Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От батальона до армии. Боевой путь. Том 2

Голосов: 1

В настоящем томе публикуются материалы по истории боевого пути 312-й Смоленской стрелковой дивизии и 224-й штурмовой авиаци-онной дивизии. Книга посвящается ратному подвигу Советского народа и предназначена для углублённого изучения истории Второй мировой войны. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    порядок, а вслед за ними на равнину бежали гитлеров-
ские автоматчики.
    “Не меньше двух батальонов”, - прикинул командир
полка.
    “С ними-то мы должны справиться”, - твёрдо бро-
сил он.
    Обстановка с каждой минутой становилась всё бо-
лее грозной. Лавина танков, а за ней цепи автоматчиков
всё ближе приближались к позициям полка.
    Артиллеристы капитана Смирнова подбили и по-
дожгли три танка. Батарея противотанковых орудий с
прямой наводки подбила ещё один танк, но это не оста-
новило атаку гитлеровских танкистов и пехоты.
    В центр позиции обороны полка, туда, где находил-
ся на НП командир полка, прорвалась численностью до
40 человек группа вражеских автоматчиков. Не разду-
мывая, командир взвода лейтенант Широкий поднял
взвод в атаку. Рукопашная схватка была жестокой.
    “Неужели это конец?” - подумал Владимир Лихо-
творик и содрогнулся от этой мысли, продолжая ждать
у рации позывные комдива.
    “”Радуга”, “Радуга”, я – “Небо””, – послышался, на-
конец, в эфире знакомый голос генерала Моисеевского.
И тогда командир полка доложил комдиву: “Обстановка
критическая! Большая группа, свыше 30 танков и до
полка пехоты противника рвется к Висле. Часть танков
осуществляет маневр в сторону крепости Яновец. Про-
шу артогня по квадрату 19-24”. “Но это же ваши коор-
динаты, Владимир Степанович, - взволнованно произ-
нес комдив, - что же тогда будет с вами?”
    “Мы успели зарыться в землю и должны выстоять.
Прошу огонь…”- услышал комдив.
     И в это мгновение осколком снаряда разбило ра-
диостанцию. В подтверждении просьбы “о вызове огня
на себя” с НП командира полка взлетела серия сигналь-
ных ракет. И вслед за ней со стороны Вислы раздался
залп “Катюш”. Это по приказу комдива начальник ар-
тиллерии дивизии полковник Ульянов только что пере-
местившийся на башню в крепость и вышедший в эфир,
дал команду об открытии огня всеми средствами артил-

                          81


лерии.
    Стена сплошного заградительного огня смешала
боевой порядок гитлеровских танков, а пехота, укры-
вавшаяся за их броней, хватаясь за головы, обратилась
в паническое бегство. Оставив на равнине более поло-
вины машин и сотни трупов, враг приостановил контр-
атаку против 1079-го стрелкового полка и попытку
прорваться в крепость.
    Вторая половина дня 4 августа сложилась для ба-
тальонов, овладевших крепостью, исключительно тяже-
лой. Противник продолжал атаковать замок Яновец со
всех сторон.
    Тяжелое положение сложилось в батальоне капита-
на Третьекова, прикрывавшего подступы к крепости с
запада. Батальон был дважды контратакован превосхо-
дящими силами противника. Третьей атаки противника
с танками, рвавшихся любой ценой в крепость, баталь-
он сдержать не мог и начал отход на замок. Связь с ба-
тальоном прервалась.
    Подошедший на помощь батальон майора Шадрина
преградил путь атакующей пехоте противника, затем,
перейдя в контратаку, вынудил его отойти в исходное
положение.
    В пятом часу дня большая группа атакующей пехо-
ты противника вновь появилась вблизи стены замка.
Встреченная заградительным огнем всей артиллерии
дивизии и армейской артиллерийской группы враже-
ская пехота в панике отступила. Артиллерийский шквал
буквально смел обезумевших гитлеровцев. Пулеметчик
Середа с фланга косил вражеских автоматчиков, отсе-
кая их от танков. На бронебойщика казаха Жантубетова
шел, не сбавляя скорости, “Тигр”. Едва он успел убрать
с позиции противотанковое ружье и броситься на дно
окопа, как “Тигр” навалился на позицию, смял окоп,
засыпав бронебойщика.
    “Жаль, погиб отважный воин”, - с болью в сердце
подумал командир полка.
    Но что это? Как только “Тигр” перевалил окоп, от-
туда показалась каска, а затем и голова бронебойщика.
Он стремительно поднялся из окопа и со всей силой

                          82


кинул противотанковую гранату на жалюзи на мгнове-
ние сбавившего ход “Тигра”. Раздался взрыв, и сталь-
ная громада встала, окутавшись дымом и пламенем.
Пытавшийся уйти через аварийные люки, экипаж танка
был уничтожен огнем наших автоматчиков.
    Сосед Жантубетова Архипов ударил по второму,
вышедшему на позицию бронебойщиков, танку и под-
жег его. Но силы были слишком не равны!
    В батареях выбыло из строя большинство расчетов,
поредели ряды бронебойщиков, смолкли станковые пу-
леметы.
    В разгар боя ранило в плечо командира полка, но он
продолжал руководить боем.
    Военфельдшеру Найдич никак не удавалось остано-
вить кровь, и она предложила командиру полка отправ-
ку за Вислу в госпиталь.
    “Не может командир полка в критический момент
боевой обстановки покинуть своих солдат”, - спокойно
ответил Владимир Лихотворик. “Наложите еще повяз-
ку, постарайтесь остановить кровь”, - успокаивал он
фельдшера Найдич, словно ранение получил не он, а
кто-нибудь другой.
    А тем временем лавина огня и брони продолжала
катиться к Висле и казалось вот-вот раздавит отважных
защитников огненной земли.
    Уходя на следующий день из крепости, солдаты
полка подполковника Александра Крайнова под свода-
ми парадного въезда в замок, где висел железный щит с
изображением рыцаря в латах, и вырисовывалась поту-
скневшая в веках письменная вязь о том, что “сей за-
мок, построен в 1537 г. Петром Костеленом Вислен-
ским”, написали: “Сию крепость взяли штурмом 4 авгу-
ста 1944 года советские солдаты Сибирской дивизии!”
     Осуществив переправу артиллерии за Вислу, диви-
зия вновь переходит в наступление и встает крупными
опорными пунктами противника за Вислой: Облясы
Дворске и Войшинске, взломав дверь на второй пози-
ции его обороны.
    В результате этого смелого маневра был окружен и
полностью уничтожен 32-й отдельный резервный ба-

                          83


тальон гитлеровцев: 300 - убитых, 85 - пленных. Захва-
чено 22 орудия, 2 минометных батареи, 37 пулеметов.
   В течение августа, продолжая бои за расширение
плацдарма, дивизия разгромила шесть батальонов гит-
леровцев, подбила 41 танк и САУ, взяв в плен 200 че-
ловек.
   Ежедневно части дивизии отбивали по 3-4 контр-
атаки пехоты и танков, поддержанные авиацией про-
тивника.
   В ожесточенных августовских боях 312-я Смолен-
ская Краснознаменная дивизия захватила самый боль-
шой в 69-й армии плацдарм, глубиной в 11 км и по
фронту - 18 километров. Блестящая победа Сибирского
соединения вошла яркой страницей в летопись Великой
Отечественной войны.

   Захват 312-й Смоленской стрелковой дивизией клю-
чевых и господствующих над Вислой позиций гитле-
ровских войск - крепости Яновец и Войшиньске, в 100
километрах южнее столицы Польши Варшавы, не толь-
ко нарушил прочность обороны гитлеровских войск за-
виелинского оборонительного рубежа, но и круто изме-
нил оперативную обстановку на этом участке 1-го Бе-
лорусского фронта, создав для наших войск возмож-
ность нанесения дальнейшего удара на города Радом,
Лодзь, Познань с выходом на Берлинское стратегиче-
ское направление.
   Все это вызвало серьезную тревогу у гитлеровского
командования, которое начало спешную переброску в
этот район резервов с целью восстановления утрачен-
ных позиций, и усилило его активность в обороне.
   Ежедневно его авиация днем и ночью группами по
30-40 самолетов бомбит боевые порядки дивизии, а ар-
тиллерия ведет ураганный огонь по переднему краю.
Его разведывательные группы совершают ночные вы-
лазки, пытаясь нащупать слабые места в обороне диви-
зии.
   Пристально осматривая в стереотрубу опушку леса,
вплотную подходящую вытянувшимся языком к левому
флангу дивизии, и ломаную линию сплошных траншей

                          84


обороны противника, с маячившими за ними контурами
ежей и надолб, за которыми раскинулись сплошные ле-
са, с белевшими домиками безлюдных польских дере-
вень. Командир дивизии генерал А. Моисеевский, не
столько думал об укреплениях противника, сколько о
подходящем вплотную к флангу дивизии вытянутом
языке лесного массива, по которому противник мог
скрытно подвести резервы и ударить по левому флангу
дивизии.
    Оторвавшись от окуляров стереотрубы и повернув-
шись к находящемуся на КП дивизии начальнику раз-
ведки, генерал спросил майора Казачка: “Какими све-
дениями о противнике по этому наиболее угрожающему
и скрытому от наших глаз району располагает разведка
дивизии?”
    Опустив бинокль, майор Казачек с загадочным вы-
ражением глаз ответил, что на этот счет у командира
разведроты дивизии имеются интересные наблюдения.
    Чутьем бывалого разведчика находящийся на КП
командир 205-й отдельной разведывательной роты ди-
визии старший лейтенант В. Мартынушкин понял это
как приказ доложить обстановку.
    “Вот уже несколько дней, товарищ генерал, мои
разведчики ни днем, ни ночью не спускают глаз с этого
района и нацелились на позиции двух ручных пулеме-
тов в 150 метрах от блиндажа боевого охранения про-
тивника у лесного фольварка юго-западнее опорного
пункта Пискарово. Будем там брать “языка””.
    “Неплохо работает разведка”, - оживился вдруг ге-
нерал, но тут же строго предупредил, что весь ход
операции вначале следует проиграть детально до
мелочей на местности, сходной с объектом ночного
поиска, которую оборудуют саперы дивизии на
восточном берегу Вислы.
    Неудача исключена, так как противник усилит бди-
тельность на этом участке, а “язык” нам нужен только
из этого района и непременно живым.
    Выполняя приказ комдива, саперы дивизии под ко-
мандованием майора В. Мулындина соорудили оборо-
нительный участок сходный с участком боевого охра-

                         85


нения противника юго-западнее Пискарово, куда и вы-
шла для отработки созданная лично командиром раз-
ведроты поисковая группа.
    В разведгруппу вошли самые испытанные, самые
смелые и находчивые разведчики: коммунист сержант
Иван Подольских, комсомолец рядовой Алексей Мас-
лов, помощник командира отделения разведки младший
сержант Николай Карманов, рядовые Александр Феду-
лов, Василий Дементьев и Иван Кобанько.
    Командиром поисковой группы был назначен один
из известных в дивизии разведчиков помощник коман-
дира взвода разведки, коммунист, сержант Михаил
Хохлов, сочетавший в себе исключительную отвагу,
точный расчет и величайшую выдержку.
    Все семеро неоднократно выходили за передний
край, и имели на своем счету не одного “языка”. Не ме-
нее опытными и отважными были и саперы из взвода
инженерной разведки под командованием 19-летнего
москвича сержанта Сергея Трушкина, обеспечивавшего
в предстоящем ночном поиске проделывание проходов
в заграждениях противника. Сержант Трушкин не толь-
ко сам хорошо разбирался в устройстве вражеских мин
и обладал завидным холоднокровием, но и взял с собой
в разведку самых испытанных и смелых своих боевых
товарищей-минеров, не раз ходивших с ним на боевые
задания и выручавших разведгруппы в самых трудных
боевых ситуациях.
    Начало сентября на Висле выдалось теплым, но ды-
хание осени уже тронуло золотом кроны деревьев и
кустарников. По утрам от Вислы стлались молочно-
белые туманы, быстро таявшие под лучами еще горяче-
го днем солнца, и дни становились такими же теплыми,
как летом.
    Восемь, десять километров от переднего края, уди-
вительная тишина, настоянная на крепком аромате цве-
тов и трав, как бы на время отодвинула войну, но раз-
ведчики ни на минуту не забывали, зачем они вышли в
такой, по их понятию “глубокий тыл”.
    Чередуя наблюдение за объектом нападения с дей-
ствиями поисковой группы, ночью они поэтапно отра-

                          86


батывали приемы выдвижения к объекту нападения,
действия по захвату “языка”. Причем при отработке
действий объект нападения постоянно находился в го-
товности обнаружить и отразить нападение. Функции
противника в боевом охранении на объекте нападения
были обозначены разведчиками, не участвовавшими в
ночном поиске, которые бодрствовали с наступлением
сумерек и до рассвета. И только когда контрольные
действия инженерной разведки по разминированию
проходов и резке проволочных заграждений не были
обнаружены разведчиками, обозначившими противни-
ка, а о действиях разведгруппы Хохлова “противник”
не успел даже просигналить - подготовка к операции
была признана законченной.
    В ночь на 4 сентября поисковая группа сержанта
Хохлова и группа инженерной разведки сержанта
Трушкина в полной боевой экипировке, в маскхалатах
выступила на передний край. Вечер выдался теплым, и
небо, затягивающееся облаками, предвещало дождик, и
это радовало разведчиков. Небольшое ненастье и гус-
той туман над Вислой способствовал скрытности опе-
рации.
    Внешне разведчики были спокойными, только в гла-
зах каждого затаилось глубокое раздумье. С того мо-
мента, как они сдали старшине свои документы, пись-
ма, фотографии, ордена и медали, а парторгу роты -
партийный или комсомольский билеты, они как бы уже
не имели имени и полагались только на самих себя,
добровольно отказавшиеся от всех человеческих уста-
новлений, от своего прошлого, храня все это только в
памяти своих сердец.
    Каждый из них знал, что там за передним краем на
каждом метре ничейной земли их подстерегает смер-
тельная опасность, что, быть может, для каждого из них
встреча с сильным и коварным врагом может оказаться
последней.
    В этот момент их мысли и чувства на мгновения
уносились к дому, семье, родным, любимым и близким,
и только теплый ветер, легко гнавший по равнине по-
земку из шуршавших медно-бронзовых листьев, был их

                          87


мысленным собеседником и бодрил их задумчивые ли-
ца.
    Но, невзирая на глубокое раздумье, семерку смелых
и отважных разведчиков и группу обеспечения Труш-
кина, разных по возрасту и характеру, объединила одна
господствующая мысль, одна цель: во что бы то ни ста-
ло выполнить поставленную боевую задачу взять “язы-
ка”, и при том - только живым!
    От этого, быть может, зависел успех в отражении
возможного удара противника, удержание захваченного
плацдарма.
    На командном пункте командира 1-го стрелкового
батальона 1079-го стрелкового полка дивизии майора
В. Фроловского разведчики и саперы вновь придирчиво
осмотрели друг друга. Попрыгали, проверяя, не гремит
ли что в экипировке, и стали неторопливо уточнять
мельчайшие детали операции, весь ход поиска, распи-
санный и отработанный по минутам.
    Еще раз уточнили сигналы взаимодействия между
собой, группой саперов и минометной батареей, под-
держивающей их на случай боя во вражеской траншее и
отхода по завершению операции.
    Не спеша, разведчики докурили папиросы, выдан-
ные старшиной роты по случаю особого боевого зада-
ния и прошли в блиндаж для того, чтобы присесть для
минутного молчания перед дальней дорогой, как по
русскому обычаю заведено.
    В этот час ночи передний край продолжал жить сво-
им обычным ночным ритмом. С обеих сторон в небо
взлетали осветительные ракеты, которые, выхватив во
тьме кусок равнины нейтральной полосы, с шипением
падали вниз. Дробно постукивали пулеметы, посылая
на встречу друг другу огненные трассы пуль.
    Где-то в глубине обороны изредка раздавались ору-
дийные выстрелы и снаряды, с шипением проносились
над головами разведчиков, неторопливо начавших вы-
движение к месту выхода за передний край.
    Наши дежурные пулеметные расчеты и парные до-
зорные, патрулирующие в траншеях, с нескрываемой
завистью и теплотой провожали отважную семерку, с

                         88


которой сдружились за время их работы на переднем
крае, и разведчики, чувствуя это напутствие удачи,
молчаливыми взглядами благодарили их за поддержку.
   Первым во тьму ночи ушел со своей группой сер-
жант Сергей Трушкин. Прижимаясь к земле, он уверен-
но пополз по начиненному смертью ничейному полю.
Руки безошибочно находят мины. Сержант, работая,
споро откапывал очередную мину, и замедлял темп, ко-
гда пальцы нащупывали взрыватель. Даже дыхание
сдерживал. Один только раз обнаружил он не извлекае-
мую мину. Рисковать не стал, обошел. Также скоро и
привычно работали и остальные минеры.
   С чувством исполненного долга наблюдали они за
разведчиками бесшумными тенями как ночные призра-
ки проскользнувшими мимо них. Мысленно они поже-
лали им удачи.
   Каждый метр продвижения разведчиков сокращал
расстояние до объекта нападения, и постепенно их гла-
за привыкли к темноте и стали различать очертания
траншей противника, из которых доносились приглу-
шенные разговоры вражеских пулеметчиков.
   Плотно припадая к земле в момент взлета освети-
тельных ракет, они видели слабые отблески торчащих
над бруствером пулемета позиций очертания касок пу-
леметчиков, казавшихся почти рядом. Затаив дыхание,
они напряженно следили за их действиями и своим ко-
мандиром, рывок которого должен был послужить сиг-
налом к броску.
   После падения очередной ракеты прошло ровно
столько времени, сколько потребовалось глазу вновь
увидеть каски гитлеровских пулеметчиков в темноте
ночи, и сержант Михаил Хохлов рванулся к позиции
левого пулемета противника.
   В мгновение, достигнув ее, он сильным ударом са-
пога в голову сбивает гитлеровского пулеметчика с ног
и подминает под себя. С сержантом Подольских, по-
доспевшим к нему на помощь, они засовывают ему в
рот кляп, и накидывают на шею веревку.
   Одновременно с ними на позиции пулемета напал и
рядовой Кобанько, который сильнейшим ударом ножа

                         89


замертво уложил второго номера пулеметного расчета и
вывел из строя пулемет.
    На правый пулеметный расчет гитлеровцев, словно
снег на голову свалились Дементьев с Федуловым и в
молниеносной схватке уложили наводчика пулемета.
Напарника наводчика заколол ударом ножа младший
сержант Карманов, а Маслов в это время успел вывести
из строя пулемет.
    Схватка с противником была настолько мгновенна,
что ни один из гитлеровских пулеметчиков не успел
даже просигналить о нападении, а боевое охранение, не
подозревая о нападении, продолжало постреливать. Им
еще было невдомек, почему оба пулемета умолкли.
    Не теряя времени, вся поисковая группа вместе с
языком выбралась из траншеи и ползком стала отходить
к проходу в заграждениях, где их ожидали саперы-
разведчики Трушкина, которые после их прохода сразу
же закрыли - заминировали проход.
    Вся группа благополучно достигла своих траншей.
И только здесь сержант Хохлов, окинув привычным
взглядом разведчика взятого “языка” заметил, что у то-
го из кармана шинели торчит длинная ручка гранаты. В
спешке борьбы у разведчиков не было времени обы-
скать “языка”, а тот, перепуганный насмерть, и не по-
мышлял ею воспользоваться.
    Противник опомнился только тогда, когда развед-
чики с “языком” двигались по траншее в направлении
командного пункта командира дивизии. На первом же
допросе пленный показал, что против левого фланга
дивизии сосредотачиваются крупные силы противника
для нанесения контрудара.
    Учитывая эти сведения, командование 69-й армии
усилило 312-ю Смоленскую стрелковую дивизию тремя
полками артиллерийской дивизии, тремя артиллерий-
ско-противотанковыми полками, двумя полками PC M-8
и нацелило для действий в полосе дивизии части
мехкорпуса генерал-майора Лощука.
    И когда в один из еще теплых дней сентября про-
тивник из района Пискарово нанес удар по левому
флангу дивизии силою до полка пехоты с 40 танками и,

                          90



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика