Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Международное сообщество и глобализация угроз безопасности. Часть 1. Исторические, теоретические и правовые аспекты противодействия угрозам национальной безопасности: Сборник научных докладов

Голосов: 4

Сборник посвящен основным проблемам международной и национальной безопасности, исследованию теоретических, исторических, политологических, правовых аспектов противодействия угрозам безопасности. Представители научно-исследовательских сообществ, политические деятели, сотрудники правоохранительных органов и силовых структур России, Франции, Латвии, Эстонии, стран СНГ анализируют деятельность международного сообщества в поиске ответов на новые вызовы, взаимопонимание и взаимодействие власти и общества в борьбе с терроризмом и экстремизмом на глобальном и региональном уровнях. В отдельном разделе исследуется роль средств массовой информации, силовых структур, общественных организаций в формировании реакции общества на дестабилизирующие факторы современности. Представляет интерес для широкого круга юристов, политологов, историков, сотрудников государственных и правоохранительных организаций. Издание может быть использовано в учебном процессе в высшей школе для преподавателей, студентов и аспирантов юридических, исторических, политологических и философских специальностей. Данное издание осуществлено в рамках программы "Межрегиональные исследования в общественных науках" Российской благотворительной организации "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование)".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    Наблюдение за политическими настроениями в обществе являлось
приоритетным направлением в деятельности местных органов поли-
тической полиции.
    Основным методом наблюдательной деятельности в рассматри-
ваемый период являлось составление аналитических обзоров, а доб-
ровольное осведомительство являлось основным источником ин-
формации. Объекты наблюдения были определены циркулярами
шефа жандармов и Департамента полиции.
    Розыскные мероприятия проводились общей полицией, вследст-
вие малочисленности штата ГЖУ. Поэтому чины жандармского
управления вели в основном бюрократическую переписку. Основным
методом, используемым в розыскных мероприятиях, была система
перлюстрации частной корреспонденции, так как наружного наблю-
дения и внутренней агентуры при Новгородском ГЖУ в ХIХ веке не
существовало.
    Поскольку Новгородская губерния являлась местом ссылки, сле-
довательно, особое место в деятельности жандармов занимал кон-
троль и наблюдение за лицами «сомнительной благонадежности» и
неблагонадежными. В осуществлении этой деятельности ГЖУ не
могло обойтись без взаимодействия с губернскими властями и об-
щей полицией. Как следствие двойной ответственности за полицей-
ский надзор, позиция губернских властей и чинов ГЖУ в его осуще-
ствлении совпадала далеко не всегда, что снижало эффективность
этой меры предупреждения государственных преступлений. Розыск,
надзор и наблюдательная деятельность в целом являлись превентив-
ными мерами в противостоянии антиправительственным настроени-
ям, пропаганде, политическим выступлениям на территории губер-
нии. Деятельность новгородских жандармов была направлена, с од-
ной стороны, на предотвращение и профилактику государственных
преступлений, с другой стороны, на производство дознаний по их
фактам.
    Особенностью дознаний являлось изменение их нормативной и
процессуальной базы, что было связано с принятием Закона 19 мая
1871 года, Временных правил 1 сентября 1878 года и Положения о
мерах к охранению государственного порядка и общественной безо-
пасности 14 августа 1881 года.
    В 70-е годы ХIХ века «преступная» пропаганда и «хождения в
народ» осуществлялись достаточно широко, поэтому дознания по


                               91


фактам пропаганды стали обычным делом в местных жандармских
управлениях.
    Большинство производимых в Новгороде дознаний являлись от-
кликом на громкие политические убийства Кропоткина, генерала
Мезенцова, покушение на генерал-адъютанта Дрентельна.
    Самым распространенным основанием для привлечения к дозна-
нию по обвинению в государственном преступлении являлось про-
изнесение дерзких слов или преступных выражений против особы
государя императора (ст. 246 Уложения о наказаниях). Так, за 1880
год в Новгородской губернии производилось 34 дознания по престу-
плениям такого рода, из них 26 − «оскорбления словами особы госу-
даря императора, вызванные и сопровождающиеся большею частию
и почти всегда пьянством»2. Дознания производились на основе ста-
тей Закона 19 мая 1871 года.
    Дознания основывались на заявлениях граждан, в которых они
обвиняли своих знакомых в участии в заговоре против императора, в
революционном кружке, в распространении революционных учений.
Все заявления были либо оговором, либо вымыслом3.
    В последующие годы дознания проводились по тем же основа-
ниям, но к ним добавились порицание существующего порядка
управления и укрывательство государственных преступлений.
    Начало ХХ века характеризовалось обострением внутриполити-
ческой и международной обстановки, углублением экономических,
политических и социальных противоречий в российском обществе.
Именно в этот период была наиболее востребована деятельность по-
лиции и жандармов.
    Приобщение Новгородской губернии к революционному движе-
нию объяснялось следующими причинами: близостью к столичным
революционным центрам; присутствием на территории губернии
поднадзорных участников революционного движения; распростра-
нением революционных идей в обществе.
    Естественно, что объем работ в Новгородском губернском жан-
дармском управлении возрос, увеличилось количество дознаний и
переписки, требовала внимания канцелярия и хозяйственная часть.
Для того чтобы справиться с объемом работ, начальник управления
предлагал увеличить число офицеров минимум двумя помощниками
начальника управления. Один из них занимался бы производством
дознаний, а другой был бы направлен в Тихвин и Тихвинский уезд
как один из центров противоправительственной агитации. Помощ-

                              92


ник начальника НовГЖУ также ходатайствовал об укреплении сво-
его штата двумя унтер-офицерами с целью учреждения жандармско-
го пункта в Белозерском уезде в селе Борисово в районе реки Суды4.
    Особое внимание чины жандармского управления обращали на
настроения учителей и их объединения, и это было совершенно оп-
равданно. Сельские учителя часто являлись людьми, которые могли
преподнести рассказ о политическом событии, прибавив свой ком-
ментарий.
    Главную задачу своей деятельности в годы, предшествующие
первой русской революции, и в ходе нее новгородские жандармы
видели в предотвращении попадания любой информации антиправи-
тельственного содержания в деревню. Это подтверждают обзоры
важнейших дознаний в период с 1901 года и до начала революции.
Эта задача была поставлена директором Департамента полиции в
1901 году, когда он потребовал от начальников ГЖУ усилить работу
среди крестьян. Для этого требовалось срочно приобрести секретную
агентуру среди сельских жителей. Как ответ на эти требования в до-
несениях чинов Новгородского губернского жандармского управле-
ния стала появляться следующая формулировка: «по имеющимся
агентурным сведениям»5.
    Начальник Новгородского губернского жандармского управле-
ния де Гийдль сообщал в Санкт-Петербург о том, что «в пункты
предполагаемой нелегальной деятельности среди крестьян револю-
ционных агитаторов были командированы деятельные сотрудники
для добывания путем агентуры сведений, при подтверждении кото-
рых агитаторы арестовывались и делу давался законный ход»6.
    Накануне первой русской революции новгородскими жандарма-
ми был произведен анализ политической обстановки и выделены
основные очаги беспорядков и революционных выступлений на тер-
ритории губернии: Боровичи и уезд, Тихвин и уезд, Череповец и уезд,
Белозерск и уезд и Устюженский уезд.
    Отмечалась явная недостаточность штатов жандармского управ-
ления и полиции для осуществления возлагаемых на них функций.
Обращает на себя внимание тот факт, что начальник управления ви-
дел пути улучшения работы исключительно в увеличении штата и
оборудовании пунктов для наблюдения и розыска. В документах
указывалось на необходимость их создания в разных частях губер-
нии с целью повышения эффективности наблюдательной деятельно-
сти. Но совсем не говорилось об организации филерской службы и

                                 93


создании сети внутренней агентуры, что является свидетельством
отсутствия таковой и филеров в распоряжении управления. Гряду-
щая революция оказалась тем событием, которое выявило все недос-
татки в деятельности местных органов политического сыска и опре-
делило новые задачи, изменив характер их деятельности.
    Контроль за политическими настроениями в обществе стал од-
ной из основных функций управления.
    События, происходившие в стране с начала ХХ века, постепенно
влияли на настроения различных слоев населения Новгородской гу-
бернии. Наиболее восприимчивыми к ним являлись учителя, уча-
щиеся, деятели земств, политические ссыльные. Выступления рабо-
чих носили разрозненный характер и были экономическими по тре-
бованиям. В воинских частях волнений не было. Самые крупные
беспорядки в губернии явились реакций на Манифест об усовершен-
ствовании государственного порядка 17 октября 1905 года. Центра-
ми этих волнений были Новгород и Череповец.
    Действия полиции и чинов жандармского управления не всегда
являлись согласованными. Эффективность работы ГЖУ определя-
лась розыскными мероприятиями и дознаниями, в результате кото-
рых были ликвидированы нелегальные крупные партийные группы.
Новгородским жандармам в целом удалось держать деятельность
политических партий и организаций под контролем.
    С момента образования районных охранных отделений губерн-
ские и уездные жандармские управления, жандармские пункты и
жандармские управления железных дорог в вопросах розыска долж-
ны были руководствоваться указаниями начальника районного ох-
ранного отделения. В вопросах розыска НовГЖУ подчинялось и ве-
ло активную переписку с Санкт-Петербургским районным охранным
отделением. Приоритетным направлением розыска стали: проверка
паспортов, поиски оружия и, самое главное, государственных пре-
ступников, принадлежавших к различным политическим партиям и
организациям.
    Рост революционного движения, появление в России политиче-
ских партий изменили подход к розыску. Разыскиваемые делились
по спискам по степени их опасности существующему режиму на
пять групп. К первой группе относились лица, подлежащие немед-
ленному обыску и аресту. Социалисты-революционеры, максимали-
сты и анархисты были выделены в особый список. Еще одну группу
составляли разыскиваемые лица всех прочих категорий, при обна-

                              94


ружении которых «следует, не подвергая их ни обыску, ни аресту,
ограничиться только установлением наблюдения, надзора и сообще-
нием об их обнаружении разыскивающему учреждению»7. Четвер-
тую группу составляли лица, которым был запрещен въезд в импе-
рию и которые были высланы за границу, а также иностранцы. И
последняя − группа неопознанных преступников с приложением фо-
тографий на предмет их опознания и установления личности. Сведе-
ния о похищенных или утраченных паспортах, бланках, документах,
печатях или найденных случайно или обнаруженных при обыске
вещах заключали в отдельный список 8 . Подобная систематизация
должна была способствовать успешному розыску в условиях посто-
янно усложнявшейся политической ситуации в стране. По мере раз-
вития революционного движения в местных учреждениях политиче-
ского сыска стали формироваться библиотеки нелегальной литера-
туры, издаваемой различными политическими партиями. В циркуля-
рах по данному вопросу указывалось, что офицеры, ведущие розыск,
должны быть хорошо знакомы с этой литературой.
    Розыскные мероприятия осуществляли, прежде всего, унтер-
офицеры. Так, унтер-офицеры НовГЖУ занимались наблюдением за
лицами, состоящими под негласным надзором, за появлением неле-
гальной литературы, похищенного оружия и т. д.; сбором сведений о
политической благонадежности; произведением розысков; провер-
кой адресов9. Также к их функциям относилось исполнение филер-
ских обязанностей, поиск вспомогательных агентов и получение от
них агентурных сведений.
    Предоставление     сведений     о    партиях     социалистов-
революционеров и социал-демократов именно в годы революции
становится регулярным, ежемесячным делом чинов Новгородского
губернского жандармского управления10. Для того чтобы отправить
в Департамент полиции сведения о партиях, недостаточно было
только деятельности унтер-офицеров, для этого была необходима
внутренняя агентура.
    Отчеты начальника управления и его помощника убеждают в
том, что в своей работе с агентурой они использовали Инструкцию
по организации и ведению внутренней агентуры, составленную при
Московском охранном отделении. В состав агентуры входили:
− секретные сотрудники (агенты внутреннего наблюдения) – лица,
    состоящие членами преступных сообществ;


                                95


−   вспомогательные агенты – лица, соприкасающиеся с преступ-
    ными организациями и постоянно содействующие розыску;
− «штучники» – лица, поставляющие сведения за плату за каждое
    отдельное свое указание. Так называли случайных или постоян-
    ных заявителей.
    Первые попытки приобретения секретной агентуры заканчива-
лись ее провалами, что объяснялось в охранном отделении тем, что
«или сотрудники не соответствуют своему назначению, или они не
получают руководящих указаний и со стороны управления не при-
нимаются меры к тому, чтобы деятельность была достаточно закон-
спирирована»11.
    В практике работы НовГЖУ были случаи отказов секретных со-
трудников исполнять обязанности по причине раскрытия инкогнито,
а также расшифровки сотрудников собственными активными дейст-
виями по обнаружению революционных организаций.
    Отчеты по расходованию агентурного аванса позволяют устано-
вить категории и численность секретных сотрудников и агентов на-
ружного наблюдения (филеров) Новгородского губернского жандарм-
ского управления 12 . Первоначальный ежемесячный аванс составлял
100 рублей и расходовался на секретную агентуру в разных городах
губернии; на снятие фотографических карточек, телеграммы, экспер-
тизу; наем конспиративной квартиры и ее обстановку; почтовые рас-
ходы; расходы унтер-офицеров за исполнение филерских обязанно-
стей и т. д.
    Помимо секретных сотрудников, новгородские жандармы ис-
пользовали вспомогательных агентов, случайных сотрудников и
штучников. Максимальный размер жалования секретному сотрудни-
ку был 40 рублей в месяц, в среднем месячное жалование сотрудни-
ка составляло 30 рублей. Первоначально эти деньги сотрудник полу-
чал без расписки, но в дальнейшем к отчетам начальника управления
и его помощника в обязательном порядке прикладывались расписки
секретных сотрудников в получении ими определенной суммы денег.
Секретным сотрудникам компенсировались расходы на поездки и
экипировку. Руководили сотрудниками начальник управления и его
помощник. Получение агентурных сведений от случайных агентов
оплачивалось разовыми небольшими суммами от 1 до 10 рублей.
    Количественный состав агентуры менялся и зависел от появле-
ния новых объектов наблюдения. С 1911 года в отчетах о расходова-
нии агентурного аванса указывались не только клички сотрудников,

                              96


но их принадлежность к конкретной организации, время, с которого
секретный сотрудник состоял на службе, получаемое им вознаграж-
дение и его непосредственный руководитель. Всего в 1910–1914 гг.
при управлении постоянно работало от 4 до 6 агентов, которые на-
ходились на связи с начальником управления и его помощником в
Череповце. Количество вспомогательных агентов было несколько
больше – от 10 до 15 человек13.
    Большое число секретных сотрудников раскрывало деятельность
партии социалистов-революционеров. Такое внимание к ней связано
существованием ее разветвленной организации в Новгородской гу-
бернии, а также с возможностями применения актов террора.
    Вспомогательные агенты были нужны для наблюдения за поли-
тическими заключенными. Для приобретения осведомителей ис-
пользовался способ подсадки агентов в камеры для склонения к со-
трудничеству или вербовки во время нахождения в жандармском
управлении.
    Следует отметить, что вспомогательные агенты вели наблюдение
и собирали сведения обо всех находящихся в статусе политически
неблагонадежных. Их вознаграждение зависело от оценки достав-
ляемых сведений.
    Реорганизация органов политического сыска в целом по стране
привела к появлению сети внутренней агентуры в Новгородском гу-
бернском жандармском управлении. Агентурная сеть создавалась с
целью освещения деятельности нелегальных организаций, начиная с
1907 года, с большим трудом, однако обмен опытом и активное со-
трудничество с Департаментом полиции и РОО способствовали ее
формированию.
    Жандармы стремились контролировать политические настроения
всех слоев общества и использовали для этих целей службу наруж-
ного наблюдения (филеров) и агентуру, ее сеть постепенно расширя-
лась, увеличивалось количество секретных сотрудников и вспомога-
тельных агентов. В числе оперативных методов новгородские жан-
дармы использовали и провокации. Институт вспомогательных аген-
тов стал развиваться после революции 1905–1907 годов, особенно в
1910–1912 годы.
    Первая мировая война явилась событием, во многом изменив-
шим деятельность Новгородского губернского жандармского управ-
ления. В период подготовки к большой войне правительство особое
внимание уделяло реорганизации и централизации контрразведыва-

                                97


тельной работы, преследуя цель повышения ее эффективности. В
1911 году при штабах военных округов были созданы контрразведы-
вательные отделения (КРО). Главной задачей их деятельности была
борьба с военным шпионажем как наиболее опасным видом разве-
дывательно-подрывной деятельности противника. Для руководства
КРО были откомандированы жандармские офицеры, специалисты по
розыску. Новгородская губерния территориально относилась к Пе-
тербургскому окружному контрразведывательному отделению. В
предвоенное время было особенно важно контролировать деятель-
ность иностранных подданных. Наблюдением за подозрительными
иностранцами занимались чины жандармских управлений и полиция.
    В соответствии с приказом по Отдельному корпусу жандармов
офицерам, состоящим на службе контрразведывательного отделения,
«надлежит в случае их обращения, оказывать полное содействие»14.
Под содействием, прежде всего, понималось немедленное сообще-
ние о всяком обнаруженном или подозрительном случае военного
шпионажа. Надо сказать, что переписка по контрразведке стала важ-
ной составляющей переписки ГЖУ и адресовалась начальнику 6-й
армии.
    Новгородские жандармы занимались проверкой сведений, участ-
вовали в разработках КРО, выполняли отдельные требования на-
чальника контрразведки, участвовали в розыске агентов иностран-
ной разведки и т. д. Прежде всего, переписка с КРО касалась вопро-
сов военного шпионажа, несмотря на то, что по причине своей мало-
численности ГЖУ не могло с ним бороться.
    В связи принятием Постановления Совета министров о подгото-
вительном к войне периоде от 17 февраля 1913 года у жандармов
появились новые обязанности:
− исполнение всех требований командующих в округах по охране
    и обороне;
− усиление надзора и предупреждение возникновения забастовок,
    особенно на предприятиях военного производства;
− проверка паспортов, проведение экстренного розыска и обысков
    по обвинению в шпионской деятельности;
− соблюдение правил положения об охране и произведение задер-
    жаний лиц, подозреваемых в шпионаже;
− содействие чинам контрразведывательного отделения по рас-
    крытию или ликвидации шпионских дел;


                               98


−   усиление обеспечения безопасности Его Императорского Вели-
    чества и членов императорской фамилии15.
    Новые задачи требовали увеличения количества наблюдатель-
ных пунктов на территории губернии и, следовательно, увеличения
дополнительного штата унтер-офицеров.
    В подготовительный период к войне унтер-офицерские пункты
были созданы в Боровичах и Старой Руссе. В них несли службу
пунктовые унтер-офицеры Ведерников и Крамаренко 16 . Они были
обязаны заниматься экстренным розыском шпионов и заподозрен-
ных в шпионаже, принимать меры к искоренению пропаганды в сре-
де нижних чинов запасных батальонов и ополченских частей, под-
держивать контакты с агентами на фабриках, заводах и заниматься
розыском, сбором сведений о политической благонадежности, пре-
секать появление и распространение нелегальной литературы, фаль-
шивых печатей и т. д.
    Состояние войны диктовало новые приоритеты в основных на-
правлениях деятельности органов политического сыска, особенно
важным стало содействие КРО в их борьбе с военным шпионажем.
    В процессе переписки с КРО жандармы получали депеши экс-
тренного розыска шпионов и ознакомительную информацию об их
категориях. Эти сведения содержались в копии с копии переведенно-
го на русский немецкого текста и были получены начальником Нов-
ГЖУ от начальника КРО при штабе главнокомандующего 6-й арми-
ей полковника Федорова.
    Из документа следовало, что шпионы подразделялись на три ка-
тегории: наблюдатели, разведчики и собственно шпионы, засланные
или оставленные для выполнения специальных заданий. Для этой
цели готовили молодых людей, которые могли изображать нищих,
симулировали немоту, переодевались в женскую одежду и т. д.17 Из
переписки жандармы получали имена и описания личностей извест-
ных иностранных разведчиков, шпионов и подозреваемых в шпио-
наже.
    Следствием нагнетания в обществе обстановки шпиономании
являлось появление анонимных писем. Анонимки содержали ин-
формацию о подозрительных субъектах, открыто и демонстративно
говоривших по-немецки, занимавшихся «преступной германофиль-
ской деятельностью»18 . Новгородские жандармы вынуждены были
проверять все поступавшие в вышестоящие инстанции анонимки, и
проверка, как правило, давала отрицательный результат. Гипертро-

                                99


фированно-шовинистической волной пытались воспользоваться
жандармы для приобретения новых агентов.
    Таким образом, военное время и рост в обществе антиправитель-
ственных настроений в связи с поражениями русской армии на
фронте способствовал развитию агентурной сети и изменению ос-
новных объектов наблюдения. Такими объектами стали предприятия,
работавшие на заказы военного времени, ведомства, ответственные
за передачу информации, торговцы товарами первой необходимости,
особенно хлебом. Естественно, что в стране наблюдался рост цен,
что могло вызвать народное возмущение, а отсутствие хлеба могло
спровоцировать открытое выступление.
    В целом необходимо отметить медленное развитие агентурной
сети и службы наружного наблюдения при Новгородском жандарм-
ском управлении. Их деятельность осуществлялась с учетом нужд и
специфики военного времени. Это подтверждает вывод последнего
заведующего Особым отделом Департамента полиции И.В. Василье-
ва: «Но с подъемом общественного движения в 1915–1917 годах…
розыск «оживился» вследствие того, что движение происходило не
при прежней конспиративной обстановке, а вышло из подполья, ка-
ковое обстоятельство дало возможность даже мелкой агентуре быть
в курсе течения событий»19.
    В военное время как никогда значимой стала охрана железных
дорог, прежде всего, во время Высочайших путешествий. Эта дея-
тельность подчинялась Положению о мерах охраны Высочайших
путешествий по железным дорогам. Документ этот относился к сек-
ретным и хранился в особом сейфе начальника управления вместе с
именным Высочайшим указом от 14 декабря 1905 года о чрезвычай-
ных мерах на железных дорогах, с инструкцией чинам отряда сек-
ретной охраны по охране Их Императорских Величеств во время
Высочайших путешествий и пребываний вне места постоянных ре-
зиденций 20 . В случаях таких путешествий чины ГЖУ, используя
агентуру, должны были выяснять намерения политических партий.
    Много хлопот властям доставляла телефонная линия между Пет-
роградом и Москвой. С самого начала своего существования она по-
вреждалась с целью хищения дорогой бронзовой проволоки. Для ее
охраны оказывалось недостаточно совместных усилий железнодо-
рожных и полицейских агентов, поэтому были привлечены и жан-
дармы21.


                             100



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика