Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 2. Международное сообщество и национальные государства в поиске ответов на новые угрозы безопасности: Сборник научных докладов

Голосов: 3

Сборник посвящен основным проблемам международной и национальной безопасности, исследованию теоретических, исторических, политологических, правовых аспектов противодействия угрозам безопасности. Представители научно-исследовательских сообществ, политические деятели, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур России, Франции, Латвии, Эстонии, стран СНГ анализируют деятельность международного сообщества в поиске ответов на новые вызовы, взаимопонимание и взаимодействие власти и общества в борьбе с терроризмом и экстремизмом на глобальном и региональном уровнях. В отдельном разделе исследуется роль средств массовой информации, силовых структур, общественных организаций в формировании реакции общества на дестабилизирующие факторы современности. Представляет интерес для широкого круга юристов, политологов, историков, сотрудников государственных и правоохранительных организаций. Издание может быть использовано в учебном процессе в высшей школе для преподавателей, студентов и аспирантов юридических, исторических, политологических и философских специальностей. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    ях в качестве наблюдателя. Это, несомненно, благоприятно влияет на
нахождение общих интересов. МИД России называет БЕАР лаборато-
рией, где отрабатывается модель взаимодействия государств13.
    Хотя и здесь есть свои противоречия, заключающиеся, в первую
очередь, в расширении НАТО на Восток. Новое видение ситуации
было чётко сформулировано ещё в 2001 году во время визита амери-
канского президента в Европу. Тогда в Варшавском университете он
поставил в связи с НАТО задачу: «От Балтийского до Черного мо-
ря!»14. Провозглашение традиционных идей безопасности для евро-
атлантического региона было закреплено и в Пражской декларации15
и в Хартии партнерства Балтии и США16. Но в конце марта 2004 года
официальный состав НАТО увеличился до 27 государств-членов, и
здесь России оставалось только принять ситуацию и по возможности
не ухудшить отношения с США.
    Но есть вопрос, в котором Россия занимает достаточно сильные
позиции. Хотя, говоря о сотрудничестве или противостоянии по это-
му поводу, следует отметить, что стрелка весов зачастую склоняется
в пользу последнего.
    В ходе трансформации НАТО из военной в военно-политическую
организацию США разработали концепцию Новой политики в Аркти-
ке, сменившую приоритет идей безопасности на принципы сотрудни-
чества в регионе17. Новая политика США включила в качестве пер-
воочередных следующие задачи: проведение охраны окружающей
среды и сохранение биологических ресурсов; обеспечение управле-
ния природными ресурсами и развитием экономики в регионе при
сохранении окружающей среды; развитие институтов сотрудничест-
ва среди восьми Арктических стран18 . Наряду с Новой политикой
США в Арктике выдвигается североевропейская инициатива и ка-
надская северная политика19.
    Арктический Совет относится к категории межправительствен-
ных международных организаций наряду с такими региональными
организациями, как Совет государств Балтийского моря (1992) и Со-
вет Баренц-Евроарктического региона (1993) 20.
    Одной из ключевых оставалась позиция США в организации и
деятельности Арктического Совета. В самом начале его становления
США не разделяли мысль о необходимости создания новой, соответ-
ствующим образом оформленной, международной организации. Они
настаивали на том, чтобы Арктический Совет стал структурой, кото-
рая позволяла бы развивать неформальное сотрудничество без жест-

                               62


ких рамок и обязательств. На практике это привело бы к появлению
еще одной международной организации с весьма неопределенными
целями, функциями и полномочиями. После длительных дискуссий,
вызванных позицией США, возобладали взгляды, которые и легли в
основу деятельности Совета21. После учета своего интереса амери-
канцы нашли идею создания Арктического Совета прекрасным по-
водом «начать давно запоздавшее инвестирование в появившийся
русский рынок с ключевым проектом или двумя, которые бы отра-
жали широкое обязательство Америки помогать России в развитии
Сибири»22. В ответ на эти предложения Владимир Путин предлагает
создать Национальный арктический совет, который может возгла-
вить премьер-министр страны. Он заявил: «Мы вполне могли поду-
мать о создании национального арктического совета под председа-
тельством председателя правительства РФ, наделив его соответст-
вующими полномочиями по выработке политики России по закреп-
лению своих интересов в этом регионе мира, по развитию нашей
деловой активности»23. Таким образом, можно говорить о том, что
противоречия держав сохранятся и в этой части света.
    Особые взаимоотношения связывают США и Россию в регио-
нальном форуме АСЕАН (РФА) и Азиатско-Тихоокеанском эконо-
мическом сотрудничестве (АТЭС). В этих двух организациях (и бла-
годаря им) у Российской Федерации есть возможность сыграть уни-
кальную роль, поскольку она является единственной «азиатской
страной», имеющей Договор о сотрудничестве с Европейским Сою-
зом, и в то же время – единственной «европейской страной», являю-
щейся членом АТЭС и регионального форума АСЕАН. В данном
случае Америка не может продемонстрировать подобные преимуще-
ства, тем не менее, сохраняя желание стать «главным действующим
лицом в делах региона»24.
    Подводя некоторые итоги обсуждению вопросов роли России и
США на наднациональном уровне, следует отметить, что расшире-
ния сотрудничества не произошло, и во многом оно сохраняет про-
тиворечия. Это связано, с одной стороны, – с желанием США играть
ведущую роль на международной арене, с другой стороны – с усиле-
нием России в мире. Возврат к биполярной системе невозможен, но
также очень сложно преодолеть и её наследие, которое сохраняет
антагонизм между США и Россией. Сферы интересов Америки и
России постоянно пересекаются. В настоящее время Российская Фе-
дерация не обладает преимуществами пятидесяти-шестидесяти-

                                63


летней давности. И во многом её престиж зависит не столько от ко-
личества мест в организации, сколько от способности поддерживать
и проводить свою политику. Подобная позиция сейчас актуальна и
для Соединённых Штатов Америки, переживающейих не лучшие
времена. Там не менее, наличие общих интересов говорит о возмож-
ности дальнейшего сотрудничества России и США в рамках между-
народных организаций.


1
     Концепция внешней политики Российского государства // http://www.mid.ru
2
     Там же.
3
     Лебедева М. М. Мировая политика: проблемы и тенденции развития // Мировая
     политика и международные отношения на пороге третьего тысячелетия / под ред.
     М.М. Лебедевой. М., 2000.
4
     Войну в Ираке начал двоечник и вор // http://www.dni.ru/news/polit/2007/11/3/121109.html
5
     Стратегия для России. Повестка дня для президента-2000. М., 2000. С. 29.
6
     Бжезинский, Збигнев. Великая шахматная доска (Господство Америки и его
     геостратегические императивы) //http://lib.ru/POLITOLOG/AMERICA/bzhezinskij.txt
7
     Североатлантический договор. Вашингтон, федеративный округ Колумбия, 4
     апреля 1949 г. // Справочник НАТО. NATO -1110 Brussels – Belgium. С.668.
8
     Бартош А. А. Эволюция взглядов НАТО на борьбу с международным терроризмом
     (1999–2005 годы) // Вестник Академии военных наук. 2005. № 4 (13).
9
     «Интерфакс»: против международного терроризма Россия и НАТО пошли навстре-
     чу друг другу // http://sibnovosti.ru/news/249846.html 5 апреля 2004
10
     Путин подписал соглашение с НАТО «Партнёрство ради мира» // Полит.ру, 12
     октября 2007 г. // http://hghltd.yandex.net
11
     Обзор внешней политики Российской Федерации // www.mid.ru
12
     Система ПРО в Польше и Чехии: чем ответит Россия на вызов США //
     http://shortnews.rin.ru/
13
     Дипломатический вестник. 1995. № 2. С. 61
14
     Я, ты, он, она – НАТО смелая семья // Молодежь Эстонии (Таллин). 20.11.2002.
     №271.
15
     Prague summit declaration // http://www.nato.int/docu/pr/2002/p02-127e.htm
16
     Хартия       партнерства      Балтии      и    Соединенных        Штатов      Америки:
     www.am.gov.lv/lv/index.html/id=724
17
     Ягья В.С., Харламьпьева Н.К., Маркушина Н.Ю. Северо-Западный федеральный
     округ: внешние связи региона. В печати
18
     United States Announces New Policy for the Arctic Region. MAB NSN Newsletter,
     1995. № 17.
19
     Ягья В. С., Харламьпьева Н. К., Маркушина Н. Ю. Указ. соч.
20
     Там же
21
     Там же.
22
     Интернейшнел Геральд Трибьюн. 18 июня 1988.
23
     Путин       предлагает      создать     Национальный       арктический       совет     //
     http://www.rian.ru/economy/branches/20070502/64798396.html
24
     Бжезинский З. Указ. соч.




                                            64


        В. Е. Петрищев
        Россия и НАТО перед новыми
        вызовами и угрозами 1




Угрозы безопасности как продукт глобализации. За последние 20
лет в мире произошли большие качественные перемены. И в первую
очередь они связаны с тем, что были разрушены политико-
экономические барьеры, которые ранее разделяли относительно обо-
собленно существовавшие государства или блоки государств. Про-
цесс глобализации привел к диффузии (взаимопроникновению) и
распространению по всему миру экономических, культурных, поли-
тических, религиозных традиций, которые раньше концентрирова-
лись в конкретных регионах. И с сожалением приходится констати-
ровать, что этот процесс перемешивания отличающихся по своей
природе разнородных элементов не всегда протекает спокойно, в
мирных формах. Неизбежны конфликты, столкновения традиций,
культур, подходов, оценок. И человечеству нужно набраться вы-
держки, терпения, мудрости, толерантности, чтобы не торопить эти
естественные процессы глобализации. Очень важно, чтобы политики
в этой ситуации не пытались выстроить весь мир по ранжиру, при-
меряя на всех заранее заготовленный шаблон, который они считают
единственно правильным.

1
    ©   Петрищев В. Е., 2008


                               65


    К сожалению, такие попытки имеют место, и тогда в качестве
ответной протестной реакции формируются масштабные и также
глобализирующиеся угрозы безопасности. И неслучайно сегодня
международное сообщество ищет пути сотрудничества в сфере
борьбы с новыми глобальными вызовами и угрозами. При этом воз-
никают такие союзы и партнерства, которые еще 15–20 лет назад
невозможно было и представить.
    Совет Россия-НАТО. Примером такого сотрудничества являет-
ся Совет Россия-НАТО (СРН). 27.05.97 г. бывший президент Рос-
сийской Федерации Ельцин и главы государств-членов НАТО под-
писали Основополагающий акт Россия-НАТО, а 28.05.02 г. руково-
дители стран Североатлантического альянса и президент России В.В.
Путин приняли Римскую декларацию о партнерстве – был создан
СРН. Этот совет возник как реакция на террористические акты сен-
тября 2001 года в США и как признание необходимости в согласо-
ванных действиях для отражения общих угроз.
    Ключевыми направлениями сотрудничества в рамках СРН явля-
ются: борьба против терроризма, оборонная реформа, военное со-
трудничество, обучение сотрудников правоохранительных ведомств
афганских и центральноазиатских государств навыкам антитеррори-
стической борьбы, противоракетная оборона вероятного театра во-
енных действий, кризисное реагирование и нераспространение ору-
жия массового уничтожения и его элементов. Помимо этого, обсуж-
даются и вопросы взаимодействия в области контроля воздушного
пространства, гражданского чрезвычайного планирования, экологи-
ческой безопасности, научного сотрудничества.
     За почти 6 лет существования СРН его членам удалось не только
сблизить оценки основных современных угроз и вызовов безопасно-
сти, но и наладить практическое сотрудничество по целому ряду из
вышеперечисленных направлений. Так, в декабре 2004 г. министры
иностранных дел СРН утвердили комплексный План действий СРН
по борьбе с терроризмом. С сентября 2006 г. российские военные
корабли включились в патрулирование Средиземного моря в рамках
антитеррористической операции НАТО «Active Endeavour» («Ак-
тивные усилия»), совместно реализуется проект по борьбе с наркот-
рафиком из Афганистана.
    Однако приходится констатировать, что СРН переживает сего-
дня весьма непростой период своего существования, и этот факт не-
однократно отмечал Генеральный секретарь НАТО Я.Схеффер.

                               66


    В России возникновение напряженности в СРН объясняют
стремлением военно-политического блока НАТО приблизить грани-
цы своей ответственности к границам Российской Федерации (в ча-
стности, за счет вовлечения в Альянс Украины и Грузии); формиро-
ванием в Польше и Чехии третьего позиционного района ПРО, дру-
гими действиями, которые, по оценкам российских экспертов, соз-
дают реальные угрозы безопасности России.
    Реагируя на эти обстоятельства, президент Российской Федера-
ции в ходе своего выступления в Мюнхене 9.02.07 г. высказал в ад-
рес НАТО ряд критических замечаний, а к концу года принял реше-
ние о приостановлении с 12.12.07 г. участия России в Договоре об
ограничении и сокращении обычных вооружений в Европе (ДОВ-
СЕ). Показательным является и тот факт, что с начала текущего года
постоянным представителем России при НАТО назначен Д.Рогозин,
известный тем, что всегда решительно поддерживал жесткую линию
в отношениях с Западом.
    И все-таки намерение продолжать сотрудничество Россия-НАТО
остается. Так, 7.03.08 г. в телефонном разговоре президенты России
и США обсуждали вопрос об очередной сессии СРН, которая плани-
руется в апреле текущего года.
    Природа противоречий в отношениях России и НАТО. Как
уже отмечалось, отношения Россия-НАТО складываются весьма не-
просто. Причиной тому, вероятно, являются различные представле-
ния об источниках и характере угроз безопасности в различных ре-
гионах мира. Следует подчеркнуть, что в последние годы руково-
дство России, в отличие от прежнего политического руководства
СССР (Горбачева и его окружения), при формировании внешней и
внутренней политики опирается не на некие аморфные «общечело-
веческие интересы», а, как и все другие цивилизованные страны,
исходит из приоритетов национальных интересов российского обще-
ства и государства. А при таком подходе неизбежны расхождения по
ряду вопросов между Российской Федерацией и ее зарубежными
партнерами, включая и членов НАТО.
    Как представляется, роль основного источника проблем в нала-
живании партнерских отношений России и государств-членов НАТО
играют противоречия между Россией и США, а если говорить кон-
кретнее – различие подходов руководства Российской Федерации и
нынешней администрации Соединенных Штатов Америки к обеспе-
чению национальной безопасности.

                                67


    Действительно, Россия исповедует стратегию укрепления собст-
венной безопасности за счет реализации мер, исключающих сниже-
ние уровня безопасности других государств. Для США, напротив,
вопросы укрепления национальной безопасности являются целью,
ради достижения которой любые средства хороши. И если для этого
необходимо принести в жертву не только безопасность, но и целост-
ность, независимость и суверенитет другого государства (или госу-
дарств), администрация США готова пойти и на это. Яркий пример
тому из новейшей истории – оккупация Ирака, свержение и после-
дующая ликвидация С.Хуссейна и его ближайшего окружения.
    Представляя в марте 2006 года новую Стратегию национальной
безопасности США, Дж.Буш заявил: «Мы предпочитаем отвечать на
вызовы сегодня, нежели оставлять их следующим поколениям. Мы
боремся с противниками за границей, а не ждем, пока они доберутся
до нашей территории. Мы предпочитаем изменять мир, а не оказы-
ваться в его зависимости и просить пощадить нас». При этом совер-
шенно непонятно, кто вынашивает эти планы «добраться» до терри-
тории США. Но абсолютно ясно другое: администрация Дж.Буша
«предпочитает изменять мир» по своему усмотрению, выкраивая его
по заготовленным в «Овальном кабинете» лекалам. Но почему пре-
зидент США считает, что он уполномочен решать, как должен быть
устроен мир?
    Вспоминается недавний диалог в радиоэфире между Генераль-
ным секретарем НАТО и Председателем Совета Федерации Феде-
рального Собрания Российской Федерации С.Мироновым.
Я.Схеффер, говоря об источниках современных угроз безопасности,
часто употреблял такие выражения, как «государства-изгои», «не-
дееспособные      государства»,   «несостоявшиеся     государства».
С.Миронов задал резонный вопрос, кто определяет, является ли дан-
ное государство состоявшимся или оно – изгой. Действительно, кем
вырабатываются критерии отнесения того или иного суверенного
государства к списку изгоев? В конкретном конфликте Ирак-США
какую из сторон следует отнести к «изгоям»: ту, которая ложно была
обвинена в накоплении больших запасов химического оружия, или
ту, которая под этим надуманным предлогом осуществила несанк-
ционированную ООН вооруженную агрессию?
    Россия никогда не согласится на сотрудничество в области обес-
печения безопасности, если такое сотрудничество чревато созданием
угроз для какого-либо третьего государства. И она никогда не согла-

                               68


сится с тем, чтобы какие бы то ни было государства укрепляли свою
безопасность, создавая угрозы для самой России. Мне представляет-
ся, что это – нормальный, разумный и достойный уважения взве-
шенный подход.
    Напротив, сотрудничество России с США и их партнерами в ин-
тересах обеспечения безопасности мира по выкройке администрации
Дж.Буша представляется абсолютно непродуктивным, мало того, –
опасным, так как агрессивный американский внешнеполитический
курс, провоцирующий во всем мире не только антиамериканские, но
и в целом антизападные настроения, способен лишь умножать угро-
зы даже для стран, идущих в фарватере политического курса США.
Я имею в виду в том числе и государства-участники НАТО, несущие
коллективную ответственность за безопасность каждого из них.
    Действительно, после известных событий 11.09.2001 г. девятна-
дцатью государствами альянса была введена в действие 5 статья Се-
вероатлантического договора от 4.04.49 г., предусматривающая кол-
лективную ответственность за безопасность государств блока и до-
пустимость совместного применения вооруженной силы в случае
вооруженного нападения (агрессии) в отношении одного из них. При
этом в 5 статье фактически было трансформировано понимание тер-
мина «вооруженное нападение» – с учетом событий 11.09.2001 года
оно стало трактоваться более гибко и широко со ссылкой на то об-
стоятельство, что и сами современные угрозы безопасности (по гео-
графии, субъекту, формам проявления и т. п.) претерпели серьезные
изменения, и на первом месте в ряду этих угроз стоит международ-
ный терроризм.
    Через непродолжительное время государства, входящие в Севе-
роатлантический альянс, столкнулись ситуацией, когда США в мар-
те 2003 года осуществили вооруженное вторжение в Ирак. Причем в
начале этой кампании (которую, кстати, планировалось завершить в
два месяца) союзники США по НАТО могли себе позволить даже
критику своего партнера, осуществившего операцию вторжения в
Ирак без опоры на необходимые международные процедуры ООН.
Однако к началу 2004 года ситуация претерпела серьезные измене-
ния. В условиях, когда иракцы развернули масштабную вооружен-
ную борьбу против оккупационных войск, американским военным и
военнослужащим из других государств, участвовавшим во вторже-
нии, стала ежедневно угрожать реальная опасность. Верные союзни-
ческому долгу, остальные государства блока НАТО вынуждены бы-

                                69


ли сплачиваться для совместного решения проблем, множащихся в
Ираке, осознавая при этом, что таким образом делают и своих граж-
дан заложниками несогласованной политики, проводимой админи-
страцией Дж.Буша.
    Полагаю, что нынешняя администрация США способна и
впредь, реализуя самостоятельные решения на применение несанк-
ционированной ООН силы, инициировать возникновение новых уг-
роз, с которыми опять придется бороться совместно всем государст-
вам НАТО.
    Выбор универсальной стратегии борьбы с угрозами безопас-
ности. Пожалуй, сегодня в мире нет ни одного государства, руково-
дство которого не декларировало бы готовности сотрудничать в об-
ласти противодействия угрозам безопасности, в первую очередь, в
борьбе с терроризмом. Но одно дело – декларации, и совсем другое –
практическое взаимодействие.
    Приходится констатировать, что государства достаточно легко
находят общий язык при организации отпора угрозам, в которых
превалирует криминальная составляющая и минимальна – политиче-
ская. Например, практически не существует препятствий для со-
трудничества в области борьбы с морским пиратством, с наркоугро-
зой, с распространением оружия массового уничтожения. Но если в
природе, генезисе, содержании, векторе угроз присутствует полити-
ческая компонента, сблизить подходы государств гораздо сложнее.
Эта тенденция хорошо иллюстрируется на примере борьбы с угро-
зами транснационального терроризма.
    Как уже указывалось, на волне актуализации проблем терроризма
призывы объединить усилия всего мирового сообщества в противо-
действии террористическим угрозам часто носят декларативный ха-
рактер. Более того, и представления о самом феномене терроризма
сплошь и рядом приобретают очень расплывчатый и неопределенный
характер. Так, например, с сентября 2001 года руководство США на-
зывает терроризм мировым злом, а борьбу с ним – войной против тер-
роризма. В этой связи даже министр иностранных дел Соединенного
королевства, ближайшего партнера США по иракской кампании, вы-
нужден был официально заявить, что Великобритания отказывается от
милитаристской риторики в борьбе с терроризмом, так как такой под-
ход лишь укрепляет политический имидж бандитов.
    В своем выступлении в Норфолке 5.04.2004 г. Генеральный сек-
ретарь НАТО Я.Схеффер также дал весьма аморфную характеристи-

                               70


ку современному терроризму: «Эта разновидность терроризма не
вынашивает четких политических требований, не терпит никаких
аргументов, не соблюдает каких-либо национальных границ, поли-
тических систем, идеологий или религий – она угрожает нам всем».
Думаю, это – ошибочная позиция. Политические цели у террористов
есть, религию они эффективно эксплуатируют, идеологические ло-
зунги они также научились превращать в свое оружие. А абстракт-
ное, лишенное конкретики и объективности представление о совре-
менном терроризме способно лишь затруднить поиск эффективных
путей выявления и ликвидации террористических угроз.
    Еще больше тревоги вызывает намерение некоторых политиков
сделать главным субъектом антитеррористической деятельности во-
енных. Первопроходцами и здесь стали США. В самом государстве
было введено чрезвычайное положение, Палатой представителей
Конгресса США во внеочередном порядке был принят специальный
билль, так называемый «Акт США о патриотизме», который ввел
дополнительные уголовно-правовые и специальные меры усиления
борьбы с терроризмом, в том числе осуществление слежки за негра-
жданами США (сроком до года), ужесточение иммиграционной по-
литики, истребование от юридических и физических лиц источников
информации и т. д. Д.Бушем был издан указ «О задержании, обра-
щении и рассмотрении дел в отношении неграждан в ходе войны с
терроризмом». Американская юрисдикция в отношении террористи-
ческих преступлений, которая и ранее трактовалась весьма широко,
стала поистине глобальной, а лиц, причастных к терроризму, в лю-
бой точке земного шара было предложено судить по законам воен-
ного времени и иным «подходящим к конкретному случаю законам»
в специальных военных трибуналах, так называемых военных ко-
миссиях. О многочисленных нарушениях прав человека в ходе «вой-
ны с терроризмом», объявленной США, на одной из предыдущих
конференций в Великом Новгороде рассказывал американский про-
фессор Дж.Клири.
    Нельзя сводить борьбу с терроризмом к военному аспекту. Я бы
поддержал в этом плане бригадного генерала Герхарда Кеммлера из
Верховного командования объединенных вооруженных сил НАТО в
Европе, который во время встречи в Монсе в мае 2004 г. сказал:
«Долевое участие военных в решении проблем международного тер-
роризма вряд ли превышает 5 процентов от всего объема усилий».


                               71



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика