Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русский язык: Учебное пособие

Голосов: 11

Настоящее пособие является первой частью учебно-методического комплекса по дисциплине "Культурология, русский язык, культура речи" и предназначено для студентов всех специальностей дистанционной формы обучения. Пособие направлено на создание у студентов представления о русском национальном языке как системе и закрепление умений и навыков грамотного письма. Пособие включает три раздела: Сущность языка; Русская языковая система; Текст. В конце пособия приводятся вопросы к зачету. Каждый из разделов состоит из теоретического материала, списка рекомендованной для самостоятельного прочтения литературы, вопросов для повторения, упражнений и тестовых заданий.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    направленной на познание объективно существующего мира, на его отображение
(моделирование) в человеческом сознании. Проблема языка, мышления и
сознания – одна из самых сложных и дискуссионных в теории языкознания. В
разные периоды развития науки о языке она решалась по-разному, например:
представители логического направления отождествляли эти понятия (логическим
категориям как вневременным и всеобщим должны соответствовать, по их
мнению, и универсальные языковые категории); сторонники психологического
направления пытались решить этот вопрос в иерархической плоскости,
обосновывая примат то мышления по отношению к языку, то языка по
отношению к мышлению; представители американского структурализма
полагали, что структура языка определяет структуру мышления и способ
познания внешнего мира.
    Несмотря на разное решение этой проблемы, все исследователи сходились на
том, что связь между языком, мышлением и сознанием существует, расхождения
начинались тогда, когда вставал вопрос о природе и качестве этой связи. Одни
ученые полагают, что механизм мышления не связан с вербальным кодом и
осуществляется независимо от языка на универсальном предметном коде (коде
смысла), другие считают, что механизм мышления тесно связан с языком, и без
языка не может быть мышления, наконец, третьи полагают, что мышление может
быть как вербальным, так и невербальным (чувственно-образным).
    Подлинно научное решение этого вопроса дает материалистическая теория
отражения, согласно которой язык и мышление, образуя теснейшее
диалектическое единство, не составляют, однако, тождества: это разные, хотя и
взаимосвязанные явления, их области пересекаются, но не совпадают полностью.
Признание единства языка, мышления и сознания – одно из основных положений
в материалистической концепции языка. При этом язык и сознание не существуют
отдельно, обособленно друг от друга: язык есть не только средство выражения
мысли, но и форма ее существования. Правда, не единственная: мысль может
воплощаться не только в слове, но и в различных образных представлениях (такие
виды несловесного искусства, как живопись, скульптура, музыка, являются
формами выражения чувства и мысли человека). Однако язык отличается от них
тем, что он не только выражает мысль, но и формирует ее.
    В последнее время ученые говорят о возможности внеязыкового, или
доязыкового, мышления, т. е. такого мышления, которое не воплощается в слове.
В самом деле, когда мы говорим о неожиданной догадке, проблеске мысли,
озарении, то что это, как не различные виды деятельности человеческого мозга?
Но далеко не всегда они облекаются в языковую плоть, а по большей части имеют
какую-то иную форму: еще неясных образов, схем и т. п. Однако
целенаправленная работа нашего сознания воплощается в слове. Конечно,
структура мысли и структура ее словесного выражения, как правило, не
совпадают: мысль первоначально существует как бы в свернутом виде. Вот что
писал об этом выдающийся психолог советского периода Л. С. Выготский:
«Течение и движение мысли не совпадают прямо и непосредственно с
развертыванием речи. Единицы мысли и единицы речи не совпадают. Один и
другой процессы обнаруживают единство, но не тождество. Они связаны друг с

                                       11


другом сложными переходами, сложными превращениями»3.
    В связи с установлением соотношения языка и мышления в языкознании
решается также вопрос о едином ментально-лингвальном комплексе (МЛК) –
информационной системе, которая обеспечивает восприятие, оценку,
преобразование, хранение и порождение информации. МЛК включает три
компонента: мышление как процесс порождения и переработки информации,
сознание как относительно статичную на определенном этапе систему накопления
и оценки информации и язык как накопитель, с помощью единиц которого
информация выявляется, обозначается и становится средством общения.
Основной единицей МЛК является информема – пучок осознанной информации,
выработанный мышлением и стремящийся быть закрепленным в слове. Такая
информация, закрепленная в слове, и становится явлением национального языка.
    Устанавливая объективно существующую взаимосвязь языка и мышления,
отмечаем, что категорией языка является слово, а категорией мышления –
понятие. При этом, слова называют понятия, но не отождествляются с ними.
Существует множество слов, которые имеют лексическое значение, но не
называют понятий окружающей действительности: это местоимения, служебные
части речи, имена собственные, местоименные наречия, междометия.
    Таким образом, вопрос о связи языка и мышления сложен и многопланов.


                                          1.6. Язык и общество

     Как явление социальное язык является достоянием всех людей,
принадлежащих к одному коллективу. В громадном большинстве случаев
коллектив людей, говорящих на одном языке («языковая общность»), – это
коллектив этнический (нация, народность, племя). Язык создается и развивается
обществом. Являясь средством мышления и человеческого общения, язык
существует только в обществе людей. Вне общества нет языка, как не может быть и
общества без языка. На непосредственную связь появления языка с
возникновением человеческого общества ясно указывал Ф. Энгельс. Он писал:
«...развитие труда по необходимости способствовало более тесному сплочению
членов общества, так как благодаря ему стали более часты случаи взаимной
поддержки, совместной деятельности, и стало ясней сознание пользы этой
совместной деятельности для каждого отдельного члена. Коротко говоря,
формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то
сказать друг другу»4.
     Вопрос о связи языка и общества имеет разные решения. Согласно одной точке
зрения, связь языка и общества отсутствует, т. к. язык развивается и
функционирует по своим законам (польский ученый Е. Курилович), согласно
другой – эта связь является односторонней, т. к. развитие и существование языка

   3
       Выготский Л. С. Мышление и речь. М., 1934. С. 311-312.
   4
       Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 489.



                                                          12


полностью определяется уровнем развития общества (французский ученый
Ж. Марузо) или наоборот – язык сам обусловливает специфику духовной культуры
общества (американские ученые Э. Сепир, Б. Уорф). Однако наибольшее
распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества
является двусторонней.
    О влиянии языка на развитие общественных отношений свидетельствует
прежде всего тот факт, что язык – один из консолидирующих факторов
образования нации. Он является, с одной стороны, предпосылкой и условием ее
возникновения, а с другой – результатом этого процесса. Кроме того, об этом
свидетельствует и роль языка в воспитательной и образовательной деятельности
общества, т. к. язык является орудием и средством передачи знаний, культурно-
исторических и иных традиций от поколения к поколению.
    Хотя у языка есть собственные, внутренние закономерности развития
(интралингвистические), они находятся под влиянием процессов, происходящих в
обществе. И это естественно: ведь язык – общественное явление и, существуя в
обществе, он не может не испытывать влияния социальных факторов
(экстралингвистических). Поэтому развитие и функционирование языка в
значительной степени обусловлено развитием и жизнью общества, что
проявляется в разнообразных формах. Одна из них – социальное расслоение
языка.
    Всякое человеческое общество неоднородно по своему составу. Оно делится
на слои или классы, дробится на мелкие группы, внутри которых люди
объединены каким-либо признаком, например, общей профессией, одинаковым
возрастом, уровнем и характером образования и т. п. Эта дифференциация
общества отражается в языке в виде тех или иных особенностей, социально
обусловленных подсистем. Одна из таких подсистем – диалекты. Их называют
местными или территориальными разновидностями языка, однако, очевидно, что
выделение диалектов основано не только на территориальном, но и на
социальном признаке: диалекты, на которых говорят жители сельской местности
(крестьянство), противопоставляются языку города (языку рабочих, служащих,
предпринимателей, интеллигенции).
    Социальная дифференциация языка может отражать и другие виды
дифференциации общества. Так, особенности языка, обусловленные спецификой
профессий, называют профессиональными жаргонами или профессиональными
арго. Определенные различия в языке могут быть связаны с полом говорящих.
Так, в языке индейцев яна, живущих в Северной Калифорнии (США), одни и те
же предметы и явления называются по-разному, в зависимости от того, кто о них
говорит – мужчина или женщина. В Японии девушки владеют богатым и
разнообразным словарем (их специально этому обучают), в то время как для
юношей характерен лексически более бедный язык.
    Другая форма влияния общества на язык – социальная обусловленность
развития языка. Процессы развития общества, изменения, происходящие в
общественном укладе, в социальной структуре общества, получают отражение в
языке: они ускоряют или замедляют темпы языковых изменений, механизм
которых регулируется внутренними, присущими языку закономерностями, а

                                       13


также способствуют перестройке некоторых участков языковой системы.
    Например, после революции 1917 года значительно расширился состав
носителей русского литературного языка: если раньше им владела в основном
буржуазная дворянская интеллигенция, то после Октября к литературному языку
начинают приобщаться массы рабочих и крестьян. Происходит процесс
демократизации языка. Рабочие и крестьяне привносят в систему литературного
языка свойственные им речевые особенности. Диалектные, просторечные,
жаргонные элементы начинают сосуществовать и конкурировать с
традиционными единицами литературного языка. Это приводит к проникновению
некоторых диалектизмов и жаргонизмов в литературный язык (нехватка,
неполадки, учеба, глухомань, смычка и т. п.), к возникновению новых
синонимических рядов (ученье – учеба; недостатки – неполадки – дефекты;
провинция – периферия – глухомань; нехватка – недостача – дефицит).
    На язык оказывает влияние не только объективное, не зависящее от воли
отдельных людей развитие общества, но и сознательная деятельность государства
и различных социальных институтов, направленная на совершенствование языка.
Такая деятельность называется языковой политикой. Языковая политика может
касаться самых различных сторон языковой жизни данного общества. Это может
быть, например, создание алфавитов и письменностей для народов, которые до
тех пор имели только устную форму языка, усовершенствование орфографии,
разработка и упорядочение специальной терминологии и т. п. Это сознательное,
целенаправленное воздействие государства на язык призвано способствовать
более эффективному функционированию языка в различных сферах человеческой
деятельности.


                             1.7. Язык и культура

    Проблема «язык и культура» относится к числу дискуссионных и до конца не
решенных в языкознании. Спорным является, прежде всего, вопрос о том, что такое
культура? Представители американской школы «культурной антропологии»
рассматривают культуру как сумму всех небиологических аспектов человеческой
жизни. Социо- и психолингвистика, а также исторический материализм предлагают
рассматривать культуру расчлененно, т. е. в ее материальном и духовном аспектах,
которые находятся в органическом единстве. О сложности этого феномена
свидетельствует множество определений культуры. В связи с решением вопроса о
языке и культуре термин «культура» должен пониматься достаточно широко. Это
не только богатства литературы и искусства, накопленные в течение многих веков
развития данного общества, но и традиции человеческого общежития, обряды,
обычаи, общепринятые формы повседневной деятельности, т. е. совокупность
достижений человеческого общества в производственной, общественной и
духовной деятельности.
    Дискуссионным является и вопрос о соотношении понятий «язык» и
«культура»: одни ученые полагают, что язык относится к культуре как часть к


                                        14


целому, другие – что язык лишь форма выражения культуры, третьи – что язык не
является ни формой, ни элементом культуры.
    Достижения таких направлений в языкознании, как этно- и психолингвистика
свидетельствуют о том, что язык как общественное явление должен быть отнесен
к сфере духовной культуры и рассматриваться в качестве одного из ее
компонентов (хотя нельзя не признать, что существует ряд областей культуры –
музыка, хореография, изобразительное искусство, которые непосредственно с
языком не связаны). Если понимать культуру как процесс и продукт духовного
производства, ориентированного на создание, хранение, распространение и
потребление духовных ценностей, норм, знаний, представлений, то следует
признать, что именно язык способствует формированию духовного мира
общества и человека, обеспечивая общество дифференцированной системой
знаний, способствуя духовной интеграции как общества в целом, так и различных
его групп.
    Язык – это не только важнейшее средство общения между людьми, но и
средство познания, которое позволяет людям накапливать знания, передавая их от
человека к человеку и от каждого поколения людей к следующим поколениям.
Поэтому, с одной стороны, овладение языком означает усвоение тех культурных
ценностей, которые накопило данное общество, а, с другой стороны, восприятие
этих ценностей невозможно без знания языка: язык – хранитель культуры, с его
помощью культура наследуется новыми поколениями людей данного общества.
Поэтому можно сказать, что язык является средством развития культуры и
средством усвоения культуры каждым из членов общества.
    Носители того или иного языка, с детства овладевая словарем, грамматикой,
системой произносительных норм данного языка, постепенно (и чаще всего
незаметно для самих себя) впитывают и национальные формы материальной и
духовной культуры. Нередко эта культура бывает связана со специфическим
использованием выразительных средств языка. Так, например, весьма колоритное
русское выражение (ехать) в Тулу со своим самоваром имеет в английском языке
соответствие в Ньюкасл со своим углем, а в немецком – на Рейн со своей водой.
    Культура формирует сложную и многообразную языковую систему, благодаря
которой происходит накопление, организация опыта и передача его из поколения
в поколение. Уровнем развития материальной и духовной культуры общества
определяется форма существования языка. Согласно культурно-исторической
классификации языков, существуют бесписьменные языки, т. е. языки, имеющие
только устную форму существования; письменные литературные языки
народности и нации, представляющие собой более высокую ступень развития
письменных языков, т. к. на них существует литература (с точки зрения
материальной культуры – это уже следующий этап эволюции общественных
отношений, предполагающий появление книгопечатания, развитие наук и т. д.);
языки межнационального общения (их возникновение связано со следующим
этапом развития культуры – появлением новых технических средств письменного
и устного общения, СМИ, рекламы).



                                       15


                   1.8. Формы национального языка:
              литературный язык и нелитературные варианты

    Языки имеют национальные границы. Язык каждой нации – этноязык –
своеобразен: он обладает такой совокупностью черт словаря и грамматики,
которая отличает его от всех других языков. Этноязык, как правило, не является
абсолютно единым на всей территории своего распространения и во всех сферах
своего использования. В нем обнаруживаются определенные внутренние
различия: общенародный язык противостоит диалектам.
    Язык народа в пределах страны проживания, взятый в совокупности
присущих ему черт, отличающих его от других языков, называется
общенародным. Можно говорить, например, о русском общенародном языке, в
отличие от общенародного немецкого или французского.
    Общенародный язык не един по своему составу, это очень сложное явление,
т. к. им пользуются люди, различающиеся по своему социальному положению,
роду занятий, месту рождения, возрасту, полу, уровню культуры и т. п. Все эти
различия людей находят отражение в языке, в характере его использования.
    Общенародный язык существует в нескольких формах. К ним относятся:
диалект, просторечие, жаргон и литературный язык (рис. 1).

                                                   Образованные слои
                     литературный язык             населения


Просторечие                                        Все носители, независимо
Жаргоны              общенародный язык             от степени владения
                                                   литературным зыком
                                                   (кроме диалектноговорящих)

Диалекты                                           Все носители языка как
                     этнический язык
                                                   языковой социум


                              Рис. 1. Структура языка

   Критерии единства и общепонятности для всех членов общества – основные
требования, предъявляемые к литературному языку. Этими свойствами не
обладают другие разновидности общенародного языка – территориальные и
социальные диалекты, профессиональные жаргоны, просторечия. Они присущи
более или менее ограниченным группам людей, кроме того, и функции таких
средств общения гораздо беднее, чем функции литературного языка.
   Так, местный (или территориальный) диалект, будучи распространенным на
ограниченной территории в сельской местности, имеет обычно только устную
форму и обслуживает узкую сферу общения: его используют в семье, в кругу
односельчан. От жаргонов, просторечия они отличаются тем, что имеют

                                        16


характерный для каждого диалекта набор фонетических, грамматических,
лексических различий.
    Так, на европейской части РФ – древнейшей территории расселения русского
народа – выделяются три группы территориальных диалектов: севернорусские,
южнорусские и среднерусские. Эти диалекты отличаются от литературного языка
и друг от друга рядом особенностей в фонетике, словаре и грамматике, например:
севернорусские диалекты распространены к северу от Москвы, на территории
Ярославской, Костромской, Вологодской, Архангельской, Новгородской и
некоторых других областей. Им присущи следующие особенности:
    1) оканье – различение звуков о и а не только под ударением, но и в
безударном положении, например: вода (ср. литературное произношение вада),
пошёл, молоко и т. п.;
    2) произношение звука г смычного или взрывного – такого же, как в
литературном языке, но отличного от того, как произносится этот звук в
южнорусских говорах;
    3) произношение глагольных форм типа знаешь, знает, знаем как знаэшь,
знаашь или знашь, возникшее в результате выпадения звука между гласными;
    4) твердый звук т в глагольных формах типа идёт, поют (черта,
объединяющая северные диалекты с литературным языком и отличающая их от
южнорусских диалектов);
    5) совпадение формы творительного падежа множественного числа
существительных с формой дательного падежа: пошли за грибам да за ягодам
(вместо литературных форм за грибами, за ягодами).
    Кроме того, в некоторых северных говорах встречается цоканье –
неразличение звуков ц и ч; произносят [ц]асы вместо часы, кури[ч]а вместо
курица.
    Жаргон – речь социальных и профессиональных групп людей, объединенных
общностью занятий, интересов, социального положения и т. п. Этот вариант
языка используется при непринужденном общении внутри некоторых социальных
групп. Для жаргона характерно наличие специфической лексики и фразеологии,
но он не имеет свойственных только ему фонетических и грамматических
особенностей. Известен, например, молодежный (школьный, студенческий)
жаргон (сленг), жаргон спортсменов, рыболовов, лагерный жаргон, арго (язык
преступного мира). Общение между людьми на жаргоне, разумеется, возможно,
но только в том случае, если в нем участвуют хорошо понимающие друг друга
представители одного коллектива, а предмет разговора не выходит за рамки
довольно узкого круга тем. Профессиональный жаргон, например, принят только
среди людей данной профессии, да и то, как правило, при их общении на деловые,
производственные темы. В иных же ситуациях, при общении с людьми, не
владеющими данной профессией, а особенно при использовании письменной
формы языка, человек прибегает к помощи литературных языковых средств. В
противном случае, если он захочет оставаться в пределах профессионального
жаргона, он рискует тем, что собеседник или адресат просто не поймет его и
речевое общение не состоится.
    Во многих языках существовали и существуют сейчас школьные и

                                       17


студенческие жаргоны (иногда их называют общим термином: молодежный
жаргон). Есть такие жаргоны и в современном русском языке. Они, так же как и
другие социально и профессионально ограниченные разновидности языка,
специфичны главным образом в области лексики (стипа – «стипендия», шпора –
«шпаргалка», хвост – «не сданный вовремя экзамен» и т. п.). Однако по
сравнению с большинством профессиональных и социальных жаргонов
молодежный жаргон имеет яркую отличительную черту: для него (точнее, для
тех, кто им пользуется) характерна игра со словом и в слово, сознательное
переиначивание его формы и смысла с целью создания выразительных,
эмоционально окрашенных средств (например, керосинка – «нефтяной институт»,
предки – «родители», клёво и фирма – как высшие положительные оценки и т. п.).
    Некоторые элементы социальных и профессиональных жаргонов попадают в
просторечие и даже в литературный язык (в основном в устно-разговорную его
разновидность). Таковы, например, слова и обороты навалом – «много», трёп –
«пустой разговор», катить бочку на кого-нибудь – «несправедливо обвинять в
чем-либо» и т. п. Однако в целом жаргоны имеют ограниченную сферу
употребления: их используют преимущественно в «своей» социальной и
профессиональной среде.
    Еще одной формой национального языка является просторечие. Просторечие
используется в речи малообразованных слоев городского населения и придает ей
неправильный и грубоватый характер, не имеет собственных признаков
системной организации и характеризуется набором языковых форм, нарушающих
нормы литературного языка. Такое нарушение нормы носители просторечия не
осознают, они не улавливают, не понимают различия между нелитературными и
литературными формами.
    Просторечными считаются:
    − в фонетике: шо′фер, поло′жить, зво′нит; р[и]дикулит, ко[л]идор,
р[е]зетка, тра[н]вай;
    − в морфологии: мой мозоль, с повидлой, делов, на пляжу, без пальта,
умывалися, ляжь, ложи;
    − в лексике: подстамент, полуклиника.
    В состав просторечия включают также слова с грубой, сниженной окраской,
например: дебил, деваха, угробить, уйма.
    Считается, что все нелитературные варианты языка имеют определенного
рода ограничения: просторечие ограничено уровнем образованности говорящего,
диалект – территорией распространения, жаргон – социальными и временными
рамками (жаргон существует в устной форме и быстро меняется, у каждого
поколения свой набор жаргонных слов).
    В отличие от этих разновидностей национального языка, литературный язык
сохраняется (за небольшими изменениями) во времени, фиксируется в
литературе, кодифицируется (закрепляется) в словарях и грамматиках,
распространен на всей территории проживания нации и является обязательным
для изучения и использования в различных сферах общения.
    Главным признаком литературного языка является его нормативность, т. е.
наличие правил образования, сочетания, употребления языковых единиц.

                                       18


Литературная норма складывается в результате длительной речевой практики
многих поколений образованных, культурных людей.
    Норма исторически изменчива, но меняется она чрезвычайно медленно:
медленность темпа ее изменения способствует устойчивости литературного
языка. Чем больше культурных ценностей накоплено на языке (рукописей, книг,
магнитофонных записей и т. д.), тем настоятельнее необходимость сохранить эти
ценности для последующих поколений. Сохранить их можно при условии
устойчивого, стабильного литературного языка, который был бы понятен разным
сменяющим друг друга поколениям людей, говорящих на нем.
    Литературный язык имеет две формы – устную и письменную. Их названия
свидетельствуют о том, что первая – произносимая, звучащая, говоримая речь, а
вторая – графически оформленная, зафиксированная на письме. Это их основное
различие. Устная форма изначальна. Для появления письменной формы
необходимо было создать графические знаки, которые бы передавали элементы
звучащей речи. Для языков, не имеющих письменности, устная форма –
единственная форма их существования.
    Письменная речь обычно обращена к отсутствующему. Пишущий не видит
своего читателя, он может только мысленно представить его себе. На письменную
речь не влияет реакция тех, кто ее читает. Напротив, устная речь предполагает
наличие слушающего, собеседника. Говорящий и слушающий не только слышат,
но и видят друг друга. Поэтому устная речь нередко зависит от того, как ее
воспринимают. Реакция одобрения или неодобрения, реплики слушателей – все
это может повлиять на характер речи, изменить ее, а то и прекратить.
    Говорящий создает, творит свою речь сразу. Он одновременно работает над
содержанием и формой. Пишущий имеет возможность совершенствовать
написанный текст, исправлять.
    Таким образом, письменная и устная формы литературного языка
различаются по трем параметрам (табл. 2).
                                                                     Таблица 2
  Параметры       Письменная форма                Устная форма
  1.Форма         Графически закрепленная         Звучащая (звуки. интонация),
  реализации      (буквы, знаки препинания);      подчиняется орфоэпическим
                  подчиняется орфографическим нормам
                  и пунктуационным нормам
  2.Отношение Опосредованное отсутствие           Непосредственное
  к адресату      адресата не оказывает влияния присутствие адресата
                                                  оказывает влияние
  3.Порождение Возможны редактирование,           Создается спонтанно
  формы           обработка

    Сложившись на базе русской народной речи во всем ее многообразии,
литературный язык вобрал в себя все лучшее, все наиболее выразительное из тех
средств, которые присущи народной речи. И современный русский литературный
язык, который представляет собой вполне сформировавшуюся коммуникативную
систему, продолжает черпать выразительные средства – слова, обороты,

                                       19


синтаксические конструкции – из диалектов, просторечия, профессиональных
жаргонов. В этом процессе роль фильтра играет норма: она пропускает в
литературное употребление все ценное, что есть в живой речи, и задерживает все
случайное и временное.
   Литературный язык необходим для сохранения культуры народа и его
самобытности. Основное назначение литературного языка – сохранять единство
нации, объединять ее, тогда как нелитературные формы нацию разделяют.


                               1.9. Язык и речь

    Теория о взаимоотношении языка с речью развивается достаточно
интенсивно, но противоречиво. Стихийно (на интуитивном уровне) язык и речь
разграничивались с весьма давних пор. Без этого разграничения невозможно
было, например, создать первые азбуки, в которых отдельные буквы обозначали
не варианты фонем, реально звучащие в речи, а основные типы звуков, т. е.
фонемы. Творцы первых азбук были, вне всякого сомнения, гениальными
фонологами, сумевшими очень четко противопоставить сложный своей
конкретностью и необозримым разнообразием вариантов и оттенков звучаний
план речи весьма абстрактному плану языка, для которого характерна
устойчивость и системность сравнительно небольшого количества важнейших
типов звуковых единиц языка, называемых ныне фонемами.
    Во многих памятниках весьма древней письменности, а затем и более новых
учебниках и учебных пособиях по языку довольно часто встречаются прямые и
косвенные указания на нормы языка, которым нужно следовать, создавая речь, и
отклонения от них, встречающиеся в речи. В подобных указаниях можно видеть
попытки как-то разграничить язык и речь, не подкрепленные общей теорией.
Люди иногда обращаются к окружающим с вопросами типа А правильно ли
сказать так..? или Можно ли сказать так..? Такие вопросы свидетельствуют о
том, что некоторые носители языка время от времени как бы сопоставляют свою
речь с языком, проверяя в какой-то мере свою компетенцию в области языковых
норм. Ведь любой носитель языка вряд ли оценивает свою речь как нечто
абсолютно равное языку; скорее всего он рассматривает ее как нечто создаваемое
с помощью языка, на его основе, но вместе с тем несоизмеримое с ним в смысле
возможностей, богатства средств выражения мыслей и потому в какой-то степени
«свое», индивидуальное.
    Язык объективен. Он один для всех своих носителей и исключительно богат,
располагая сотнями тысяч слов и выражений. Речь же, хотя и создается на основе
языка, в известном смысле у каждого, действительно, своя. В речи отдельных
людей богатства языка могут быть представлены с разной степенью полноты.
Есть люди со скудным запасом слов и других средств языка, их речь бедна,
однообразна, и по ней представить себе язык можно лишь в искаженном,
уродливом виде. В речи других людей используются многочисленные и
разнообразные языковые средства, но даже великие писатели не могут (да и не


                                       20



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика