Единое окно доступа к образовательным ресурсам

История Тамбовского края с древнейших времен до середины XIX века: Учебное пособие

Голосов: 2

Пособие содержит материалы к лекциям по дисциплинам национально-регионального компонента "История Тамбовского края" и "История региона". Охватывает период с древнейших времен до середины ХIХ века. Предназначено для студентов 1-5 курсов всех специальностей и форм обучения. Может использоваться в базовом вузовском курсе "Отечественная история", при изучении исторических и краеведческих дисциплин в средней школе.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    существовать. Основная их часть вошла в состав тюркского населения Золотой Орды.
    Археологическая культура половцев представлена малыми курганами южнорусских степей и впу-
скными погребениями в насыпях более ранних периодов. На территории Тамбовской области половцы
оставили следы пребывания в виде изваяний (баб) из мягких пород камня (песчаник, известняк), а также
из гранита. Статуи найдены в Мордовском, Ржаксинском и Мичуринском р-нах. Они изображают
умерших воинов, богатых женщин и условно передают обобщённый образ половца с типичным овалом
лица, традиционно сложенными на животе руками или с сосудом в руках. Их помещали на могилах
воинов, на высоких скифских курганах, перекрёстках дорог, им поклонялись и приносили жертвы. Кур-
ган с погребением половца был исследован в 1988 г. экспедицией под руководством Н.Б.Моисеева в
Первомайских парных курганах.
    Находки каменных половецких изваяний в Доно-Хопёрском междуречье и в бассейне Хопра свиде-
тельствуют о том, что половцы хорошо освоили этот район. Здесь были их кочевья, летние и зимние по-
селения.

                              3. ТАМБОВСКИЙ КРАЙ В XVII ВЕКЕ

      3.1. ПРЕДПОСЫЛКИ КОЛОНИЗАЦИИ РАЙОНА ДИКОГО ПОЛЯ В XVI–XVII ВЕКАХ.
                  СТРОИТЕЛЬСТВО БЕЛГОРОДСКОЙ ЗАСЕЧНОЙ ЧЕРТЫ

     Процесс вхождения территории Тамбовского края в состав русских земель был прерван татаро-
монгольским нашествием и установившимся игом. Мордва платила дань Орде. Немногочисленные рус-
ские поселения обезлюдили. Плотность населения снизилась, и земли стали называть Диким Полем. Но
постепенно территория края оказывалась в сфере влияния отдельных русских земель. Рассмотрим при-
чины, привлекавшие русское население на эти земли.
     Благоприятные природно-климатические условия Тамбовского края способствовали сравнительно
раннему освоению его людьми, о чём шла речь выше. Однако опустошительное нашествие орд Батыя в
начале XIII в. привело к ликвидации очагов заселения по р. Воронеж, резкому сокращению мордовского
населения, частично уведённого в рабство или насильственно включённого в армию завоевателей. Од-
нако Тамбовский край не превратился в XIII – XIV вв. в полностью безлюдную территорию, хотя и вхо-
дил в так называемое «Дикое Поле». О наличии в Поценье местного населения говорят многочисленные
источники.
     Поценье не входило в территорию Золотой Орды. Для управления и сбора ясака со всей мордвы та-
тары создали улусные центры: первоначально в Наровчате, а позднее – и в Темникове. Отдельные та-
тарские князья проникли в мордовские земли, захватывая их в качестве личных феодальных владений.
Уже в 1298 г. князь Бахмет Ширинский завладел землями по Цне и нижней Мокше. Некоторые предста-
вители мордовских феодалов, ориентирующиеся на Золотую Орду, также сохранили свои владения.
     В XIV – XV вв. начался процесс объединения русских земель вокруг Москвы и образования едино-
го централизованного государства, который втянул в своё центростремительное движение и такие дале-
кие окраины, как Тамбовская земля. Начало феодальной раздробленности, междоусобицы в Золотой
Орде привели к постепенному ослаблению влияния ханов. Так называемые «мордовские князья» мест-
ного и татарского происхождения попадали во всё большую зависимость от Рязани и Москвы. Победа
русского войска на Куликовом поле в 1380 г. ещё более ускорила этот процесс.
     Цнинская мордва конца XIV в., как видно из русских договорных грамот, считалась уже вассалом
рязанских князей и регулярно платила им дань. О русских людях в бассейне Цны в этот период источ-
ники умалчивают. Однако грамота строителям Шацкого Черниева монастыря от 1583 г. сообщает о ста-
ринной русской церкви, стоящей здесь без «пения» сто лет. При строительных работах в центре Тамбо-
ва было обнаружено русское поселение XV в. Данные факты косвенно свидетельствует о наличии рус-
ского населения в среднем течении Цны во второй половине XV в. Формальный акт включения в 1521
г., давно попавшего в вассальные отношения к Москве Рязанского княжества, ознаменовал собою юри-
дическое присоединение земель Тамбовского края к Русскому государству.
     Несмотря на распад Золотой Орды, падение татарского ига, угроза со стороны татар сохранилась.
Особую опасность представляли Казанское и Астраханское ханства. Поэтому взятие войсками Ивана IV
в 1552 г. Казани, а позднее Астрахани привело к изменению политической ситуации на южных и вос-
точных рубежах страны. Сложилась благоприятная обстановка для освоения значительных территорий
лесостепной зоны, что повлекло строительство новых городов и сёл.


    Одним из первых результатов казанского похода явилось строительство на левом притоке Цны р.
Шаче нового города. Он был основан весной 1553 г. служилыми людьми под руководством воеводы
Бориса Сукина, а в начале августа 1553 г. в Шацк назначается воевода князь И.Ф. Мезецкий. Строи-
тельство нового города и возникновение в 1573 г. Шацкого Чернеева монастыря сыграли важную роль в
заселения бассейна Цны, способствовали правительственной и вольной колонизации.
    В конце XVI в. русское правительство активизировало южное направление своей политики, что бы-
ло связано не только с потребностями обороны, но и с необходимостью дальнейшего экономического
развития страны. Строились новые порубежные города: Воронеж (1585), Ливны (1585), Елец (1592),
Белгород (1596), Курск (1596) и др.
    Глубокий экономический и политический кризис конца XVI – начала XVII столетий приостановил
политику правительственного заселения окраин. События «смутного времени», польско-шведская ин-
тервенция, крестьянская война в какой-то мере повлияли на интенсивность проникновения русского
крестьянства на степную окраину, но полностью не остановили этот процесс.
    Восстановление политического единства страны, укрепление централизованной власти после из-
брания на престол Михаила Фёдоровича Романова, общий экономический подъём 1620-х гг. создали
благоприятную ситуацию для нового этапа широкого заселения юга России. Во второй половине XVI в.
в бассейне Цны возникла новая административная единица – Верхоценская волость, входившая в Шац-
кий уезд и принадлежавшая темниковским татарам из рода Кудашевых. Верхоценская волость к первой
трети XVII в. превратилась в крупный хозяйственный центр юга России. После смерти последнего вла-
детельного князя бездетного Булая Кудашева волость перешла в вотчину матери царя Михаила Фёдоро-
вича Марфы Ивановны. В волости имелось 29 тягловых деревень, два присуда – Конобеевский и Вер-
хоценский с 7 деревнями и 58 ясачными сёлами и деревнями.
    Ясачные владения волости, вероятно, входили в вотчину Б. Кудашева и были присоединены к вла-
дениям Марфы Ивановны. Их население платило ясак – натуральный оброк продуктами промыслов. Та-
ким образом, Верхоценская волость раскинулась на обширной территории от устья р. Цны до её вер-
ховьев. На южной окраине волости находились две мордовские деревушки – Вижавино и Тонбов.
    Большинство старых сёл и деревень Верхоценской волости, основанные ещё мордвой, занимали
правый надпойменный берег Цны. Цнинский бор и река надёжно прикрывали поселенцев, а лес служил
объектом хозяйственной деятельности местного населения. Переселение в Поценье русских крестьян и
переход от подсечного земледелия к трёхполью способствовали заселению степного левобережья.
    Определённую роль в заселении Тамбовского края сыграли монастыри. Не имея серьёзной конку-
ренции в лице дворян, монастыри на юге страны в короткий срок превращались в феодальных вотчин-
ников, обрастая селами и деревнями. Наряду с миссионерскими функциями по крещению нерусских на-
родностей, монастыри захватывали свободные земли.
    Проникновение русских на Тамбовщину происходило мирным путём. В документах отсутствуют
данные о конфликтах на национальной почве. Большинство поселений имело смешанный мордово-
русский состав. Русские и мордва вели совместное хозяйство, известны многочисленные случаи совме-
стного владения далёкими бортными ухожьями.
    Процесс заселения Поценья продолжался и в последующие годы. В период с 1623 по 1635 гг. в
среднем течении Цны русские переселенцы основали 9 новых населённых пунктов. Росла численность
населения и старых сёл.
    В отражении набегов противника местное население могло рассчитывать только на собственные
силы. Во время очередного, нападения татар в 1626 г. шацкий воевода Григорий Кокорев затеял долгую
переписку с Разрядным приказом по поводу отказа служилых и вольных «охочих» людей идти в Шацк,
а Верхоценскую волость оставил без защиты, предложив населению «жить с великим бережением».
Крестьяне вырабатывали собственные приёмы борьбы с татарами, строя вокруг поселений простейшие
укрепления, выезжая в поле и ухожья большими группами с оружием. Всё это помогало отбиться от не-
больших отрядов врага. В случае появления крупных сил татар население спасалось бегством в леса.
    Потребности развития экономики страны, интересы крестьян и феодалов на новых плодородных
землях, необходимость защиты границ настоятельно требовали создания новой оборонительной систе-
мы на южных рубежах России. Ею стала Белгородская засечная черта, построенная в 1630 – 50-е гг. для
защиты от набегов крымских и ногайских татар. Общая длина Белгородской засечной черты составляла
около 800 км. Она начиналась от крепости Ахтырка на западе и заканчивалась тамбовскими укрепле-
ниями на востоке. Состояла из городов-крепостей, земляных валов, лесных засек, деревянных заборов,


надолб. Укрепления вписывались в природные защитные объекты: реки, леса, болота, овраги, балки. В
черту вошли как уже существовавшие крепости (Белгород, Воронеж и др.), так и построенные специ-
ально (Тамбов, Козлов, Усмань и др.). Управлялась Черта белгородским разрядным воеводой. Каждый
из участков управлялся местным воеводой.
     Летом 1635 г. в правительственных кругах возник план строительства города на р. Воронеже. Раз-
рядный приказ 18 августа собрал в Москве опытных специалистов, знатоков юга России: москвичей Г.
Кириевского и М. Спешнева, и воронежца сына боярского И. Носа. Им предложили рассказать об Ур-
ляповом городище и возможностях строительства там города. Они поведали о планах возведения здесь
города ещё при царе Борисе Годунове и высказали предложение о создании целой линии укреплений,
так как один город не смог бы защитить большой степной участок.
     Основываясь на мнении служилых людей, Разрядный приказ подготовил указ о строительстве ново-
го города, который 5 сентября утвердила Боярская дума. По указу предлагалось строить город на Урля-
повом городище или «где пригоже». Последняя формулировка давала строителям определённую свобо-
ду в выборе места под крепость. Единственное обязательное требование указа сводилось к необходимо-
сти строить город «нынешней осенью вскоре».
     Руководить строительством нового города Разрядный приказ поручил опытному воеводе И.В. Бир-
кину и М.И. Спешневу.
     Местом сбора основных сил отряда стала степь под Ряжском. Отсюда 1 октября 1635 г. строители
двинулись на р. Воронеж и уже 7 октября прибыли на место. Как уже отмечалось, им предписывалось
«того Урляпово городища и иных мест меж воронежских и ценских верхов... досмотреть» и выбрать ме-
сто для города, «где пригоже». Однако район Урляпова городища, расположенный при слиянии Лесно-
го и Польного Воронежа (около современного с. Никольское Мичуринского района), не соответствовал
сложившимся традициям строительства крепостей на юге России. Низменное место, отсутствие крупно-
го лесного массива затрудняли строительство города. Поэтому строители выбрали новое место для го-
рода – в Козловом урочище на р. Лесной Воронеж, где правый берег реки резко возвышался над окру-
жающей местностью и находился крупный лесной массив. Воеводы в отписке Разрядному приказу спе-
циально подчеркнули близость к городу с юга и севера лесных запасов, которые могли быть использо-
ваны для строительства укреплений и жилья. Расположенная около урочища степь обеспечивала мест-
ный гарнизон плодородной пашней и сенокосными угодьями.
     В Козловом урочище находились борти крепостных крестьян князя Д.М. Пожарского. Не дожида-
ясь окончательного решения Разрядного приказа, используя данное им право выбора, И.В. Биркин и
М.И. Спешнев приказали начать здесь строительные работы. Крепость торжественно заложили в вос-
кресенье 11 октября 1635 г. Её первоначально называли «новым городом на Козловом урочище», а
ближе к зиме стали именовать Козлов.
     Строительство крепостей и укреплений в Русском государстве в XVII в. поручалось специалистам
Пушкарского приказа. С этой целью на р. Воронеж был послан Иван Андреев. Он составил чертеж но-
вого города и сделал разметку на местности. По государеву указу крепостные стены должны были
строиться «по городовому». Однако близость зимы заставила строителей торопиться и выбрать более
лёгкий тип укреплений, так называемый «острог с обламами».
     Город быстро обустраивался. Уже в середине ноября была послана вторая замена строителей. Вое-
воды просили прислать дополнительно плотников и кузнецов, специалистов по изготовлению замков на
ворота, «зелейного» погреба, тайника и других сооружений. О том, что строители спешили закончить
работы до начала сильных морозов, говорит одна из фраз воеводской отписки в Разряд. Они объясняли
причину задержки высылки городового чертежа отсутствием свободных людей: «и те все у городового
дела лес на острог и к башням возят беспрестанно и острог ставят с поспешанием».
     Строительные работы продолжались и зимой. Например, 8 декабря 1635 г. воеводы сообщали о на-
чале сооружения тайника к реке, рва вокруг крепости и башен. Только сильные морозы заставили пре-
кратить стройку. Весь комплекс работ по городу был завершён в 1637 г. На протяжении всего XVII в.
крепость Козлов неоднократно достраивалась и перестраивалась. Часто приходилось менять недолго-
вечные, быстрогниющие деревянные строения, укреплять ров и вал. Например, большие строительные
работы развернулись в 1654 и 1659 гг. при воеводах П. Пушкине и В. Лихареве. В целом к концу 1650-х
гг. крепость приобрела законченный вид, который почти не менялся до начала XVIII в. По плану кре-
пость имела прямоугольную форму, острожную стену с обламами и первоначально 11, а к середине
1650-х гг. 15 башен, из которых две – проезжие, 12 глухих и одна – над тайником. Высота башен коле-


балась от 24 до 27 м. Выделялись размерами две башни: Московская и десятая, их высота соответствен-
но достигала 46 и 42 м. Все они были увенчаны шатровым верхом с крышей из тёса и маленького на-
вершия в виде прапора или стрелы из белого железа, установленных на острых спицах.
     Длина стен по периметру составляла 1244 м. Их высота достигала 6,5 м. В 1650-е гг. стены допол-
нительно укреплялись. Вдоль обламов с наружной стороны находились «кровати», на которых во время
тревоги стояли служилые люди с ручными огнестрельным оружием. От восьмой башни к реке шёл тай-
ник, выложенный дубовыми брёвнами.
     Городовую стену с внешней стороны опоясывал широкий сухой ров длиною 933 м, глубиной 4 м и
шириной 8,5 м. Он начинался от берегового обрыва северной стены и закрывал крепость с трёх сторон.
Четвёртая восточная стена крепости выходила на высокий берег реки и не требовала дополнительных
укреплений. Между рвом и стеной был насыпан небольшой вал высотой в косую сажень (2,5 м).
     Вторая линия укреплений Козлова опоясывала городские слободы. Вокруг крепости с юга, запада и
севера к середине XVII в. сложилось несколько городских слобод служилых и посадских людей: Пол-
ковая, Пушкарская, Казачья, Посадская, Стрелецкая, Кузнецкая и Сторожевая. Западные и северные
слободы прикрывала линия надолб длиною более 3 км с 6 башнями, пять из которых имели проезжие
ворота для связи с внешним миром. Заворонежская казачья слобода, находившаяся на противоположной
стороне реки, также имела линию надолб в 2 ряда длиной 1285 м и небольшой ров. Таким образом, рус-
ские мастера создали достаточно мощную линию обороны г. Козлова, способную выдержать длитель-
ную осаду.
     Одновременно строились и полевые укрепления Козловского уезда. Военные консультанты Разряд-
ного приказа рекомендовали строить здесь вал. Эту же идею высказал голландский военный инженер
Ян Корнелий. Указ о строительстве вала между реками Польным Воронежем и Челновой, подготовлен-
ный Разрядным приказом 3 марта 1636 г., был утверждён на заседании Боярской думы. Строительство
такого крупного земляного сооружения осуществлялось в России XVII в. впервые.
     Угроза татарских набегов и спешка не позволили полностью реализовать первоначальные планы, и
высота насыпи достигала всего «косую сажень» (2,5 м). Размеры её оказались явно недостаточными, а
ров с городками и башнями не мог служить надёжной преградой татарам. Это наглядно проявилось во
время татарских набегов середины 1640-х гг. и вынудило русское правительство провести серьёзные
работы по укреплению южной границы. В 1647 и 1652 гг. Козловский вал подвергся реконструкции.
Его насыпь увеличилась и достигла более 4 м, а ширина – около 13 м в подошве. На Козловском валу
находилось 37 земляных городков, в 33 из которых стояли деревянные башни.
     Строители особо укрепили фланги Козловского вала. На его западном фланге, где р. Белый Коло-
дезь впадала в Польной Воронеж, был сооружён Бельский жилой городок. Он имел 7 башен, двое про-
езжих ворот и стены длиной 970 м. Городок окружали линия надолб и широкий ров. Рядом с ним в
Стрелецкой слободе жили стрельцы, имевшие на вооружении ручное огнестрельное оружие и 8 пища-
лей.
     На восточном фланге Козловского вала у р. Челновой находился земляной Челнавский стоялый го-
родок, а в 600 м от него отдельно от вала на берегу р. Челновой стоял жилой городок с постоянным во-
енным гарнизоном. Последний имел высокие двухсаженные стены длиной 511 м. На вооружении име-
лось 5 пушек. Кроме вышеперечисленных городков на Козловском валу выделялись размерами от ос-
тальных Чебоксарский, Красный, Ярославский и Моховой земляные городки, выстроенные в самых
опасных местах. Козловский вал и городки дополнительно укреплялись линией надолб, частиком и
кольями, а с середины 1650-х гг. – ослоном. Охрану вала несли служилые люди, расписанные по соот-
ветствующим городкам. В малых городках стояло по 10 человек, а в больших – по 20 – 25, при получе-
нии известий о появлении противника их численность удваивалась.
     На остальной части южной границы Козловского уезда также сформировалась сплошная линия укре-
плений. Наличие в этом районе речных преград, лесов, болотистых мест позволило строителям использо-
вать все преимущества рельефа и создать недорогую эффективную оборонительную систему. Её начали
возводить в 1636 г. и завершили к середине 1650-х гг.
     Всего к середине 1650-х гг. в Козловском уезде на втором участке укреплений располагалось 17
острожков: Изморинский, Лежинский, Прогорелый, Маковицкий, Касимов, Стрелковый, Булатовский, 3
Торбеевских и другие.
     Кончались козловские укрепления на западе Казинским и Горетовским острожками, расположен-
ными на левом берегу р. Воронеж на месте старых поселений. Далее шли укрепления Добринского уча-
стка Белгородской черты. Всего для обороны западной части козловских укреплений в обычное время


использовали 225 человек. Несколько особняком от сплошной линии козловского участка стоял Матыр-
ский острожек.
    Таким образом, Козловский участок Белгородской черты, сформировавшийся в единую укреплён-
ную линию к середине XVII в., надёжно прикрыл полевую окраину Русского государства в междуречье
Воронежа и Челновой от постоянных татарских набегов.
    Строительство укреплений в Козловском уезде осуществлялось одновременно с созданием Тамбов-
ской черты в Поценье. Она возникла на дворцовых землях и по традиции управлялась в Приказе Боль-
шого дворца. Завершение формирования Белгородской черты с единым центром и подчинением Раз-
рядному приказу поставило вопрос об управлении землями, лежащими к востоку. Здесь не сложилась
единая черта, наподобие Белгородской, а выделились отдельные укрепления. Термин «Тамбовская чер-
та» появился в официальных документах в конце 1550-х гг. XVII в. и затем регулярно применялся в
правительственной переписке.
    Первый этап формирования Тамбовской черты был связан со строительством Тамбова и полевых
укреплений в уезде. Весной 1636 г. правительство подготовило указ о закладке крепости на Цне в устье
р. Липовицы «напротив крайней мордовской деревни Тонбов». Об этом говорит грамота Разрядного
приказа руководителю Пушкарского приказа А.Ф. Масальскому-Литвинову 21 февраля 1636 г., в кото-
рой ставился вопрос о посылке в новый город на Цне наряда. Новая крепость должна была перекрыть
опасный участок Ногайской дороги, переправу у Кузьминой Гати и закрыть собою всю Верхоценскую
волость.
    Однако крепость построили в другом месте, на холме у места впадения р. Студенец в Цну. Руково-
дителем строительных работ правительство назначило стольника и воеводу Р.Ф. Боборыкина. Несмотря
на свою молодость (ему было 25 – 30 лет), он считался опытным, энергичным и сведущим в военном
деле человеком, хорошо знавшим район предстоящего строительства.
    Основной причиной переноса города на новое место было выгодное экономическое положение на
перекрёстке торговых путей: старинной Ордобазарной из Астрахани и новой от донских казачьих го-
родков дорог. Другая причина переноса города связана с рельефом местности в устье р. Липовицы.
Плоская с пойменными заливными лугами территория не могла служить удобным местом строительст-
ва крепости и противоречила устоявшимся традициям русской фортификации.
    В районе слияния Студенца с Цной высокий левый берег образует два холма, которые строители
умело использовали для размещения крепостных стен. С севера крепость защищало русло Студенца, с
востока – два рукава Цны, а с запада лежали заболоченные участки степи. Лишь с юга простиралась
ровная степь. Выбранное для крепости место имело идеальную конфигурацию, создавая «коридор» ме-
жду руслом Цны и болотами, по которому татарская конница и могла подойти к городу.
    К строительству Тамбова правительство привлекло гораздо больший круг населения, чем в Козлове.
Основной груз строительных работ вынесли на своих плечах крепостные крестьяне шацких помещиков,
дворцовые крестьяне Верхоценской волости, шацкие сторожевые и полковые казаки и новоприборные
тамбовские служилые люди. В сооружении Знаменской церкви и некоторых укреплений крепости при-
няли участие крестьяне Чернеева монастыря.
    Заложенный 17 апреля 1636 г. Тамбов был отстроен к 1 октября этого же года. Он имел вид трапе-
ции и делился на две части: собственно «город», или, как его позднее называли, кремль, и острог.
Кремль окружала дубовая стена, с обламами длиной 1245 м и 12 башнями высотой 25,5 – 34 м. Три
башни имели проезжие ворота, особенно выделялась своими размерами Московская башня высотой 51
м. На её шатровой крыше размещалась караульная будка с вестовым колоколом. Московская башня в
Тамбове была самым высоким деревянным сооружением на юге Русского государства. Её строительст-
во объясняется особенностями рельефа местности. Севернее крепости проходила высокая гряда, вдоль
которой шли укрепления Тамбовского вала. Только с такой высокой башни можно было увидеть сиг-
нальные костры.
    Внутри города располагались съезжая изба, воеводский двор, пороховой погреб, пушечный амбар, 9
житниц для зерна, тюрьма и соборная церковь.
    Другая часть крепости – острог – была окружена острожной стеной с обламами. Она начиналась от
северной и кончалась у восточной наугольных башен кремля и имела в длину 1774 м. Острог, как и
кремль, защищали 12 башен с четырьмя проезжими воротами. Во время ремонта крепости в 1662 г. в
остроге соорудили ещё две башни: Водяную и Глухую. Внутри острога находились казённый и кружеч-
ные дворы, таможенная изба, 10 лавок, Знаменская церковь и слобода городовых казаков. По его углам


стояли два раската с пушками. Дополнительными укреплениями острога служили ров с частиком, кото-
рый в 1662 г. заменили на дубовый ослон. В этом же году часть острожной стены укрепили тарасами.
     Кроме крепости, частью города являлись слободы служилых людей: Полковая, Пушкарская, Пан-
ская и Покровская. Их население принимало деятельное участие в охране Тамбова и укреплений по
черте. Слободы были окружены линией надолб. По мощи крепостных укреплений и количеству артил-
лерии Тамбов можно сравнить лишь с самыми крупными крепостями на Белгородской черте: Белгоро-
дом и Яблоновым. Этот факт подчёркивает важное стратегическое положение города в системе оборо-
ны южных границ.
     Одновременно со строительством крепости шло сооружение полевых укреплений в уезде. План
предусматривал создание укреплений от устья р. Челновой до Лысых Гор и далее через степь до р. Ма-
тыры. Однако проект явно не учитывал существование южных селений Верхоценской волости и на-
правление козловских укреплений. Поэтому на практике чертёж претерпел серьезные изменения.
     Линия укреплений начиналась от Лысых Гор на р. Челновой, почти напротив восточного фланга
Козловского вала. Промежуток между ними вдоль правого берега реки прикрывала засека, а на окраине
Челнавского леса был сооружён Лысогорский острожек. От него до Липовицкого леса протянулась
двойная линия надолб с поперечными связями и Спорным и Тамбовским острожками. У края леса
строители поставили Липовицкий острожек. Далее вдоль р. Сухая Липовица проходили чередующиеся
линии засек и надолб. Кончалась засека около урочища Двойни. Здесь вся местность до Цны состояла
из топей, «ржавцов» и болот и не требовала дополнительных укреплений.
     Одним из самых опасных участков в Поценье считался район Кузьминой Гати, где проходило одно
из ответвлений Ногайской дороги. В этом месте от Липовицкого леса до Цны соорудили линию надолб
с башней, а на противоположном берегу Цны у переправы установили надолбы с подъёмными связями
и набили в воде частик. Вдоль берегов Лесного и Нару-Тамбова стоили надолбы и засеки. Далее на се-
вер до Шацка простирался большой Цнинский лес, служивший надёжной преградой от татарской кон-
ницы.
     Таким образом, от Челновой до Цны была сооружена сплошная линия укреплений. В её создании
применили традиционные для Руси деревянные конструкции (засеки, надолбы, мастик башни и острож-
ки), которые умело сочетались с естественными преградами (лесом, реками и болотами). Если при воз-
ведении козловских укреплений применялся передовой европейский опыт, приобретённый в ходе Смо-
ленской войны 1632 – 1634 гг., то для тамбовских укреплений строители выбрали старинные типично
русские оборонительные конструкции, апробированные многолетней практикой борьбы с кочевниками.
     Тамбовские укрепления прошли проверку в период массированных татарских набегов с 1642 по
1645 гг. Отряды кочевников, минуя надолбы, проникали в Тамбовский уезд через Лысые Горы, между-
речье Челновой и Липовицы, Липовицкий лес и Кузьмину Гать. Они чередовали зимние набеги с лет-
ними, проникая далеко в глубь уезда. В 1643 г. кочевники прорвались в Тамбовский уезд и, используя
численное превосходство, блокировали тамбовский гарнизон, не позволяя ему выйти из крепости. В
итоге набега многие жители были взяты в плен. Особенно тяжёлым оказался 1644 г. Татарские отряды
всё лето тревожили Тамбовский уезд. В начале мая группа крымских татар проникла через надолбы в
верховьях Липовицы и напала на с. Тонбов и слободу Кузьмину Гать. Местные жители отбили набег, и
татары повернули к Лысым Горам, где захватили в плен 9 казаков. Ещё один отряд противника прошёл
в уезд около Спорного острожка. Основные силы татар появились в уезде 30 июля 1644 г. Около 5000
человек миновали надолбы и на р. Челновой сожгли два острожка. Попытки козловского воеводы от-
бить татарское нашествие закончилось неудачей. Русские, потеряв 100 человек убитыми, отступили.
Татары стали хозяевами положения в междуречье Цны и Польного Воронежа. Они развернули на р. Ли-
повице стан, где простояли несколько дней. Одновременно с нападением на Тамбовский уезд кочевники
атаковали всю южную границу.
     Активизация татарских набегов заставила принять энергичные ответные меры и завершить созда-
ние сплошной линии укреплений на юге страны. Поход служилых и «вольных охочих» людей в низовья
Дона в 1646 – 1648 гг. отвлёк внимание татар и позволил провести крупные строительные работы в по-
граничной полосе. В эти годы только на Белгородской черте возникло 8 новых городов, строились зем-
ляные валы, реконструировались старые укрепления. Поэтому работы по строительству вала в Поценье
связаны были с общим ходом реконструкции черты.
     Указ о закладке Тамбовского вала Боярская дума приняла 19 марта 1647 г. Руководителем работ
был назначен стольник князь И.И. Ромодановский. В создании Тамбовского вала принимали участи


шацкие дворяне, ценские мурзы и татары Шацкого уезда, тамбовские служилые люди и посадские люди
ряда южных городов.
    Первоначально на Тамбовском валу находилось 18 башен. Он начинался от Лысых Гор и шёл на
протяжении почти 50 км на юго-восток до Кузьминой Гати. Крупные строительные работы разверну-
лись на Тамбовской черте в период русско-польской войны в 1659 – 1662 гг. В 1658 г. татары восполь-
зовались сложной обстановкой на Украине, связанной с изменой гетмана И. Выговского, усилили набе-
ги на южную границу Русского государства. Так, летом они прокопали в нескольких местах Тамбовский
вал и проникли в Тамбовский уезд.
    Сложная политическая обстановка вынудила правительство принять дополнительные меры по ук-
реплению южной границы, в том числе и Тамбовской черты. С 1658 г. тамбовские служилые люди и
дворцовые крестьяне осланивали вал, вновь отстроили два Лысогорских городка, соорудили 4 новых
башни и реконструировали ряд старых укреплений. Работы обычно начинались зимой, когда крестьяне
возили дубовые и сосновые брёвна из близлежащих к валу лесов. А с весны начинался ремонт черты.
Только в 1658 г. в нём приняли участие 2657 тамбовских, шацких и ряжских казаков, детей боярских и
дворян. Завершилась реконструкция тамбовских укреплений только в 1662 г. Как показал ход событий,
принятые меры оказались своевременными. Татарские набеги постоянно натыкались на мощную укреп-
ленную линию, надёжно преграждавшую путь в глубь страны. Татары потеряли элемент внезапности во
время набегов, инициатива перешла в руки местного населения и администрации, а военные действия
разворачивались в зоне черты.
    С завершением реконструкции укреплений окончательно сформировалась Тамбовская черта как са-
мостоятельный военно-административный комплекс. Она начиналась от р. Челновой и состояла из не-
скольких участков. Её описание приводится по документом конца 1650 – начала 1660-х гг. Черта начина-
лась небольшой засекой в Челнавском лесу длиною в 4850 м и шириною в 108 м с дополнительными
укреплениями в виде 6240 колов. От края леса и засеки вдоль правого берега Челновой шёл малый Чел-
навский вал. Он имел длину 2680 м и высоту 2 м. На насыпи вала стояли 4 проезжих и 2 глухие башни
высотой 5,4 м. Рядом с ним был выстроен Красногорский городок. Общая длина стен городка составля-
ла 575,5 м. Внутри городка размещались съезжая изба с тюрьмой и двор казачьего головы.
    В месте соединения малого вала с большим строители соорудили в 1647 г. Лысогорский городок
вместо сожжённого татарами. Общая длина стен составляла 474 м. От Лысогорского городка начинался
большой вал – основное звено тамбовских укреплений. Он простирался на юго-восток почти на 34 км.
Перед валом находился широкий ров. Лишь в Спорном и Сухинском острожках имелись пушки, а в ос-
тальных—только ручное огнестрельное оружие.
    В районе Липовицкого изрога большой вал соединялся с малым Липовицким, который шёл дальше
на юг к Кузьминой Гати на протяжении 11,5 км. Его земляная насыпь достигала 2 м высоты и 3 м ши-
рины. На валу стояли 4 башни высотой 21,5 м, а перед ним со степной стороны в Липовицком лесу про-
должала функционировать старая засека, служившая дополнительной преградой. Липовицкий вал со-
единялся с большим Кузьминским невдалеке от слободы Кузьминой Гати. Небольшой, всего 2 км, он
был ориентирован с запада на восток и прикрывал слободу полковых казаков и переправу через Цну.
Высота вала достигала 4 м, а ширина в подошве – 8 м. Учитывая значение данного перелаза, строители
создали здесь достаточно мощный узел обороны, включая земляной городок, башню с проезжими воро-
тами на валу и линию засеки длиной 4850 м вдоль русла Липовицы.
    В районе Кузьминой Гати практически заканчивались искусственные укрепления Тамбовской чер-
ты, далее на север вдоль русла Цны простирался большой Цнинский лес, служивший надёжной естест-
венной преградой от татарской конницы. На протяжении 100 км только два его участка требовали до-
полнительных сооружений. Один из них находился в устье р. Лесной Тамбов, где местные служилые
люди срубили засеку и поставили две караульные башни. Другой подобный участок находился непода-
леку от с. Морша. Здесь с востока через р. Кашму проходили Шаморские ворота, естественный коридор
через лес. Им часто пользовались татары, выходя из саратовских степей в северную часть Тамбовского
уезда. Поэтому в этом месте в 1662 г. по просьбе крестьян с. Морша Разрядный приказ разрешил по-
строить Кашматский городок. Он находился в 5 верстах к востоку от с. Морша на правом берегу р.
Кашмы в сосновом лесу. Острожек имел стену длиной 91,5 м и одну башню с караульной клеткой. Ка-
раульную службу несли крестьяне близлежащих сёл.
    Кашматский городок фактически располагался на северном фланге Тамбовской черты. Далее до
Шацка тянулся лес, затем шли шацкие укрепления, а от них черта поворачивала на Керенск и Нижний
Ломов. Шацкая засека непосредственно в линию укреплений не входила, но продолжала играть вспомо-


гательную роль, прикрывая часть Шацкого уезда. Таким образом, укрепления Тамбовской черты прохо-
дили от Лысых Гор до Кузьминой Гати и затем поворачивали на север и доходили до р. Серп. Общая их
длина превышала 150 км. Она надёжно защитила сёла и деревни Тамбовского уезда от татарских набе-
гов.
     В целом строительство новых укреплений на южной границе Русского государства сыграло важную
роль в дальнейшем экономическом, социальном и политическом развитии страны. Русское государство
осуществляло планомерную политику постепенного закрепления районов лесостепи и степи, включая
их в хозяйственную жизнь страны. Тактика строительства оборонительных укреплений позволяла соз-
дать надёжный заслон татарским набегам, обезопасить тылы в борьбе за Украину и противостоять ту-
рецкой экспансии в Причерноморье.

              3.2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КРАЯ В XVII ВЕКЕ

    Хозяйственное развитие нашего края определялось его природой. Основой успешного земледелия
оставался чернозём. В сочетании с мягким климатом и достаточным наличием воды и лесов это созда-
вало весьма благоприятные условия для разнообразной сельскохозяйственной деятельности. Дикие сте-
пи давали хорошие сборы зерновых, бобовых, масличных и овощных культур и трав, значительно пре-
восходящие урожаи в центральных уездах России. Ведущей зерновой культурой в XVII в. была рожь,
также сеяли овёс, гречиху, ячмень, пшеницу. Землю обрабатывали «дедовскими» орудиями труда: дере-
вянными сохами, боронами, серпами. Практически в каждом хозяйстве местного служилого человека
или крестьянина было 2–3 лошади, 1–2 коровы, овцы, козы, свиньи.
    Ведущую роль в хозяйственной деятельности населения Верхоценской волости в первой трети XVII
в. уже играла трёхпольная система земледелия и скотоводство. Местное население по-прежнему зани-
малось бортничеством – добычей мёда диких пчёл. Мордовское население края сохраняло многовеко-
вые традиции бортного промысла. Мёд добывали в специальных ухожьях, считавшихся собственностью
русского царя. Они «ведались» Приказом Большого дворца и местной воеводской администрацией. Их
владельцы ежегодно платили в казну денежный оброк. Берега рек Цны, Воронежа, Вороны, Хопра, Би-
тюга и их многочисленные притоки интенсивно эксплуатировались местным населением. Наряду с
бортничеством сохранялись промысловая охота на куниц, белок, зайцев, лосей, лис, водоплавающую
птицу и рыбная ловля. За это владельцы ухожий платили в дворцовое ведомство дополнительные «ку-
ничный» и «водяной» оброки.
    Быстрый рост населения в крае приводил к постоянному дроблению бортных владений, и местные
ухожья имели гораздо меньшие размеры, чем подобные владения других южных уездов.
    Население волости выплачивало натурально-денежный оброк своему владельцу. Причём прослежи-
вается тенденция его постоянного увеличения. Кроме выплаты феодального оброка, крестьян Верхо-
ценской волости привлекали для выполнения государственных повинностей. Их мобилизовывали на
строительные и ремонтные работы по Шацку и Шацким засекам, охране укреплений. Местная админи-
страция, ссылаясь на нехватку людей, пыталась использовать крестьян Верхоценской волости для несе-
ния караульной службы по Шацку. По приказу Шацкого воеводы Мирона Вельяминова крестьян обяза-
ли выставлять в 1620-е гг. по 50 человек для несения посменно городовой службы в крепости «с весны
до осени».
    Однако эта мера не получила широкого применения и противоречила интересам русских феодалов.
Лишь строительство новой линии укреплений на юге Русского государства в середине XVII в. заставило
царское правительство расширить социальную базу служилых людей «по прибору». В 1622 г. такой не-
обходимости ещё не было. Поэтому специальным указом 1623 г. правительство запретило использовать
крестьян Верхоценской волости в караульной службе.
    Другой очаг оседлости в крае возник на р. Воронеж. Местные земли вплотную подходили к старым
Ряжскому и Лебедянскому уездам. Здесь господствовал тип поместно-вотчинного хозяйства. Помещи-
чья и монастырская колонизация проникла достаточно далеко в степные районы юга России. Накануне
строительства города Козлова, в непосредственной близости от него, на реках Воронеж и Матыра суще-
ствовало несколько групп населённых пунктов. В 1636 г. козловские воеводы получили разрешение
правительства приписать к новому городу сёла и деревни, расположенные от него в радиусе 50 км, что
давало возможность привлекать отсюда даточных людей на строительные работы.
    Подсобную роль играло огородничество. На приусадебных землях выращивали для собственных
нужд хмель, капусту, морковь, репу, лук, чеснок, огурцы, свёклу, редьку. Местные городские ремеслен-


ники и сельчане плели лапти, рогожи, циновки, изготавливали верёвки, сита, конские дуги, сани, срубы,
бочки, глиняную и деревянную посуду. Металообработкой занимались городские и сельские кузнецы.

    3.3. СОЦИАЛЬНЫЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНФЛИКТЫ XVII ВЕКА И ТАМБОВСКИЙ КРАЙ

    На протяжении нескольких веков Тамбовский край неоднократно становился местом острых столк-
новений местного населения и государственной власти. Окраинное положение Тамбовщины, преобла-
дание беглого населения из центральных уездов России, близость вольного Дона накладывали свой от-
печаток на вольнолюбивую натуру местного населения. Любые проявления несправедливости, отсутст-
вие чёткого законодательства, высокие налоги, злоупотребления местной администрации в лице воевод
приводили к восстаниям и мятежам.
    В 1648 г. по целому ряду городов России прокатилась волна народных выступлений. Поводом для
восстания стало принятие правительственного решения о восстановлении прежних налогов вместо не-
удавшегося соляного налога, введенного в 1646 г. Попытки сбора недоимок сразу за три года привели к
массовым формам протеста. В июне крупное восстание вспыхнуло в Москве, а из столицы переброси-
лось в Устюг Великий, Курск, Воронеж, Соль Вычегодскую. Одним из первых на это восстание отклик-
нулся Козлов.
    Гарнизон города был недоволен деятельностью воеводы Р.Ф. Боборыкина, который присвоил себе
несколько житниц с хлебом, пригородные покосы, завёл табун лошадей, заставлял служилых людей ре-
гулярно работать на ремонте городских и уездных укреплений. В 1647 г. местные жители направили
«челобитную» в Москву на действия Козловского воеводы. Его обвинили ещё и в гибели челнавского
стрельца, наказанного батогами в Козлове, а затем отправленного в Челнавский острожек. Здесь
стрельца ещё раз подвергли экзекуции, после чего подследственный умер.
    Комиссия из Москвы под руководством князя Лобанова-Ростовского расследовала эти обвинения.
Часть жалоб подтвердилась, и Р.Ф. Боборыкину пришлось уплатить вдове стрельца и его детям 50 руб-
лей, но самих жалобщиков заковали в кандалы и посадили в тюрьму. В мае 1648 г. другая группа жа-
лобщиков из Козлова поехала в Москву. В неё входили казак Софон Кобозев и стрельцы Осип Дружи-
нин и Григорий Самандаков. Они стали свидетелями и, возможно, участниками событий в Москве, из-
вестных как «Соляной бунт», в начале июня 1648 г.
    11 июня 1648 г. челобитчики вернулись в Козлов и рассказали землякам о московских волнениях. В
городе вспыхнуло восстание против воеводы и его сторонников. Сам Р.Ф. Боборыкин, вместе с группой
козловских детей боярских бежал из Козлова. Восставшие горожане выпустили из тюрьмы колодников,
разгромили лавки. Движение перекинулось в уезд, охватив Челнавский городок и с. Дубовое. Получив
помощь от городов Сокольска и Доброго, Боборыкин попытался вернуь Козлов, но был отбит и бежал
под Ряжск. В начале июля 1648 г. восстание в Козловском уезде было подавлено московскими стрель-
цами. Часть восставших казнили, других бросили в тюрьму. Некоторые бунтовщики бежали от пресле-
дований на Дон.
    Главные события разинского бунта на Тамбовщине были связаны с именами двух его соратников.
Один из них – местный служилый человек, казачий атаман Тимофей Мещеряков. В 1670 г. его вместе с
группой казаков отправили подавлять волнения крестьян и служилых людей в северную часть Тамбов-
ского края. В с. Алгасово Тамбовского уезда Т. Мещеряков вместе со своими товарищами заявил о под-
держке восставших. 23 октября под Алгасово разгорелся бой. Тамбовский воевода Я. Хитрово с прави-
тельственными войсками подошёл к селу. Восставшие сдались только когда воевода приказал поджечь
село. Воевода Хитрово приказал привести повстанцев к «крестному целованию» и отпустить их в Там-
бов. Столь мягкое отношение к бунтовщикам было направлено на то, чтобы впредь они «...ни на какую
воровскую прелесть не прельщались». Но многоопытный воевода обманулся в своих ожиданиях. Под
Тамбовом Т. Мещеряков вновь собрал большой отряд численностью в пять тысяч человек и осадил го-
род. Известие о приближении правительственных войск заставило восставших снять осаду. Однако с 11
по 16 ноября разинцы вторично осадили Тамбов. Был предпринят штурм города, от которого сильно
пострадали его деревянные укрепления.
    В начале декабря 1670 г. к Тамбову подошли крупные правительственные силы под командованием
И. Бутурлина. Восставших разбили, а Т. Мещеряков и А. Серебряченко попали в плен и были казнены.
    Другим видным соратником С. Разина под Тамбовом был его родной дядя Никифор Черток, родом
из воронежских служилых людей, бежавший затем на Дон. К концу осени 1670 г. он с 400 казаками


вышел к Кузьминой Гати и двинулся к Козлову. За счёт местных жителей его отряд быстро вырос до 3–
4 тыс. человек. 17 октября в сражении с царскими ратными людьми из Козлова под командой воеводы
С. Хрущёва под Челнавским городком разинцы одолели противника, захватив две пушки.
     Временной базой восставших стали сёла Бокино и Кузьмина Гать. Здесь 1 декабря 1670 г. произош-
ло ещё одно крупное сражение. Царский воевода А. Еропкин с отрядом дворян и московских стрельцов
численностью более тысячи человек внезапно напал на Бокино. Вытеснив оттуда разинцев, он зажёг се-
ло и затем пытался отойти в сторону Тамбова. Подоспевший на выручку Н. Черток наголову разбил
противника. Многие были убиты или попали в плен, сам Еропкин получил четыре ранения в голову и
плечо.
     Встревоженное успехами Н. Чертка в Тамбовском уезде правительство спешно двинуло сюда вой-
ска. 14 января крупные силы карателей под командованием воевод Б. Мышецкого и И. Бутурлина вновь
подошли к Бокино. Снова приступ был отбит с тяжёлыми потерями для нападавших. Это заставило
власть действовать решительно. В Тамбовский уезд двинулись значительные силы. Под Кузьмино-
Гатью разгорелось новое сражение. Хорошо обученные и вооружённые регулярные войска полностью
разгромили восставших, захватив 150 пленных, 15 знамён, все пушки. Оплоты восставших – села Кузь-
мина Гать и Бокино – подверглись полному разорению, их полностью выжгли. Сам Черток с верными
сподвижниками сумел уйти от преследователей и укрыться на Дону.
     Восстание в Тамбовском уезде было безжалостно подавлено, но его отголоски были ещё долго
слышны. Так, в июне 1671 г. отряд атамана Серика в 700 человек появился под Тамбовом. В 1682 г.
волна казачьих выступлений прокатилась по 14 южным уездам, в том числе Тамбовском, Козловском и
Шацком. Но оно было быстро подавлено. Власть не могла полностью снять причины народного недо-
вольства, поэтому край в дальнейшем увидел ещё немало мятежей и бунтов.
     Одной из форм социального протеста были противоцерковные движения. Со второй половины XVII
в. на Тамбовщине распространились раскольничество и сектантство.
     Как отмечал И.И. Дубасов, «в Тамбовском крае не одни крестьяне и им подобные простые люди ув-
лекались борьбою против господствующей церкви. В конце XVII столетия во главе местного противо-
церковного движения стояли первые тамбовские епископы, Леонтий и Игнатий, оба фанатики старооб-
рядства…». В 1688 г. восстали донские казаки. Группа в 500 человек проникла на Тамбовщину и укре-
пилась между Тамбовом и Козловом. К ним стекались местные раскольники. Но вооружённых действий
они не предпринимали.

               3.4. КУЛЬТУРА И БЫТ НАСЕЛЕНИЯ ТАМБОВЩИНЫ В XVII ВЕКЕ

    Крепость Тамбов была типичной для своего времени: деревянные стены с башнями, такие же дере-
вянные постройки внутри крепости. Город занимал площадь от р. Студенец до нынешней Интернацио-
нальной улицы на юге, от р. Цны на востоке до нынешней улицы К. Маркса на западе. Исходная градо-
строительная система Тамбова свидетельствует о практической продуманности. Если первый город-
крепость Козлов строился поспешно, в зимнее время, затем достраивался и перестраивался, то Тамбов
изначально отличался основательностью. Крепостная стена имела 12 башен высотой 25 – 34 метра. Три
башни имели проездные ворота. Особенно выделялась московская башня высотой 51 метр. На ней была
караульная будка с вестовым колоколом. Московская башня в Тамбове была самым высоким деревян-
ным сооружением на юге России. Из-за рельефа местности только с такой высоты здесь можно было
увидеть сигнальные костры в степи на подступах к городу.
    Внутри крепости стояли съезжая изба, воеводвский двор, пороховой погреб, пушечный амбар, де-
вять житиниц для зерна, тюрьма и церковь. Постройки располагались произвольно, прямые улицы в
русских крепостях разбивать было не принято. К крепости с запада примыкал острог, огороженный ме-
нее прочной, чем крепостная, стеной с 13 башнями и 4 воротами. Внутри острога находились казённый
и кружечный дворы, таможенная изба, десять лавок, церковь, и слобода городовых казаков. За острогом
располагались слободы, окруженные линией надолб. Для таких городов-крепостей, как Тамбов, глав-
ными были военные функции и безопасность, а не комфорт для жителей.
    В 60-е гг. XVII в. рядом с крепостью был основан Казанский мужской монастырь. Все его построй-
ки тоже были деревянными. Чуть позже на северо-востоке от крепости за Студенцом появился Возне-
сенский женский монастырь.



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика