Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Российские парламентарии начала ХХ века: новые политики в новом политическом пространстве: Монография

Голосов: 1

В монографии исследуется первый опыт становления в России публичного политика. Применив междисциплинарный подход, автор предпринял попытку по-новому взглянуть на отечественный политический процесс начала ХХ века. Особое внимание уделено рождению феномена homo politicus в России, правовому и общественному статусу членов Государственной Думы и Государственного Совета, моделям парламентского поведения. В приложении к книге приведен полный список российских парламентариев начала ХХ века, содержащий краткие характеристики их депутатской и политической активности. Книга адресована историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся политической историей России.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _____________
                                                    101

ло вызвано приговором, вынесенным В. М. Пуришкевичу по делу об
оскорблении им А. П. Философовой, известной общественной дея-
тельницы, одной из руководительниц Первого всероссийского жен-
ского съезда. Философова обратилась с жалобой к мировому су-
дье, который приговорил Пуришкевича к месяцу ареста без замены
штрафом. По распоряжению императора наказание было смягчено
и заменено семидневным домашним арестом. Департамент Сена-
та, рассмотрев вопрос о том, «должно ли для лишения свободы
члена Государственной Думы во время ее сессии быть испрошено
предварительное разрешение Думы», решил, что «подобный при-
говор может быть приведен в исполнение и во время сессии Госу-
дарственной Думы без разрешения ее», так как лишение свободы в
данном случае «принимается не как предварительная мера при
возбуждении уголовного преследования, а наступает во исполне-
ние состоявшегося судебного приговора»1. Пуришкевич, не желав-
ший парламентского обсуждения этого вопроса в общем заседании
Думы, подал 10 марта 1910 г. заявление о предоставлении ему не-
дельного отпуска. Подобный сценарий отбытия наказания получил
широкое распространение у депутатов. Пользовались правом на
кратковременный отпуск во время сессии или дожидались переры-
ва в заседаниях думские дуэлянты. Именно так в июле 1910 г. по-
ступил А. И. Гучков, по приговору суда обязанный отбыть заключе-
ние в Петропавловской крепости за дуэль с А. А. Уваровым. Прав-
да, Гучков в крепости пробыл недолго - был помилован императо-
ром2.
     Членам законодательных палат полагалось казенное денежное
довольствие. В первоначальном варианте, предложенном А. Г. Бу-
лыгиным, подчеркивалась справедливость возмещения членам Го-
сударственной Думы тех расходов, которые «они понесут вследст-
вие необходимости проживания в столице, назначив им для сего
некоторое умеренное содержание, например, по расчету 200-300
рублей за каждый месяц проживания в столице». Отсутствие по-

     1
       Решения Уголовного кассационного департамента Правительствующе-
го Сената за 1909 г. Екатеринослав, 1911. С. 17-19.
     2
       Глинка Я.В. Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906-1917:
Дневник и воспоминания. М., 2001. С. 66.


102
_______________ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...»

добного вознаграждения, по мнению министра, «имело бы следст-
вием уклонение людей среднего достатка от избрания в члены Гос.
Думы и необходимость для избирателей сообразовываться, прежде
всего, со степенью имущественной состоятельности и досугов, а не
с личными качествами и степенью знакомства избираемого с нуж-
дами и потребностями населения»1. В проекте «Учреждения Госу-
дарственной Думы» Булыгин уже предлагал установить депутатам
годовое содержание в размере 2400 рублей. Помимо того, проек-
том предусматривалась выплата «прогонных денег» членам Думы
не из Петербурга «по расчету стоимости билета первого класса по
железной дороге и на пароходе и десяти копеек на версту по гуже-
вым дорогам»2.
     Рассматривая этот вопрос, Совет министров «признал наибо-
лее удобным облечь это вознаграждение в форму суточных денег,
определив размер выдачи в 10 рублей в сутки за все время про-
должения занятий и независимо от того, сколько именно раз каж-
дый Член Думы являлся в ее заседания, в виду затруднительности и
неудобства установления какого-либо за этим контроля. Несомнен-
но, что подобное назначение окажется для некоторых Членов Думы
совершенно недостаточным для возмещения всех их расходов, -
для других же оно может быть и чрезмерным, но делать разницу в
сем отношении представляется очевидно невозможным»3. На Пе-
тергофском совещании Николай II выразил сомнение по поводу
одинакового вознаграждения всем членам Думы: «… равенство хо-
рошо, но оно не всегда справедливо… не следовало ли бы увели-
чить это вознаграждение для не-крестьян», но не стал настаивать
на своем после возражения Д. М. Сольского: «Мне кажется, Ваше
Величество, что делать различие в вознаграждении между членами
Думы неудобно»4. В окончательном варианте статья 23 «Учрежде-
ния Государственной Думы» от 6 августа 1905 г. устанавливала, что
«Члены Государственной Думы на время ее занятий получают су-
точное из казны довольствие в размере десяти рублей в день.

    1
      Материалы по учреждению Государственной Думы… С. 1444-1445.
    2
      Материалы по учреждению Государственной Думы… С. 14413.
    3
      Материалы по учреждению Государственной Думы… С. 12.
    4
      Петергофские совещания… С. 35.


ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _____________
                                                    103

Сверх того членам Думы возмещаются из казны раз в год путевые
издержки по расчету пяти копеек на версту от места жительства до
С.-Петербурга и обратно»1.
     Статья 28 «Учреждения Государственного Совета» в свою оче-
редь устанавливала, что «Членам Государственного Совета по вы-
борам в течение его сессии производится суточное из казны до-
вольствие в размере двадцати пяти рублей каждому. Сверх того
означенным Членам Совета возмещаются из казны раз в год путе-
вые издержки по расчету пяти копеек на версту от места жительст-
ва до С.-Петербурга и обратно»2. Денежное содержание членов Го-
сударственного Совета по назначению, определявшихся к присут-
ствию, законом не регламентировалось, а устанавливалось импе-
ратором в каждом отдельном случае3. По подсчетам А. П. Бороди-
на, примерно четвертая часть членов Государственного Совета по
назначению, при определении их к присутствию в 1906-1917 гг., по-
лучила минимальные 10 тысяч рублей годового содержания, мак-
симальный же оклад, установленный в 1917 г. одному из новых чле-
нов Совета по назначению, составил 30 тысяч рублей4.
     Денежное довольствие депутатов было по меркам тогдашней
России весьма высоким. Это спровоцировало особенности электо-
рального поведения крестьян, что отмечалось многими губернато-
рами в их отчетах о первой избирательной кампании. Преобла-
дающее большинство крестьян, по мнению губернаторов, стреми-
лось в Думу ради денежных выгод, которые были связаны со звани-
ем члена Государственной Думы. Так, калужский губернатор под-
черкивал, что «выборщики крестьяне все желали попасть в Думу, и
отсюда явилась забаллотировка всех при первых выборах». О том
же сообщал могилевский губернатор: «Общая идея у выборщиков-
крестьян почти отсутствовала, и каждый из них считал необходи-
мым выставить свою кандидатуру в члены Государственной Думы
по чисто экономическим соображениям (10 р. суточное вознаграж-


    1
      Законодательные акты переходного времени… С. 104.
    2
      Законодательные акты переходного времени… С. 965.
    3
      РГИА. Ф. 1276, оп. 2, д. 11, л. 2-3.
    4
      Бородин А.П. Указ. соч. С. 98, 249 (табл. 14).


104
_______________ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...»

дение), отчего выборщики разбились на мелкие группы»1. Неред-
кими были случаи, когда избранные обязывались передавать часть
своего денежного вознаграждения тому или иному крестьянскому
обществу2. В ходе кампании 1912 г., как правило, не избирались
выборщиками бывшие депутаты третьего созыва из крестьян и
священников. Чиновники, наблюдавшие за ходом выборов, отмеча-
ли, что это было принципиальной позицией избирателей, выра-
жавшейся формулой: «Покормился и довольно»3.
     Между тем, досрочный роспуск первых двух думских созывов
и репрессии, которым подверглись оппозиционно настроенные экс-
депутаты, существенно осложнил их материальное положение. В
марте 1907 г. трудовая группа Государственной Думы второго со-
зыва выступила с инициативой организации помощи «всем жерт-
вам разгона первой Государственной Думы без различия партий и
направлений»4. Комиссия по содействию бывшим депутатам, пер-
воначально состоявшая из одних трудовиков, за первые десять
дней своей работы оказала поддержку в различных формах 20 ли-
цам на сумму 2882 руб. 36 коп. На своем заседании 26 марта ко-
миссия постановила разработать опросные листы ко всем бывшим
депутатам и организовать сбор средств по подписке. В апреле в
состав комиссии вошел Н. А. Гредескул, и были получены первые
пожертвования от его коллег по кадетской партии. В мае ряды ко-
миссии пополнили представители эсеров и эсдеков. К концу октяб-
ря 1907 г. комиссия смогла собрать 9564 руб. 47 коп. Полученные
средства были израсходованы на следующие виды помощи нуж-
давшимся экс-депутатам Государственной Думы первого и второго

     1
       РГИА. Ф. 1327, оп. 2, 1906 г., д. 40, л. 22, 30 (об). На аналогичное по-
ведение крестьян в ходе земских выборов обращали внимание чиновники
главного управления по делам местного хозяйства. В частности, в сводке по
выборам гласных в Уфимской губернии в 1909 г. отмечалось, что «едва ли не
самая серьезная причина недобора гласных по крестьянской курии является
взаимное забаллотирование выборщиков от крестьян, в виду желания каждого
из них лично пройти в гласные и занять какую-либо платную должность по
земству». См.: РГИА. Ф 1288, оп. 2, 1909 г., д. 46, л. 40.
     2
       См.: Гурко В.И. Указ. соч. С. 574.
     3
       РГИА. Ф. 1276, оп. 1, д. 35, л. 28.
     4
       Русь. 1907. 15 марта.


ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _____________
                                                    105

созывов: единовременными пособиями обеспечивались 33 лица,
ежемесячные пособия получали 23 лица, чрезвычайные выплаты
были выделены 7 лицам, субсидиями на переезд воспользовались
11 лиц, ссуды получили 8 лиц, за троих бывших депутатов были
внесены судебные залоги, для двоих - были наняты адвокаты. В де-
кабре 1907 г. комиссия приняла решение о снабжении осужденных
по делу социал-демократической фракции одеждой и обувью. И в
последующем помощь, как самим ссыльным, так и их семьям про-
должала оказываться. В 1908 г. пользовались пособиями от комис-
сии 38 бывших депутатов, находившихся в тюрьме, 15 ссыльных и
трое высланных за пределы губерний1.
     Наряду с комиссией и в тесном контакте с ней должно было
действовать «Общество воспомоществования бывшим депутатам
первой и второй Государственной Думы», учредительное собрание
которого должно было состояться в сентябре 1907 г. в Москве.
Инициатива по созданию общества принадлежала перводумцу ка-
дету Ф. И. Иваницкому. Тогда же предполагалось создать отделе-
ние общества под руководством М. М. Ковалевского в Петербурге2.
Однако по данным полиции, данная инициатива так и не нашла
своего практического воплощения3.
     В 1907-1909 гг. определенную активность проявляло «Бюро по
приисканию занятий и мест бывшим депутатам 1й и 2й Государст-
венной Думы», возникшее по инициативе В. А. Кугушева, В. А. Хар-
ламова, В. Д. Кузьмин-Караваева. В обращении этой организации,
рассылаемом по почте разным лицам указывалось: «Принимая во
внимание, что административными преследованиями многие из
бывших депутатов 1й и 2й Государственной Думы оказались лишен-
ными их обычного заработка и в приискании такового на месте
своего жительства им часто ставят препятствия, группа лиц из
бывших членов 1й Думы решила организовать бюро по приисканию
занятий и мест оставшимся без подходящего заработка своим то-
варищам». В своей благотворительной деятельности бюро рассчи-


    1
      ГАРФ. Ф. 575, оп. 1, д. 11, л. 3-76 (об).
    2
      Русские ведомости. 1907. 18 сентября.
    3
      ГАРФ. Ф. 102, 4-е делопроизводство, оп. 116, 1907, д. 148, л. 4, 7.


106
_______________ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...»

тывало не только на корпоративную помощь со стороны депутатов,
но и на поддержку «широких слоев русского общества»1.
     Вместе с тем для лиц с высокими додумскими доходами депу-
татство могло оказаться убыточным. Уже в первую сессию Государ-
ственной Думы третьего созыва последовали отказы от звания де-
путата в силу материальных соображений2. О материальных труд-
ностях члена Думы, оторванного от своего дома и своих традици-
онных занятий, вспоминал член фракции октябристов Е. В. Сапи-
лов: «Жизнь в столице вдвое дороже, чем в провинции, поэтому до-
ходы от земли перестали быть накоплением и растрачивались на
возросшие семейные надобности – жизнь на два дома»3.
     Данное обстоятельство встревожило председателя Совета
министров П. А. Столыпина, избранный состав Думы третьего со-
зыва его устраивал, и он не желал распада самой большой парла-
ментской фракции – фракции октябристов. В составленной им 1
июня 1908 г. записке, адресованной коллегам-министрам, Столы-
пин, отмечая «недостаточность вознаграждения» и признавая «не-
обходимым предоставить членам Государственной Думы более
прочное материальное обеспечение», предложил заменить суточ-
ное довольствие годовым содержанием в размере 4200 рублей4.
     В самом конце первой сессии Думы третьего созыва в уско-
ренном режиме было внесено изменение в «Учреждение Государ-
ственной Думы», утвержденное императором 6 июля 1908 г., со-
гласно которому устанавливалось ежегодное довольствие в разме-
ре 4200 рублей, которое выплачивалось ежемесячно по 350 рублей,
считая со дня избрания. Депутат, избранный на место выбывшего,
получал денежное довольствие с момента прекращения предшест-
венником своих полномочий. Отказавшимся от звания члена Думы
возмещались путевые издержки на возвращение к месту жительст-
ва. Тогда же в приложении к статье 23 «Учреждения Государствен-
ной Думы» появилось положение о производстве вычетов из до-

     1
        Там же. Л. 8-8(об); ф. 575, оп. 1, д. 11, л.1-2.
     2
        См.: Шидловский С.И. Воспоминания. Берлин, 1923. Ч. 1. С. 129.
      3
        Сапилов Е.В. Третья Государственная Дума (1907-19012 гг.): (Из запи-
сок депутата). М., 1993. С. 3.
      4
        РГИА. Ф. 1276, оп.1, д. 34, л. 187-189.


ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _____________
                                                    107

вольствия у депутатов, пропускавших заседания без уважительной
причины, в размере, который должен был быть определен Наказом
Государственной Думы1. Регистрация заседаний, пропущенных де-
путатами без уважительных причин, началась с третьей сессии Ду-
мы третьего созыва после введения в действие Наказа Государст-
венной Думы, утвержденного Думой 2 июня 1909 г. В третью сес-
сию общая сумма штрафов за пропущенные заседания и поимен-
ные голосования составила 9125 рублей, в четвертую – 6375, в пя-
тую – 131502.
      Пока депутаты получали суточное довольствие, то из него, как
из временного, командировочного, вычетов по казенным и судеб-
ным требованиям и взысканиям не производилось. С переходом на
ежегодное довольствие депутаты обязаны были платить из своего
жалования установленные налоги3. Однако реализация этого поло-
жения столкнулась с неожиданными трудностями. Попытки прези-
диума Государственной Думы четвертого созыва упорядочить про-
цедуру подобных взысканий вызвали сопротивление у части дум-
цев4.
      Возросшее депутатское жалование сразу же стало дополни-
тельной претензией к Думе у противников парламентского учреж-
дения. 31 июля 1908 г. в закрытом заседании отдела Союза русско-
го народа в Ростове-на-Дону А. И. Дубровин заявил: «Я таки поряд-
ком потерся около Таврического дворца и скажу вам откровенно,
что члены Думы – холуи и мошенники, они ничего не делают, толь-
ко сидят в буфете и “прохаживаются по рюмочке”, а вечером разъ-
езжают по театрам; в комиссиях работают один - два, остальные и
не заглядывают,… выхлопотали себе прибавку содержания до 4-х
тысяч рублей в год, а ведь это больше генеральского жалования,
так генералы-то до старости служили Царю и родине, проливали
свою кровь, а эти ничего не делают и будут пользовать генераль-

     1
        Законодательные акты… С. 602-605.
     2
        Источник расчета: Обзор деятельности Государственной Думы третье-
го созыва. 1907-1912 гг. Ч. 1. Общие сведения. СПб., 1912. С. 23-27.
      3
        Денежное довольствие членов Государственной Думы. Личное положе-
ние членов Государственной Думы. СПб., 1912. С. 1.
      4
        Речь. 1914. 23 января.


108
_______________ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...»

ские оклады». Заключив, что «нам такой Думы не надо», председа-
тель Главного совета СРН заговорил о необходимости перехода к
сословному совещательному органу, и «чтобы выборные не получа-
ли жалованья, а если уж придется послать умного, но бедного чело-
века, то местное население должно содержать его семью и посы-
лать ему помощь на прожитие, это и удобнее: чуть что не так заго-
ворил там выборный, так и прекратить посылать ему пособие, - он
и одумается, а то можно и другого послать»1.
     В отличие от депутатов Государственной Думы казенное со-
держание членов Государственного Совета по выборам оставалось
неизменным, они по-прежнему получали суточное довольствие
только в дни сессии по 25 рублей. Положение осложнилось с нача-
лом первой мировой войны, когда нарушился привычный график
работы законодательных палат. Так, за период с 26 июля 1914 г. по
19 июля 1915 г. было проведено всего 14 заседаний, за которые
выборные члены Совета получили по 350 рублей. В январскую сес-
сию 1915 г. группа членов Государственного Совета обратилась к
председателю Совета министров с просьбой поддержать перед
императором ходатайство о разрешении возникших финансовых
проблем. И.Л. Горемыкин пообещал подготовить законопроект, со-
гласно которому их довольствие стало бы аналогичным жалованию
членов Думы, но затем было решено выдать выборным членам
верхней палаты индивидуальные пособия в зависимости от дейст-
вительной нужды по 3500 рублей. В мае 1915 г. на эти цели было
выделено 300 тысяч рублей, желающие воспользоваться пособием
могли подавать заявления. Однако члены оппозиционной академи-
ческой группы от этого отказались, полагая, что получение подоб-
ного пособия поставит их в зависимость от правительства, что, как
они полагали, было несовместимым с достоинством членов законо-
дательной палаты2.
     Многих депутатов с высокими внедумскими доходами, для ко-
торых казенное содержание не играло существенной роли, привле-
кали с точки зрения материальных интересов иные возможности,

    1
       Союз русского народа: По материалам Чрезвычайной следственной
комиссии Временного правительства 1917 г. М.; Л., 1929. С. 402-403.
     2
       РГИА. Ф. 1276, оп. 11, 1915 г., д. 1, л. 42.


ПАРЛАМЕНТАРИЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ:… _____________
                                                    109

сопутствовавшие их парламентскому статусу. Аналитики из мини-
стерства внутренних дел, оценивая итоги выборов 1912 г., отмечали
как особенность обилие кандидатов от городов и землевладельцев:
«На местах успели сообразить, к каким практическим выгодам при-
водит звание члена Думы. Жалованье играет тут сравнительно вто-
рую роль. Ищут влияния, которое дает деньги, куда более значи-
тельные, чем всякое жалованье. Провинция полна легенд о местах
в банках, о концессиях, о готовности правительства делать по
просьбе членов Думы места, награды, даже перерешать судебные
дела. Указывают примеры и, несмотря на все уверения, что это –
басни, доказывают, что, конечно, петербургские чиновники будут
скрывать действия своего начальства, но что “факты всем извест-
ны”. Как на пример указывают на харьковского члена Думы Матю-
нина, который, торгуя своим влиянием, будто бы зарабатывает бо-
лее 30 тысяч в год. Указывают на г. Аджемова, за деньги проводя-
щего дела. Уверяют, что г. Шубинский влияет на назначения по су-
дебному ведомству. Приводят в пример Крупенского, который “все
может сделать” и т.д. Эти вести разожгли аппетиты. Никто не счи-
тает себя хуже других»1. Значимость для депутатов быть влиятель-
ными персонами отметил 27 января 1916 г. в своем донесении для
правительства заведующий министерским павильоном в Думе
Л. К. Куманин: «Есть нечто общее во внутренней психологии поли-
тических людей нынешнего состава Гос. думы. Это общее, вульгар-
но выражаясь, заключается в тоске не по власти,… а в тоске по
влиянию. Внезапно разразившаяся война столь же внезапно устра-
нила членов Думы, не имеющих в своей массе никаких прочных
связей в правящем классе, от всякого влияния на текущую жизнь
страны; вместе с тем она отняла у них и ту долю влияния, которую в
нормальное время члены Думы имели, если не по своим личным,
так по так называемым “депутатским делам”, заключающимся в
удовлетворении просьб их избирателей. Между тем, война затяги-
вается, и психологическое настроение людей, жаждущих активного
влияния, но силою вещей остающихся не у дел, все обостряется»2.

     1
      РГИА. Ф. 1276, оп. 1, д. 35, л. 25 (об)-26.
     2
      Донесения Л.К. Куманина из Министерского павильона Государствен-
ной думы, декабрь 1911 – февраль 1917 года // Вопросы истории. 2000. № 3.


110
_______________ «РОССИЙСКИЕ ПАРЛАМЕНТАРИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА...»

     Депутаты довольно успешно освоили практику лоббирования
интересов тех губерний, от которых они были избраны. Так, благо-
даря настойчивости депутата от Пермской губернии З. М. Благо-
нравова, в 1913 г. на знаменитом Мотовилихинском заводе был
размещен заказ морского ведомства на изготовление 600 пушек
для крейсеров и броненосцев сроком на 5 лет, другой пермский
депутат А. А. Бубликов добился в январе 1917 г. принятия решения
об открытии в Екатеринбурге института инженеров путей сообще-
ния.
     Весьма показательна лоббистская деятельность депутатского
корпуса Государственной Думы четвертого созыва, в которой было
создано параллельно со сложившей фракционной структурой не-
сколько парламентских групп, призванных защищать специфиче-
ские социальные интересы. Депутат двух последних созывов
С. И. Шидловский в этой связи отмечал в своих воспоминаниях: «В
Думе были очень сильны тенденции иной группировки, кроме поли-
тических партий. Претендовали постоянно на особое для них пред-
ставительство как крестьяне, так и священники… Вообще, более
рьяных адептов сословности, чем крестьяне, в Думе не было, но
являлись они таковыми не по убеждению…, а скорее по привычке и
уверенности, что таким путем легче добиться чего-нибудь реально-
го для себя»1. К числу лоббистских образований в Думе последнего
созыва можно отнести казачью группу, созданную для «защиты ка-
зачьих интересов»; городскую группу, видевшую своей задачей
«теоретическое обоснование и достижение межпартийных согла-
шений по вопросам городского самоуправления»; земскую группу,
в состав которой могли входить только те депутаты, которые были
связаны с земской деятельностью и которые могли профессиональ-


С. 4-5. Огромное количество документов, связанных с указанными «депутат-
скими делами», отложилось в личном фонде А.И. Звягинцова, в том числе
многочисленные письма с просьбами об улучшении материального положе-
ния, устройстве на те или иные должности, оказании содействия в продвиже-
нии тех или иных изобретений, например, «секретного судна-истребителя
броненосцев и подводных лодок» или «универсальной летательной машины».
См.: ГА РФ. Ф 932, оп. 1, 1899-1913 гг., д. 85-408.
      1
        Шидловский С.И. Указ. соч. С. 213-214.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика