Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 2. Международное сообщество и национальные государства в поиске ответов на новые угрозы безопасности: Сборник научных докладов

Голосов: 3

Сборник посвящен основным проблемам международной и национальной безопасности, исследованию теоретических, исторических, политологических, правовых аспектов противодействия угрозам безопасности. Представители научно-исследовательских сообществ, политические деятели, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур России, Франции, Латвии, Эстонии, стран СНГ анализируют деятельность международного сообщества в поиске ответов на новые вызовы, взаимопонимание и взаимодействие власти и общества в борьбе с терроризмом и экстремизмом на глобальном и региональном уровнях. В отдельном разделе исследуется роль средств массовой информации, силовых структур, общественных организаций в формировании реакции общества на дестабилизирующие факторы современности. Представляет интерес для широкого круга юристов, политологов, историков, сотрудников государственных и правоохранительных организаций. Издание может быть использовано в учебном процессе в высшей школе для преподавателей, студентов и аспирантов юридических, исторических, политологических и философских специальностей. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    сультативным, но, в отличие от последних, они ориентированы не
столько на контакт с центральными властями страны, сколько на
непосредственную работу со служащими полиции. Афганистан сто-
ит перед необходимостью воссоздания полицейских служб практи-
чески с нуля. Соответственно, там миссия ЕС (около 200 человек)
направлена на обучение будущих афганских полицейских и на по-
мощь подготовленным кадрам в их работе.
    Полицейская операция в Боснии и Герцеговине – наиболее дли-
тельная (осуществляется с 2003 г.) и наиболее масштабная (числен-
ность с учетом местного персонала достигала 500 человек). Придя на
смену полицейским силам ООН, миссия Евросоюза направляла раз-
витие полицейских служб Боснии и Герцеговины и обеспечивала
осуществление тех оперативных действий, на которые боснийская
полиция была не способна. В отличие от других полицейских опера-
ций ЕС, миссия в Боснии и Герцеговине не ограничивается содейст-
вием полиции, а апеллирует напрямую к гражданам страны пребы-
вания. Набор разнообразных общественных инициатив призван убе-
дить население в том, что они могут рассчитывать на миссию ЕС как
на высшую инстанцию, способную бороться со злоупотреблениями,
допускаемыми боснийской полицией, и противостоять организован-
ной преступности23. Несмотря на то, что в реформировании поли-
цейских служб достигнут прогресс и страна вплотную подошла к
подписанию Соглашения о стабилизации и ассоциации с ЕС, поли-
цейская миссия продолжит свою деятельность до конца 2009 г. 24 .
Практически каждая из поддерживаемых ЕС реформ сталкивается с
необходимостью преодолевать сохраняющиеся в Боснии и Герцего-
вине трения между этническими общинами. Эксперты периодически
высказывают сомнения в том, что такая сложная искусственная го-
сударственная конструкция, как сформировавшаяся на основе раз-
розненных общностей боснийских мусульман, хорватов и сербов
Босния и Герцеговина, в принципе способна к самостоятельному
существованию25. Евросоюз по-прежнему намерен доказать эту спо-
собность, используя всю совокупность рычагов влияния – от воени-
зированной26 и полицейской операций до перспективы вступления в
ЕС в обозримом будущем.
    Именно в Боснии и Герцеговине Евросоюз осуществляет одну из
двух текущих операций по поддержанию мира.
    Начавшаяся 2 декабря 2004 г., почти через два года после развер-
тывания полицейской миссии ЕС, военная операция ЕCФОР «Алтея»

                                92


(EUFOR «ALTHEA») пришла на смену силам НАТО, СФОР (SFOR –
Stabilization Force – силы стабилизации)27 . Роль SFOR, начинавших
свою деятельность под именем IFOR (Implementation Force – силы
реализации), была определена Дейтонскими соглашениями, сохра-
нившими своё значение и для ЕCФОР28. Наименование «Алтея» свя-
зывается с героиней греческой мифологии, богиней лечения, посколь-
ку операция призвана способствовать «выздоровлению» Боснии и
Герцеговины после гражданской войны 29 . Переход полномочий от
НАТО к ЕС был закреплен соответствующей резолюцией Совета
Безопасности ООН, которая, в частности, устанавливала процедуру
информирования Совета Безопасности о ходе операции не реже, чем
раз в три месяца. В резолюции подтверждался статус операции как
осуществляемой в соответствии с Главой VII Устава ООН30.
    Численность личного состава, привлеченного для участия в опе-
рации, определялась необходимостью обеспечить полноценное за-
мещение СФОР и составила около семи тысяч человек, аналогично
операции НАТО. Развертывание «Алтеи» облегчило то, что уже в
СФОР к моменту завершения их миссии около восьмидесяти про-
центов персонала составляли граждане ЕС 31 . Задачей ЕС была не
физическая смена личного состава, а овладение управлением опера-
цией во всех её аспектах. К августу 2005 г. около 5800 участников
«Алтеи» представляли страны ЕС, и около 860 человек – одинна-
дцать стран-партнеров. Наибольший вклад в формирование личного
состава операции внесли Германия (около 1200 человек), Италия
(более 1000) и Великобритания (более 700), а из числа стран-
партнеров – Турция (около 350 человек). Назначение заместителя
главы Верховного командования НАТО в Европе командующим
операцей и размещение штаб-квартиры операции на территории это-
го командования также очевидно способствовало обеспечению пре-
емственности.
    Следует отметить, что к моменту начала операции в Боснии и
Герцеговине, ЕС и НАТО уже позаботились о довольно надежном
фундаменте для дальнейшего взаимодействия. Этим фундаментом
стали обнародованные в 1996 г. в Берлине решения Североатланти-
ческого совета, устанавливавшие принципы сотрудничества между
НАТО и ЗЕС 32 . Проходившие с 1999 г. переговоры по адаптации
договоренностей 1996 г. к ситуации, сложившейся после принятия
решения об интеграции Западноевропейского союза в ЕС, блокиро-
вались не устраивавшим Грецию требованием Турции, желавшей

                                93


получить право на участие в ЕПБО в случаях, когда ЕС вынужден
прибегнуть к помощи НАТО. Испытывая на себе давление со сторо-
ны других членов ЕС, Греция пошла на уступки33. В результате в
октябре 2002 – марте 2003 г. была сформирована схема взаимодейст-
вия НАТО и ЕС, получившая название «Берлин плюс»34.
    Основой «Берлин плюс» является отказ от использования ЕПБО
против какого-либо из не входящих в ЕС государств-членов НАТО и
от использования военного потенциала НАТО против ЕС в целом
или какого-либо из его членов. Кроме того, стороны заявили об отка-
зе от действий, нарушающих Устав ООН. Европейским странам-
членам НАТО, не входящим в ЕС, предоставлено право участвовать
в планировании и осуществлении операций, проводимых с исполь-
зованием ресурсов Альянса. При проведении операций без исполь-
зования потенциала НАТО ЕС также выражает намерение пригла-
шать европейские страны-члены НАТО, не входящие в ЕС, но толь-
ко после принятия соответствующего решения Советом ЕС35. При
этом из схемы «Берлин плюс» были исключены страны, не являю-
щиеся участниками программы НАТО «Партнерство ради мира»,
лишившиеся таким образом права участия в операциях с использо-
ванием ресурсов НАТО, но сохранившие возможность голосовать по
связанным с ними вопросам. Еще при принятии этого положения в
2002 г. подразумевалось, что в таком положении после расширения
ЕС 2004 г. окажутся Мальта и, что было особенно важно для Турции,
Кипр36 . В 2008 г. Мальта приняла решение о возвращении в про-
грамму «Партнерство ради мира»37.
    Договоренности «Берлин плюс» в некоторой степени ограничили
свободу действий ЕС, но были необходимы для дальнейшего разви-
тия ЕПБО не только в силу потребности в ресурсах НАТО, но и, в
еще большей степени, вследствие взаимного пересечения списков
стран-членов двух организаций. Государства, входящие одновре-
менно и в НАТО и в ЕС, стремились к минимизации конкурентной
составляющей в отношениях между этими международными акто-
рами. Появившиеся ограничения были незначительными по сравне-
нию с открывшимися возможностями для сотрудничества.
    В соответствии с концепцией операции «Алтея», силы ЕС были
разделены на три группы, каждая из которых взяла на себя ответст-
венность за обеспечение безопасности на части территории Боснии и
Герцеговины. Необходимая степень информированности руково-
дства операцией и постоянный контроль за происходящим на вве-

                               94


ренной территории обеспечивает распределение по стране Наблюда-
тельных групп связи («Liaison Observation Team»). Структура
ЕСФОР полностью повторяла организацию СФОР с некоторой кор-
ректировкой численности территориальных подразделений в сторо-
ну уменьшения и расширением, за счет освободившихся ресурсов,
личного состава для полевых подразделений38.
    Среди достижений операции «Алтея» в ходе её первой, наиболее
активной фазы можно отметить следующие:
− исследование подземных военных сооружений на территории
    Боснии и Герцеговины и блокирование доступа в них39;
− действия по сбору вооружений, находящихся в распоряжении
    гражданских лиц40. С начала декабря 2004 г. до конца февраля
    2007 г. силами ЕСФОР было изъято около 7600 единиц легкого
    вооружения («small weapons»), более миллиона различных бое-
    припасов, 14700 ручных гранат и мин и 7700 кг взрывчатых ве-
    ществ41;
− создание пунктов проверки автотранспорта («Vehicle Check
    Point») для противодействия организованной преступности, что
    было особенно актуально до проведения в Боснии и Герцеговине
    полицейской реформы, на которой настаивал ЕС42. В заявлениях
    официальных лиц подчеркивалось, что ЕСФОР не заменяли со-
    бой полицию и другие правоохранительные органы Боснии и
    Герцеговины, а оказывали помощь действиям последних43;
− участие инженерных подразделений ЕСФОР в восстановлении и
    ремонтном обслуживании дорог Боснии и Герцеговины44;
− обнаружение с помощью вертолетов мест незаконной вырубки
    деревьев45;
− действия по поиску разыскиваемых Международным трибуна-
    лом по бывшей Югославии подозреваемых в военных преступ-
    лениях46;
− наблюдение за разминированием территорий, осуществляемым
    силами Боснии и Герцеговины47;
− контроль за уничтожением избыточных запасов вооружений48;
− принятие мер по предотвращению химических, бактериологиче-
    ских и радиационных угроз49.
    Действия, предпринимавшиеся в рамках операции, показывают,
что, несмотря на свой военный характер и готовность погасить реци-
дивы конфликта в случае их возникновения, «Алтея», по сути, ком-


                                95


пенсировала недостатки в работе полицейских сил и служб безопас-
ности Боснии и Герцеговины.
    Стремясь донести до населения смысл деятельности ЕСФОР, на-
блюдательные группы связи прибегают к новаторским формам дея-
тельности, включающим, например, издание распространяемых бес-
платно молодежных журналов, рассчитанных на разные возрастные
категории и выпускаемых в разных языковых версиях, и организа-
цию регулярных радиопередач. Подготовкой необходимых для осу-
ществления таких действий материалов занимаются расположенные
в Сараево и Баня-Луке Отделы психологических операций (Psycho-
logical Operations Branch – PsyOps)50.
    В конце февраля 2007 г. ЕС принял решение о начале новой фазы
операции, которая может стать заключительной. Численность участ-
ников операции была уменьшена до уровня около 2500 человек,
большая часть которых размещена в Сараево, сохраняя возможность
получать информацию о происходящем по всей территории страны от
Наблюдательных групп связи51. Все основные исполнявшиеся персо-
налом «Алтеи» обязанности постепенно переходят к вооруженным
силам Боснии и Герцеговины, вместе с военными базами, в которых
ЕСФОР перестает нуждаться. На 2008 г. из общей численности кон-
тингента «Алтеи» в 2228 человек страны-члены ЕС обеспечивают
1899 участников (в первую очередь, Испания – 362 чел., Италия – 305
чел., Польша – 195, Венгрия – 158, Франция – 131, Германия – 127,
Австрия – 118, Болгария – 117). Среди стран-участниц, не являющихся
членами ЕС, присутствуют Турция (единственная страна из не входя-
щих в ЕС, представившая крупный контингент – 247 чел.), Швейцария,
Македония, Чили, Норвегия, Албания52.
    Появление возможности сократить численность ЕСФОР более
чем вдвое свидетельствует о том, что ситуация в Боснии и Герцего-
вине постепенно улучшается, то есть усилия Евросоюза приносят
свои результаты. С другой стороны, первый в 2008 г. из официаль-
ных отчетов о ходе операции, направляемых Верховным представи-
телем ЕС по ОВПБ в Совет Безопасности ООН, отмечая достигну-
тый прогресс, завершается констатацией хрупкости государственных
институтов Боснии и Герцеговины и сохранения напряженной поли-
тической ситуации внутри страны53. Кроме того, отмечая вклад ЕС в
урегулирование кризиса, следует помнить о той роли, которую в раз-
вертывании и проведении операции сыграла НАТО. Для Евросоюза
«Алтея» была первым опытом проведения масштабной военной опе-

                               96


рации, и помощь НАТО в такой ситуации оказалась незаменимой, и
значимость этой помощи не позволяет отнести результаты операции
исключительно на счет ЕС.
    С развертыванием полноценной военной операции в значительно
более суровых условиях Евросоюзу пришлось столкнуться в Респуб-
лике Чад и Центральноафриканской Республике (ЦАР), на террито-
рии которых проходит деятельность миссии ЕСФОР Чад / ЦАР (EU-
FOR Chad / RCA), решение о начале которой было принято в октябре
2007 г54. Операция санкционирована резолюцией Совета Безопасно-
сти ООН №1778 и представляет собой составную часть усилий ООН
по нормализации положения в тех районах Чада и ЦАР, где образо-
вались лагеря беженцев из суданской провинции Дарфур, ситуация в
которой уже на протяжении длительного времени вызывает беспо-
койство мирового сообщества 55 . Число беженцев из Дарфура пре-
вышает 240 тысяч человек, при этом в районе их расположения так-
же находятся порядка 200 тысяч жителей приграничных районов
Чада, покинувших исконные места проживания вследствие конфлик-
та56. ЕС должен обеспечить безопасность самих беженцев и доставки
им гуманитарной помощи, а также необходимую защиту персонала
ООН. Осуществление операции должно занять год с момента перво-
начального развертывания (до 15 марта 2009 г.), после чего полно-
мочия по поддержанию безопасности должны быть переданы ООН и,
возможно, Африканскому Союзу57.
    Хотя в рамках ЕСФОР Чад / ЦАР многое из необходимого для
обеспечения функционирования группировки приходится создавать
с нуля, деятельность сил ЕС облегчает долговременное (с 1986 г.)
присутствие в Чаде французской военной миссии «Ястреб»
(«Epervier»), являющейся плодом двустороннего взаимодействия
между Францией и Чадом58. Задачи французских сил отличаются от
задач ЕС, и довольно строгое разграничение двух форматов военно-
го присутствия необходимо поддерживать, поскольку антиправи-
тельственные повстанческие формирования, действующие на терри-
тории Чада, подозревают французов (в том числе и тех, которые уча-
ствуют в операции ЕС) в небеспристрастном отношении к острому
внутриполитическому противоборству, продолжающемуся в этой
бывшей французской колонии59. В то же время ЕС прибегает к со-
действию со стороны французских войск, обладающих уникальным
опытом работы в условиях Чада и полезными для ЕС техническими
возможностями (в частности, истребителями «Мираж»). Неслучайно

                                97


штаб-квартира операции размещена во французском военном форте
Монт-Валерьен (Mont-Valйrien) в пригороде Парижа.
    Нейтралитет в отношении внутренних проблем Чада – основной
принцип операции – войска ЕС могут применять оружие только в слу-
чае нападения на них самих, на беженцев или на персонал ООН. При
этом силы ЕСФОР могут оказывать определенную помощь попадаю-
щим в их зону ответственности раненным, даже если они являются
жертвами боевых действий между правительством и повстанцами60.
    В Чаде ЕС приходится сталкиваться с множеством проблем, спо-
собность к решению которых необходима для деятельного участия в
урегулировании острых кризисов. В условиях отсутствия развитой
дорожной сети и географической удаленности друг от друга тех
стратегических точек, в которых ЕС создает базы, критическое зна-
чение приобретает организация транспортных потоков. Доставка
грузов морским путем в изолированную от побережья страну зани-
мает от 30-ти до 50-ти дней и находится в зависимости от состояния
немногочисленных дорог, которые становятся опасными в периоды
обострения противостояния между правительством и повстанцами, а
в сезон дождей (с июня по сентябрь) могут становиться абсолютно
непригодными. Использование ограниченных ресурсов транспорт-
ной авиации ЕС, задействованной в Чаде практически на полную
мощность, позволяет доставлять материалы, необходимые для орга-
низации лагерей, но вряд ли сможет полностью обеспечивать их по-
стоянное снабжение. В этом отношении ЕС возлагает серьезные на-
дежды на помощь России, обладающей необходимыми технически-
ми возможностями, в частности транспортными вертолетами61. Кли-
матические условия, характеризующиеся постоянной жарой, нехват-
ка питьевой воды, добываемой путем бурения скважин, а также пус-
тынный ландшафт, занимающий значительную часть территории
страны и порождающий большое количество песка, затрудняют
функционирование техники и работу людей. Решение о том, каким
образом обеспечивать организацию лагеря для размещения своего
контингента, каждая из участвующих стран принимает самостоя-
тельно – эта подготовка может осуществляться непосредственно си-
лами собственных военных, либо с помощью уже освоившихся в
экзотической среде французских войск, или же на основе субподря-
дов, передаваемых для выполнения коммерческим фирмам62.
    На территории ЦАР, в близком к границе с Чадом и отдаленном
от столицы ЦАР районе, размещена база ЕСФОР, опирающаяся на

                               98


французские войска и призванная контролировать ситуацию в сфере
безопасности. Происходящее в этой области ЦАР может иметь непо-
средственное влияние на ту часть территории Чада, где расположены
лагеря беженцев из Дарфура.
    Общая численность персонала операции ЕСФОР должна достичь
3700 человек. Хотя номинально в зоне проведения операции к нача-
лу мая 2008 г. были размещены представители восемнадцати стран
ЕС, подавляющее большинство из них (1406 из 2379) составляют
французы. Значительный вклад также вносят Ирландия (221 чел.),
Швеция (211), Австрия (151), Бельгия (80) и Финляндия (59)63. Мож-
но заметить, что четыре из шести стран, принявших наиболее актив-
ное участие в операции на её начальном этапе, со времен «холодной
войны» сохраняют статус «нейтральных» – не присоединяющихся к
военным блокам. Возможно, это связано с тем, что в рамках идеоло-
гии нейтралитета именно операции, имеющие прямое отношение к
обеспечению безопасности людей в условиях гуманитарных катаст-
роф, являются основным возможным вариантом использования воо-
руженных сил за пределами собственной страны.
    ЕС продолжает приспособление своего потенциала в области
кризисного реагирования к современным вызовам, и хотя в этой
сфере еще многого предстоит достичь, выработанное Евросоюзом
стратегическое видение предстоящей эволюции вполне реалистично.
В октябре 2006 г. министры обороны стран ЕС в целом одобрили64
знаковый в этом отношении «Общий долгосрочный прогноз потреб-
ностей европейского оборонного потенциала» 65 (далее в тексте –
«Долгосрочный прогноз»), разработанный совместно Европейским
оборонным агентством и Институтом исследования проблем безо-
пасности ЕС66. «Долгосрочный прогноз» направлен на оценку тен-
денций в сфере международной безопасности, которые можно вы-
явить уже сейчас и которые, по оценке европейских экспертов, будут
доминировать на мировой арене к 2025 году.
    В центре внимания авторов «Долгосрочного прогноза» демогра-
фические тенденции (низкая рождаемость в развитых странах, старе-
ние населения и обратный процесс в слаборазвитых регионах), поро-
ждаемые этими тенденциями миграционные потоки и прочие асим-
метричные угрозы (в том числе терроризм)67. Оценка технологическо-
го развития человечества приводит европейских экспертов к выводу о
том, что если раньше военная сфера являлась генератором технологий,
впоследствии находивших гражданское применение, то в современ-

                                 99


ных условиях она всё больше становится потребителем гражданских
разработок, а следовательно, ЕС нужно стремиться получать результа-
ты в сфере ЕПБО не только из инвестиций в имеющие непосредствен-
ное отношение к обороне научные направления, но и из тесного взаи-
модействия различных областей развития науки и техники68. Исполь-
зование информационных технологий не только снижает общие из-
держки на проведение операций, но и позволяет заранее подготавли-
ваться к угрозам, которые при должном информационном обеспече-
нии не окажутся неожиданными, и обеспечивать свое превосходство
за счет оптимальных перемещений и упреждающих действий69.
    В «Долгосрочном прогнозе» выделены четыре основных харак-
теристики, на которые ЕС следует ориентироваться в области ЕПБО.
Это интегративный подход («Synergy»), оперативность («Agility»),
избирательность («Selectivity») и устойчивость («Sustainability»)70.
    Интегративный подход означает как совмещение различных ви-
дов вооруженных сил в рамках одной операции и общность систем
управления этими силами, так и привлечение к кризисному урегули-
рованию неправительственных организаций и работу со средствами
массовой информации.
    Оперативность – скорость подготовки и развертывания сил, не-
обходимых для урегулирования кризиса, в том числе в тех случаях,
когда местность, в которой предстоит действовать, не снабжена ин-
фраструктурой, которая в развитых странах воспринимается как
должное.
    Под избирательностью понимается наличие арсенала средств,
обладающих поражающим действием различной силы, с тем, чтобы
это поражающее действие можно было приводить в соответствие с
юридическими и политическими сдерживающими факторами. Так,
силовые способы воздействия на кризис могут в определенной си-
туации свестись к атаке на компьютерные сети или к психологиче-
ской операции.
    Устойчивость – это способность поддерживать развернутые си-
лы на протяжении длительного времени, что, в частности, требует
стабильного тылового обеспечения. Характерно, что и при рассмот-
рении сценария, требующего длительного присутствия европейской
силовой составляющей в кризисном регионе, эксперты в первую оче-
редь обращаются к вопросу о возможности совместить необходимый
эффект с минимизацией угроз для развернутых подразделений. В этих
целях предлагается обратиться к потенциалу морского базирования,

                               100


снижающего риски столкновений с партизанскими движениями и по-
зволяющего обойти политические проблемы, которые могут возни-
кать при размещении военных баз на территории государств-
союзников (пример ЕСФОР Чад / ЦАР показывает, что такая элегант-
ная концепция далеко не всегда применима на практике).
    В «Долгосрочном прогнозе» указывается, что поддерживаемый в
настоящее время личный состав вооруженных сил европейских
стран в количестве около 2 млн. человек не требуется современной
Европе, в отличие от расходов на исследования и разработки, кото-
рые не только дублируются в разных странах, но еще и в совокупно-
сти для всех стран ЕС составляют в шесть раз меньшую сумму, чем в
США, в то время как совокупный оборонный бюджет ЕС меньше
американского только в два раза71. При этом следует учитывать, что
личный состав американских вооруженных сил – порядка 1 415 тыс.
чел.72, то есть разрыв в поддержке технологического развития в пе-
ресчете на одного военнослужащего обнаруживает еще более значи-
тельное преимущество американской инвестиционной модели. На-
стойчиво призывая к сокращению личного состава, европейские экс-
перты тем не менее отдают себе отчет, что крупные вооруженные
силы всё же гипотетически могут потребоваться и предлагают раз-
решить дилемму через более широкое использование резервистов73.

***

Европейский Союз со всей серьезностью относится к значению урегу-
лирования кризисов для собственного стабильного и процветающего
будущего. Арсенал средств, которые он может использовать в этих
целях, уже довольно широк. Хотя козырной картой Евросоюза, отли-
чающей его от всех прочих акторов, остаются инструменты «мягкой
силы», позволяющие преобразовывать общую привлекательность в
конкретные результаты, «жесткая» составляющая потенциала также
находит практическое применение. Преимущественное использование
«мягких» методов отнюдь не свидетельствует о слабости ЕС. Ведь
опыт наиболее масштабных военных операций последних лет показы-
вает, что массированное использование наиболее современных воен-
ных технологий в условиях вызванного соображениями гуманности
отказа от тотальной войны способствует не снятию, а обострению су-
ществующих конфликтов. Осторожный подход ЕС к вопросам воен-
ного вмешательства, таким образом, совпадает с общими тенденциями

                                101



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика