Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 2. Международное сообщество и национальные государства в поиске ответов на новые угрозы безопасности: Сборник научных докладов

Голосов: 3

Сборник посвящен основным проблемам международной и национальной безопасности, исследованию теоретических, исторических, политологических, правовых аспектов противодействия угрозам безопасности. Представители научно-исследовательских сообществ, политические деятели, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур России, Франции, Латвии, Эстонии, стран СНГ анализируют деятельность международного сообщества в поиске ответов на новые вызовы, взаимопонимание и взаимодействие власти и общества в борьбе с терроризмом и экстремизмом на глобальном и региональном уровнях. В отдельном разделе исследуется роль средств массовой информации, силовых структур, общественных организаций в формировании реакции общества на дестабилизирующие факторы современности. Представляет интерес для широкого круга юристов, политологов, историков, сотрудников государственных и правоохранительных организаций. Издание может быть использовано в учебном процессе в высшей школе для преподавателей, студентов и аспирантов юридических, исторических, политологических и философских специальностей. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
        А чему все-таки учат юношей в духовных школах? Кто может
ответить, сколько еще мальчишек на Кавказе подверглись психоло-
гическому воздействию посредством такого духовного воспитания?
    Официально власти Саудовской Аравии дистанцируются от вах-
хабизма и даже ограничивают его влияние на территории своей
страны, однако правящий режим поощряет духовную неудовлетво-
ренность фундаменталистов за ее пределами, используя лозунги ис-
ламской солидарности и оказания содействия зарубежным мусуль-
манам, якобы подвергающимся гонениям.
    Бен Ладен тоже является выходцем из богатого рода Саудовской
Аравии.
    Поразительно следующее. Подавляющее большинство руково-
дителей Глобального исламского джихада Салафи в целом, и Аль-
Кайеды, в частности, имеют высшее профессиональное образование,
женаты и имеют детей. Среди них нет людей, страдающих психиче-
скими заболеваниями.
    Результаты исследования Марка Сейджмена свидетельствуют о
том, что большинство членов Аль-Кайеды принадлежит к социально
обеспеченным слоям населения: около 18% – к высшему классу, бо-
лее половины – к среднему, одна треть – к низшему классу. Лишь
16,7% имеют неоконченное среднее образование, 12,1% – среднее,
28,8% обучались в колледже, а 33% окончили колледж, 9% имеют
ученую степень. Вопреки распространенному мнению, что вербовка
членов террористических групп происходит в фундаменталистских
исламских школах, не более 10% террористов имели религиозное
образование, все остальные – исключительно светское13.
    Среди членов сети не было обнаружено ни безработных, ни бро-
дяг, пришедших к террору в поисках денег или славы. Их можно ско-
рее охарактеризовать как квалифицированных профессионалов при
хорошей работе: более 40% – врачи, юристы, учителя и пр., свыше
30% – профессионалы средней квалификации, и лишь каждый четвер-
тый не имеет специальной квалификации. Причем к последней кате-
гории принадлежат в основном арабы, выходцы из Магриба (Марокко,
Алжир и Тунис). Обращает на себя внимание тот факт, что в деятель-
ность террористических организаций вовлечена главным образом мо-
лодежь. Средний возраст активистов – около 26 лет.
    Сценарий вовлечения в террористическую деятельность, приве-
денный И.И. Хохловым – научным сотрудником Института мировой
экономики и международных отношений Российской академии наук,

                              152


позволяет представить механизм и масштабы деятельности экстре-
мистских и террористических групп.
    В двух случаях из трех ключевую роль в принятии решения о
вступлении в террористическую организацию играют именно дру-
жеские и родственные связи между террористами, а не идеология.
Сценарий присоединения к движению исламского джихада предпо-
лагает несколько этапов.
    На начальном этапе молодой человек, чувствующий свое оди-
ночество в чуждом ему западном мире, направляется в знакомое ему
еще по жизни на родине место – мечеть – в первую очередь для того,
чтобы оказаться в кругу знакомых людей с близкими интересами и
общими для всех иммигрантов проблемами.
    На втором этапе происходит вовлечение молодого человека в
одну из небольших групп единомышленников, и встречи переносят-
ся из религиозных и культурных учреждений на частные квартиры.
    На третьем этапе происходит интенсивная идеологическая об-
работка будущих террористов. Какими бы ни были изначальные
причины вступления в террористическую сеть, будущие террористы
проходят длительную идеологическую подготовку в небольших
группах, в которых формируется чувство взаимного доверия и пре-
данности между членами, а также происходит принятие всеми чле-
нами группы убеждений своих экстремистски настроенных и фана-
тичных лидеров.
    Новый круг общения в сочетании с исламистской пропагандой
отдаляет террористов от друзей и семьи, усиливая изолированность
от общества и преданность новой группе, которая, в свою очередь,
укрепляет веру нового адепта в идеи исламского террора. На этом
этапе члены террористической ячейки уже готовы принимать полно-
ценное участие в джихаде. Критическим фактором оказывается то,
что они отождествляют идеи джихада не с абстрактными постулата-
ми исламистской идеологии, а с конкретными людьми из группы, в
которой они проходили подготовку.
    Финальным этапом является обучение в тренировочных лаге-
рях, которые до конца 2001 года находились на территории Афгани-
стана, а в настоящее время переместились в Судан и на север Паки-
стана. Те члены террористических ячеек, которые проявили себя в
период подготовки с наилучшей стороны, направляются на самые
ответственные участки по личному указанию высших руководителей
Аль-Кайеды.

                                153


    В этом плане проводимые под эгидой США международные
контртеррористические операции в Афганистане и Ираке представ-
ляют собой отличные полигоны для проверки преданности новых
членов Аль-Кайеды и повышения в реальной боевой обстановке их
профессиональных качеств при проведении террористических актов
против коалиционных сил под эгидой США. Также неплохим поли-
гоном для отработки методов террористического воздействия явля-
ется территория Северного Кавказа.
    В заключении хотелось бы сказать следующее.
    Как я уже упоминал выше, в мечетях на Северном Кавказе прово-
дят проповеди и читают Коран на арабском языке, а разъясняют его
положения на национальном языке, причем в явно агрессивном клю-
че. Это происходит по той причине, что государство, как во времена
существования СССР, так и после его распада не уделяло должного
внимания работе с религиозными конфессиями, в том числе и с ис-
ламской религией. В результате в настоящее время на территории
Российской Федерации отсутствует целенаправленная подготовка ду-
ховных мусульманских лидеров, которые бы проповедовали мирный
ислам. Аналогичные задачи в отношении христианства решаются
Православной Церковью гораздо эффективнее. А ведь на самом деле
ислам – мирная религия и сотни лет в России мирно сосуществовала с
христианством и другими религиозными напрвлениями.
    Власть в России должна шире практиковать и приглашать к пуб-
личным выступлениям на телевидении и других СМИ представите-
лей Ислама с разъяснением мирного характера Исламской религии, а
в своих проповедях для исповедующих Ислам, в мечетях и духовных
школах воспитывать ненависть к насилию и терроризму. Поверьте,
это будет находить поддержку и одобрение не только у власти и
большинства населения нашей страны, но и среди других религиоз-
ных конфессий. К сожалению мы это видим крайне редко. Это по-
зволит увеличить степень уважения населения мирового сообщества
к ИСЛАМУ как к одной из мировых религий.
    Для сохранения многовековой солидарности поликонфессио-
нальной России необходимо более активно использовать возможно-
сти религий и духовных лидеров. Ведь истинные Ислам, Буддизм,
Христианство и др. религии призывают народы жить в мире и согла-
сии. В их вероучительных первоисточниках заложены источники
общечеловеческих нравственных ценностей.


                              154


1
     Слово «террор» в политическом лексиконе Европы появилось в XIV веке, когда с
     латыни на французский были переведены сочинения древнеримского историка Тита
     Ливия. Смысл этого слова в различные исторические эпохи понимался по-разному.
     Однако большинство историков сходятся во мнении, что популярным это слово и то,
     что под ним понимается сегодня, стало во времена Великой французской революции
     1789-1794 годов, которую иногда называют «эпохой террора». Кроме слова «террор»,
     период Великой французской революции внес в общечеловеческий лексикон такие
     слова и понятия, как «революция», «революционная справедливость», «враг народа»,
     «чрезвычайный уголовный суд», «права и свободы гражданина и человека» и др. В
     словаре, изданном во Франции в 1776 году, слово «террорист» имеет положительное
     наполнение, и многие из руководителей революции гордились, когда за их
     «решительность» и пламенную веру в «революционную справедливость» именовали
     террористами. О двойственной природе террора писали ученые Российской империи
     еще в конце XIX века.
2
     Куликов А.С. Депутат Государственной Думы, генерал армии, доклад на
     международной конференции «Мировое сообщество в борьбе с терроризмом» (12-
     13 ноября 2001 года).
3
     Киреев М.П. Материалы 2-й международной научно-практической конференции
     «Мировое сообщество в борьбе с терроризмом» 12-13 ноября 2001 года. М., 2001.
4
     Устинов В. Генеральный прокурор Российской Федерации, заслуженный юрист
     РФ // Российская юстиция. 2002. №5.
5
     Аналитический вестник Федерального Собрания Российской Федерации. Вып. 22
6
     Материалы 2-й международной научно-практической конференции «Мировое
     сообщество в борьбе с терроризмом» 12-13 ноября 2001 года. М., 2001.
7
     Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ //
8
     Егоров. ГД ФС РФ. Об исламском экстремизме.
9
     Хохлов И.И. научный сотрудник Института мировой экономики и международных
     отношений Российской академии наук
10
     Так, в 1192 году улема в Кордове (Испания) сожгла все книги из главной научно-
     медицинской библиотеки, а через 800 лет, в 1979 году, по распоряжению аятоллы
     Хомейни была проведена исламизация высшего образования Ирана, что привело к
     закрытию с 1980 по 1983 год всех неисламских университетов в этой стране и пре-
     следованию преподавателей светских дисциплин. Улемы (араб. улама - ученые), в
     точном смысле - сословие мусульманских богословов и законоведов. На практике
     улемами часто называют все категории мусульманских духовных наставников, тех,
     кто совершил паломничество в Мекку, а также образованных уважаемых мусульман.
11
     Ваххабиты – сторонники религиозно-политического движения в суннитском
     исламе, возникшего в Аравии в середине XVIII века на основе учения шейха
     Мухаммада бин Абд аль-Ваххаба. Стержнем этого учения было представление о
     единобожии, согласно которому Аллах – единственных источник творения и
     только он достоин поклонения со стороны людей.
12
     Жданов С. Ваххабиты и их покровители. М.: ЗАО «Газета «Правда», АОЗТ
     «Кодекс-М», 2000.
13
     Сейджмен Марк, профессор социологии Пенсильванского университета, советник
     правительства США по борьбе с терроризмом, автор книги Understanding Terrorist
     Network.




                                          155


        И. Л. Бабич
        Взаимодействие внутренних и внешних
        факторов в процессе создания
        государственного механизма противодействия
        исламскому радикализму на Северном Кавказе1




Современный Северный Кавказ уже не раз становился ареной геопо-
литического соперничества империй: Российская империя в борьбе с
западными и восточными странами отстаивала свое право на овладе-
ние территорией, на которой проживали многочисленные горские на-
роды с различными культурами, языками и уровнем общественно-
политического развития. Религия являлась одним из ключевых инст-
рументов в этой борьбе: с одной стороны, Россия совместно с Грузией
стремилась к христианизации народов Северного Кавказа, а с другой,
Османская империя стремилась к исламизации горцев региона.
    1990-е годы, когда рухнул СССР, вновь обострили эту борьбу,
которая развернулась не только в экономической и политической
областях, но и в идеолого-религиозной.
    Восточные страны вновь стали вести активную политику на Се-
верном Кавказе вообще, и на Северо-Западном и Центральном Кав-
казе, в частности. С начала 1990-х годов в регионах Российской Фе-
дерации, в которых ислам исторически стал традиционной религией,

1
    ©   Бабич И. Л., 2008


                              156


появилась возможность возрождения отправления религиозного
культа. В этом процессе, который уже длится почти 20 лет, на опре-
деленных этапах пытались принимать участие мусульмане как ряда
зарубежных восточных стран – Турции, Саудовской Аравии, Сирии,
так и мусульмане других республик Северного Кавказа и Закавказья.
    Цель данной статьи – рассмотреть процесс исламского возрож-
дения в ряде республик Северного Кавказа с точки зрения создания
государственного механизма противодействия исламскому радика-
лизму.
    Рассмотрим этапы исламского возрождения на Северном Кавказе.
    В целом, в современной истории исламизации можно выделить
четыре этапа: 1990–1995 гг., 1996–2000 гг., 2001 – сентябрь 2005 гг.,
октябрь 2005 г. – по настоящее время.
    I-й этап. 1990–1995 гг. – это было время, когда в массовом мас-
штабе – и в городах, и в мелких населенных пунктах – стали появлять-
ся исламские общины, члены которых стали осуществлять каждо-
дневные моления вначале в молельных домах, а затем и в восстанов-
ленных или построенных заново мечетях. Этот процесс затронул все
слои горских обществ Северного Кавказа, причем, по моему мнению,
в этот период он проходил совместно и во взаимодействии с процес-
сом национального возрождения, когда в республиках региона стали
возникать многочисленные общественно-политические движения,
стремящиеся к расширению национально-государственной независи-
мости.
    Как правило, джамааты сформировались на основе четырех кате-
горий мусульман: 1) мусульмане, которые не посещали мечетей, но
периодически дома совершали намаз и соблюдали пост (среди му-
сульман этой категории много женщин); 2) мусульмане, которые
посещали мечети только по основным исламским праздникам, не
совершая дома намаза и не соблюдая поста; 3) мусульмане, которые
по пятницам совершали намаз в мечети, а в другие дни могли совер-
шать его дома, а могли и вовсе не совершать; 4) мусульмане, кото-
рые посещали мечеть для совершения намаза часто, по возможности
каждый день (среди мусульман этой категории много молодежи).
    К середине 1990-х годов внутри джамаатов стали появляться
разногласия между верующими. Так, молодые мусульмане Кабарди-
но-Балкарии отделили себя от так называемых этнических мусуль-
ман (традиционных мусульман), к которым они причислили жителей
КБР, не совершающих намаз ни дома, ни в мечети, но считающих

                                  157


себя мусульманами. Обычно этнические мусульмане вспоминали об
исламе во время похорон, свадьбы или основных исламских празд-
ников. Поэтому ислам старшего поколения молодые мусульмане
назвали похоронным, народным или традиционным. Себя молодые
мусульмане называли молящимися, молодыми мусульманами, разви-
вающими новый, или чистый, ислам. В свою очередь, пожилые му-
сульмане ислам молодых граждан КБР стали называть турецким или
арабским, что было неслучайно, о чем речь пойдет дальше.
    II-й этап – 1996–2000 гг. В это время стали развиваться противо-
речия внутри исламских общин. Со второй половины 1990-х годов
можно было наблюдать процесс деления крупных общин на более
мелкие, что было связано как с увеличением числа молодых ислам-
ских лидеров и усилением борьбы между ними за лидерство в ис-
ламском обществе, так и с необходимостью строительства новых
мечетей, решение о которых обычно принимал новый джамаат, не
имеющий своей мечети. В основном противоречия касались сле-
дующих сторон исламской жизни:
    Нравственный климат. У молодых мусульман сформировалось
глубокое представление о том, что современное исламское пробуж-
дение во многом меняло нравственный климат. Многие из них при-
знавались, что до принятия ислама вели аморальный, а иногда и
криминальный образ жизни. В тех населенных пунктах, где моло-
дежь стала активно посещать мечети, стало происходить меньше
краж, драк и других преступлений, свойственных современному се-
верокавказскому и вообще российскому обществу1. В мечеть начи-
нали ходить бывшие пьяницы, наркоманы, и некоторые из них дей-
ствительно меняли свой образ жизни. Если прихожанин мечети про-
должал совершать аморальные поступки, то по решению джамаата
ему могли запретить посещать мечеть2.
    «Догматические» расхождения. Начало проведения переоценки
кавказских традиций. Так, лидеры молодых мусульман КБР в целях
модернизации исламской жизни стали рассматривать кабардинскую
и балкарскую культуры как некое культурное пространство, которое
требует анализа с точки зрения исламского хадиса. Речь шла о том,
что в новую исламскую культуру можно взять только те традиции
горцев, которые не противоречат исламу. К этому анализу была при-
влечена местная научная интеллигенция3.
    На Северном Кавказе до сих пор распространена форма заклю-
чения брака путем похищения невесты, к которому прибегают при

                               158


наличии разногласий между родителями и молодыми. Молодые му-
сульмане ведут работу по ограничению применения традиции похи-
щения невест и внедрению устройства брака через сватовство4. От-
части сохраняется адатная традиция кровной мести, которую может
совершить кто-либо из близких родственников потерпевшего. Кров-
ная месть по шариату возможна только с разрешения кадия или
Шуры5. На Северном Кавказе употребление алкоголя глубоко вошло
в быт и во все застольные процедуры. Молодые мусульмане пыта-
ются ограничить его употребление. Свадьбы молодых мусульман
проводятся либо вообще без алкоголя, либо организуется отдельный
стол для непьющих мусульман 6 . До сих пор в регионе популярна
танцевальная культура, широкий спектр танцев и музыкальных ин-
струментов. Согласно исламским канонам, танцы мужчин с женщи-
нами не разрешаются. Молодые мусульмане КБР допускают только
те танцы, где участвуют одни мужчины, под барабан и джигитовку.
Так, один молодой человек, когда начал посещать мечеть, вынужден
был покинуть национальный ансамбль, в котором он до этого рабо-
тал 7 . На Северном Кавказе сохраняется колдовство и знахарство.
Молодые мусульмане выступают против ношения взрослыми людь-
ми амулетов дуа, допуская таковые лишь по отношению к детям, так
как они еще не могут самостоятельно совершать омовение и намаз,
которые защищают человека без дуа8.
     Даже институт почитания старших не одобрялся молодыми му-
сульманами. Они отказывались придерживаться этой традиции во
время посещения мечети. Согласно традиции почитания старших, в
мечети места впереди следует предоставлять старшим по возрасту, а
по исламским правилам эти лучшие места занимают те, кто пришел
в мечеть раньше. На этой почве, как показывают полевые этногра-
фические материалы Адыгеи и Кабардино-Балкарии, конфликты
между мусульманами бывали прямо в мечети. Ревизии подверглась и
характерная для Кавказа клановая структура. Молодые мусульмане
отвергали первостепенное значение родственного фактора во взаи-
моотношениях верующих. Старшее поколение не одобряло поведе-
ние молодых.
     Молодые мусульмане активно выступили против кавказских
традиций, связанных с похоронами и поминками (раздача «сумок»,
многочисленные поминки, раздача одежды, совершение намаза на
кладбище (исключение – джаназа намаз).


                                159


    Этническое возрождение народов Северного Кавказа, по мнению
исламских идеологов, должно опираться не на поддержку и развитие
кавказских традиций, а на формирование новой исламской культуры.
Поэтому, например, молодые мусульмане не поддерживали сохране-
ние национальной (кабардинской и балкарской) одежды, предпочи-
тая распространять идею ношения исламской одежды. Исламская
идеология 1990-х годов развивалась через формирование новой эт-
нической идентичности. Молодые мусульмане прежде всего стали
осознавать себя мусульманами, а лишь затем вспоминали о своей
национальной принадлежности, тогда как пожилые мусульмане счи-
тали себя в первую очередь кабардинцами, балкарцами и т. д.9 Под-
черкнем, что формирование исламской идеологии и особенно ее ус-
пешное распространение возможно благодаря безусловному кризису
современной светской идеологии, характерному для всей России. Но
если в других российских регионах научная и творческая интелли-
генция в течение 1990-х годов мучительно вела поиск новой идеи,
необходимой для сплочения народа, то на Северном Кавказе неза-
метно произошла подмена общечеловеческих ценностей исключи-
тельно исламскими.
    Со второй половины 1990-х годов на Северном Кавказе началась,
а затем стала стремительно расти внутриисламская борьба между
руководителями общин или мечетей за лидерство в обществе. Наи-
более распространенная форма внутриисламской борьбы – это борь-
ба между исламским лидерами старшего и молодого поколения либо
за получение должности сельского или городского имама, либо за
распространение своего влияния и укрепление авторитета среди
прихожан и членов общины. Поскольку молодым мусульманам час-
то бывало трудно официально занять должность имама, они вынуж-
дены были соглашаться либо на должность его заместителя, либо на
должность амира, либо становились просто неформальными ислам-
скими лидерами при наличии в мечети или общине имама старшего
возраста. Молодые исламские лидеры имели навыки ведения пропо-
ведей и владели методикой распространения исламской идеологии,
поэтому в конкуренции с пожилыми мусульманами лидерами победу
одерживала молодежь.
    На этом этапе исламского возрождения появилась и борьба за
власть между официальными и неофициальными исламскими орга-
низациями и лидерами. Так, Духовное управление мусульман КБР –
официальный религиозный орган, которому формально к началу

                             160


2000 г. подчинялись все исламские общины и мечети республики, –
был образован в начале 1990-х годов, в период распада Духовного
управления мусульман Северного Кавказа и формирования респуб-
ликанских духовных управлений. ДУМ КБР проводило и продолжа-
ет проводить значительную работу по внедрению и возрождению
ислама в республике: это и строительство мечетей, и организация
исламского просвещения, управления и контроля за деятельностью
мечетей и исламских общин.
    Тем не менее, в реальности к началу 2000-х гг. руководителям
ДУМ КБР удалось завоевать авторитет лишь среди части мусульман
республики и лишь частично контролировать процесс исламизации:
в большей степени – в Малой Кабарде, в меньшей – в Большой Ка-
барде и Балкарии. Часть исламского духовенства, главным образом,
молодого возраста, постепенно отказалась признавать ДУМ в каче-
стве руководящего органа, посещать организованные ДУМ меро-
приятия, платить налоги с треб и т. д., предпочитая контактировать с
Исламским центром и ориентироваться на него.
    Центр начал развиваться в начале 1990-х годов как молодежное
ответвление ДУМ КБР, поскольку ориентировался на сельскую мо-
лодежь, вовлекая ее в исламскую жизнь. В 1995 г. он уже отпочко-
вался от управления и был зарегистрирован в Министерстве юсти-
ции КБР как самостоятельная организация, продолжая, тем не менее,
тесно сотрудничать с ДУМ КБР. К этому времени Центр уже имел
13 филиалов в различных населенных пунктах КБР. Исламский
центр ввел ряд управляющих и контролирующих органов в тех рай-
онах КБР, где большинство членов джамаатов – молодежь (в Балка-
рии и Большой Кабарде): совет джамаатов, объединяющий моло-
дых лидеров КБР, и Шура, собрание молодых представителей джа-
маатов, располагающихся в одном районе КБР10.
    Начиная с 1997–1998 гг., по мере роста влияния среди молодых
мусульман КБР и стремления к лидерству руководителей Исламско-
го центра, отношения с ДУМ КБР ухудшались11. Центр стал в оппо-
зицию официальной исламской власти в КБР. ДУМ КБР и государ-
ственные структуры из-за формального несоблюдения Исламским
центром закона о регистрации (он не предоставлял ежегодные отче-
ты о своей деятельности в Министерство юстиции КБР) сумели его
закрыть12. С 2000 г. Центр стал функционировать неофициально.
    Как нам представляется, разногласия внутри исламских общин
являются типичными для любого процесса, связанного с религиоз-

                                 161



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика