Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 2. Международное сообщество и национальные государства в поиске ответов на новые угрозы безопасности: Сборник научных докладов

Голосов: 3

Сборник посвящен основным проблемам международной и национальной безопасности, исследованию теоретических, исторических, политологических, правовых аспектов противодействия угрозам безопасности. Представители научно-исследовательских сообществ, политические деятели, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур России, Франции, Латвии, Эстонии, стран СНГ анализируют деятельность международного сообщества в поиске ответов на новые вызовы, взаимопонимание и взаимодействие власти и общества в борьбе с терроризмом и экстремизмом на глобальном и региональном уровнях. В отдельном разделе исследуется роль средств массовой информации, силовых структур, общественных организаций в формировании реакции общества на дестабилизирующие факторы современности. Представляет интерес для широкого круга юристов, политологов, историков, сотрудников государственных и правоохранительных организаций. Издание может быть использовано в учебном процессе в высшей школе для преподавателей, студентов и аспирантов юридических, исторических, политологических и философских специальностей. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    что выбранный ими «легальный период» был ошибкой. Именно по-
этому со временем они попытались исламский джамааат республики
трансформировать в «военную организацию». В ходе этого процесса
руководством было принято решение «о присоединении муджахидов
Кабарды и Балкарии к Исламскому государству Ичкерия». В на-
стоящее время, как сообщает Сейфуллах, «территория Кабардино-
Балкарии для нас – один из секторов Кавказского фронта». Цель мо-
лодежного исламского движения в современной Кабардино-
Балкарии – «закрепиться на определенной территории и установить
там закон Аллаха». На первом этапе – это должна быть Чечня.
    Республики Северного Кавказа с начала 1990-х годов стали ис-
пытывать на себе влияние стран Ближнего Востока на трех уровнях –
политическом, экономическом и общественно-идеологическом. Ре-
зультаты первых двух периодов развития – 1990-х годов, исламского
возрождения в Адыгее и Кабардино-Балкарии – таковы. Безусловно,
ислам в этих республиках в течение 1990-х годов распространялся
как «зарубежный ислам», который рассматривался, с одной стороны,
как инструмент геополитического соперничества России и стран
Ближнего Востока в регионе, а с другой, как важный этап «миссио-
нерской» деятельности зарубежных мусульман.
    Активная деятельность мусульман – арабов, адыгов, турков из
стран Ближнего Востока – привела к мощному точку распростране-
ния иного, нетрадиционного ислама. Если для традиционного ислама,
сложившегося исторически на территории проживания адыгских
горских и тюркских обществ Северного Кавказа, было характерно
взаимодействие исламских ценностей и исламского поведения с на-
циональными нормами морали и традициями, то нынешнему исламу,
привнесенному из стран Ближнего Востока, присуща жесткость и
принципиальность в вопросах утверждения исключительно «догма-
тического» ислама, без учета специфических историко-этнических
особенностей. В результате того, что процессы исламского возрож-
дения приняли «восточную форму» ислама, горские общества Ады-
геи и Кабардино-Балкарии оказались идеологически и организацион-
но расколотыми. Идеологическая ориентация молодежного корпуса
мусульман на страны Ближнего Востока стала очевидна уже к концу
1990-х годов, тогда как остальное мусульманское население Адыгеи
и Кабардино-Балкарии по-прежнему придерживалось российской
ориентации и активного участия в социально-экономической и поли-
тической жизни России в целом43.

                             172


     Эти процессы, в основе которых лежали внешние факторы, на-
ложились на различные «внутренние» обстоятельства, которые при-
вели к развитию мусульманских радикальных сил в исследуемых
республиках.
     Адыго-абхазская и тюркская диаспоры в странах Ближнего Вос-
тока во много раз превышают численность проживающих на Северо-
Западном и Центральном Кавказе народов. Страны Ближнего Восто-
ка, а также, в первую очередь, Турция, традиционно имевшая свои
геополитические интересы на Северо-Западном и Центральном Кав-
казе на протяжении пяти веков, вновь обратили свое внимание на
контакты с этим регионом и стремятся усилить и развить свои связи,
в том числе экономические, политические и идеолого-этнические.
Северокавказские республики крайне заинтересованы в развитии
экономических связей со странами Ближнего Востока и, в первую
очередь, с Турцией.
     В результате развития радикальных форм ислама и практически
полного запрета на деятельность организаций из стран Ближнего
Востока в конце 1990 – начале 2000-х годов появились многочис-
ленные препятствия для проникновения «ближневосточного» бизне-
са, что крайне негативно сказывается на развитии экономики Адыгеи
и Кабардино-Балкарии. Поэтому надо активнее создавать российские
основы современной экономики и политических институтов в дан-
ных регионах, где наблюдается явное противоречие между амби-
циями федерального центра и инерцией деятельности органов
управления, которые не стремятся проводить активную модерниза-
цию северокавказской экономики.
     Как нам представляется, процессы исламского возрождения в
России вообще, и на Северном Кавказе, в частности, должны проис-
ходить при более активном участи российского государства. Стоит
рассмотреть вопрос о государственном финансирования развития
исламской жизни российских мусульман, о предоставлении органи-
зационной помощи и посреднических услуг для проведения перего-
воров между различными мусульманскими организациями Россий-
ской Федерации с целью создания единой мусульманской линии в
рамках светского государства. Безусловно, Северный Кавказ следует
активнее включать в новые экономические процессы.




                                173


1
     Полевые материалы автора. Кабардино-Балкария, ПМАКБР2000-2002 гг. Тетр. 1.
     Оп. 1. Д. 5.
2
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 5, 7, 15.
3
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 25; Тетр. 2. Оп. 1. Д. 26.
4
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 6.
5
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 6.
6
     Там же. Тетр. 2. Оп. 1. Д. 30.
7
     Там же. Тетр. 2. Оп. 1. Д. 26, 30.
8
     Там же. Тетр. 2. Оп. 1. Д. 30.
9
     Там же. Тетр. 2. Оп. 1. Д. 30.
10
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 5.
11
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 1.
12
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 1.
13
     Полевые материалы автора, Адыгея, 2003 г. (ПМА) Тетр. 1. Оп. 5. Д. 1.
14
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 2. Д. 1.
15
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 5. Д. 3.
16
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 4. Д. 2.
17
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 4. Д. 2.
18
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 7. Д. 3.
19
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 6. Д. 1.
20
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 2. Д. 2.
21
     ПМА. Тетр. 1. Оп. 6. Д. 3.
22
     Ансимов Ю.Н., Алтунин В.Н. Антитеррористическая деятельность и борьба с экс-
     тремизмом: опыт, организация, правовая основа. Майкоп, 2003. С.197.
23
     Архив Соборной мечети г. Майкопа. Протокол заседания Совета ДУМ РА и КК от
     15.07.2003.
24
     Архив Соборной мечети г. Майкопа. Протокол…от 21.01.2004.
25
     ПМАКБР. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 2, 3, 15, 32.
26
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 2.
27
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 17, 26.
28
     Тетр. 1. Оп. 1. Д. 2.
29
     Кушхов М.С. Родовое объединение Кушховых // Эльбрус. 2000. №1. С.143.
30
     ПМАКБР. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 26.
31
     ПМАКБР. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 20.
32
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 1.
33
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 17.
34
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 1.
35
     Подробнее об этом см.: Добаев И.П., Немчина В.И. Новый терроризм в мире и на
     юге России. Ростов н/Дону, 2005. С.173-202.
36
     ПМАКБР. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 1, 3, 9, 10, 12, 25.
37
     Там же. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 10, 12, 13.
38
     Ансимов Ю.Н., Алтунин В.Н. Антитеррористическая… С.197.
39
     Архив Соборной мечети г. Майкопа. Протокол … от 15.12.2003.
40
     Архив Соборной мечети г. Майкопа. Протокол … от 22.10.2003.
41
     Там же.
42
     www.kavkazcenter. Com.russ.2006/ 05.
43
     ПМАКБР. Тетр. 1. Оп. 1. Д. 25.




                                     174


        Т. А. Манина, Р. С. Данелян
        Безопасность этносоциума
        на Северном Кавказе1




Проблемы, возникающие сегодня на Кавказе, многогранны и вклю-
чают политические, социальные, религиозные, культурно-
исторические аспекты. В силу геополитического положения, много-
численности этносов, культур и религий, идеального мира здесь не
было никогда. Был и есть постоянный поиск оптимального состоя-
ния взаимотерпения, объединения интересов.
    Сегодня как никогда нуждается в защищенности современный
социум на Северном Кавказе – регионе, где отмечаются угрозы че-
ловеческой безопасности в ее многоаспектном выражении – эконо-
мическом, политическом, гражданском, социальном, этнополитиче-
ском, этнокультурном и др.
    Именно понятием «безопасность» обозначено состояние защи-
щенности жизненно важных интересов личности, общества и госу-
дарства от внутренних и внешних угроз в ст. 1 Закона Российской
Федерации «О безопасности». Обеспечение безопасности населения
региона в ландшафте кавказских этнополитических рисков является
особым вектором деятельности федеральных властей. Среди рисков
выделяются массовая этническая миграция и формирование новых

1
    ©   Манина Т. А., Данелян Р. С., 2008


                                            175


этнодемографических сегментов, ксенофобия и межэтнические кон-
фликты, этнорелигиозный терроризм и распространение радикаль-
ных вероучений (прежде всего, ваххабизма).
    Северный Кавказ – это не только общее географическое, но и ис-
торическое пространство, в котором на протяжении многих столетий
живут различные по своей культуре и вероисповеданию народы.
    Не нужно быть этнологом, чтобы понять, что длительное совме-
стное существование, близость, а то и схожесть культурных и при-
родных условий обитания, тесные связи оставили какой-то след у
всех народов Северного Кавказа.
    В сегодняшних реалиях очень важное значение имеет сохране-
ние в этом регионе мира и взаимопонимания между представителя-
ми разных национальностей и вероисповеданий, разных этносов.
    С позиции сложившейся сегодня на территории Ставропольского
края (географический центр Северного Кавказа, имеющий границу с
восемью субъектами Российской Федерации) устойчивой совокупно-
сти людей, обладающей общей культурой и общностью языка, можно
говорить об этносоциуме на Северном Кавказе. Только в этом субъек-
те (из 12 в ЮФО) проживают представители более 100 народностей и
национальностей. Не менее широко представлено и конфессиональное
сообщество. Более 85 процентов жителей края – это представители
славянских народов, традиционно исповедующие христианство. В
крае проживают около 180 тысяч мусульман, есть буддисты, иудеи и
представители других вероисповеданий.
    Анализ общественно-политической ситуации в регионе позволя-
ет выделить в структуре сдерживающих факторов такие, которые
наиболее сильно препятствуют решению острых вопросов этнокуль-
турного и этнополитического содержания.
    Так как этот регион всегда был центром на маршруте Европа-
Азия, на рубеже XX–XXI веков Северный Кавказ оказался в центре
борьбы за отстаивание геополитических интересов ряда государств,
что создало угрозу национальной безопасности и интересам России.
    Основными проблемами социально-экономического характера
является высокий уровень безработицы и бедности населения, это
выступает сдерживающим фактором экономического роста и отри-
цательно влияет на общеполитическую обстановку в регионе.
    Из 12 субъектов ЮФО республики занимают по основным пока-
зателям 6–12 места (таблица 1).


                              176


    Основные проблемы в промышленности, в сельском хозяйстве и
транспорте обусловлены высокой степенью износа основных произ-
водственных фондов (65–70%), недостатком долгосрочных инвести-
ций, низким уровнем использования производственных мощностей
(20–25%), высокими процентными ставками по заемным средствам.
Недостаточно больниц, поликлиник, детских садов, обеспеченность
жильем ниже среднероссийского уровня.

Таблица 1 – Социально-экономические показатели развития субъектов
Южного Федерального округа

                          Краснодарский
                                                              КБР,
                         край, Ростовская,      Ставро-                  Респуб-
                                                              КЧР,
    Место в ЮФО          Волгоградская и       польский                   лика
                                                             РСО-А,
                           Астраханская          край                    Дагестан
                                                             РИ, ЧР
                             области
 Численность населе-                            2726,4                     2602
 ния, тыс. чел.
 Среднегодовая чис-                             1077,3                    786,2
 ленность занятых в
 экономике, тыс. чел.
 Доля занятого насе-                            39,51%                   30,22%
 ления в общей чис-
 ленности, %
 По всей совокупности          1–4                5            6-10         11
 показателей
 По занятости                  1–4                6           5, 7-10       11
 По доходам                    1–4                5             6-10        11
 По расходам                   1–4                5             6-10        10
 По зарплате                   1–4                6           5, 6-10       12
 По валовому регио-            1–4                6          5, 6-9,11      10
 нальному продукту на
 душу населения
 По валовому регио-            1–4                7          5,6, 8-10      12
 нальному продукту на
 единицу осн. фондов
 По продукции про-             1–4                5            6-10         11
 мышленности в рас-
 чете на душу населе-
 ния
 По продукции сель-            1-3, 5             4         6-8,10,11       9
 ского хозяйства в
 расчете на душу насе-
 ления
 По вводу жилья в              1-3, 5             4           6-9,11        10
 расчете на душу насе-
 ления



                                         177


    Как следствие социально-экономических проблем, происходит
отток населения из республик и изменяется этническая структура
краев и областей ЮФО (Рисунки 1, 2).
                                                                  Россия
   60
                                                                  ЮФО
   50
   40
   30
   20
   10
    0
         1990   1995   1996   1997   1998    1999   2000   2001   2002     2005


Рисунок 1 – Динамика миграционного прироста в России и ЮФО 1990–2005 гг.

  120
                                                ЮФО
  100
    80                                          Ставро п оль ский край

    60
    40
    20
     0
         1990 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2005

Рисунок 2 – Динамика миграционного прироста в Ставропольском крае и ЮФО 1990–2005 гг.

В Ставропольском крае условно можно выделить три миграционных
«волны». В начале 90-х гг., в период распада СССР, в Ставрополь-
ский край началось массовое переселение греков из Грузии и Абха-
зии, армян из Нагорного Карабаха.
    В годы так называемой Первой чеченской войны из Чеченской и
прилегающих к ней республик хлынул поток беженцев в Ставро-
польский, Краснодарский края, Ростовскую область. И, наконец, в
2000–2004 гг. миграция иностранных граждан из государств Цен-
тральной и Восточной Азии (Китай, Вьетнам, Корея) и лиц без граж-
данства, их незаконное пребывание на территории края ухудшило и


                                       178


без того сложную социальную обстановку, создавая базу для форми-
рования криминальных и террористических групп .
    От межнациональной обстановки напрямую зависит и решение
вопроса, пойдут ли на Северный Кавказ инвестиции. Это важно не
только для самого Кавказа, но и для страны в целом, так как этот
регион всегда был центром на южном маршруте.
    Рассматривая содержание межэтнических отношений, нельзя не
заметить проблемы и противоречия объективного и субъективного
характера, определенную конфликтогенную готовность населения,
соревнование этнических групп и диаспор в достижении жизнеобра-
зующих целей: создание хозяйственных ниш, формирование элит,
вхождение во власть, влияние на принятие властнозначимых решений.
    Особую роль в дестабилизации межнациональных отношений
играет духовно-нравственный и идеологический кризис среди под-
растающего поколения. При решении вопросов политического и
экономического характера это важное направление воспитания мо-
лодежи было выпущено из вида и, как следствие, в начале 90-х годов
Кавказ стал местом поломничества так называемых миссионеров из
Саудовской Аравии, Иордании, Турции. «Бескорыстные» служители
веры стали не просто приобщать к «чистому» исламу молодежь, но и
приглашать на обучение за рубеж. Какими идеологически «подко-
ванными» возвращались ребята домой, теперь всем известно.
    Поэтому стабилизация межэтнических отношений и оптимиза-
ция этнополитических процессов видятся нам самостоятельными
направлениями политического управления.
    По данным анализа военно-политической обстановки, в нынеш-
них условиях происходит усиление национального, этнического и
религиозного экстремизма, активизация сепаратизма.
    Беспрецедентными факторами дестабилизации, сдерживания ре-
формирования и демократизации выступают северокавказский тер-
роризм, религиозный экстремизм.
    Исследователи терроризма стали обоснованно характеризовать
политический терроризм как этнорелигиозный феномен, представ-
ляющий собой крайнее выражение этнических и религиозных кон-
фликтов, столкновений двух культур – христианской и мусульманской,
представители которых не ищут путей и способов сотрудничества,
взаимопонимания, общих целей и путей развития и добрососедства.
    Благодатной почвой для этнорелигиозного терроризма являются
экстремизм, национальная и религиозная нетерпимость, вражда и

                                179


ненависть, отсутствие желания видеть в других группах партнеров
для переговоров и компромиссов.
    Терроризм на Северном Кавказе является этнорелигиозным. Как
известно, цель этнорелигиозного терроризма – практическая реали-
зация националистических и религиозных идей, обеспечение торже-
ства своей нации или религии. Она достигается за счет подавления
(или даже уничтожения) других национальных и религиозных групп,
что наблюдается даже в рамках одной религии.
    Жертвами становятся представители разных этногрупп. Весо-
мым аргументом для такого вывода служат теракты в Буденновске
(Ставропольский край) в 1995 г., Кизляре (Республика Дагестан) в
1996 г., Беслане (Северная Осетия) в 2004 г., в результате которых
пострадали русские, ингуши, карачаевцы, осетины, лезгины и другие
представители разных национальностей и конфессий.
    Еще одним из аргументов в пользу такой точки зрения является
поддержка местным населением (что нередко имеет место) национа-
листических и сепаратистских идей и планов конкретных боевиков,
готовность оказать им помощь.
    На криминогенную обстановку в регионе влияет сохранившийся у
многих народов Северного Кавказа общинный уклад жизни, характе-
ризующийся наличием в структуре каждого общинного образования
нескольких кланов, интересы которых могут не совпадать, что приво-
дит к межклановой вражде и борьбе, кровной мести. Безусловно, та-
кой уклад оказывает существенное влияние на жизнь людей, прожи-
вающих на данной территории, их взаимоотношения и, как следствие,
на боевые и террористические действия; дестабилизирует обстановку,
нарушает мирное сосуществование этносоциума в целом. Эта особен-
ность жизни народов Северного Кавказа также является аргументом в
пользу того, что терроризм здесь носит этнорелигиозный характер.
    Наши исследования подтверждают высказанное в правовой ли-
тературе мнение о том, что этнотерроризм могут «реализовывать» не
только представители одной этнорелигиозной группы, но и люди
любой другой национальности или вероисповедания, неверующие,
которые за плату (по разным мотивам) участвуют в террористиче-
ских и военных действиях. Они могут выполнять функции рядовых
исполнителей, наемников-боевиков. Организаторами и руководите-
лями этнорелигиозного терроризма чаще всего выступают предста-
вители нации, чьи интересы отстаиваются.


                              180


    Вместе с тем, мы далеки от мысли, что этнорелигиозный терро-
ризм следует сводить к столкновениям между исламским и христи-
анским миром, поскольку он проявляется и в каждом из них. В по-
следнее время к терроризму чаще всего прибегают лица, испове-
дующие исламскую религию, и, прикрываясь ею, ведут террористи-
ческую войну якобы за ценности ислама. Поэтому современный эт-
норелигиозный терроризм называют исламским, или мусульманским.
    Однако экстремистко-террористическую войну ведут не все му-
сульманские народы. Более того, далеко не все люди, исповедующие
ислам, разделяют ценности, идеалы и способы решения проблем, ко-
торых придерживаются наиболее радикальные и агрессивные деятели.
К примеру, большая часть терактов в России совершена на Северном
Кавказе в связи с событиями в этом регионе либо выходцами из на-
циональных республик данного региона по этнорелигиозным мотивам.
    Несмотря на это, у абсолютного большинства проживающих в
этом регионе представителей разных национальностей и вероиспо-
веданий, которые имеют свой взгляд на происходящее (см. Таблицы
2, 3), находят осуждение различные проявления политической, этни-
ческой и религиозной нетерпимости, создающие угрозу безопасно-
сти региона.
    Сегодня, помимо терроризма, серьезную угрозу стабильности и
общественной безопасности в регионе представляет экстремизм. В
идеологическом плане экстремизм отрицает всякое инакомыслие, пы-
тается жестко утверждать собственную систему политических, идео-
логических или религиозных взглядов, навязывает их любой ценой.
    В межнациональных и межконфессиональных отношениях экс-
тремизм находит выражение в разжигании вражды и ненависти меж-
ду нациями и народностями, вооруженных конфликтах, посягатель-
ствах на территорию соседних республик, в актах насилия по отно-
шению к некоренному населению, представителям других этниче-
ских образований.
    Важно отметить, что субъекты региона предпринимают попытки
решить данные проблемы путем установления соответствующих ог-
раничений и запретов. В частности, приняты законы Республики Да-
гестан «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности
на территории Республики Дагестан», Карачаево-Черкесской Респуб-
лики «О противодействии политическому и религиозному экстремиз-
му на территории Карачаево-Черкесской Республики», другие норма-
тивные акты локального характера. Однако на практике не осуществ-

                                181



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика