Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Некоторые вопросы журналистики: история теория и практика (публикации разных лет)

Голосов: 3

В книгу вошли публикации автора, посвященные журналистике как науке и как сфере практической деятельности, имеющие определенную пользу для современных исследователей печати, помещены тексты рефератов кандидатской и докторской диссертаций. Весь материал в книге делится на три крупные части по преимущественному тематическому направлению публикаций: история журналистики, теория журналистики и проблемы журналистики.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    усовершенствовать свою деятельность, занимались поиском новых форм и высказывали
свои взгляды на функции журналов, их роль в общественной жизни, цели и задачи
изданий.[4]
       Издатель “Московского телеграфа” Николай Полевой в 1825 г. отмечает, как факт,
уже установившуюся в Европе и частично в России дифференциацию журналов - “...для
того или другого круга читателей, не для всех: врачи издают журнал медицинский,
военные читают свой журнал, математики свой, слуги, ремесленники свой...” При этом он
отмечает преимущество журналов и перед книгами: “Многие ли привыкли к обдуманному,
систематическому чтению?... истинно изящное предлагает вам журналист, не пугая
обширными определениями, пестротой выписок, толщиною книги.” [5] Через 6 лет
Полевой развивает свои суждения в статье “Взгляд на некоторые журналы и газеты
русские” и высказывает очень важные мысли о цели издания и социальной роли
журналистики: “Тот не должен думать об издании литературного журнала в наше время,
кто полагает, что его делом будет сбор занимательных статеек. Журнал должен составлять
нечто целое, полное; он должен иметь в себе душу, которую можно назвать его целью.
Иначе ваше собрание непременно подвергнется равнодушию публики. Не указывайте на
людей, живущих в обществе без цели, а иногда и без души. Это рядовые, пользующиеся
чужим умом, следующие чужому направлению. Журналист в своем кругу должен быть
колонновожатым; куда же заведет он свой корпус, не зная дороги, ибо дорогу знают тогда
только, когда известна цель пути”.[6] Рассуждая о различии между газетой и журналом
(многократно цитируемое - “Девиз газеты есть новость, девиз журнала -
основательность известий”) Полевой выделяет свойство, общее как для газеты, так и для
журнала - определенность мнений, ведущих к известной цели, если угодно, это учение,
признаваемое издателями ближайшим к истине..” [7]
       Идеи о социальной роли журнала - самые распространенные среди высказываемых
русской общественной мыслью в XIX веке. Они повторяются многими общественными
деятелями и практически всеми издателями и редакторами журналов. Василий Плаксин,
примерно в одно время с издателем “Московского телеграфа”, высказал свои взгляды на
этот счет в составленном им “Руководстве к познании истории литературы”: “Журналы
образуют и утверждают вкус, они устанавливают общественное мнение...Журналы могут
быть читаны людьми всех сословий и возрастов, везде и всегда. И появление журналов в
нашей литературе много способствовало развитию оной и образованию
общественному...”[8]
       Удивительно схожие мысли высказывает по поводу роли журнала В.Г.Белинский:
“журнал есть руководитель общества” (у Полевого - “колонновожатый”). “Чтоб журнал
был читаем, не гоняясь за разнообразием содержания, нужно, чтоб он выиграл
мнением”.[9] В.Г.Белинский говорит, что от журнала требуется “определенность
физиономии, верность однажды избранному принципу” (у Полевого - “определенность
мнений”).
       Вопрос о том, должны ли журналы быть энциклопедичными или
дифференцированными по тематике волновал и М.В.Ломоносова (время высказывания -
1754 г.) и Н.М. Карамзина, издававшего “Вестник Европы”,(1802) и Д.В.Дашкова,
известного литератора и государственного деятеля, опубликовавшего в молодости (1812) в
“Санкт-Петербургском вестнике” статью “Нечто о журналах”, и Н.Полевого. Мысли
В.Г.Белинского на этот счет противоречивы. Он считает, что энциклопедичность зависит
от типа и характера журнала. Для “Библиотеки для чтения” это нормально, “и потому,
если вы не занимаетесь, например, сельским хозяйством, то можете его отделение
оставлять неразрезанным - для вас и так останется, чего почитать.” Для “Наблюдателя”,
напротив, это плохо, “его энциклопедизм состоит в каком-то отсутствии общности,
порядка, характера. Это альманах, тетради, где сшиваются и дурные, и посредственные, и


хорошие, и отличные статьи. Только периодический выход его книжек делает его
журналом”. [10]
       Позднее известный гигиенист, судебный медик и историк медицины Я.А.Чистович
[11] взял на себя огромный труд - составить обзор всех заметных периодических изданий
России по медицине с момента их зарождения до современного состояния. Его
“Исторический очерк русской медицинской журналистики” был опубликован в
нескольких номерах издаваемого им еженедельника “Медицинский вестник” за 1861 год.
В этой работе Я.А.Чистович высказал много мыслей по поводу журнала как типа издания
и его общественной роли. Прежде всего, он сетует на недостаточное внимание к
отечественным журналам со стороны общественности: “Нигде на свете не смотрели так
презрительно на свою литературу, кругом мы видим ученые монографии, большей частью
иностранные, русских книг - мало”. Особо ценная информация, по мнению Чистовича,
заключена в журналах, в том числе изданных давно, но, к сожалению, никто не обращает
на это внимание. “Между тем в старых русских журналах, - подчеркивает Я.А.Чистович, -
есть много дельных и наставительных вещей, ни в каком случае не заслуживающих
пренебреженья”. Забвение прошлого опыта недопустимо. “Всего вероятнее, мы потому не
заглядываем в старые свои журналы, - продолжает автор, - что приучены слишком мало
уважать самих себя и даже хвастаться самоуничижением. Но время этого умственного
рабства должно же когда-нибудь миноваться, и первый, кто возьмет на себя труд
составить необходимое для справок полное оглавление старых журналов, положит
прочное основание нашей умственной экспансии...”[12]. Эта идея Чистовича нашла свое
воплощение в дальнейшем: крупные, общественно значимые журналы периодически
составляли указатели основных публикаций за 10-15 лет и более продолжительные
промежутки времени.
       Редакция известного медицинского журнала “Хирургическая летопись”,
издававшегося в Москве профессором Императорского Московского университета Н.Ф.
Склифософским и доцентом П.И.Дьяконовым в 1891 г. писала: “Без путеводной идеи
специальный журнал в нашей литературе представляет собой здание, сложенное из одних
голых кирпичей, не связанных между собой никаким цементом” [13]. Для нормального
функционирования журнала редакторы считали необходимым наличие трех условий:
“независимость (свободное развитие), беспрерывное питание (или прогресс) и путеводная
идея (жизненность)”. Неудачи других специальных журналов, по мнению редакции,
заключены в том, что они руководствовались ложным принципом - “читатели питают
орган”, в то время как “нужен орган, который сам питал бы читателей” [14]. Журнал
издавался до конца 1895 г. [15]
       В 1892 году Д.И.Менделеев написал письмо профессору химии А.В.Пелю,
приступившему к изданию “Журнала медицинской химии и фармации”. Это письмо было
опубликовано в первом номере. “Вам угодно знать мое мнение о своевременности
задуманного Вами самостоятельного русского журнала медицинской химии и фармации, -
писал Д.И.Менделеев. - Ответ мой короток и ясен: “С Богом начинайте, пора! Пора уже
потому, что масса русских медико-химических исследований пропадает... Пример общего
журнала для русских чисто химических исследований (речь идет, по всей видимости, о
“Журнале Русского химического общества” - А.А.), как Вам хорошо известно, повел не
только к тому, что они расширились и укрепились, но и к тому, что в среде химиков всего
мира русские имена стали занимать гораздо более видное место, чем это было
прежде...Пока люди не видят выкинутого знамени сплотившихся сил, до тех пор они не
могут принимать их в расчет уже потому, что нет времени собирать отрывочные черты...”
[16]. Мысли о значении журналов для закрепления приоритета в науке и в отрасли знания
выражали практически все редакторы и издатели специальных журналов. Что касается
“выкинутого знамени”, то этот термин напрямую перекликается с приведенными выше:
“руководитель общества”, “путеводная идея”, “колонновожатый” и т.п.


      Наряду с теоретическими рассуждениями о социальной роли журнала, его природе,
функциях, месте в общественной жизни в издательской практике осуществлялся активный
поиск самых различных форм журнальных изданий. Первые русские издатели имели
обыкновение ссылаться на европейский опыт. В первом же номере первого русского
журнала редактор Г. Миллер писал: “Пользу ученых журналов и подобных тому записок,
издаваемых в почтовые дни, понедельно и помесячно выхвалять, кажется, нет нужды. Все
европейские народы в том согласны и доказывают сие бесчисленными примерами” [17].
Впрочем, еще раньше М.В.Ломоносов предлагал использовать лучший зарубежный опыт в
создании отечественных журналов [18]. Однако это не мешало издателям смело
экспериментировать как над содержанием, так над формой изданий.
      “Магазин натуральной истории, физики и химии” выходил с 1788 по 1790 г.г. как
перевод с французского издающихся в то время трех многотомных энциклопедических
словарей - “Словаря естественной истории”, “Физического словаря” и “Химического
словаря”. Содержание журнала представляло собой изложение статей из этих словарей,
распределенных по трем основным разделам соответственно: “Естественная история”,
“Физика” и “Химия”. По мере выхода очередных томов вышеупомянутых словарей
редакция журнала помещала статьи из них, отражающие различные понятия и термины,
соответствующие современному уровню науки. Благодаря такой необычной форме
журнального издания российские читатели могли знакомиться с фундаментальными
европейскими трудами задолго до их завершения и независимо от возможного
переиздания их в России в дальнейшем в виде книг.
      “Мануфактурные и горнозаводские известия” издавались Департаментом
мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов еженедельно с 1843 года. Это
листовое издание объемом в 1 печатный лист (8 страниц) историки приняли за газету по
внешним признакам - формату, объему, материальной конструкции и, частично,
периодичности (журналы, как правило, были ежемесячными). Однако по роду
информации (в основном, профессиональные статьи и заметки, официальные и
нормативные материалы), структуре (разделы: “Заводское дело”, “Горное дело”, “Химия”,
“Смесь”, “Новые книги” и др.), жанрам и языку публикуемых материалов это был,
конечно, специальный журнал. Такое смешение форм издания, хотя и редко, имело место
в российской журналистике. Более интересными выглядели случаи обратного
приведенному выше порядка: журнал по материальной конструкции и оформлению
оказывался газетой.
      В 1865 году в Санкт-Петербурге инженер-технолог Ф.Ф.Каупе начал выпуск
ежемесячного журнала “Портфель инженера-технолога”, предназначенного для
инженеров, техников и студентов технических вузов в виде сборника чертежей.
      Каждый выпуск журнала содержал пояснительную записку с комментариями и
расчетами и 5 листов чертежей размерами 420х550 мм. Тексты включали теоретические и
практические данные, ссылки на источники, а чертежи - конструкции насосов, паровых
машин, турбин, печей, диаграммы для определения размеров валов, подшипников,
зубчатых колес и т.п. Задачи, поставленные перед собой издателем, состояли в
“руководстве при выборе и постройке новых сооружений и машин”, “сравнении степени
удачности выполнения и удовлетворительности действий данных технических устройств с
известными, лучшими образцами того же рода”, “отыскании численных практических
данных относительно размеров разных частей, количества употребленных материалов,
стоимости постройки или содержания произведенного полезного действия и т.п.” Вышло
12 выпусков журнала, после чего издание прекратилось ввиду убыточности (малое число
подписчиков).[19] Эта история напоминает судьбу “Комментариев” Миллера: издание
опередило свое время, читательская аудитория, способная воспринять данную
информацию, еще не сформировалась. Пройдет почти сто лет, пока в стране разовьется
мощное машиностроение, начнет функционировать система научно-технической


информации, будет внедрено в практику типовое проектирование и конструирование,
инженерная профессия станет массовой. И возникнет много научно-технических изданий,
подобных “Портфелю инженера-технолога”.
       “Записки Русского технического общества”, начавшие выходить в 1867 году,
представляли собой протоколы заседаний созданного за год до этого РТО. Доклады
членов Общества - ученых, инженеров, заводчиков и фабрикантов, общественных
деятелей, специалистов различных отраслей народного хозяйства - в журнале выглядели
как научные и профессиональные статьи, выступления в дискуссиях как научные
сообщения, официальные сообщения о правительственных и ведомственных актах - как
информационные заметки. Структура издания и его жанры, таким образом, не отличались
от структуры специального журнала, однако особенность его заключалась в устной форме
изложения идей, которая имела преимущества перед обычными публикациями. Ведь
поставленные в стержневой публикации (докладе) проблемы анализировались тут же, со
всех сторон теоретиками и практиками производства, предпринимателями и другими
специалистами, имеющими различные точки зрения и разные интересы. Разумеется, в
журнале традиционной формы такого эффекта достичь невозможно.
       “Журнал элементарной математики”, издаваемый в 1884-1885 годах профессором
Императорского университета св. Владимира в Киеве В.П.Ермаковым, имел форму
периодического учебного пособия. Журнал помещал материалы, содержащие популярное
изложение теоретических разделов школьной программы, а также задач, способов их
решения, различных конкурсных и каникулярных заданий. Журнал выходил дважды в
месяц, и все его публикации отражали те части учебной программы, которые проходят в
это время в средних учебных заведениях. Позднее форму издания журнала как
продолжающегося учебника осуществил “Вестник опытной физики и элементарной
математики” (редактор-издатель В.А.Гернет).
       В XIX веке издавалось немало журналов, содержащих вторичную информацию.
Это уже не рефераты книг и не “извлечения”, которыми были полны многие обычные
журналы, начиная с самых первых, а новая форма издания, имеющего целью публиковать
в сокращенном виде лучшие из произведений в области литературы, критики, культуры,
философии, вышедших в России и за границей в книгах и журналах. Основной тип таких
журналов - библиографические. Из выходящих в XIX веке стоит отметить:
“Библиографические листы” (1825-1826), “Библиографические записки” (1859-1861),
“Книжный вестник” (1860-1867), “Книжник” (1865-1866), “Библиограф” (1869),
“Указатель по делам печати” (1872-1878), “Российская библиография” (1879-1882). Почти
все из названных журналов были качественны, полезны и с благодарностью принимались
научной общественностью. Причина недолгого срока их выхода одна - убыточность
изданий такого рода и коммерческая несостоятельность издателей. Лучший из этого ряда,
безусловно, был “Библиограф”, издаваемый в 1885 году крупнейшим русским
библиографом Н.М.Лисовским, работавшим в то же время также над созданием
уникальной библиографии периодической печати России.
       Классический, элитарный журнал вторичной информации создал в 1898 году в
Санкт-Петербурге редактор-издатель И.П.Кондырев. Структура журнала включала такие
разделы: “Статьи оригинальные”, “Из журналов”, “Научное обозрение”, “Критика и
библиография”, “Обозрение журналов”, “Смесь”. Элитарность обеспечивалась подбором
авторов и произведений. Например, в первом номере опубликована статья
Д.И.Менделеева “Золото из серебра”, в которой дается научно-популярный анализ
доклада американского ученого Эмменса о получении им золота из серебра. Вывод статьи
в словах: “Пока не верьте слухам”. Другой материал номера - статья И.И.Мечникова
“Успехи науки в изучении чумы и борьбе с ней”. Из редакторских примечаний можно
узнать, что приведенная публикация - популярное переложение исследований крупного
русского ученого, составленное И.А.Кучуком на основе научных работ И.И.Мечникова,


напечатанных в двух журналах. Даются точные ссылки: “Русский архив патологии,
клинической медицины и бактериологии”, том IV, 31 августа 1897 г.; “Annales de l’Institut
Pasteur”, 1897, N№9. Во втором номере - изложение книги Ницше “Зарождение трагедии”
и статья Л.Н.Толстого “Что такое искусство”, перепечатанная, как сказано в примечании,
“с разрешения автора из “Вопросов философии и психологии”, №40 без сокращений.
       Редактор-издатель “Журнала журналов” ставил перед собой задачу, значительно
более широкую и ответственную, чем просто публикация вторичной информации. Он, в
частности, писал: “Практическая задача журнала - представить читателю стройную
картину современного движения и развития человеческой мысли, отмечать новые и общие
теории по той или другой специальности, указать на открытия, изобретения и идеи,
дающие новое направление мысли, пропагандировать гипотезы, открывающие новые
перспективы для будущих завоеваний знания”. [20]
       Затруднения, связанные с изданием книг отечественных и зарубежных авторов, как
правило, убыточных, вызвали к жизни создание журналов, представляющих собой
публикации книг. Так, ежемесячный журнал “Практическая медицина” в каждом номере
помещал монографии ученых-медиков объемом в 15-20 печатных листов. Если
монография была велика по объему (например, 40 печатных листов), выходил сдвоенный
номер журнала (1885, №2-3). Структура журнала соответствовала структуре публикуемой
книги. Выбор работ, лучших в мировой науке, обеспечивал высокий профессиональный
уровень журнала, а журнальная форма - оперативность ознакомления с ними российских
специалистов. Сочетание в одном издании монографий с учебными пособиями для врачей
было предпринято затем в журнале “Современная медицина и гигиена”, выходящем под
редакцией профессора М.И.Афанасьева.
       Создавались журналы-хроники, отражающие деятельность съездов, выставок и
других научно-технических и профессиональных организаций. Например: “Дневник
Первого съезда по фотографическому делу”, “Дневник Второго Всероссийского
электротехнического съезда”, “Обозрение Международной выставки новейших
изобретений”, “Бюллетень торфяного совещания в Киеве” и т.п. Периодичность таких
журналов - от ежедневного выпуска до двух раз в месяц. Продолжительность издания - от
нескольких дней до двух-трех лет. Были и более постоянные издания, некоторые из них
стали серьезными профессиональными журналами. Одним из таких изданий стал
издаваемый Советом съездов представителей промышленности ежемесячный журнал
“Торгово-промышленный Юг”. При его основании, во вводной статье первого номера
редакция писала: “Как художник мыслит не словами, а образами, так широкая
общественная мысль должна базироваться на широких разветвлениях, на практической
формировке общественных идей, на творческой общественной работе”. Редакция
подчеркивала общественную значимость своего издания, видя его в создании “живой
связи” между специалистами различных отраслей и “массами”, в соединении разных
интересов ради увеличения производства и улучшения условий работы людей на
предприятиях.[21]
       Журнал-газета, журнал-протокол, журнал-сборник чертежей, журнал-книга,
журнал-учебник, журнал-каталог, журнал-обозрение, журнал-дневник, журнал-
дневник, журнал-хроника - эти и другие виды изданий, отличные от классических,
прошли успешную апробацию в издательской практике России уже в XVIII-XIX в.в. и
показали огромные, не исчерпанные возможности журнальной формы издания.
       Это имеет значение и для нашего времени, когда поиск издательских форм
возобновился на новом витке истории. Однако анализ типологических разновидностей
современных изданий - тема для другого исследования.


                                         Литература и примечания

        1. Историческое розыскание о русских повременных изданиях и сборниках на 1703-1802 г.г. Сост.
А.Н.Неустроев. Спб., 1874
        2. Московский телеграф. - 1825. -Ч.I, №2. -С.105-106
        3. Ю.А.Меженко. Русская техническая периодика. - М.-Л., 1955. -С.241
        4. См. также: Акопов А.И. К вопросу о журнале как типе периодического издания //Типология
журналистики. Вопросы методологии и истории. -Ростов-на-Дону, 1987. -С.61-76; А.И.Акопов.
Отечественные специальные журналы. 1765-1917. Историко-типологический обзор. - Ростов-на-Дону,1986. -
128 с.
        5. Московский телеграф. - 1825. -Ч.I, №1. -С.5-7
        6. Московский телеграф. - 1831. -Ч.37, №1. -С.79
        7. Там же, с.86
        8. Руководство к познанию истории литературы, составленное Вас. Плаксиным. Спб., 1833. -С.76
        9. В.Г.Белинский. Русская литература в 1844 году.// Собр. соч. - М.,1948. -Т.2. - С.704
        10. В.Г.Белинский. Ничто о ничем. -Там же, с.222
        11.Чистович А.Я. (1825-1885) - проф. медицины, крупный общественный деятель, почетный член
многих российских и зарубежных обществ, автор многих значительных трудов, до 1861 г. был редактором
издающегося до сих пор “Военно-медицинского журнала” и журнала “Друг здравия”. С 1861 по 1871 г.г.
редактировал “Медицинский вестник”, после чего возглавил “Петербургскую медико-хирургическую
академию. Глава научно-медицинской династии: его сыновья Ф.Я.Чистович и Н.Я.Чистович и внук
Н.Я.Чистович в дальнейшем тоже прославили отечественную медицину.
        12. Медицинский вестник. -1861, №4. -С.35-36
        13. Хирургическая летопись. -1891. -Т, кн.2. -С.257
        14. Там же, с.254-255
        15. Журнал “Хирургическая летопись” перестал выходить в 1895 г. вследствие финансовых
затруднений, и А.П.Чехов, высоко его ценя, принял горячее участие в спасении издания. В результате этого
журнал возобновился в 1897 г. под новым под новым, предложенным А.П.Чеховым, названием “Хирургия”
(и издается до сих пор). Об этой интересной истории см.: А.И.Акопов. Чеховская “Хирургия”.// Журналист. -
1985, №8
        16. Журнал медицинской химии и фармации. -1892, №1. -С.3-4
        17. Ежемесячные сочинения. Генварь, 1755. -С.2
        18. М.В.Ломоносов Собрание сочинений. -Т.8. -М.-Л., 1948. -С.158
        19. Цит. по: Труды института истории естествознания и техники. -Т.38. История машиностроения. -
М., 1961. -С.4. Этот журнал, к сожалению, автору разыскать не удалось (единственный случай нарушения
неизменного принципа de visu). Однако сомнений в точности приведенных фактов нет, они взяты из
серьезного академического исследования.
        20. Журнал журналов и энциклопедическое обозрение. - 1898, №2. -С.2
        21. Торгово-промышленный Юг”. -1912, №1. -С.14-15
_________________________________________________________
Акценты. Новое в журналистике и литературе. Альманах. - Воронеж. - 1997, №2. - С. 12-
16


      Электронная курилка, компьютерное казино или новый вид СМИ?
              Обмен новостями и мнениями в сети. Масс-медиа без редакций

   Компьютерные технологии стремительно ворвались в журналистику. Электронные
версии ведущих газет и журналов. Специальные электронные издания. Нескончаемое
пространство Интернет. Новая технология перевода звука и изображения в цифровые
сигналы-мультимедиа — позволяет передавать на большие расстояния не только
звучащий текст, но и картинку. Все это заставляет по-иному посмотреть на систему СМИ.
В отдельном ряду среди этих явлений стоит электронная почта. Система "электронных до-
сок объявлений" преобразовалась в Fido Net — средство обмена сообщениями между
людьми всех стран мира. Компьютерная сеть через узлы (своеобразные "почтовые
отделения"), расположенные в крупных городах, позволяет с помощью модема —
устройства для передачи информации по электронным каналам — общаться между собой
всем обладателям соответствующего набора электронной техники.
   В Fido идет обмен не только мнениями, но и новостями, фактами, о которых часто не
сообщается в СМИ или сообщается значительно позже. Переписка бывает
индивидуальная (между двумя абонентами) и общая (коллективная беседа); тайная (когда
с помощью кода информацию получает лишь указанный отправителем абонент) и —
открытая, доступная всем читателям сети. Наиболее распространены запросы на самые
различные темы — от методов пользования новыми программами до поиска литературы,
музыкальных и видеозаписей, информации о стоимости проживания в гостиницах.
Приятно удивляет неизменная готовность людей немедленно откликнуться на любой
вопрос ("Хаюшки, пипл! Не могли бы вы помочь мне...").
   Однако наибольший интерес представляют диалоги и коллективные тематические
дискуссии. Несведущему читателю электронных страничек Fido мелькающие на них
тексты вначале кажутся потоком сознания, набором непонятных, алогичных, обрывочных
мыслей. Это потому, что тексты размешаются в хронологическом порядке, по мере
поступления в сеть. В одно и то же время, подряд, идут фрагменты самых различных
разговоров, начатых неизвестно когда. При этом на общую, международную Fido Net
накладывается местная сеть, например, "Ростовский базар".
   Не удержусь, чтобы не привести некоторые разговоры, собрав кусочки беседы на одну
тему в единый фрагмент. В каждом разговоре участвуют двое, но вклиниваются и другие,
иногда из разных городов.
По поводу романа Стругацких "Трудно быть богом":
— Эта книга написана в годы коммунизма.
— Чего?! Да ты что такое говоришь? Ты журналист желтый, что ли, терминами жонглировать?
Коммунизм — это коммунизм, и ничего общего с общ. строем и политическими течениями в
России в период с 17-го по 96-й не имеет. И вообще мне непонятно — что плохого, собственно, в
коммунизме? Очень, между прочим, неплохая теория, жаль только, что утопическая и что
дискредитирована навсегда ублюдками от власти. А если ты не согласен — давай сюда свою
аргументацию. А то повадились вы там в Москве коммунизм с фашизмом равнять да всех
несогласных в красно-коричневые записывать :-(
  — Это вы, мой друг, упрощаете. Упрощения, они нам ни к чему. Струги не коммунизм писали,
они пытались представить себе идеал существования идеальных людей — честных, справедливых
и добрых, что нам, мелочным, злобненьким и корыстолюбивым, читать несколько противно.
  — Мырр... Ну да, разумеется, в данном случае имеем в виду первый, лежащий на поверхности
слой.
  — Ребят, ну вы даете. Да любой девятиклассник из маткласса по части этих самых слоев всех
нас за пояс заткнет. Или еще куда.


  — Коммунизм суть идея красивая, неплохая, хотя и утопия. Большевизм — ее реализация —
жестокая и античеловеческая (ну, скажем, коммунизм: большевизм; христианство: инквизиция). А
фашизм — дерьмо по определению.
— Да будь я и русским преклонных годов И то б, без унынья и лени, Я негром бы сделался только
за то, Чтобы не знать, кто такой Ленин...
О патриотизме:
  — Тебе не нужна Россия, тебе нужна хорошая жизнь. Мне нужна Россия, богатая и счастливая.
  — Расслабься, подумай, почитай Карнеги, а почему тебе не стать гражданином Америки и
гордиться за свою страну?
  — А при чем тут они? Я отсюда никуда не свалю, какой бы страна ни была.
  — А если в Чечню пошлют?
  — Клянусь, найдешь мне контракт, я брошу мехмат, молодость и поеду. Я об этом уже два года
мечтаю.
  — Есть гораздо более дешевые и надежные способы самоубиться. Я считаю клиническим
идиотом человека, который пошел воевать за чужого дядю по собственной воле.
  — Чем больше терпеть эту мразь, тем больше она на голову сядет. Запомни, Леня, пока мы
вместе не объединимся, будут тебе и мне в лицо плевать, так что штурмовые отряды создавать
надо.
О церкви:
 — Вместо постройки блинских колоколен можно было бы купить компьютеров.
 — Вместо многого можно было бы купить компьютеров, так что теперь многое будем хаять.
 — Я буду. А все бабки должны сидеть дома и кормить внуков, а не лазать по церквам.
 — Люди спиваются не от хорошей жизни, глуша при этом душевную боль, а церковь ус-
покаивает.
 — Чушь, слабаки спиваются.

   Чего только ни встретишь в этой компьютерной курилке! Темы сменяют одна другую
совершенно непредсказуемо, обрываются и возникают вновь. Надо ли подставлять "дру-
гую щеку"? Что общего между Платиновым и Сорокиным? Кто такие антисемиты, о
свободе передвижения, как разделаться с Чечней, о правах человека, следует ли русским
объединяться, о Сталине, Хрущеве, Гагарине, об Аляске и Чукотке, об американцах и
даже о Рузвельте, "который подарил японцам свой морской флот", заранее зная о
нападении на Пирл-Харбор. Иногда читатели публикуют в Fido Net или в местном
"базаре" свои произведения — стихи или рассказы.
   Сообщения периодически классифицируются по тематике руководителем "местной
почты" или узла, затем классификация меняется. Тексты сопровождаются сокращенными
английскими терминами или их русскими эквивалентами, выражающими отношение
автора к собеседнику или к предмету разговора, а также знаками. Так, знаком :-)
обозначают улыбку, одобрение; знак :-( означает сожаление, недовольство, грусть; знак ;-)
— "не обижайся, это шутка" и т.д.
   Пользование каналами Fido — центральным и местными — может быть бесплатное,
но есть и оплачиваемое пользование — по подписке, за невысокую плату. Применение
символов и терминов из компьютерной лексики связано с тем, что большинство
пользователей — молодые программисты, студенты, школьники, подрабатывающие в
фирмах. Там же, на фирменных компьютерах, наряду с работой и компьютерными
играми, они участвуют в электронных разговорах.
   Отчаянная неграмотность при разговорах о литературе или политике, поверхностность
суждений, примитивность выводов вызывают желание отмахнуться от этой
разновидности масс-культуры, рассматривать ее как эпизод в процессе массового
освоения компьютеров в России.
   Но нет. На мой взгляд, мы имеем дело с явлением, которое будет долго развиваться,
принимая разные формы. В основе этого явления — потребность людей в общении друг с


другом, минуя посредника. Причем речь идет не только о диалоге, а о потребности
выразить свое мнение в форме публикации, вынести на суд читающей публики свои
взгляды и произведения. Удобство в том, что редакции нет, автор помещает свою
публикацию в любом виде и в любое время дня и ночи. Возможно, здесь мы имеем дело с
новым видом СМИ — без редакторов и комментаторов, без отбора, оформления, какой-
либо редакционно-издательской подготовки. Другое дело — нужно ли это обществу?
Впрочем, это от нас уже, увы, не зависит.
   Теперь об интеллектуальном уровне электронных публикаций в Fido. Сегодня он
действительно низок (хотя и случаются интеллектуальные вспышки), но когда частных
владельцев персональных компьютеров с модемом и телефоном станет больше, в том
числе возрастет процент лиц с высшим образованием, — тогда станут возможны беседы в
интеллектуальном компьютерном казино на более высоком уровне, чем это делается
сейчас.
_________________________________
Журналист. - 1997, №11. - С.59-60


    Методика и способы использования показателей тиража изданий при
                     анализе периодических изданий

   Значение тиража в исследованиях периодических изданий. Вместо предисловия.
       Одним из эффективных показателей при исследовании периодических изданий
 является тираж. Его величину принято считать за основной аргумент в пользу
 доказательства популярности издания и, как следствие, его общественной значимости.
 Последнее, впрочем, легко оспаривается оппонентами, считающими, что тираж -
 показатель не общественной значимости, а бульварности издания, либо стремления
 редакций к дешевой популярности. Здесь уместно привести некоторые примеры из
 дискуссий, имевших место на производственных совещаниях редакторов журналов,
 проводимых в 1986-1988 г.г. Госкомиздатом СССР неутомимым В.Л.Богдановым,
 бывшим в то время начальником Управления периодический изданий. Совещания
 (названные по газетной аналогии “летучками”) были организованы на высоком уровне, с
 участием ведомств-издателей и исследователей, среди которых был и автор данной
 статьи. Совещания проводились как на Петровке, 26, так и на ВДНХ, в рамках “Дней
 журналов” (детища того же В.Л.Богданова) и делились по типам журналов
 (академические, вузовские, технические, сельскохозяйственные и др.). Как часто бывает
 на подобного рода мероприятиях, имели место и неформальные индивидуальные беседы.
     На одном из таких совещаний редактор одного из специальных журналов сказал
всердцах: “Да что вы тут говорите о тираже, поднять тираж ничего не стоит. Я завтра
начну печатать домашние советы, рецепты кухни и т.п. - и тираж сразу вырастет”.
Конечно, это было заблуждением. Редактор, видимо, находился под впечатлением успеха
“Работницы” и “Крестьянки”, но именно в его журнале подобный шаг не дал бы
желаемого результата. Для меня это было очевидным, так как над этим вопросом я
задумывался давно и высказывался об этом в печати [1,2].
   Другой пример. Редактор одного из железнодорожных журналов пожаловался на
стремительное падение тиража при том, что он предпринимает немало усилий для его
повышения. Оказалось, что эти усилия редактор направил на искусственное расширение
аудитории. В журнале, предназначенном для инженеров и техников производства, он стал
печатать еще и научные статьи (с интегралами, схемами, графиками), снабженные
индексом УДК и списком научной литературы. Затем редактор добавил материалы по
технике безопасности, инструменту и спецодежде, предназначенные для рабочих и, в
довершение всего, ввел страницу юмора и развлечений. Очевидно, что все эти меры не
могли не привести к потере основных читателей (которым журнал предназначался
изначально), раздраженных возрастанием объема чуждых им материалов, и, как
следствие, к падению тиража. Он и упал - с 20 до 8 тысяч экземпляров. (А ведь редактор
искренне хотел его повысить “хотя бы до 50 тысяч”).
     Третий пример. Редактор солидного научного сельскохозяйственного журнала,
имеющего разовый тираж 7 тысяч экземпляров и авторитет за рубежом, жаловался на
притеснения ведомственных чиновников, обвиняющих его в малом тираже. Вероятно,
отраслевому руководству не давал покоя пример “Сельской нови” с тиражом,
перевалившим в то время 1 млн. экз.
    Во всех трех примерах речь идет об одной проблеме - взаимосвязи тиража и типа
издания. Тираж следует учитывать только в рамках типа издания, но типа не по
тематическому направлению, а по целевому назначению. Каждому типу издания
свойствен свой уровень тиража. Поэтому научный журнал (неважно, посвящен ли он
сельскому хозяйству или железным дорогам) за тираж свыше 5 тысяч экземпляров следует
хвалить, ибо в среде научных изданий они занимают элитные позиции, входя в 1-2%
наиболее тиражных. Однако такой же тираж у производственного журнала должен
вызвать тревогу, потому что этому типу соответствует уже другая “норма”



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика