Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От батальона до армии. Боевой путь. Том 2

Голосов: 1

В настоящем томе публикуются материалы по истории боевого пути 312-й Смоленской стрелковой дивизии и 224-й штурмовой авиаци-онной дивизии. Книга посвящается ратному подвигу Советского народа и предназначена для углублённого изучения истории Второй мировой войны. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    припасов.
    Комендант форта, видя бесполезность дальнейшего
сопротивления, выбросил белый флаг и капитулировал.
    Командир штурмового отряда отдал приказ коменданту
форта вывести наружу и построить гарнизон. 150 человек во
главе с комендантом, под дулами автоматчиков усиленной
охраны, были отправлены в тыл.

    В наградном листе к приказу войскам 69-й армии №
0118/н от 02.04.45 г., по которому капитан Хлопин Герман
Прокопьевич 1922 г.р. награжден орденом Красного Знамени,
командиром 4-й стрелковой роты 1081-го стрелкового полка
312-й Смоленской стрелковой дивизии записано:
    “В боях за г. Познань (Польша) с 28.01.45г. по 23.02.45г.
успешно организовал и лично руководил штурмовыми груп-
пами по захвату сильно укрепленных зданий и фортов.
    После лично проведенной разведки и установления скры-
тых подступов, с незначительными потерями личного состава,
быстро форсировал уже тронувшуюся р.Варта и штурмом во-
рвался в расположенный на восточном берегу завод Тукан, где
было уничтожено более 15 солдат и офицеров противника, за-
хвачены большие трофеи.
    14.02.45г. штурмом овладел сильно укрепленным фортом
“Раух” в районе железнодорожной станции Староленка, где
было уничтожено 2 огневых точки противника, 2 мортиры для
бросания фауст-патронов, взято в плен 29 немецких солдат и
офицеров и освобождено из плена 20 человек мужчин поль-
ского населения”.
    Основание: ЦАМО РФ ф.ЗЗ. оп. 686196 д. 1883. л.198
    Выписка сделана с соблюдением текста Каблуковой и за-
верена зав. архивохранилищем Брилевым.

    Особое значение командование крепости придавало фор-
ту Раух, прикрывавшему взорванный железнодорожный мост
через Варту. Фашисты стремились воспрепятствовать его
восстановлению и тем самым лишить обеспечения наши вой-
ска, ведущие тяжелые бои на подступах к Берлину.
    Форт, под которым размещались цехи военного завода по
производству узлов самолетов-снарядов и фаустпатронов ново-
                             131


го немецкого оружия, впервые примененного в боях за По-
знань, представлял собой мощное фортификационное соору-
жение тяжелого типа. Кирпичные стены толщиной в два-три
метра, сводчатые двухметровые перекрытия и земляная обшив-
ка делали форт практически неуязвимым для артиллерийского
огня и штурмовой авиации.
    Со стороны главных и выходных ворот, сквозь которые
проходила железнодорожная ветка от основной магистрали,
форт, как могучим щитом, прикрывался броневыми затвора-
ми, которые не пробивали снаряды артиллерии большой мощ-
ности. Бойницы в стенах, боевые казематы в толще подземе-
лий, глубокий ров с металлическими решетками, опоясываю-
щий форт, делали его неприступным и для пехоты.
    Большие запасы продовольствия, питьевой воды, боеприпа-
сов и автономная электростанция позволяли гарнизону из
трехсот человек выдержать длительную осаду. Враг оказывал
нам ожесточенное сопротивление, выполняя приказ комендан-
та крепости Познань удерживать форт до последнего солдата.
Из форта били пушки, крупнокалиберные пулеметы. Сплош-
ная стена шквального огня стояла перед мостом, не давая
возможности подразделениям инженерно-строительной чести
приблизиться к нему.
    А между тем обстановка на Одерском плацдарме требовала
незамедлительного восстановления прямого железнодорожно-
го сообщения наших войск с тылами. Командование 1-го Бе-
лорусского фронта отдало приказ о незамедлительном штур-
ме форта “Payх”.
    Выполнение этой чрезвычайно важной боевой задачи было
возложено на 1081-й стрелковый полк 312-й Смоленской стрел-
ковой дивизий, участвовавшей в штурме шести из восемна-
дцати фортов Познани, в том числе таких мощных, как
“Радзивилл” и ”Притвиц”.
    Полк усилили артиллерией большой мощности, огнемет-
ным подразделением и авиагруппой. На наблюдательный пункт
командира полка подполковника М. Шевченко, находящийся
на пятом этаже здания, расположенного в 300 метрах от
форта, и только что взятого штурмом, прибыл начальник по-
литотдела 69-й армии генерал-лейтенант Галаджев. После
скрупулезной рекогносцировки объекта атаки он провел
беседу с командирами штурмовых групп о важности боевой

                            132


задачи и дал указание заместителю командира 1081-го стрел-
кового полка по политической части майору Б. Сазонову
усилить их коммунистами и комсомольцами из числа наиболее
опытных воинов. Учитывая предложения начальника инже-
нерной службы дивизии майора В. Мулындина и командира
авиагруппы, командир полка принял решение: перед началом
штурма со стороны главных ворот нанести бомбовый удар
по крыше форта и сбросить в образовавшиеся проломы
контейнеры с горючей смесью.
     На всякий случай выдвинули на прямую наводку батарею
 большой мощности и произвели несколько пробных выстре-
 лов по главным воротам из прочной стали. Но снаряды не
 могли пробить их, отлетали в сторону рикошетом. Коман-
 дир полка решил разбить стены форта у основания ворот, а
 ночью заложить в выбоины фугасы и подорвать их в момент
 нанесения бомбового удара.
     Для овладения фортом была создана усиленная штурмовая
группа, командовать которой было поручено автору этих строк.
Усиленная группа состояла из трех подгрупп. Их возглавляли
старшие лейтенанты Ю. Казаков, А. Копылов и В. Маслов-
ский. На штурм форта командованием отводилось двое су-
ток. И хотя в течение светлого времени первого дня подхо-
ды к форту и сам форт с внешней стороны были хорошо изу-
чены, с наступлением ночи наблюдение за ним не прекра-
щалось. В его сторону от всех подгрупп были высланы раз-
ведотделения. Наибольшая удача выпала разведчикам отделе-
ния старшего сержанта Г. Глушка.
     Воины вплотную приблизились к форту. Оставаясь незаме-
ченными, они с близкого расстояния в течение ночи наблюдали
за противником и обнаружили, что бронеколпаки в верхней
части имеют люки. Через них утром вышло вражеское ох-
ранение, а в сторону “Цитадели” отправилась группа разведчи-
ков.
     Не обнаружив себя, не ввязавшись в схватку с гитлеров-
цами, наши разведчики возвратились в расположение штурм-
группы.
     Получив свежие данные, я доложил о них начальнику
штаба капитану В. Князеву. У нас созрел новый план дейст-
вий: напасть на охранение противника у люков бронеколпаков,
захватить его и штурмовать форт не с главных ворот, а с

                            133


крыши. План был одобрен командиром полка, а успешной
его реализации способствовало одно важное обстоятельство.
На рассвете в расположение штурмового отряда пришел пат-
риот из польского сопротивления гитлеровскому режиму и
привел с собой двух поляков, ранее работавших в форте “Ра-
ух” на подземном заводе.
    Партизаны-поляки набросали схему верхнего яруса форта
со всеми коммуникациями, казематами, отсеками и цехами
завода и вызвались быть проводниками в наших штурмовых
группах.
    Чтобы избежать ненужного кровопролития и напрасного
разрушения цехов завода во время боя в глубине форта,
командир полка решил направить коменданту ультиматум о
капитуляции, предполагая передать его с немецким офице-
ром, только что обнаруженным в подвале одного из домов в
штатском костюме.
    Вначале офицер наотрез отказался идти в форт. Но когда
командир полка заявил, что, согласно Женевской конвенции,
пленный может быть расстрелян, как шпион, схвачен-
ный в расположении чужих войск, он согласился. Вновь
облаченный в мундир, офицер с белым флагом в одной руке и
ультиматумом в другой направился в форт. По радио пере-
давался призыв к гитлеровцам принять парламентера.
    Однако фашисты, подпустив офицера вплотную к главным
воротам, сразили его длинной пулеметной очередью, показав
тем самым, что ультиматум отвергнут.
    С наступлением темноты разведывательные группы под
командованием старших сержантов Г. Глушка, Д. Должен-
ко и Горбунова скрытно выдвинулись на разведанные минув-
шей ночью позиции и приготовились к нападению. Как толь-
ко люки бронеколпаков были открыты для вентиляции, и возле
них расположилось охранение, разведчики молниеносно на-
пали на него и овладели лазами на верхний ярус форта.
    Вслед за ними в люки спустились штурмовые группы
старших лейтенантов Ю. Казакова и А. Копылова вместе с про-
водниками-поляками. Воины ворвались в каземат охраны цен-
тральной части верхнего яруса форта. Застигнутая врасплох
немногочисленная охрана не смогла оказать серьезного со-
противления и в короткой схватке была частично уничтоже-
на, а частично взята в плен. Но в форте уже объявили тре-

                            134


вогу, и гитлеровцы, отключив освещение верхнего яруса, ак-
тивизировались во фланговой его части, имеющей сооб-
щение с глубинными казематами и цехами завода.
     Для развития успеха на верхнем ярусе в форт спусти-
 лась третья штурмовая группа старшего лейтенанта В. Ма-
 словского. Следуя с группой управления, я нацелил ее на
 овладение оставшейся в руках гитлеровцев части верхнего
 яруса форта. Схватки с противником завязались на каждом
 повороте сложного лабиринта ходов верхнего яруса, казема-
 тов, многочисленных бойниц.
     Исключительную находчивость проявил помощник коман-
дира штурмовой группы старший сержант Щербинин. Об-
наружив в отсеке прожекторную установку на тележке, он,
маневрируя ею, ослеплял огневые точки гитлеровцев, а бой-
цы открывали по ним огонь из пулеметов и автоматов, забра-
сывали их фаустпатронами, которых в форте были целые шта-
беля.
     Не выдержав стремительного натиска наших воинов,
гитлеровцы оставили верхний ярус форта и отступили на
средний. Это послужило сигналом к началу штурма с глав-
ных ворот и нижнего яруса.
    Через образовавшиеся проломы в стенах форта вперед
решительно устремились штурмовые группы отряда под ко-
мандованием майора А. Умнова. Под огнем противника вои-
ны преодолели глубокий ров, опоясывающий форт за главны-
ми воротами, и ворвались в нижний его ярус. Гарнизон форта
упорно оборонялся, контратакуя на отдельных участках и
маневрируя в лабиринтах отсеков, тоннелей, казематов. Кро-
вопролитные схватки завязывались повсюду и шли в тече-
ние всей ночи.
    Под утро остатки гарнизона во главе с комендантом
форта вынуждены были оставить и центральную его часть.
Гитлеровцы ушли подземным тоннелем на окраину По-
знани, взорвав за собой вход в тоннель. Но скрыться им
не удалось. Они попали в организованную командиром
полка засаду, были разгромлены ротой автоматчиков. Ко-
мендант форта застрелился.
    После несмолкаемой всю ночь трескотни пулеметов и ав-
томатов, взрывов гранат и фаустпатронов наступила тяжкая
тишина. Лишь раздавались стоны раненых. Польский патриот

                           135


вновь оказал нам неоценимую услугу. В лазарете форта сре-
ди раненых гитлеровских солдат и офицеров он столкнулся с
вражеским минером. Тот рассказал, что форт заминирован,
и что взрыв должен произойти в ближайшее время.
    Штурмгруппы отряда были немедленно выведены из форта
на поверхность. Начальник инженерной службы дивизии, на-
чальник штаба штурмового отряда, инженер полка капитан
Малявкин, переводчик полка спустились в глубину подземе-
лий форта. Впереди шли саперы, неся на носилках раненого
немецкого минера, который показывал путь к отсекам со взрыв-
чаткой.
    Пройдя нелегкий путь в извилистых лабиринтах подземелий
форта, мы, наконец, увидели в толще глубинных казематов не-
сколько боковых тоннелей, заполненных взрывчаткой, снаря-
дами и фаустпатронами. В глубокой тишине был слышен звук
часового механизма. Часы были остановлены, когда до взрыва
оставались считанные минуты.
    Необычайно дерзкая и рискованная операция закончилась
полным успехом воинов 1081-го Краснознаменного полка.
А через день, в канун праздника Красной Армии, капитули-
ровала и главная крепость Познани “Цитадель”. Мост через
Варту был восстановлен, и по нему нескончаемым потоком
хлынули на Одерский плацдарм войска, техника, боеприпасы,
горючее, продовольствие.
    Вскоре все командиры штурмовых групп, участники
штурма верхнего яруса форта и начальник штаба отряда ка-
питан В. Князев были награждены орденами Красного
Знамени, а солдаты и сержанты - орденами Славы. Коман-
диру полка М. Шевченко было присвоено высокое звание
Героя Советского Союза. Всему личному составу полка, участ-
вовавшему в подготовке и проведении операции, командующий
фронтом объявил благодарность. Польский патриот был награ-
жден медалью “За боевые заслуги”.
     Комендантом форта назначили меня. В течение несколь-
 ких дней я знакомил прибывающих сюда различных пред-
 ставителей 8-й гвардейской и 69-й армий, управлений 1-го
 Белорусского фронта с инженерными особенностями форта.
 Ведь на подступах к Берлину имелось немало укреплений та-
 кого типа.


                            136


    Отважный комбат Дауд Нехай, горец-адыгеец, уже после
полной капитуляции города-крепости Познань при построе-
нии батальона к маршу на Одер, получил тяжелое ранение в
ноги, его конь в темноте ночи попал на мину.
    Один из древнейших городов Польши, залечив раны вой-
ны, выглядит помолодевшим, но память о тех февральских
днях 1945 г. до сих пор жива среди жителей города над Вар-
той.
    По склонам невысоких холмов, те, кто помнят это ге-
роическое время, идут к строгому 22-х метровому обели-
ску с высеченным золотом названием частей освобождав-
ших Познань, среди которых и 312-я Смоленская Краснозна-
менная ордена Суворова 2-й степени и два ее Познаньских
полка: 859-й Краснознаменный ордена Богдана Хмельницкого
артиллерийский полк и 1083-й Краснознаменный стрелко-
вый полк — получившие эти почетные наименования по
приказу Верховного Главнокомандующего.
     4887 советских воинов пали, освобождая этот древ-
ний город от гитлеровских оккупантов.
     Около крепости “Цитадель” благодарные жители города
Познани заложили парк Памяти.
     Среди некогда неприступных бастионов располагаются
аллеи с тысячами сортов роз присланных со всей Польши.
    А в одном из залов музея висит увеличенная медаль: “Ме-
даль памяти благодарности”, а среди 22-х советских вои-
нов, удостоенных высокого звания Герой Советского Сою-
за, высечено и имя командира стрелкового батальона
1083-го Познаньского стрелкового полка майора Дауда
Эриджабовича Нехая за участие в штурме Цитадели.
Из наградного листа Д.Э. Нехая, майора, командира стрел-
 кового батальона 1083-го Познаньского стрелкового пол-
                            ка.
    Краткое изложение личного боевого подвига или заслуг:
    В боях за город и крепость Познань действовал умело и
мужественно. 8 Января 1945 года после перегруппировки уме-
ло организовал наступление подразделений батальона в пред-
местье Гурчин города Познань. В результате умелого руково-
дства подразделениями батальона способствовал содействию
частям 312-й Смоленской стрелковой дивизии к 14:00 29 янва-
ря овладеть юго-западной частью города - от Гурчин до Вар-
                            137


ты, и наращивая удары, овладеть заводским районом и пред-
местьем Староленка, а затем двумя юго-восточными фортами.
    В следующих боях штурмом овладел частью укреплений в
предместьях: Ратай, Местечко, Шрудка, Хвалинево и цен-
тральными фортами Раух, Радзивилл и Притвиц.

    Из наградного листа на А.Г. Моисеевского, генерал-
майора, командира 312-й Стрелковой Смоленской Красно-
знаменной ордена Суворова дивизии.
    Краткое изложение личного боевого подвига или заслуг:
    В боях за город и крепость Познань действовал умело и
мужественно. 28 января 1945 г. после перегруппировки умело
организовал наступление дивизии на предместья Гурчин,
Юниково и далее за юго-западную часть города Познань. В
результате умелого руководства части дивизии за полтора су-
ток боя к 14.00 29 января овладели юго-западной частью горо-
да от Гурчин до ул. Буковского.
    После этого организовал и настойчиво провел форсирова-
ние реки Варта частью дивизии от парка Виктория с запада в
тыл юго-восточным фортам крепости. Наращивая удары, ов-
ладел заводским районом (объекты 118, 119, 121 и 122) и
предместьем Староленка, а затем двумя юго-восточными фор-
тами (№1 и № 1-а) и рядом межфортовых укреплений.
    В последующих боях овладел предместьями: Ратай, Мес-
течко, Шрудка, Хвалинево, Радзивилл и Притвиц и централь-
ными фортами Раух, Радзивилл и Притвиц. В этих боях под
руководством генерала Моисеевского дивизия захватила
пленных 1944, лошадей 130.
    Уничтожила и захватила: орудия разного калибра 127,
танков и самоходных орудий 2, миномётов 114, пулемётов
616, винтовок и автоматов 2922, автомашин и тягачей 1036,
мотоциклов и велосипедов 1389, заводов с оборудованием 42,
разных складов с боеприпасами и продовольствием 105.
    За проявленное умение и мужество в управлении дивизией
в боях за город и крепость Познань достоин награждения ор-
деном “Красное Знамя”.
                   Командир 91 стрелкового краснознаменного
                           корпуса генерал-лейтенант Волков.
                                            7 марта 1945 года


                             138


             Глава 6. У ворот Берлина.

    В ночь на 12 апреля 1945 года 312-я Смоленская
стрелковая дивизия, как одно из наиболее боеспособ-
ных ударных соединений 69-й армии, имевшее большой
опыт по взламыванию мощных укрепленных оборони-
тельных рубежей и развитию высоких темпов наступ-
ления на открытых флангах, получила последний, но
самый главный приказ командования - переправиться
на Одерский плацдарм на открытый левый фланг 1-го
Белорусского фронта и изготовиться к наступлению на
юго-западную окраину Берлина. Командование 69-й
армии, которой в Берлинской операции отводилась осо-
бая роль - прикрытия главной ударной группировки 1-
го Белорусского фронта в наступлении на Берлин с юга,
возлагало на 312-ю Смоленскую, решающую задачу в
прорыве Одерского оборонительного рубежа на откры-
том фланге фронта, вблизи города-крепости Франкфур-
та, остававшегося в руках противника за Одером.
    Выход на плацдарм был не менее сложным и опас-
ным, чем овладение им или уход с него, т.к. немецкая
авиация разрушила центральную часть низководного
моста через Одер, и переправа начиналась только с на-
ступлением темноты, когда заводился маскируемый
днем в плавнях Одера заново сооруженный централь-
ный пролет.
    Выход на мост, несмотря на непрекращающиеся на-
леты немецкой авиации на район переправы и артилле-
рийских обстрелов из Франкфурта, начался синхронно с
заводом катерниками центрального пролета.
    Передовой батальон дивизии, в котором мне дове-
лось идти с головной ротой, вступил на качающийся
мост в тот момент, когда катерники только что прича-
лили пролет, а саперы начали его крепить. Расчет был
выдержан буквально по минутам, несмотря на то, что
вокруг моста непрерывно взрывались снаряды, выпу-
щенные из орудий, расположенных во Франкфурте.
    Всего несколько десятков метров оставалось до
противоположного берега Одера, в темноте которого
маячили руины мертвого города Лебус, через который

                         139


пролегал путь на передний край, как прямым попадани-
ем снарядов разбивают обширный участок моста и в
путину Одера срываются кони артиллерийской упряж-
ки.
    Даже минутная задержка в такой ситуации грозит
пробкой и действовать приходится мгновенно и реши-
тельно. Вместе с саперами перебрасываем через бурля-
щий проем запасные прогоны и, балансируя по скольз-
ким брусьям, и, подбадривая друг друга, стремительно
преодолеваем проломы, удерживаясь за переброшенный
канат.
    Артиллерийский ураган забушевал и в самом Лебу-
се, и шагнуть в узкий огненный коридор означало толь-
ко гибель, и я принимаю решение обойти его кромкой
Одера, рискуя подорваться на своем же минном поле.
Однако, нет худа без добра.
    Командование сменяемой нами дивизии, предвидя
такую ситуацию, заранее выставило маяки, которые и
обеспечили обход Лебуса без потерь. Смену оборо-
няющихся на плацдарме произвели с ходу; снимали
боевой расчет, и его место занимали наши боевые рас-
четы, готовые с ходу вступить в бой. Не проводилась в
эту ночь только смена боевого охранения, чтобы про-
тивник не смог заметить смену оборонявшихся на пе-
реднем крае.
    Занятый ударным батальоном боевой участок в ок-
рестностях мертвого города Лебуса, вблизи города-
крепости Франкфурт, где в марте 1945 года дивизия
удерживала плацдарм, гудел в грохоте артиллерийской
канонады, минометных налетов, ночной бомбардировки
немецкой авиации и освещенный десятками освети-
тельных ракет напоминал извержение вулкана. Узкая
полоска плацдарма, позади которой был только широ-
кий Одер, просматривалась вдоль и поперек с Зеелов-
ских высот и г.Франкфурта, в котором на высоких фаб-
рично-заводских трубах засели корректировщики огня
пяти полков тяжелой артиллерии, на выбор выбираю-
щие цели.
    Во Франкфурте оборонялась полнокровная дивизия
и многочисленные резервы, непрерывно подходящие из

                         140



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика