Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 10

Голосов: 5

В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в рамках целевой программы Академии исторических наук. В томе представлены в авторской редакции воспоминания 50-ти ветеранов войны, проживающих в Северо-Восточном и Северо-Западном административных кругах города Москвы. Эта книга является источником для научных исследований, бесценным материалом при подготовке новых учебных пособий и литературных произведений, а также полезной людям, интересующимся военной историей. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                                Анашкин
                            Иван
                            Николаевич




   Залпы «Катюш» вызвали огромную панику
                 у немцев
    Родился 4 апреля 1919 г. в селе Желудево Шиловского
района Рязанской области, русский, вероисповедание -
православное. Беспартийный. С 1940 г. до 1992 г. член КПСС. В
комсомоле с 1935 по 1940 гг..
    В 1935 году окончил неполную среднюю школу и поступил
в Рязанское артиллерийское училище. Как один из лучших его
выпускников был оставлен в 1938 г. в нем командиром взвода.
В 1955 году окончил академию им. Фрунзе.
    Узнал о войне 22 июня 1941 года, будучи командиром
взвода, в Рязанском артиллерийском училище. С началом
войны вместе с рядом офицеров училища (капитан Ф.
Терешонок, лейтенант Брусенков, лейтенант Жургевлев и др.)
был направлен в Алабинские лагеря под Москвой, где
формировались 8 полков реактивной артиллерии по решению
ГКО (государственного комитета обороны). Я был назначен
командиром 8-й батареи в 3-й дивизии 1-го Гвардейского
минометного полка. Полк был вооружен новым оружием:
реактивными снарядами 132-го калибра и боевыми машинами
БМ-13.

                                                          51


    В сентябре (12 сентября) 3-й дивизион вместе со штабом 1
ГМП своим ходом выехал на Брянский фронт. 13 сентября
батарея в составе 3-го дивизиона произвела первый залп по
наступающему противнику под городом Глуховым в Сумской
области.
    Этот залп запомнился мне на всю жизнь. И теперь, 60 лет
спустя, многое помню в деталях, как он готовился.
     Командир дивизиона Ф.Ф. Терешонок поручил мне
возглавить командирскую разведку и подготовить огневые
позиции для всех трех батарей дивизиона в районе г. Глухова.
Задача не из легких. Быстро собралась наша группа и выехала в
район, указанный командиром дивизиона. Прибыв туда,
выбрали огневые позиции батарей, определили их координаты
и основные направления стрельбы. Доложив по рации о
выполненной работе, в одном километре от позиции встретили
колонну боевых машин, которую возглавлял командир
дивизиона.
     В ночь на 13 сентября батареи заняли огневые позиции.
Были получены координаты цели и подготовлены данные для
стрельбы. Прибывшие заряженными, в выжидательном режиме
установки навели в цель. В кабинах остались только командиры
и водители БМ. Поворот рычажка в приборе управления огнем
и 192 снаряда устремились на врага. В темное время
впечатление незабываемое. Собрали огневые расчеты,
находившиеся в укрытии, на опушке рощи. С предельной
быстротой оставили огневые позиции. А вскоре противник
открыл артиллерийский огонь по ним.
    Командир дивизиона сообщил нам результаты залпа на
основе данных, полученных от разведки. Почти 200 снарядов
сделали свое дело, скоплению живой силы и техники врага в
районе Глухово нанесен существенный урон.
     Обстановка усложнилась. Немцы завершали подготовку к
началу операции «Тайфун», генеральное наступление на
Москву.
    Фашисты в ночь с 30-го сентября на 1-е октября начали
наступление без перегруппировки. 1-й и 3-й дивизион
подготовили и произвели залпы по наступающему противнику.
    Немцы затормозили наступление, атака врага заметно
ослабла. Но через два часа наступление возобновилось, в атаку
пошли немецкие танки Гудериана, пришлось много пережить и
                                                          52


поволноваться в эти дни. Здесь я впервые увидел немцев, их
танки и автомашины в непосредственной близости. Случилось
так, что штаб дивизиона и две боевые машины 7-й батареи
проскочили через г. Севск, а остальные были отрезаны
немецкими танками. В дальнейшем часть 3-го дивизиона и 1-го
дивизиона 1-го ГМП были переданы 50-й Армии и
поддерживали огнем ее части. Попав в окружение, в октябре
вместе с этой армией в районе Сухиничей-Жиздра батарея
расстреляла все боеприпасы по наступающим немцам и
взорвала боевые машины. Часть моей батареи во главе со мной
вышли из окружения в районе г. Белева вместе с батальонным
комиссаром 1-го ГМП Клинцовым, встретили там командира
полка майора В.Л. Шмакова и затем на машинах выехали в
Москву.
    Прибыв туда 20 октября, на другой день в штабе
формирования в 443 школе был включен в формируемые
отдельные гвардейские минометные дивизионы.
     Капитан Ф.Ф. Терешонок формировавший 5-й ГМД
назначил меня командиром 1-й батареи.
    Дело в том, что в Москве 20 октября было введено осадное
положение, по решению ГКО формировались новые части и
соединения, в том числе и 20 отдельных гвардейских
минометных дивизионов. Одним из них и был 5-й ГМД. Всего
было сформировано 19 дивизионов.
    25 октября было завершено формирование нашего 5-го
отдельного минометного дивизиона, костяком которого стали
командиры и бойцы бывшего 3-го дивизиона 1-й ГМП.
Дивизион в пятидневный срок был укомплектован в
значительной    части   призывниками      и   добровольцами
Подмосковья. Сначала дивизион поддерживал 78-ю стрелковую
дивизию, которой командовал полковник Белобородов.
Дивизия входила в 16-ю армию. Произведя два залпа по
немецко-фашистским войскам, готовящимся к атаке, которая
благодаря огню «Катюш» и артиллерии была сорвана, дивизион
по приказу начальника артиллерии Западного фронта был
переподчинен командиру 5-й армии.
    Дивизион по приказу командарма генерала Л.А. Говорова
поступил в подчинение 144-й стрелковой дивизии, которой
командовал генерал А.П. Пронин. Эта дивизия вела упорные
оборонительные бои в районе города Звенигород.
                                                         53


    Противник вначале пытался взять город Звенигород с
Запада из района Колюбакино.
    Вспоминается такой случай. На наблюдательный пункт
612-го стрелкового полка 144-й СД, где был и НП 1-й батареи,
которой я командовал, неожиданно прибыл командующий 5-ой
армией генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров. В годы войны
это было редко, чтобы такой большой военачальник лично
ставил задачу командиру батареи. Но в тот день было именно
так. Командарм, заслушав доклад командира полка о
средоточении значительных сил пехоты и танков в районе
Колюбакино, приказал нанести по ним огневой удар. В
считанные минуты наша батарея и батарея лейтенанта
Константинова заняли огневые позиции. О готовности
доложили Командарму. «Открыть огонь», - сказал он. На
фашистские войска, готовившиеся возобновить наступление на
Звенигород, обрушился шквал огня реактивных установок и
артиллерии. Наступление противника на этом направлении
было задержано. Но несколько дней в дальнейшем дивизион
днем и ночью, маневрируя по бездорожью, наносил внезапные
мощные удары по противнику, чем помешал окружению 144-й
дивизии западней Звенигорода.
    Несмотря на огромные потери, немцы делают новую
попытку захватить Москву. 16 ноября немецко-фашистские
войска начинают свое второе генеральное наступление на
Москву. Во второй половине ноября на подступах к г.
Звенигороду воины 144-й СД вели упорные бои за каждую
сотню метров. Перед одним из боев мне было приказано
установить взаимодействие с одним из стрелковых батальонов,
который упорно оборонялся в районе южнее населенного
пункта Каринское. Дело было ранним утром 16-го ноября.
Прибыв на НП батальона, повстречался с тремя, как и я,
молодыми лейтенантами: командиром, начальником штаба и
заместителем командира по политической части. После оценки
обстановки я предложил им подготовить батальонный залп по
изготовившемуся к атаке противнику. Командир одобрил мое
решение. В установленное время батарея своим огнем нанесла
ощутимое поражение пехоте немцев, что позволило воинам
батальона удержать занимаемые позиции.
    Немцы, не имея успеха в попытках овладеть Звенигородом
с запада, решили обойти его с севера. Завязались упорные бои
                                                         54


за Ершово, Короллово, Носопово. Залпом нашей батареи, огнем
артиллерии и оборонявшимися здесь подразделениями одного
из полков 144-й стрелковой дивизии (СД), наступление
противника на несколько суток было приостановлено.
    Шли дни тягчайшей обороны. 1 декабря немецко-
фашистским войскам удалось прорвать наши рубежи в 6 км
севернее Наро-Фоминска на стыке 33-й и 5-й армий и южнее
города. Противник вклинился в наш тыл более чем на 20 км, на
севере на 10 км от Нары на восток. Снова создалась тяжелая
обстановка. 32-я СД заняла круговую оборону. А частями из
резерва 5-й и 33-й армий был подготовлен контрудар. Из
подразделений ГМЧ была привлечена батарея, которой я
командовал.
    Дело было так. 2 декабря 1941 г. командир дивизиона
получил приказ командующего 5-й армии генерала Л.А.
Говорова подготовить и произвести залпы по противнику,
находящемуся в Акулево на стыке 5-й и 33-й армий на участке
32-й стрелковой дивизии полковника В.И. Полусухина,
отличившегося на Бородинском поле.
    Батарея совершила марш из-под Звенигорода до Кубинки.
В районе этого населенного пункта около Видука была
выстроена огневая позиция. Уже в темное время батарея
подготовила и произвела два залпа минут 30-40 по противнику
в Акулево. После этих залпов в Акулево возникли пожары,
были слышны взрывы боеприпасов.
    На другой день силами пехоты, танков, артиллерии немцы
были выбиты из Акулова. Впоследствии местные жители
рассказывали, что залпы «Катюш» вызвали огромную панику у
немцев.
    Противник понес большие потери в личном составе,
танках, артиллерии и автомашинах. Попытка фашистских войск
взять Минское шоссе и двинуться на Москву была сорвана. И в
этом немалая заслуга личного состава нашей батареи. С этого
рубежа войска 33-й армии впоследствии перешли в
контрнаступление.
     В начале декабря 1941 года усилиями всех войск,
оборонявших Москву – пехоты, танкистов, кавалерии,
артиллерии, в том числе и зенитной, враг был остановлен у стен
столицы. Особое значение имели подготовленные в глубине
страны резервы. Это позволило Красной Армии, по сути, без
                                                           55


оперативной паузы, 5-6 декабря перейти в контрнаступление.
Для врага настало время расплаты. Начавшееся мощное
наступление наших войск для него было неожиданно.
     Во время начавшегося наступления наша батарея
поддерживала боевые действия одной из стрелковых бригад,
прибывшей из Сибири. Несколько залпов, проведённых нашим
5-м ОГМД, и эффективный огонь артиллерии позволили
воинам этой бригады успешно прорвать оборону немцев и
развить наступление в её глубину. Оставляя убитых и раненых,
боевую технику, немецко-фашистские войска начали отступать.
Освобождались      населённые     пункты     оккупированной
Московской области, население которых встречало наших
воинов восторженно, со слезами на глазах.
     Поддерживаемые нашим огнём части 5-й армии генерала
Л.А. Говорова подошли к районному центру Руза и начали бои
за его освобождение.
     Получен приказ нашему дивизиону совершить марш на
север, под посёлок Шаховская, в полосу наступления 1-й
ударной армии генерала В.И. Кузнецова, в которой были
бригады морской пехоты. Их дивизион и поддерживался
залповым огнём реактивной артиллерии.
     Так 1 января 1942 года, поддержанные залповым огнём
нашего и других дивизионов подразделения морской пехоты,
атаковали,    успевшего     окопаться,    противника.    Его
сопротивление было отчаянным. И так повторялось несколько
раз. Но наши успехи были незначительными. Несмотря на
героические действия морских пехотинцев, враг крепко
удерживал занятый рубеж, особенно на реке Лама. Но всё же
успехи наших войск были небольшие, но были.
     Известно, что контрнаступление Красной Армии под
Москвой, начатое в первых числах декабря 1941 года,
увенчалось успехом. Враг был отброшен от Москвы на 100-250
км. Развеян миф о непобедимости германской армии и сорван
окончательно план молниеносной войны против нас.
     Но радость первой крупной нашей победы над врагом,
омрачалась картиной страшных зверств и разрушений, которые
совершили гитлеровцы на временно оккупированных
территориях, что вызывало прилив ненависти к врагу наших
людей.

                                                         56


    В начале 1942 года я был назначен командиром 5-го
Отдельного гвардейского минометного дивизиона (ОГМД).
Тогда мне не было еще и 23 лет. Это было высокое доверие
командования молодому командиру, которое можно оправдать
только умелыми решительными и слаженными действиями
вверенного мне личного состава части.
    В феврале 1942 года 5-й дивизион поступил в подчинение
командующего 16-й армией генерал-лейтенанта К.К.
Рокоссовского. В марте дивизион принимал участие в
наступательном бою за сильно укрепленный опорный путь
Попково, что в 8 км от Сухиничей. Это был мой первый бой в
должности командира дивизиона. И мы его выдержали
достойно. Начальник артиллерии армии генерал-майор В.И.
Казаков лестно отозвался о результатах двух залпов, который
дивизион нанес по опорному пункту Попково.
    Вскоре, за образцовые выполнения боевых задач под
Москвой мне генерал К.К. Рокоссовский вручил орден
Красного Знамени. Присвоил воинское звание старшего
лейтенанта, а в мае месяце - капитана.
    Зимой 1941-1942 годов в тыл врага высадился 4-й
воздушно-десантный корпус, который в течение зимы и весны
наносил удары по вражеским гарнизонам армии «Центр».
Почти 6 месяцев корпус вел боевые действия в тылу врага в
исключительно сложных условиях, взаимодействуя с частями
33–й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса
генерала Белова. 24 июня десантники вместе с частями 1-го
корпуса нанесли удар по вражеской обороне с тыла, а войска
10-й армии ударили с фронта. В полосе 10-й армии действовал
и наш дивизион РС. Исключительно трудные условия для
маневрирования техникой создавала местность после
проливных дождей. Мы особенно остро чувствовали свою
ответственность.     Ведь     операцией   руководил   лично
командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков,
прибывший для этого в район города Кирова Смоленской
области.
    Здесь я впервые увидел Георгия Константиновича,
прославившегося уже в битве за Ленинград и Москву. В
результате проведённой операции десантники и конники вышли
из тыла врага, соединившись с войсками 10-й армии.

                                                        57


    В 1942 году перед Западным фронтом была поставлена
задача: проведение последовательно подготовленных частных
наступательных операций, не допустить переброски немецких
войск на южные направления под Сталинградом. Начиная с
июля, 5-й ОГМД принимал непосредственные участие в
вышеуказанных операциях (вначале в полосе 16-й армии
генерала К.К. Рокоссовского, на её правом фланге).
    Несмотря на тщательную подготовку, мощный огонь
артиллерии, в том числе и реактивной, эта операция успеха не
имела. Аналогичное повторилось при попытке наступать на
левом фланге Западного фронта в районе города Белева, в
полосе 61-й армии генерала П.А Белова.
    В августе наш дивизион совершил 300 км марш из района
Белева в город Гжатск (ныне Гагарин) и поступил в
распоряжение 33-й армии.
    Осенью 1942 года в боях под Ржевом мне запомнились
города: Зубцов, Сычевка, Погорелое Городище и, конечно же,
Ржев, за освобождение которых шли жестокие кровопролитные
бои. Приходилось действовать в трудных условиях осенней
распутицы. Сопротивление врага было упорным, отчаянным.
Продвижение наших войск было незначительным. Несмотря на
скромные тактические успехи, бои под Ржевом и операции на
других более стабильных участках советско-германского
фронта, выполнили свою главную задачу – сковать здесь как
можно больше немецких войск и тем самым оказать
существенную помощь нашим армиям, сражавшимся под
Сталинградом.
     После выполнения боевых задач в полосе двух смежных
армий Западного и Калининского фронтов, в районе Рокева,
наш 5-й ОГМД был выведен в резерв ставки ВГК (Верховного
Главнокомандования). В конце декабря 1942 года я был вызван
в штаб гвардейских минометных частей Красной Армии, где на
базе 5-й ОГМД в одной из средних школ города Москвы в
Сокольниках был сформирован 323-й гвардейский минометный
полк. Я был назначен начальником штаба полка. Командир
полка майор Л.Ф. Артеменко прибыл позже из-под
Сталинграда, где он был начальником штаба 57-го ГМП.
     В конце января 1943 года своим ходом полк выступил на
Брянский фронт, где в составе 13-й армии принимал участие в
Воронежско-Касторнинской наступательной операции. Здесь
                                                         58


для меня началась новая штабная работа, а привык я к
командирской (командир взвода, батареи, дивизиона), и этот
ценный опыт командирской работы мне пригодился в
дальнейшем.
    В течение февраля полк поддерживал залповым огнем
части и соединения 13-й армии. Но успехи наступлений этой
армии были незначительными. Вскоре на фронте наступило
относительное затишье. Войска перешли к обороне. Строились
и создавались инженерные сооружения и заграждения.
Обобщали опыт предыдущих боев. Готовились к новым
испытаниям и гвардейцы-минометчики. Наш 323-й ГМП был
выведен в резерв командующим войсками Центрального
фронта в район города Фатеж.
    В результате зимнего наступления 1943 года был образован
Курский выступ, далеко вклинившийся в расположение
противника. Из-за недостатка сил и усилившегося
сопротивления противника продолжать наступление советских
войск не представлялось возможным.
    Немецкое командование на лето 1943 года разработало
стратегический план «Цитадель», согласно которому
предполагалось срезать Курскую дугу.
    5 июля 1943 года была предпринята последняя попытка
немцев овладеть стратегической инициативой на советско-
германском фронте. Мощный упреждающий артиллерийский
удар Центрального фронта ночью 5-го июля по артиллерии и
изготовившимся к наступлению фашистским танкам и
мотопехоте потряс боевые порядки врага. Но, невзирая на
тяжелые потери, немцы все же начали наступление. Началась
знаменитая Курская битва.
    Как отмечалось, 323-й ГМП, где я был начальником штаба,
до начала боев некоторое время находился в резерве. Командир
полка Артюшенко был серьезно болен. И мне пришлось
исполнять его обязанности. В разгар Курской битвы полк по
распоряжению командующего артиллерией Центрального
фронта был передислоцирован в район боевых действий у
Понырей, в полосу обороны 13-й армии генерал-лейтенанта
Пухова. Полк стал поддерживать части 6-й и 307-й дивизий,
действуя вдоль фронта под ударами авиации противника и его
артиллерии. За эти дни полк способствовал этим дивизиям
отразить 13 немецких атак. 11 июля возникла угроза
                                                         59


обороняющимся войскам 48-й армии под Мало-Архангельском,
туда сразу же был переброшен полк. При поддержке
артиллерии и нашего полка и здесь наступление фашистов было
остановлено.
    С 8 по 13 июля 1943 г. дивизионами 323-го ГМП было
произведено около 30 залпов. В результате противник потерял
убитыми сотни солдат и офицеров. Было подбито около двух
десятков танков, 30 бронемашин.
    С 12 июля 1943 г. без оперативной паузы войска
Центрального и Брянского фронтов, действующие под
Курском, переходят в контрнаступления.
    Наш 323-й ГМП в начале наступления действовал в полосе
70-й армии. Своим точным и мобильным огнем полк
способствовал частям армии в овладении городом Дмитреев-
Орловский. С 26 августа полк в районе Севска поддерживал
действия 69-й СД полковника Кузовкова, входившей в состав
65-й армии генерала П.И. Батова. В этих боях он уничтожил до
батальона пехоты, подавил несколько батарей противника.
Город Севск так памятен мне! Ведь в сентябре 1941 г. в этом
районе наша батарея произвела свой первый залп по немецко-
фашистским захватчикам! 15 сентября 1943 г. наши войска
овладели городом Середино-Буда, хутором Михайловским и
вышли на территорию Украины. 26 сентября войска 13-й
армии, которые поддерживал полк, форсировали Днепр,
овладев на правом его берегу плацдармом.
    Приказом командующего 70-й армией я был награжден
орденом Отечественной войны 1-й степени, незадолго до этого
учрежденным Президиумом Верховного Совета СССР.
    1 сентября 1943 г., выполнив поставленные задачи, 323-й
ГМП был передан из Центрального фронта вместе с 13-й
армией, действовавшей под Орлом, в состав 1-го Украинского
фронта.
    В октябре 1943 г. с должности заместителя командира 323-
го ГМП я был назначен старшим инспектором опергруппы
ГМЧ Белорусского фронта, так стал именоваться Центральный
фронт. В этой должности я прослужил до мая 1944 г.
    1944 - год знаменитых 10-ти стратегических ударов, как их
называли еще, Сталинских. Одной из крупнейших
стратегических наступательных операций Красной Армии во

                                                          60



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика