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ …______________19

от губернских земств и крупных городов в состав Государственного
Совета на равных с прочими членами основаниях; внизу - посте-
пенная замена общинного владения единоличной собственностью
и развитие деятельности местных самоуправлений с восстановле-
нием православного прихода и по всей линии раскрепощение лич-
ности от отживших ограничений и правительственной опеки в пре-
делах, которые мне, всегдашнему стороннику сильной государст-
венной власти, казались возможными и согласными с сохранением
преобладания русского народа как народа державного»1. Сформу-
лированная в первоначальном варианте идея о «постепенно назре-
вавшем в обществе тяготении к перестройке государственности по
западным нормам» не вызвала одобрения Мирского и в оконча-
тельный вариант не вошла.
     По итогам обсуждения этого доклада с министрами 12 декаб-
ря Николай II подписал указ «О предначертаниях к усовершенство-
ванию государственного порядка», в котором в качестве первооче-
редной меры указывалась необходимость привести «законы о кре-
стьянах к объединению с общим законодательством Империи, об-
легчив задачу прочного обеспечения пользования лицами этого
сословия признанным за ними Царем-Освободителем положением
“полноправных свободных сельских обывателей”». В числе «даль-
нейших народных потребностей» признавалось неотложным: «при-
нять действенные меры к охранению полной силы закона»; «пре-
доставить земским и городским учреждениям возможно широкое
участие в заведывании различными сторонами местного благоуст-
ройства, даровав им для сего необходимую в законных пределах
самостоятельность»; «ввести должное единство в устройство су-
дебной в Империи части и обеспечить судебным установлениям
всех степеней необходимую самостоятельность»; «озаботиться
введением государственного страхования» рабочих; «пересмотреть
изданные во времена беспримерного проявления преступной дея-
тельности врагов общественного порядка исключительные законо-
положения,... озаботиться при этом... возможным ограничением
пределов местностей, на которые они распространяются»; «под-
вергнуть пересмотру узаконения о правах раскольников, а равно
    1
        Крыжановский С.Е. Указ. соч. С. 120.


20
________________«РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА…»

лиц, принадлежащих к инославным и иноверным исповеданиям, и
независимо от сего принять ныне же в административном порядке
соответствующие меры к устранению в религиозном быте их вся-
кого, прямо в законе не установленного, стеснения»; «произвести
пересмотр действующих постановлений, ограничивающих право
инородцев и уроженцев отдельных местностей Империи»; «устра-
нить из ныне действующих о печати постановлений излишние
стеснения и поставить печатное слово в точно определенные зако-
ном пределы»1. В текст указа вследствие противодействия велико-
го князя Сергея Александровича и С. Ю. Витте, так и не вошел
пункт о «призыве выборных от губернских земств и крупных горо-
дов в состав Государственного Совета».
      В реализации положений указа, которая пришлась уже на на-
чальный период революции, с точки зрения либерализации и про-
явлений новизны в технологии принятия решений обращают на
себя внимание следующие обстоятельства. Во-первых, С. Ю. Вит-
те, стремясь перехватить инициативу и обеспечить для себя руко-
водящую роль в предполагавшихся преобразованиях, сумел вклю-
чить в текст документа указание на особое место в этом процессе
возглавлявшегося им Комитета министров, получив право на все-
подданнейшие доклады императору, ранее не принадлежавшее
председателю Комитета. Характер работы Комитета министров в
период, последовавший за указом 12 декабря, а также существо
рассматривавшихся на его заседаниях вопросов, представляли
собой попытку С. Ю. Витте превратить данный орган в подобие
объединенного правительства. Первым из исследователей на это
обратил внимание Р. Ш. Ганелин, подчеркнувший, что идея объе-
диненного правительства «традиционно рассматривалась как ста-
вящая под вопрос абсолютный характер самодержавной царской
власти,... появление специальной фигуры председательствующего
в таком учреждении придавало ему видимость правительственного




     1
       См.: Законодательные акты переходного времени (1904-1908). СПб.,
1909. С. 3-6.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика