Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От батальона до армии. Боевой путь. Том 2

Голосов: 1

В настоящем томе публикуются материалы по истории боевого пути 312-й Смоленской стрелковой дивизии и 224-й штурмовой авиаци-онной дивизии. Книга посвящается ратному подвигу Советского народа и предназначена для углублённого изучения истории Второй мировой войны. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    значен представителем командования Резервного фронта в
южную ударную группировку Ельнинской наступательной
операции.
    Обстановка в южной ударной группировке Ельнинской
наступательной операции требовала более решительных
действий, и А.Г. Моисеевский, назначенный Г.К. Жуковым
командиром 303-й стрелковой дивизии, неожиданным уда-
ром 303-й с.д. по противнику с юго-запада обеспечил ре-
шительный исход боевых действий на этом участке.
    Командующий Резервным фронтом Г.К. Жуков объявил
полковнику А.Г. Моисеевскому благодарность за умелое
командование дивизией и решительные действий в Ельнин-
ской операции.
    Командуя 303-й стрелковой дивизией, полковник А.Г.
Моисеевский решительно вступил в неравный бой с начав-
шими 30-го сентября - 1-го октября 1941 г. «генеральное
наступление» на Москву немецко-фашистскими передовы-
ми дивизиями на Спас-Деменском направлении.
    Две пехотные и одна танковая дивизии в течение двух
дней наступления на Москву так и не смогли захватить
Спас-Деменск и развить наступление на Москву.
    Упорные оборонительные бои 303-й стрелковой диви-
зии дали возможность нашему командованию вплоть до 5
октября сдержать рвущегося к Москве противника и подтя-
нуть резервы.
    Полковник Александр Моисеевский показал в этом
сражении, что противника можно бить и малыми силами.
    Имея разнообразную практику командной и штабной
работы, двадцатидвухлетний опыт военной службы в Крас-
ной Армии и накопленный в первых сражениях Великой
Отечественной войны боевой опыт в боях на стратегиче-
ском Смоленско-Московском направлении с сильным и
превосходящим в танках и авиации противником, он явился
тем командиром стрелковой дивизии, который смог обеспе-
чить рожденной в боях 312-й Смоленской стрелковой диви-
                          11


зии заслуженный боевой успех во всех ее выдающихся бое-
вых операциях Великой Отечественной войны.
    Работая над историей боевого пути 312-й Смоленской
Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова стрелковой
дивизии, я не полагался только на опыт участия во многих
боевых действиях этой дивизии, накопленный материал о
боевом пути дивизии Советом ветеранов 312-й Смоленской
стрелковой дивизии. На большой встрече командования и
ветеранов дивизии в 1971 г. в Москве я был избран замес-
тителем председателя Совета и работал на порученном уча-
стке более 30 лет.
    В работе был использован и большой материал о бое-
вых действиях дивизии, хранящийся в ЦАМО РФ, в том
числе оперативные сводки 69-й армии, журналы боевых
действий дивизии и ее полков, постоянные контакты и бе-
седы с командирами полков и отдельных частей дивизии,
беседы с ветеранами боевых дивизий, а также изданные ма-
териалы коллективом авторов Совета ветеранов 69-й армии
(Горякин Н.В. - председатель, Хлопин Г.П., Сосков А.А.)
“69-я армия в операциях ВОВ”.
    В работе над материалами о боевом пути 312-й Смолен-
ской с.д. постоянным справочным источником являлись
фундаментальные, глубокие исследования таких военных
историографов как В.Ф. Данилов “Радом-Лодзинская на-
ступательная       операция”.   Коллективный      военно-
исторический труд Ф.Д. Воробьева, И.В. Паротькина, А.Н.
Шиманского “Последний штурм”, в которых не только ши-
роко освещена панорама боевых операций общевойсковых
и танковых армий 1 Б.Ф., но и дивизий и полков с показом
хронологии их боевых действий в операциях ВОВ.
    Были использованы также воспоминания генерала ар-
мии СМ, Штеменко “Генеральный штаб в годы войны», ге-
нерал-полковника В.Н. Белявского “Cтрелы скрестились на
Шпрее”.


                           12


    Большое влияние оказало и письмо бывшего главкома
Сухопутных войск МО генерала армии В.Я. Колпакчи (на
личное к нему обращение) об оказании содействия в полу-
чении архивных данных о 312-й Смоленской стрелковой ди-
визии (в период, когда доступ к ЦАМО был затруднен).
    Широко использовались встречи ветеранов 69-й армии и
312-й Смоленской стрелковой дивизии в знаменательные
даты событий ВОВ.
    Для меня станут дорогими отзывы и воспоминания ве-
теранов боев 312-й Смоленской стрелковой дивизии, а также
членов их семей, ознакомившихся с этой предлагаемой на
суд читателей книгой.




                           13


          Глава 1. Сибиряки под Смоленском.

    Лето 1941 года в Сибири выдалось нестерпимо жар-
ким. Ртутный столбик в ясные безветренные дни под-
нимался до отметки +40°, и казалось, что от раскален-
ного воздуха вот-вот вспыхнет пламенем сухостой, и
выжженная солнцем трава заполыхает пожаром.
    Это жаркое лето представлялось созвучным накалу
международной обстановки, политический барометр
которой достиг максимума.
    Вторая мировая война, вплотную приблизившаяся к
лету 1941 года к границам Советского Союза, заставля-
ла каждого задумываться на надвигавшейся угрозой на-
падения фашистской Германии на Советский Союз.
    И все же, известие о вероломном нападении гитле-
ровской Германии на Советский Союз, заставшее 37-
летнего полковника Александра Гавриловича Моисеев-
ского на учениях войск Сибирского военного округа, в
штабе которого он возглавлял отдел боевой подготовки,
явилось полной неожиданностью.
    Части были подняты по боевой тревоге. В шифров-
ке, поступившей в штаб армии, сообщалось, что около
четырех часов воскресного утра 22 июня 1941 года по-
сле артиллерийской и авиационной подготовки войска
фашистской Германии вторглись в приграничные рай-
оны Советского Союза.
    Величайшая опасность, нависшая над нашей стра-
ной, вызвала у полковника Моисеевского чувство тре-
воги за судьбу Родины, болью обожгло сердце, и не от-
пускала мысль: “Скорее туда, где передовые части
Красной Армии вступили в единоборство с превосхо-
дящими силами гитлеровской армии”.
    Решение Военного совета СибВО о формировании
из войск округа 24-й армии для отправки на фронт пол-
ковник Моисеевский встретил с большим энтузиазмом.
    День и ночь находясь в войсках, он не щадя сил и
энергии, с жаром отдается нелегкой работе по боевой
подготовке и сколачиванию частей 24-й армии.
    В те тревожные дни все - от красноармейца до ко-
мандира с нескрываемым волнением следили за развер-

                         14


тыванием гигантского сражения в приграничных рай-
онах Советского Союза, все жили вестями с фронтов,
понимая, что против Красной Армии брошены огром-
ные, хорошо подготовленные и имеющие опыт боевых
действий силы, и было до боли в сердце каждого горь-
ко, что части Красной Армия вынуждены были отхо-
дить.
    Всеми владела одна мысль, одно желание: остано-
вить агрессора и начать наносить ответные удары. И
хотелось верить, что так оно и будет.
    Уже в начале июля эшелоны 24-й армии отбыли к
фронту и с первым из них, как представитель штаба ар-
мии, следовал полковник Александр Моисеевский.
    Для него началась самая трудная, самая тяжелая в
его двадцатидвухлетней военной биографии дорога.
    Под непрерывными бомбежками авиации противни-
ка он выполнял трудную и ответственную задачу по
встрече прибывающих эшелонов, обеспечению быстро-
го их вывода в районы сосредоточения на центральном
Смоленско-Московском направлении.
    Осуществляя план ”Барбаросса”, гитлеровские вой-
ска сосредоточили на этом направлении только в пер-
вом эшелоне 28 дивизий, в том числе 9 танковых и 6
моторизованных. За ними выдвигалось ещё 34 дивизии.
    Враг имел более чем 2-кратное превосходство в лю-
дях и артиллерии, четырехкратное - в авиации. На этом
направлении через так называемые “Смоленские воро-
та” создавалась угроза прорыва гитлеровских войск к
Москве. Именно здесь нужно было в первую очередь
оказать решительное противодействие врагу.
    25 июля 1941 года войска 24-й армии одной дивизи-
ей с рубежа реки Вопь перешли в наступление. Полков-
ник Моисеевский, являясь представителем штаба ар-
мии, в перешедшей в наступление дивизии шел в атаку
с левофланговым полком. Его высокая двухметровая
фигура с орденом Красного Знамени на груди вооду-
шевляла красноармейцев, вселяя уверенность в успехе
наступления.
    Противник, не выдержав стремительного натиска
сибирских стрелков, дрогнул и начал отход. Важные

                         15


высоты западного берега реки Вопь по всему фронту
наступления дивизии были заняты менее чем за один
час.
    К полудню противник усилил сопротивление и ввёл
в дело танки вместе с мотопехотой, они нависли над
флангами дивизии и вышли на ее тылы.
    В этой критической обстановке полковник Моисе-
евский не потерял управления, и дивизия стойко про-
должала удерживать рубеж, отразив все контратаки
врага.
    На другой день развернула наступление и соседняя
дивизия 24-й армии. Начало его было также удачным,
но затем части и этой дивизии оказались в тяжёлом по-
ложении.
    “Немцы устраивают нам ловушки, - с горечью гово-
рил Александр Гаврилович, когда глубокой ночью на
командном пункте собралось руководство армии. - Два
дня один и тот же прием противника! Нам надо обяза-
тельно иметь резервы, которыми мы могли бы париро-
вать его действия. Пусть у нас сейчас меньше артилле-
рии и танков, почти нет прикрытия авиации, но мы
должны наступать и наступать, учиться умению сосре-
дотачивать усилия пехоты и артиллерии на решающих
направлениях”.
    Обстановка требовала возвращения полковника
Моисеевского в штаб армии. Немецко-фашистское ко-
мандование, сосредоточив в районе Ельни 5 усиленных
пехотных дивизий общей численностью в 70 тыс. чело-
век, 500 орудий и около 40 танков захватило город
Ельню, расположенный на железнодорожной магистра-
ли Смоленск - Сухиничи.
    Здесь сходились многие большаки, и выход против-
ника в Ельню угрожал левому флангу Западного фрон-
та.
    Командующий Резервным фронтом генерал армии
Г.К. Жуков решил упредить противника в дальнейших
действиях и решительным контрударом 24-й армии сре-
зать Ельнинский выступ, парализовав его возможность
в далеко идущих планах наступления на Москву.
    В период с 22-29 августа 1941 года была скрытно

                         16


произведена перегруппировка сил и тщательная подго-
товка к операции.
    Утром 30 августа 1941 года ударная группировка
24-й армии после артиллерийской подготовки перешла
в наступление, но противник оказал упорное сопротив-
ление. Наши части медленно продвигались вперёд, от-
ражая многочисленные контратаки немцев.
    Полковник Моисеевский вначале участвовал в опе-
рации как представитель командования 24-й армии в
южной ударной группировке, а с 1 сентября 1941 года
приказом командующего фронтом Г.К. Жукова был на-
значен командиром 303-й стрелковой дивизии, состав-
лявшей основную силу южной ударной группировки.
    Вот и сбылась мечта полковника Моисеевского
стать командиром дивизии, которую он вынашивал и
высказал еще в июле месяце командующему оператив-
ной группой генерал-лейтенанту С.А. Калинину, явля-
ясь в группе заместителем начальника штаба.
    К новой ответственной командной должности Алек-
сандр Гаврилович Моисеевский пришел, имея разно-
стороннюю практику штабной работы большой по-
служной список и 22-летний опыт службы в Красной
Армии, которым можно только позавидовать.
    Родился Александр Моисеевский в г. Томске в Си-
бири в семье рабочего революционера. Зимой 1919 года
в захваченном колчаковской армией Томске еще про-
должали хозяйничать белогвардейцы, но большевист-
ское подполье, куда входил и отец Александра Гавриил
Тимофеевич, уже основательно разложило солдатскую
массу Бийского, Красноярского и Кузнецкого полков,
составлявших гарнизон города.
    А вести о том, что под городом появилась бригада
Красной Армии в три тысячи сабель, вызвали массовое
неповиновение 30-тысячного белогвардейского гарни-
зона Томска.
    Центральная площадь города гудела от вышедших
на нее солдат гарнизона и жителей Томска, когда на нее
неожиданно ворвался эскадрон красных конников.
    На лихо развернувшейся взмыленной тройке стояли
командир и комиссар 2-й бригады 30-й дивизии Крас-

                          17


ной Армии.
    “Солдаты, товарищи, граждане! - обратился к со-
бравшейся толпе комбриг. - От имени Советской власти
поздравляю вас с освобождением от колчаковской ти-
рании. Предлагаю солдатам разойтись по казармам.
Офицерам явиться ко мне с докладами”. В ответ из
толпы раздались возгласы: “Да здравствует Советская
власть! Да здравствует Ленин!”
    Яркий пример неустрашимости и находчивости гор-
стки красных конников навсегда и бесповоротно реши-
ли дальнейшую судьбу рабочего паренька Александра
Моисеевского, находящегося на площади.
    Через день 267-й стрелковый полк 30-й дивизии
Красной Армии, куда в конную разведку был зачислен
рядовым юный Моисеевский, выступил на колчаков-
ский фронт. В тот же день с частями Красной Армии
ушёл на фронт и его отец, направленный партией на
партийную работу в войска.
    Через многие бои прошел по сибирским дорогам со
своим полком красноармеец Александр Моисеевский.
267-й полк состоял в основном из солдат обстрелянных,
многие из которых прошли через фронты Первой миро-
вой и были не единожды ранены.
    Красная Армия в неудержимом порыве теснила от-
ступающие вдоль сибирской железной дороги колча-
ковские части и интервентов. Не раз красноармейцу
Александру Моисеевскому приходилось сходиться в
стремительных атаках с врагом. В одной из таких жар-
ких атак под Красноярском он был тяжело ранен, но
после излечения в госпитале вернулся в свой полк.
    Исколесив с боями половину Сибири, от родного
Томска до реки Селенги на границе с Монголией, и не
раз, отличившийся в боях, он направляется на годичные
курсы радиотехников, по окончании которых служит
техником по радиосвязи в артполку 1-й Западно-
Сибирской бригады.
    В 1921 году его принимают кандидатом в члены
партии, а в 1924 - он становится членом Ленинской
партии. В этом же году он назначается начальником
связи авиаотряда в г. Чите, а спустя год он снова в ар-

                          18


тиллерии на должности начальника связи артполка.
   22-летний, полный задора и энергии, он в короткое
время завоёвывает авторитет и симпатию среди личного
состава и выдвигается на партийную работу.
   События на КВЖД в 1929 году застают его полит-
руком батареи.
   Батарея, где политруком был Александр Моисеев-
ский, двигалась на марше в голове колонны артполка.
Невдалеке от железнодорожной станции на привале ко-
мандиров дивизионов и батарей вызвал к себе командир
полка. Старшим в дивизионе остался политрук Моисе-
евский. Вскоре из-за сопки послышался шум, и на до-
роге к станции появились крытые и пешие солдаты в
шинелях с меховыми воротниками в остроконечных
шапках.
   “Белокитайцы!” - в один голос вскрикнули бойцы.
   “Да, это они”, - промолвил политрук.
   Весь дивизион теперь смотрел на Моисеевского, а
вражеская колонна все увеличивалась. Что же делать?
Ждать до возвращения командира дивизиона - значит
быть разбитыми.
   “Дивизион, к орудиям!” - прозвучал мощный голос
Моисеевского. Все быстро заняли свои боевые места,
ожидая новой команды.
   “Вправо, в порядке батарей с передков к бою”, -
прозвучала команда Моисеевского.
   Артиллеристы в считанные секунды развернули
орудия, а старшие на батареях доложили о готовности к
открытию огня.
   “Прямой наводкой, картечью, четыре снаряда, бег-
лый огонь!” - скомандовал политрук.
   Мгновение и морозный декабрьский воздух потряс-
ли орудийные выстрелы. Видно было, как передовые
шеренги вражеских солдат падают, сраженные карте-
чью. Но из-за сопки, еще не понимая, что происходит,
продолжали выходить новые колонны и попадали тоже
под меткие залпы батарей.
   Плотность огня возросла. Орудийные расчеты рабо-
тали сноровисто и точно. В секундных перерывах они
продолжали слышать команду Моисеевского: “Залпом.

                         19


Огонь!”
    Уже по десяти снарядов выпустила каждая гаубица,
но их рев не смолкает. Противник окопался, принял
боевой порядок и перешёл в атаку на позиции дивизио-
на. Моисеевский приказал дивизиону занять круговую
оборону. Атакующие цепи белокитайцев значительно
поредели, но продолжали сближаться с позициями на-
ших артиллеристов. И вот орудия стихли. Из-за близко-
го расстояния они больше не могли вести огонь. И тут
прозвучала новая команда политрука: “Приготовиться к
контратаке”. И по сигналу Моисеевского дивизион
дружно, с криком “Ура!” ринулся в контратаку.
    Завязалась рукопашная схватка, в гуще которой бы-
ла видна высокая фигура Александра Моисеевского. Он
ловко орудовал штыком, а иногда мгновенно из-за па-
зухи выхватывал наган и без промаха в упор бил вра-
гов, увлекая за собой красноармейцев.
    Вскоре к полю боя прискакал комполка, а за ним и
весь полк. Белокитайская колонна была разгромлена.
Лишь немногим из них удалось спастись бегством. Ко-
мандир полка крепко обнял Александра Моисеевского и
сказал: “Действовали геройски и тактически грамотно.
Будете представлены к правительственной награде”.
    Орденом Красного Знамени был отмечен этот ге-
роический подвиг сибиряка Александра Моисеевского.
    Продолжая военную службу, наделенный недюжин-
ным умом и стремлением жить с перспективой, полит-
рук Моисеевский настойчиво ставит перед командова-
нием вопрос о дальнейшей учебе, и в 1936 году его по-
сылают на годичные курсы при Военно-политической
академии в Москве.
    Успешно окончив их, он в звании батальонного ко-
миссара возвращается в свой родной округ, где назна-
чается начальником группы контроля Военного Совета
Округа, а в 1939 году переводится на командную рабо-
ту и назначается начальником отдела боевой подготов-
ки СибВО с присвоением воинского звания полковник.
    В штабе округа тогда было немного командиров,
имевших боевые ордена и 35-летний полковник с орде-
ном Красного Знамени на груди, не говоря уже о его

                         20



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика