Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От батальона до армии. Боевой путь. Том 2

Голосов: 1

В настоящем томе публикуются материалы по истории боевого пути 312-й Смоленской стрелковой дивизии и 224-й штурмовой авиаци-онной дивизии. Книга посвящается ратному подвигу Советского народа и предназначена для углублённого изучения истории Второй мировой войны. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    Искреннюю и глубокую благодарность получил коллектив
дивизии от генерал-лейтенанта Белова за помощь, оказанную
штурмовиками при выходе его войск из окружения.


                  3. Ни минуты покоя врагу.

Содействие наступлению 16-й армии на Жиздринском и 61-й
армии на Болховском направлениях.

    После разгрома немцев под Москвой зимой 1942 г. удар за
ударом наносили врагу армии Западного фронта, не давая
немцам ни покоя, ни отдыха. 5 июля перешла в наступление
61-я армия на Болховском направлении. 6 июля, поддержи-
вая соседку слева, развернула наступательные действия 16-я
армия.
    224-й шад была поставлена ответственная задача: бомбар-
дировочно-штурмовыми ударами по переднему краю и тылу
противника содействовать наступлению войск 16-й и 61-й ар-
мий.
    “32 - исправных, 2 - требуют ремонта, товарищ полков-
ник!” - доложил оперативный дежурный командиру дивизии.
    “Маловато! Но ничего, воюют не числом, а умением, и
этими зададим жару фрицам”, – произнес вслух командир ди-
визии Филин.
    Утром 5-го, чуть свет, началась напряженная боевая рабо-
та. Группа за группой уходили штурмовики обрабатывать за-
данные цели. И так два дня с раннего утра до сумерек, не по-
кидая самолетов, работали экипажи. По 4-5 вылетов делали
они в день. Ни яростный огонь зениток в Черном потоке и
Шемардино, ни черные стаи истребителей, не могли остано-
вить штурмовиков. 240 боевых вылетов – результат работы
двух дней. 900 солдат и офицеров не досчитались немцы в
своих рядах. 150 автомашин, около пятидесяти орудий и пят-
надцать танков уничтожили штурмовики дивизии (см. рис.1).
    В выполнении этой боевой задачи принимали участие ко-
мандиры полков: майоры Володин Василий Сергеевич и До-
мущей Николай Кузьмич, зам. командира полка старший лей-
тенант Зацепа Лев Григорьевич; командиры авиационных эс-
кадрилий: капитаны Выхор Иван Григорьевич и Корниенко,

                            211


                         Рис.1

старшие лейтенанты Мачнев Афанасий Гаврилович, Зинченко
Николай Григорьевич и Ермолин Федор Филиппович, Кач-
ковский Николай Павлович, Поздняков Яков Миронович и
лейтенант Фигачев Петр Сергеевич; командиры авиазвеньев:
лейтенанты Безух Михаил Иванович, Быков Михаил Семено-
вич, Дегтярев Василий Леонтьевич, Иванов Владимир Ивано-
вич; летчики: младшие лейтенанты Демидов Николай Василь-
евич, Загороднюк Валерий Сергеевич, Старченков Иван Сер-
геевич,    Чернов     Константин      Матвеевич, летчики-
комсомольцы: Павел Федеровский, Георгий Хевсуриани,
Иван Сычиков, Петр Калачев, Виктор Калинин, Василий Но-
сов, Валентин Седых и другие.
    В зависимости от складывающейся оперативной обста-
новки 224-ю шад перебрасывали с одного участка Западного
фронта на другой, где было “горячее”.



              4. В боях под Ржевом и Вязьмой.
                          212


Содействие наступлению 31-й армии на Ржевско-Зубцовском
направлении (первая половина августа и октябрь – ноябрь
1942 г.)

    Произведя перегруппировку, 31-я армия в конце июля
1942 года перешла в наступление на Ржевско-Зубцовском на-
правлении. 224-я шад, перебазировавшись на аэроузел совхоза
Красновидово, бомбардировочно-штурмовыми ударами по
артминпозициям, узлам сопротивления и оборонительной
системе противника, помогла пехоте и артиллерии 31-й армии
взламывать оборону противника. А также расчищала путь
подвижной мотомехгруппы Армана, введенной в образовав-
шуюся брешь в результате прорыва линии фронта. Действуя
по узлам сопротивления, танкам и живой силе врага, штурмо-
вики содействовали продвижению наших танков и мотопехо-
ты в глубине обороны противника (см. рис.2).
    5 августа 1942 года молодой летчик 639-го шап лейтенант
Сорокин, производя разведку, обнаружил на шоссе Вязьма -
Гжатск мотомехколонну немцев. Сделанная доразведка под-
твердила наблюдения лейтенанта Сорокина. Убедившись в
достоверности данных, командир дивизии принял решение
разгромить эту колонну. Через несколько минут шестерки
“Илов”, одна за другой, поднимались в воздух. Весь день ки-
пел бой. Штурмовики, спускаясь до бреющего полета, в упор
расстреливали немцев, уходя с поля боя только после полного
расходования боеприпасов. Произведенное на следующий
день фотографирование показало, что вся дорога, протяжен-
ностью свыше 30 км, завалена разбитыми автомашинами, тан-
ками, трупами солдат и офицеров противника.
    Так была разгромлена мотомеханизированная дивизия
“СС”, перебрасываемая немецким командованием из Франции
для поддержки Ржевско-Зубцовского участка фронта. За раз-
гром этой колонны маршал авиации Новиков объявил лично-
му составу дивизии благодарность и “подарил” дивизии 20
новых самолетов Ил-2.




                           213


                          Рис.2


                   5. Бои под Козельском.

Содействие наземным войскам левого крыла Западного фрон-
та в отражении наступления противника на Козельско-
Сухиническом направлении (конец августа 1942 г).

    Сосредоточив в районах Колосово, Перестряж, Дебри,
Сорокино крупные силы танков, артиллерии и живой силы,
фашистское командование решило в целях отвлечения наших
сил с Ржевско-Зубцевского направления нанести удар на уча-
стке Колосово, Сорокино, прорвать оборону наших войск и
овладеть городом Козельском.
    Но прошло то время, когда немцам это легко удавалось.
Замысел фашистского командования был своевременно рас-
крыт. Советское командование сумело в короткий срок при-
нять необходимые контрмеры. В числе других соединений
дивизия, по приказу командующего 1-й воздушной армии, в
срочном порядке, была переброшена на Подкопаевский аэро-
узел.
    Наши наземные войска, поддержанные с воздуха самоле-
тами-штурмовиками, не только выдержали огневые налеты и
                           214


яростные атаки фашистов, но и мощными контратаками от-
бросили врага. Ни истребители противника, ни зенитная ар-
тиллерия не могли помешать интенсивному воздействию на-
ших “Илов” на боевые порядки и на подходящие резервы вра-
га. Задача, поставленная командованием, была выполнена.

   Вот как запомнились эти события их участнику, лейте-
нанту К.М. Чернову.

    Проводилась летняя Ржевская операция. 18 августа наш
565-й шап был срочно переброшен на новое место базирова-
ния, аэродром Гаврики. Причиной этого была угроза прорыва
немцев на Козельско-Калужском направлении.
    Перебазирование полка необходимо было произвести в
спешном порядке с условием, что после перебазирования -
немедленно приступить к выполнению боевых вылетов. Этого
требовала обстановка, создавшаяся в тот момент в районе г.
Белева на рубежах р. Жиздры. И тут наш Батя проявил неза-
урядные способности и смекалку. Чтобы полк после преобра-
зования немедленно приступил к боевой работе, надо было на
одноместных самолетах Ил-2 захватить с собой необходимый
обслуживающий персонал: механиков, мотористов, оружей-
ников и часть командного состава. И наш Батя решает – меха-
ников, мотористов и оружейников разместить в бомболюках
самолетов Ил-2. Получились для них не очень “комфортные”
условия, но создавшаяся обстановка заставила прибегнуть к
этому варианту. Риск был несомненный, но разумный, тре-
бующийся в данной обстановке. Правда, перелет не обошелся
и без казусов.
    А казус получился, в частности, со мной. Подлетая к аэ-
родрому базирования Гаврики, я почувствовал в кабине само-
лета запах гари. При взгляде на приборы обнаружил предель-
ные показатели температуры масла и воды. Мотор начал да-
вать перебои в работе и сбавил обороты винта. Мелькнула
мысль, что, очевидно, придется садиться на вынужденную по-
садку, на “живот” самолета. Но, ведь, в бомболюках четыре
человека, которые при этом могут погибнуть. Впереди я уви-
дел посадочное поле своего аэродрома и, не теряя самообла-
дания и спокойствия, принял решение – садиться с ходу, по
направлению ветра, с противоположной стороны посадочного

                           215


“Т”, навстречу заходящим на посадку самолетам. Выпускаю
шасси и, немного отвернувшись от посадочной полосы, чтобы
избежать столкновения с самолетом, идущим на посадку, по
диагонали посадочной полосы произвожу благополучную по-
садку. При этом выкатываюсь за границу взлетно-посадочной
полосы. А руководивший посадкой полка наш Батя, опреде-
лив опытным глазом неблагополучие с моим самолетом, ус-
пел запрещающей посадку ракетой дать команду идущему на
посадку самолету уйти на второй круг. Так, неминуемое ЧП
(чрезвычайное происшествие) было предотвращено. Осталь-
ные самолеты были благополучно посажены на аэродроме
Гаврики.
    Полк почти в полном боевом составе с обслуживающим
персоналом был готов к выполнению боевого задания. После
приземления всех самолетов по окончании перелета из-под
Можайска, самолеты немедленно снаряжались для соверше-
ния боевых вылетов. Но, несмотря на отсутствие свободного
времени, наш Батя объявляет построение всего личного соста-
ва полка. Все в недоумении о причине построения. Полк по-
строен. Перед строем командир полка благодарит весь лич-
ный состав, участвовавший в этом ответственном перелете, и
просит выйти из строя меня, рядового летчика, старшего сер-
жанта Чернова. И я из его уст слышу: “За хладнокровное спо-
койствие и принятие правильного решения при создавшейся
сложной ситуации в полете и благополучную посадку самоле-
та в аварийной обстановке, объявляю старшему сержанту
Чернову благодарность!” Я отрапортовал: “Служу Советскому
Союзу”, и хотел встать в строй. Но тут, Батя подошел ко мне,
крепко обнял и, поцеловав, сказал: “Молодец, сынок!” И вот
тут-то я окончательно понял, за что весь личный состав полка
называет своего командира гордым домашним именем “наш
Батя”.
    Последовала команда готовить немедленно самолеты к
боевым вылетам. Время 6:00. Самолеты четверками брали
боевой курс на переправу через реку Жиздра около города Бе-
лева, где немцы еще накануне пытались переправить танки
для удара по нашим войскам в направлении г. Козельска. В
этот день была напряженная боевая работа по наземным це-
лям. Жаркие бои в воздухе с истребителями противника, ко-
торые все время “висели” над переправой. Мы, летчики, за

                            216


день успели сделать по 3-4 боевых вылетов. Оперативно пол-
ком руководил наш Батя, делая сам с нами боевые вылеты. Он
давал конкретные указания, как действовать на переправе, как
обороняться от истребителей противника, так как с нашей
стороны прикрытие истребителями было недостаточное.
    День подошел к концу. Фашисты не смогли переправить
свои танки через реку Жиздра. Их прорыв захлебнулся. Про-
тивник был задержан на прежних рубежах, потеряв много
техники и живой силы. Не обошлось без потерь и в наших ря-
дах. Погиб наш любимец – младший лейтенант Жора Хевсу-
риани. Были ранены Ваня Морозов и я. Получили поврежде-
ния несколько самолетов Ил-2.

    Осенняя распутица замедлила наступление наших назем-
ных войск на Ржевско-Зубцовском направлении, поэтому вто-
рой этап наступления 31-й армии проходил в октябре-ноябре
1942 года. 224-я шад была опять переброшена на этот участок
фронта с базированием на Пашковском аэроузле. Противник
был встревожен и поспешно подтягивал свежие резервы в
район боевых действий. Железная и шоссейная дороги от
Вязьмы до Ржева были забиты транспортом с войсками и тех-
никой врага.
    Командующий 1-й воздушной армии генерал-лейтенант
С.А. Худяков поставил дивизии задачу: систематическим воз-
действием с воздуха парализовать работу дорог на данном
участке. Выполняя приказ командующего, штурмовики 224-й
шад, не взирая на интенсивную деятельность истребителей и
зенитной артиллерии противника, группами по 2, 4 и 6 само-
летов, каждый день взрывали железнодорожное полотно и
штурмовали вражеские эшелоны. Энтузиазм, мастерство и на-
стойчивость личного состава обеспечили успешное выполне-
ние приказа. Железная дорога на участке Осуга-
Новодугинская в течение трех суток не действовала, ни один
эшелон не прошел по ней.
    Следует отметить, что задача по срыву железнодорожных
и автогужевых перевозок противника, часто ставилась коман-
дованием перед личным составом 224-й шад. Это объяснялась
тем, что противник, располагая резервами и большим количе-
ством транспорта, в необходимые для него моменты произво-
дил интенсивный маневр техникой и живой силой. Штурмо-

                            217


вики, выполняя приказы командования, громили вражеские
эшелоны, автоколонны с живой силой и техникой, взрывали
мосты и железнодорожное полотно, склады с горючим и бое-
припасами.
    С ноября 1942 года по первую половину февраля 1943 го-
да для 224-й шад было относительное затишье.

                         6. Затишье.

         Ноябрь 1942. Первая половина февраля 1943 г.

    Зима. У стен Сталинграда идет жесточайшее сражение.
Взоры всего мира обращены туда. На Западном фронте зати-
шье. Все силы, все усилия прикованы к Сталинграду. Да и по-
нятно, там, на берегу великой русской реки Волги, у этого
красного “Вердена”, решался вопрос: быть или не быть сво-
бодным русскому народу.
    Используя создавшуюся оперативную паузу, войска За-
падного фронта готовились к генеральным решающим сраже-
ниям. Готовилась и 224-я штурмовая авиационная дивизия. В
дивизию приходили новые части, новые самолеты, летчики,
техники, воздушные стрелки. Личный состав усиленно изучал
современную тактику боя, коварные приемы врага, новую ма-
териальную часть, театр боевых действий. Одновременно с
этим воздушные разведчики дивизии каждый день следили за
действиями врага.
    На основании распоряжения командующего 1-й воздуш-
ной армии 224-я шад с 18 по 24 ноября 1942 года проводила
реорганизацию частей на новые штаты, с двух на трехэскад-
рильный состав. В результате этой реорганизации 611-й из
639-й шапы были расформированы, а материальная часть и
личный состав их переданы в 565-й, 566-й и 571-й шапы.
    Временно приданные 179-й, 594-й шапы и 814-й иап, с пя-
тью самолетами Як-1, еще раньше, 5 ноября, были выведены
из состава дивизии. Материальная часть 814-го иап в количе-
стве пяти самолетов Як-1 была передана 513-у иап. 5 марта
1943 года был выведен из состава дивизии 289-й шап.
    В декабре из ЗАПов (запасных авиационных полков) при-
было 20 молодых летчиков. Таким образом, к концу марта
1943 года дивизия представляла собой вполне мощную и ор-

                           218


ганизованную силу. Включала в свой состав 565-й шап,
имеющий на вооружении 20 самолетов Ил-2, 566-й шап - 20
Ил-2 (полк прибыл в дивизию 14.10.42 г.), 571-й шап - 26 Ил-
2, 996-й шап - 31 Ил-2 (только что прибыл), 513-й иап - 8 Як-1
и Управление 224-й шад - 2 Ил-2.
    Приказом командующего 1-й воздушной армии, команди-
ром 224-й штурмовой авиационной дивизии вместо полков-
ника Филина был назначен бывший командир 571-й шап, за-
меститель командира дивизии полковник Котельников Миха-
ил Васильевич. На должность начальника штаба прибыл пол-
ковник Карякин Георгий Максимович.
    Для быстрейшего ввода в строй прибывших из ЗАПов мо-
лодых летчиков, приказом командующего 1-й воздушной ар-
мии, по инициативе командира дивизии, при 224-й шад был
создан учебный центр. Центр просуществовал до апреля 1943
года. За 4 месяца работы учебный центр произвел 6115 поле-
тов, налет при этом составил 1072 часа. Из общего числа, 4522
полета было выполнено на самолете По-2 с налетом 746 часов,
1439 полетов - на самолете УТ-2 с налетом 114 часов, 551 по-
лет - на самолете УИл-2 с налетом – 74 часа, 603 полета - на
самолете Ил-2 с налетом – 1402 часа. За это время Учебный
центр обучил и выпустил 34 подготовленных летчика, спо-
собных выполнять боевые задания.
    Заместителем начальника по политчасти учебного центра
был капитан Быков Василий Степанович. Он погиб 23 февра-
ля 1943 года выполняя боевое задание в районе Жиздры. Ин-
структором на самолете Ил-2 был младший лейтенант Чернов
Константин Матвеевич, который до этого был командиром
звена во 2-й авиационной эскадрильи 565-го шап. Механик
самолета Левин Григорий Тимофеевич был переучен на лет-
чика самолета Ил-2. Пройдя все командные ступени, в конце
войны он стал капитаном, командиром эскадрильи, Героем
Советского Союза.

    О том, где и как формировался, участвовал в боях в нача-
ле войны 611-й шап, и как он был включен в 224-ю шад, рас-
сказывает в своих воспоминаниях техник по радио полка Вик-
тор Николаевич Платонов.

    В июне 1940-го года я был призван в армию вместе с
другими десятиклассниками, только что окончившими школу.
                             219


гими десятиклассниками, только что окончившими школу. В
паспорте поставили штамп: “Призван в РККА”.
     В июле вызвали вторично в военкомат, где сказали: “Мы
направляем вас в самое лучшее военное училище страны –
Московское Краснознаменное военное авиационное техниче-
ское училище. Сдадите экзамены, станете людьми, а не сдади-
те, пеняйте на себя” – отчеканил военком.
     Нас было трое. Приехали мы на Петровско-Разумовскую
аллею, сдали документы, вошли в училище и впервые почув-
ствовали, что такое военная дисциплина, строгость, четкость
и выправка. После обеда нас собралось сто человек. Вечером
медицинская комиссия. Во время прохождения данной комис-
сии была отсеяна половина поступающих, а после экзаменов и
мандатной комиссии поступающих стало еще меньше. 5 июля
я был зачислен курсантом на специальность “самолетное ра-
диооборудование”. Так началась моя военная служба, трудная
и напряженная. Подъем в 6:00, физзарядка, туалет, осмотр, за-
рядка по слуху (прием и передача на азбуке Морзе), завтрак в
8:00, по 50 минут занятия, обед, строевая прогулка – 1 час, чи-
стка и осмотр оружия, ужин, самоподготовка и консультации
– 3 часа, личное время 20 минут, отбой в 11:00. В выходные
дни зимой лыжные кроссы на 10, 20, 30 километров с полной
выкладкой. Готовились к войне. Уже в феврале 41-го года нам
было известно, что у наших границ сосредоточено 170 немец-
ких дивизий.
     В июне 41-го мы были в лагере под Каширой. Уже тогда
нас часто поднимали по тревоге прочесывать леса. В тех мес-
тах появились диверсанты. 22 июня почему-то долго не буди-
ли, мы хорошо позавтракали, и лишь после выступления по
радио Молотова, нам была дана команда: “В ружье”. По-
строили, выдали боевые патроны и объявили: “Товарищи! На-
стал час, когда Вы должны выполнить свой священный воин-
ский долг. На нашу землю вторгся враг”.
     Через несколько минут появились машины, на которых
мы поехали в Москву нести караулы. Страшная была ночь:
Москва погрузилась во мрак ночи. Только вопли и плач, ще-
мящие сердце, были слышны на улицах. 28-го мы вернулись в
лагерь. Режим еще больше стал напряженным. Мы занима-
лись 15 часов в сутки. В конце июля состоялся выпуск. Нам
было тогда присвоено звание “сержант” по приказу 0362. Я

                             220



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика