Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Основы этнодемографии

Голосов: 11

Эта книга - первая в России работа, в которой, с одной стороны, дан систематизированный материал об этнической демографии как научной дисциплине, а с другой - показана этнодемографическая ситуация во всех регионах мира. Для преподавателей и студентов вузов, научных работников, учителей, журналистов-международников, для всех интересующихся демографическими и этнополитическими проблемами.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    сражалась с проиранской шиитской группировкой Хезболлах, воевали
друг с другом и группы маронитов разной политической ориентации и
т.д.).
    В ряде государств Южной Азии этнические противоречия приняли не
менее острый характер, чем в странах Юго-Западной Азии. В Паки-
стане образующие меньшинство пуштуны, синдхи, а также белуджи с
брагуи вели борьбу с преобладающими по численности панджабцами за
конфедеративное устройство страны. Особое беспокойство у пакистан-
ских властей вызывала выдвигавшаяся некоторыми пуштунами идея об
объединении населенной этим народом Северо-Западной Пограничной
провинции с Афганистаном в единое государство - Пуштунистан.
В крупнейшем городе Пакистана Карачи сложилась сложная конфлик-
тная ситуация, вызванная столкновениями между коренными жителями
синдхами и мигрировавшими из Индии мусульманами, говорящими в
основном на языке урду. Определенной дискриминации подвергаются в
Пакистане религиозные меньшинства - индуисты, зороастрийцы, сикхи,
бахаисты, иудаисты и особенно сторонники сильно обособившейся
мусульманской секты ахмадие (3-4 млн человек). Ряд членов секты был
приговорен к смертной казни.
    Непросты и межэтнические отношения в Индии, хотя индийское
правительство прилагает немалые усилия к поддержанию в стране
мира между населяющими ее народами. Прежде всего нужно отметить
стремление некоторых этносов Индии, недовольных своим полити-
ческим или экономическим положением, к достижению большей авто-
номии или независимости. Движения за выход из состава Индии имели
место во многих ее штатах. В штате Тамилнаду тамилы были недо-
вольны объявлением государственным языком Индии малораспро-
страненного на юге страны хинди, позицией индийского правительства
в этническом конфликте в Шри-Ланке между их сородичами и
основным населением этой страны и т.д. В Ассаме сравнительно
малочисленные ассамцы резко выступили против массовой миграции в
их штат соседних бенгальцев. Небольшой народ нага на востоке Индии
в течение длительного времени боролся за самостоятельность, и
получение Нагалендом в 1963 г. статуса штата многих его жителей не
удовлетворило. Весьма драматический характер приняли события в
индийском штате Пенджаб, где сосредоточено сикхское конфес-
сиональное меньшинство Индии. Экстремистски настроенная часть
сикхского общества требует создания в Пенджабе независимого госу-
дарства Халистан, широко применяя в своей борьбе методы
терроризма. Наконец, в индийском штате Джамму и Кашмир (2/3 насе-
ления которого составляют мусульмане) разные политические группи-
ровки требуют либо присоединения к Пакистану, либо независимости,
либо предоставления большей автономии (хотя этот штат пользуется
несколько большей самостоятельностью, чем основная часть индийских
штатов). Так же, как в соседнем Пенджабе, политическая борьба в
Джамму и Кашмире нередко сопровождается актами насилия.
    Некоторые народы Индии, не имеющие собственных штатов, ведут

6. Казьмина О.Е., Пучков П. И.   161


борьбу за предоставление их родным землям статуса штата. Так, рас-
селенные на северо-восточной окраине Западной Бенгалии непальцы
требуют создания на их этнической территории штата Гуркхаленд, сан-
талы и близкие им по культуре народы настаивают на вычленении из
восточной и южной частей штата Бихар и прилегающих районов шта-
тов Западная Бенгалия, Орисса и Мадхья-Прадеш нового штата Джар-
кханд, населенного в значительной части этими этносами, гонды, жи-
вущие в основном на юге штата Мадхья-Прадеш, также ставят вопрос
о создании на территории своего расселения штата Гондвана, и т.д.
   Наряду с санталами и гондами в защиту своих прав выступают и
другие отставшие в социальном, экономическом и культурном развитии
народы Индии (так называемые адиваси): бхили, ораон, кхонд, мунда,
хо, корку и др.
   Не менее остры в Индии и противоречия на религиозной почве.
Выше уже говорилось о постоянно тревожащей страну сикхской
проблеме. Несмотря на все принимаемые меры предосторожности,
периодически происходят также вспышки индуистско-мусульманской
розни (напомним, что в Индии живет около 100 млн мусульман,
образующих 11% населения страны).
   Говоря об этнополитической обстановке в Индии, нельзя не
упомянуть и о трениях, связанных с кастовым делением индийского
общества. Особенно осложняет ситуацию в стране жестокая дискри-
минация так называемых неприкасаемых каст (которых ныне именуют
эвфемистическими названиями - хариджаны, что означает "дети Бога",
или далиты, т.е. угнетенные).
   Не лишена этнических и религиозных противоречий и такая страна,
как Бангладеш. В настоящее время в весьма тяжелом положении
находятся там так называемые бихари - преимущественно урдуязыч-
ные мусульмане, мигрировавшие из Бихара и некоторых других
регионов после раздела Британской Индии. Будучи сторонниками идеи
единого Пакистана, они после выделения Бангладеш из состава этого
государства стали подвергаться различным притеснениям. Пакистан
обещал принять бихари на свою территорию, но свое обещание
выполнил лишь частично.
   Недовольны своим положением и племена так называемого Горного
Читтагонга, расположенного на юго-востоке Бангладеш. Они пользо-
вались во времена Британской Индии значительной внутренней авто-
номией, но позже были лишены этой привилегии. Особенно активно
выступает за восстановление автономии крупнейший из народов
Горного Читтагонга чакма, имеющий тибето-бирманское происхожде-
ние, но перешедший на бенгальский язык. Борьба чакма и некоторых
других горных племен вылилась начиная с 70-х годов в партизанскую
войну.
   Вооруженный характер приобрела и борьба основного национального
меньшинства Шри-Ланки тамилов за автономию и свои гражданские
права. Ожесточенные военные действия в этом государстве между
тамилами и преобладающими по численности сингалами привели к

                               162


вмешательству (с согласия правительства Шри-Ланки) индийских войск.
И хотя противоборствующим сторонам удалось достичь компро-
миссного решения (Северной и Восточной провинции, где сосредоточена
большая часть тамилов, была предоставлена автономия, тамильский
язык получил в этих районах равноправное положение с сингальским
языком и т.д.), не все участники конфликта как с тамильской, так и
сингальской стороны согласились с этим урегулированием.
    Сложные национальные проблемы стоят перед странами Юго-
Восточной Азии. Этот историко-культурный регион принадлежит к
числу сложнейших по этническому составу населения областей мира. В
течение многих десятилетий в некоторых странах Юго-Восточной Азии
национальные меньшинства ведут борьбу (в том числе и вооруженную)
за автономию или независимость.
    В Мьянме вскоре после достижения страной независимости "осво-
бодительные армии" каренов, шанов и качинов начали вести борьбу за
отделение и создание независимых государств. И хотя в этой борьбе
были периоды особенно бурных вспышек и затухания, она не прекра-
щается и по сей день. Особенно большую напористость проявляет
самое крупное национальное меньшинство Мьянмы - карены.
    Сепаратистские тенденции в Маянме, Таиланде и Лаосе теснейшим
образом связаны с существованием в пограничных районах этих
государств и Китая так называемого Золотого треугольника - одного
из главных мировых центров производства опиума. Горные племена,
живущие на территории этого "треугольника", получают большие
доходы от выращивания опийного мака и цепко держатся за важный
источник своего существования.
    В северной, горной части Таиланда для большинства расселенных
здесь племен (хмонг, или мяо, яо, кхму, катин, лису, лаху и др.,
исключение составляют только карены и акха) опийный мак является
основной товарной культурой. Из-за возделывания мака у племен часто
происходят вооруженные столкновения с властями, причем особенно
упорные боевые действия вели в конце 60-х - начале 70-х годов так
называемые красные мяо.
    Конфронтационные отношения сложились у народов хмонг и с
коммунистическим правительством Лаоса. Крупная хмонгская воору-
женная группировка под командованием генерала Вант Пао, хмонга по
национальности, была хорошо вооружена американцами и в течение
нескольких лет сражалась с лаосскими коммунистами, однако все же
потерпела поражение и отступила в Таиланд, спорадически продолжая
совершать оттуда партизанские рейды.
    Во Вьетнаме ряд горных народов также был втянут в политическую
борьбу. На первых порах пришедшие к власти в Северном Вьетнаме
коммунисты придерживались политики создания в зоне расселения
национальных меньшинств автономных районов. Были созданы два
таких района: Вьет-Бак, преимущественно населенный тай, нунг и яо и
Тай-Мео, где преобладали тхай и мяо. Однако уже в 1978 г. автоном-
ные районы "в интересах ускорения построения социализма" были

6*                              163


ликвидированы. В Южном Вьетнаме нацменьшинства горных районов
(раде, зярай, бахнар, сэданг, сре и др.), которым в годы французского
правления была предоставлена определенная степень автономии, были
крайне недовольны размещением в их районах около полумиллиона
беженцев-католиков из коммунистического Вьетнама, ограничением
прав собственности на землю, ликвидацией особой административной и
судебной системы для горцев, установленной колониальными властями,
и прекращением преподавания на родных языках, и начали борьбу
против южновьетнамских властей. Пришедшие в Южный Вьетнам
американцы пытались как-то сгладить возникшие противоречия, но
поддерживаемая ими политика создания "стратегических деревень" и
связанная с ней катастрофическая депопуляция в этих районах привели
к тому, что часть горцев стала оказывать помощь ведшим партизан-
скую войну на юге Вьетнама коммунистам. Однако после победы ком-
мунистов в Южном Вьетнаме горцы довольно быстро разочаровались в
реально проводимой ими политике и вновь начали вооруженную борьбу
за свои права.
    В Малайзии и островной части Юго-Восточной Азии (в Индонезии,
на Филиппинах) довольно остро стоит проблема взаимоотношений меж-
ду малайцами и другими сравнительно развитыми австронезийскоязыч-
ными народами, живущими на данной территории, с одной стороны, и
первопоселенцами этих мест, намного уступающими более поздним при-
шельцам в социальном, экономическом и культурном развитии, - с дру-
гой. Первопоселенцы представляют собой малочисленные племена
разного происхождения, и некоторые из них в расовом отношении весь-
ма сильно отличаются от основной части населения: они низкорослы,
более темнокожи, имеют курчавые или волнистые волосы и т.д. Ос-
новная угроза этим племенам исходит от сведения лесов, которые явля-
ются главным местом их расселения, а также от экспроприации зани-
маемых ими земельных участков в целях создания фермерских хозяйств
по выращиванию товарных культур. В Малайзии эти отставшие в
своем развитии народы, кроме того, страдают от попыток насильствен-
ной ассимиляции ("малаизации") и исламизации.
    Остры в некоторых странах Юго-Восточной Азии взаимоотношения
между давними жителями, с одной стороны, и переселившимися сюда
китайцами и их потомками - с другой.
    Если в Сингапуре китайцы, образующие, как уже отмечалось,
свыше 3/4 населения, занимают ключевые позиции как в экономи-
ческой, так и политической жизни этого островного государства,
то в Малайзии, Индонезии и некоторых других странах они находят-
ся в положении дискриминируемого национального меньшинства. В
Малайзии, где китайцы составляют около 1/3 населения и в пода-
вляющем своем большинстве являются малайзийскими гражда-
нами, они ограничены в правах по сравнению с малайцами. В
частности, для китайцев существуют специальные ограничительные
квоты в вузах, им сложнее получить разрешение на создание коммер-
ческого предприятия и т.д. (несмотря на все подобные ограничения,

                                164


средний уровень жизни китайцев все же значительно выше уровня
малайцев).
   Еще жестче политика в отношении китайского населения в Индо-
незии, где к тому же оно подвергалось в некоторые периоды жестоким
преследованиям (во время погромов в 1965 г. были убиты многие
тысячи китайцев).
   В тяжелое положение попали в последние десятилетия живущие на
южных Молуккских островах амбонцы. Будучи в отличие от большин-
ства индонезийцев-мусульман протестантами-реформатами, амбонцы
пользовались в годы господства Нидерландов в Индонезии некоторыми
льготами, многие из них служили в колониальной армии. После ликви-
дации голландской власти амбонцы создали Республику Южных Мо-
луккских островов и поставили своей целью отделение от Индонезии.
Движение за независимость было подавлено индонезийской армией,
однако партизанская борьба продолжалась.
   Хотя китайские коммунисты провозгласили в 1931-1045 гг. право
национальных меньшинств на самоопределение, этот лозунг не был
осуществлен ими на практике. Все же после образования Китайской
Народной Республики в ней стали создаваться автономные территории
разного иерархического уровня. Самыми крупными среди них были пять
автономных районов: Внутренней Монголии, Нинся-Хуйский, Синьцзян-
Уйгурский, Чжуанский и Тибетский. Было провозглашено также полное
равноправие всех национальностей Китая, поставлена цель преодолеть
отсталость тех народов, которые по тем или иным причинам уступали
китайцам в своем социальном, экономическом и культурном развитии.
Однако в действиях руководства Китая уже на очень ранней стадии
стали заметны некоторые тенденции к ограничению прав национальных
меньшинств, а также стремление к их ассимиляции. Позже политика в
отношении меньшинств стала носить откровенно шовинистический
характер. В комитетах Коммунистической партии Китая в автономных
районах на наиболее важные посты стали назначаться китайцы, а не
представители нацменьшинств, в области расселения меньшинств, в
частности в Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, где
представители нацменьшинств пока еще составляют большинство насе-
ления, были переселены крупные группы китайцев. В Синьцзян-
Уйгурском автономном районе отмечались многочисленные случаи
побуждения уйгуров вступать в смешанные браки с китаянками.
Подобные действия, конечно, не могли не вызвать возмущение и, в
частности, привели к бегству значительных групп уйгурского населения
за пределы Китая. Особенно сильное сопротивление наблюдалось в
Тибете, где китайские власти пытались насадить среди весьма
религиозного местного населения марксистско-ленинский атеизм. Из 3-
4 тыс. монастырей, существовавших прежде в Тибете, к 1981 г.
сохранилось только 13. Кроме того, во многих школах перестали
преподавать тибетский язык, в тех же школах, где преподавание этого
языка продолжалось, оно длилось только первые три года учебы.
Почти перестали издаваться книги на тибетском языке, имеющем, как

                                165


известно, древнюю письменность, Восстания в Тибете, происходившие
и ранее, приобрели во второй половине 80-х годов почти что регу-
лярный характер. За восстанием в 1987 г. последовали выступления в
марте 1988 г., декабре 1988 г., марте 1989 г. Все они жестоко
подавлялись.
    В Японии нацменьшинства живут в более благоприятных условиях,
хотя и их положение далеко от идеального. Крупнейшая инонацио-
нальная группа страны - корейцы (около 700 тыс.), несмотря на то что
3/4 их родились на Японских о-вах и признают своим основным языком
японский, до сих пор рассматриваются в качестве иностранцев, обя-
занных выполнять унизительную процедуру снятия отпечатков
пальцев.
    Единственной группой Японии, которая может быть названа корен-
ным нацменьшинством, являются айны (25 тыс.). Они страдают от
пренебрежительного отношения со стороны значительной части япон-
цев, которые считают их народом невысокой культуры (само слово
"айну" приобрело на японском языке уничижительный оттенок). Уро-
вень жизни айнов низок, возможность получить хорошую работу неве-
лика. Высокая безработица характерна и для этнической группы япон-
ского народа рюкюсцев (окинавцев). Однако наиболее угнетенной ча-
стью японского общества продолжает оставаться своеобразная сосло-
вно-кастовая группа буракуминов (2-3 млн человек). Ни внешне, ни по
языку буракумины не отличаются от остальных японцев, однако их
нередко не желают принимать на достаточно престижную работу, а
некоторые фирмы даже стараются обзавестись списками представи-
телей этой группы, чтобы не брать их на свои предприятия. Эти
предрассудки остались с того далекого времени, когда буракуминов
воспринимали неполноценными людьми, могущими выполнять лишь
ритуально нечистую работу (забивать животных, захоранивать трупы и
т.д.). Одну из групп буракуминов, так называемых хинин, образовы-
вали лица непрестижных профессий: нищие, проститутки, бродячие
артисты, медиумы, предсказатели судьбы, а также странники и лица,
скрывавшиеся от правосудия. Несмотря на то, что и профессии, и
материальное положение буракуминов существенно изменились,
предубежденность против них в японском обществе еще очень сильна.
    Столь подробное рассмотрение сложившихся в государствах Азии
межэтнических, межкастовых и межконфессиональных отношений
обусловлено тем, что они нередко сильно воздействуют на демо-
графические, миграционные и этнические процессы в этих странах.
    Население Азии растет довольно быстро. В 1985-1990 гг. оно
увеличивалось в среднем за год на 1,9%, т.е. почти в 5 раз быстрее,
чем в Европе (в обоих случаях не приняты в расчет так называемые
страны ближнего зарубежья), но в 1,5 раза медленнее, чем в Африке.
Особенно быстрый его рост начался с середины XX в. В то время как
за период 1940-4950 гг. население этой части света увеличилось на
10%, за период 1950-1960 гг. оно возросло на 20% и в следующем
десятилетии - на 23%. С 1950 по 1970 г. численность жителей Азии

                                166


стала больше на 660 млн. Такой быстрый рост объяснялся в первую
очередь существенным снижением смертности в результате заметного
повышения медико-санитарного состояния большинства азиатских
стран. В частности, в них стали применяться более совершенные мето-
ды борьбы с паразитарными болезнями, была проведена широкая
вакцинация населения, начали внедряться достаточно эффективные
лекарства, усилился санитарный контроль. Однако постепенное сниже-
ние коэффициента смертности шло лишь до определенного предела, и
дальнейшему его снижению стал препятствовать невысокий, а нередко
и низкий уровень жизни в большинстве азиатских стран.
   Замедление темпов прироста населения частично обусловливалось
также постепенным падением в азиатских странах уровня рождаемости.
Это падение, в свою очередь, было связано с индустриализацией и
урбанизацией ряда азиатских государств, повышением культурного и
образовательного уровня значительной части населения, ослаблением
патриархальных устоев.
   Во второй половине 70-х годов снижение рождаемости начало
постепенно догонять снижение уровня смертности.
   И хотя рост населения азиатских стран несколько замедлился, это
замедление не было во многих из них достаточным для того, чтобы
смягчить появившуюся проблему перенаселения.
   В Азии по-прежнему сохраняются условия для роста населения, что
сопряжено с имеющимися резервами для дальнейшего снижения
смертности и с характерной для азиатских стран молодой возрастной
структурой населения, которая будет еще длительное время обеспечи-
вать относительно высокую рождаемость и пониженную смертность.
"Старение" же азиатского населения совершается довольно медленно.
   Разные регионы Азии существенно различаются по темпам роста
населения. Если население Восточной Азии за 1985-1990 гг.
увеличивалось в среднем на 1,4% в год, то Юго-Восточной - возрастало
на 2,0, Южной Азии (с Афганистаном и Ираном) - на 2,2, Западной
Азии (без Ирана и Афганистана) - на 2,8%.
   Таким образом, Восточная Азии резко выделяется среди других
азиатских стран существенно более низкими темпами роста населения.
В первую очередь это обусловлено тем, что две самые крупные страны
региона — Китай и Япония — имеют относительно невысокий прирост
населения. Что касается Японии, то характерный для нее невысокий
прирост связан с завершением в ней еще в 50-х годах перехода к
современному типу воспроизводства населения с низкими показателями
рождаемости, смертности и естественного прироста. Китай же пред-
принял огромные усилия для замедления темпов естественного при-
роста, использовав методы, совершенно неприемлемые для демокра-
тических стран (принудительная стерилизация, наказания за рождение
"лишних" детей и т.п.), и это дало свои последствия.
   По коэффициенту рождаемости среди восточноазиатских стран резко
выделяются Япония и Гонконг, имеющие рождаемость "европейского
типа": соответственно 11 и 13%. Несколько более высок коэффициент

                                167


рождаемости в Южной Корее: 16%. Что же касается соответствующих
показателей в Китае, Северной Корее и особенно Монголии, то они
намного выше: соответственно 22,24 и 36%17.
   Смертность во всех странах Восточной Азии очень низкая, и пока-
затели ее сравнительно близки: в Северной Корее - 5%, в Южной
Корее, Японии и Гонконге - 6, в Китае - 7 и Монголии - 9%.
   Из перечисленных стран наиболее низкий естественный прирост
имеет Япония (5%), далее следуют Гонконг (7%), Южная Корея (10%),
Китай (15%), Северная Корея (19%) и Монголия (27%).
   В соседнем историко-культурном регионе - Юго-Восточной Азии
демографическая ситуация иная: для большинства стран региона харак-
терна высокая рождаемость, низкая или умеренная смертность и
довольно высокий естественный прирост. Рождаемость составляет
свыше 40% в Лаосе, на Восточном Тиморе и в Камбодже, 30-40% - в
Мьянме, на Филиппинах, во Вьетнаме и Малайзии, 20-30% - в
Индонезии, Брунее и Таиланде, ниже 20%- лишь в Сингапуре.
   Коэффициент смертности в разных странах Юго-Восточой Азии
колеблется довольно сильно: от самых низких в мире показателей - 4 и
5% соответственно в Брунее и Сингапуре - до одного из самых вы-
соких в мире на Восточном Тиморе - 21%. Помимо Брунея и Синга-
пура, смертность ниже 10% имеют Малайзия, Таиланд, Филиппины,
Индонезия, от 10 до 20%с - Вьетнам, Мьянма, Камбоджа, Лаос, т.е.
большая часть стран Индокитая.
   Естественный прирост в большинстве стран Юго-Восточной Азии
равен 20-23%. Исключение составляют, с одной стороны, Сингапур и
Таиланд, где он ниже (соответственно 12 и 17%), с другой — Малайзия,
Филиппины и Лаос, где он несколько выше (соответственно 26, 26 и
28%).
   Большая часть стран Южной Азии (Пакистан, Бангладеш, Маль-
дивская Республика, Непал, Бутан) имеют очень высокую рожда-
емость, колеблющуюся в пределах 39-44%. Лишь в двух государствах
рождаемость существенно ниже: в Индии (31%) и Шри-Ланке (23%). В
Индии это связано в первую очередь с комплексом разъяснительных
мероприятий, призванных выработать у населения установку на огра-
ничение рождаемости, а в Шри-Ланке, кроме того, с более высоким
стандартом жизни по сравнению с другими южноазиатскими странами и
более высоким образовательным уровнем.
   Смертность в южноазиатских государствах низкая или умеренная: от
6% в Шри-Ланке и 11% в Индии до 18% в Бутане. В Шри-Ланке
очень низкая смертность объясняется теми же причинами, что и низкая
рождаемость в этой стране.
17
      В отличие от стран Европы, а также республик бывшего СССР демографический учет
     во многих азиатских странах поставлен плохо, и официальные данные о рождаемости и
     смертности в них нередко не отражают истинного положения. Поэтому при
     характеристике демографических процессов в этих странах используются не данные за
     последние годы, а аналитические среднегодовые оценки ООН за 1985-1990 гг.

                                          168


   Естественный прирост в большинстве стран Южной Азии составляет
от 20 до 30%. За указанные пределы выходят лишь две страны: Шри-
Ланка, где этот показатель равен 17%, и Пакистан, где он достигает
32%.
   Две страны - Иран л Афганистан — исследователи относят либо к
Южному, либо к Юго-Западному историко-культурным регионам Азии.
Рождаемость в обеих этих странах очень высокая: 44% в Иране и 49%
в Афганистане. Смертность же заметно различается: в Иране она
очень низкая (8%), в Афганистане - высокая (23%). В данном случае
сказывается гораздо более высокий уровень жизни в Иране (хотя по
европейским масштабам и он скромен), и намного лучшее медико-
санитарное состояние этой страны.
   Благодаря сочетанию высокой рождаемости и очень низкой
смертности Иран принадлежит к числу стран с одним из самых высоких
в мире коэффициентов естественного прироста: 35%. В Афганистане он
существенно ниже, хотя все же достаточно высок: 26%.
   В странах Юго-Западной Азии высокая или умеренная рождаемость.
Высокая рождаемость во многих странах региона связана с господством
в них ислама — религии, дающей установку на многодетность. Лишь в
одной стране - на Кипре, где преобладает немусульманское население,
рождаемость ниже 20%. У половины стран региона рождаемость
находится в пределах от 20 до 30%. В эту группу с умеренной рожда-
емостью входят Израиль, где, как и на Кипре, мусульмане находятся в
меньшинстве, а также те арабские страны, в которых значительную
часть населения (обычно даже большинство) составляют иммигранты18
(ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт), и Ливан, где много христиан и где
рождаемость также несколько ограничивается постоянно междоусобной
вооруженной борьбой. Рождаемость от 30 до 40% наблюдается в
Турции, Саудовской Аравии, Иордании, от 40 до 50% - в Ираке,
Омане, Сирии. Наконец, Йемен по рождаемости (52%) уступает во
всем мире только одной стране - Малави (56%).
   Разброс показателей смертности в странах Юго-Западной Азии
гораздо меньший: во всех государствах региона, кроме одного, коэф-
фициент смертности ниже 10%. Правда, среди этих стран выделяется
группа со "сверхнизкой" смертностью, составляющей менее 5%. Это -
ОАЭ, Катар и Бахрейн с коэффициентом смертности 4% и Кувейт,
имеющий на первый взгляд неправдоподобно низкую смертность - 2%.
Такие чрезвычайно низкие показатели смертности обусловлены тем,
что в указанных странах живет много иммигрантов, среди которых
очень высокий процент составляют лица молодого возраста.
   Единственное государство Юго-Западной Азии, для которого
характерна несколько повышенная смертность, - Йемен, являющийся
самой бедной страной Арабского Востока с низким уровнем жизни и
неудовлетворительным медико-санитарным состоянием.
18
      Среди иммигрантов обычно бывает немало холостых мужчин и лиц, оставивших свои
     семьи на родине.

                                         169


   Высокая или умеренная рождаемость и очень низкая смертность
обусловливает в большинстве стран Юго-Западной Азии высокий есте-
ственный прирост. Ниже всего он в двух преимущественно немусуль-
манских странах: на Кипре - 10% и в Израиле - 16%. Еще в одной
стране - ОАЭ, где велика доля иммигрантов, естественный прирост
несколько ниже 20%. В Ливане, Турции, а также в ряде арабских госу-
дарств Персидского залива, где высок процент некоренных жителей
(Катар, Бахрейн, Кувейт), естественный прирост составляет от 20 до
30%. Наконец, в шести странах (Саудовская Аравия, Иордания, Ирак,
Йемен, Сирия, Оман) естественный прирост превышает 30%. Послед-
ние три государства входят в число государств мира, где население в
результате естественного воспроизводства растет наиболее быстро
(Йемен - 36% в год, Сирия и Оман - 37%). Коэффициент младенче-
ской смертности по разным странам Азии очень сильно колеблется:
если в Японии этот показатель - один из самых низких в мире (4,5%),
то в Афганистане, Непале, Бутане, Камбодже и Йемене он очень
высок (соответственно 128, 128, 130, 132 и 182%).
   В большинстве стран Азии демографические показатели у разных
народов не столь резко различаются между собой, чтобы на протя-
жении короткого периода существенно изменить их долю в общем
населении. Одним из немногих исключений из этого общего правила
являются достаточно большие различия в рождаемости и естественном
приросте между евреями и арабами в Израиле (у арабов оба эти пока-
зателя почти вдвое выше, чем у евреев). Однако на динамику этни-
ческой ситуации в этой стране большое влияние оказывает не только
этнический аспект демографических процессов, но и миграции, прежде
всего въезд евреев, что несколько замедляет рост доли арабов в
населении в результате их более высокого естественного прироста.
   Вообще миграции оказывают во многих азиатских странах существен-
ное влияние на динамику этнического состава их населения. Значитель-
ные внешние миграции характерны для подавляющего большинства
стран Азии, хотя масштабы их в разных странах все же сильно разли-
чаются.
   В течение длительного времени двумя основными источниками
эмигрантов в Азии были две крупнейшие и наиболее населенные
страны этой части света - Китай и Индия.
   Эмиграция из Китая, прежде всего в страны Юго-Восточной Азии,
началась еще несколько веков назад. В последней четверти XIX -
начале XX вв. миграционный поток из этой страны резко усилился.
Миграция направлялась в Сиам (Таиланд), Нидерландскую Индию
(теперешнюю Индонезию), на п-ов Малакку и о-в Сингапур, во
Французский Индокитай (в нынешние Вьетнам, Камбоджу, в гораздо
меньшей степени - в Лаос), в принадлежавшую Великобритании север-
ную часть Борнео (ныне малайзийские штаты Саравак и Сабах и го-
сударство Бруней), на Филиппины, в США, Канаду, страны Океании
(прежде всего на Гавайи и Таити) и т.д. В некоторых из стран, куда
ехали китайские эмигранты (Таиланд, Индонезия, Малайзия, Синга-

                                170



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика