Диалог культур: Россия - Восток - Запад. Материалы Международной научно-практической конференции "Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XI Кирилло-Мефодиевские чтения"

Голосов: 2

В сборнике представлены статьи российских и зарубежных ученых по актуальным вопросам диалога культур в аспекте Россия - Запад - Восток. Сборник включает материалы Международной научно-практической конференции "Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XI Кирилло-Мефодиевские чтения", которая ежегодно проходит в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
       Соотечественники, которые не собираются иммигрировать в Россию,
вынуждены учить государственный язык. Например, в Казахстане все
делопроизводство уже переведено на казахский язык, и оформить какой-
либо документ без его знания крайне сложно. Более того, некоторые
сотрудники организаций, работающих с гражданами (мы столкнулись
с этим в Центре обслуживания населения) вообще не говорят по-
русски. Безусловно, это является нарушением Закона РК «О языках в
Республике Казахстан», в котором сказано, что «в государственных
организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским
официально употребляется русский язык» [1]. В Институт стран
СНГ в ноябре 2009г. поступило тревожное письмо от казаков Верх-
Иртышской русской казачьей общины Восточно-Казахстанской
области, в котором они сообщают, что «на «круглых столах» и других
встречах, как официальных, так и на полудискуссионных, со стороны
многих казахских «интеллигентов» звучат призывы внести в «Закон
о языке» РК вроде бы маленькую поправку о том, что русский язык
имеет статус и имеет равные права с государственным, но! «по мере
востребованности». А кто будет определять эту востребованность?!»
   Острой проблемой для русскоязычных казахстанцев стало все-
объемлющее переименование городов, улиц, стадионов и пр. В октябре
2009г. сразу десять населенных пунктов Восточно-Казахстанской
области Казахстана сменили свои названия. По словам начальника
отдела ономастической работы и анализа областного управления по
развитию языков Гульбану Кусмановой, переименования произошли
«в первую очередь, по желанию жителей этих сел». В частности, село
Фыкалка переименовано в село Бекалка (бек с казахского языка – таежное
растение, алка (с ударением на второй слог) – простор), Черновая – в
Аккайнар (Белый родник), Чаловка – в Талды (Тальниковая), Славянка
– в Кайынды (Березовая), Дарственное – в Барак батыр (имя воина-
полководца), Вознесеновка – в Бiрлiк (Единство), Верх-Катунь – в
Акшарбак (Белая изгородь).
   При этом Г. Кусманова пояснила, что во многих населенных пунктах
казахские названия использовались уже 15 лет [4].
   Похожая ситуация наблюдается и в г. Петропавловске Северо-
Казахстанской области, который руководство города в своих
выступлениях на телевидении и СМИ с каждым годом все чаще
называет Кызылжаром (в переводе с казахского «красный яр»). Перед
праздниками на главных улицах появляются растяжки: «С праздником,
кызылжарцы» или «Мы любим тебя, Кызылжар». Это, бесспорно,


                                 171


является нарушением, ведь официально город по-прежнему носит имя
святых апостолов Петра и Павла. К тому же большинство самих жителей,
и русских и казахов, категорически против такого переименования.
Но неудивительно, если через некоторое время «самый русский»
город Казахстана все же переименуют, и начальник ономастической
комиссии укажет на ту же причину, якобы неофициально город давно
носит казахское название.
   В мае 2009г. при Президенте Российской Федерации была создана
комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории в
ущерб интересам России. Хочется верить, что ономастическая кампания,
масштабно развернувшаяся в Казахстане, не останется без внимания
этой комиссии. Ведь историю русского народа, веками жившего на этой
земле, хотят перечеркнуть новыми названиями.
   Россия не должна оставлять своих соотечественников в подобных
сложных ситуациях. Но, к сожалению, оценивая политику России
в отношении соотечественников, респонденты склонны считать,
что с ее стороны делается очень мало [3]. Об этом заявили почти
40% опрошенных в Казахстане и в среднем половина опрошенных
в Киргизии и Таджикистане. Четверть представителей российской
диаспоры Казахстана и Узбекистана вообще никакой поддержки со
стороны России не чувствует.

        Таблица 3. Оцените политику России в отношении
          соотечественников в ближнем зарубежье (в %)
                         казахстан киргизия таджикистан узбекистан
Россия делает для
соотечественников все,      16         20        29           27
что может
Что-то делается, но
                            38         52        45           34
очень мало
Никакой конкретной
поддержки со стороны        25         17        17           24
России мы не чувствуем
Политика России
наносит ущерб               1          1          1            1
соотечественникам
Затрудняюсь ответить        20         10         8           14

  На Третьем Всемирном Конгрессе соотечественников, прошедшем
в Москве 1-2 декабря 2009г., теме вклада соотечественников в со-


                                 172


хранение русскоязычного пространства, образования и русского
языка в странах проживания была посвящена отдельная секция. В
своих рекомендациях участники секции выразили озабоченность в
связи с процессами, направленными в ряде государств на сужение
использования русского языка в официальной сфере, в национальных
средствах массовых информации, на сокращение числа школ с
преподаванием на русском языке и демонтаж русскоязычного высшего
образования. Они рекомендовали Министерству образования и науки
РФ обратить внимание на необходимость активизации работы по
созданию и расширению сети русских учебных центров и филиалов
российских вузов за рубежом и многократного увеличения количества
ежегодных стипендий, выделяемых соотечественникам для обучения
на родном языке России. В то же время они призвали координационные
советы российских соотечественников к активному диалогу с властями
стран проживания с целью защиты русскоязычного образовательного и
культурного пространства.
   Однако исследование Института стран СНГ [3] показало, что
русскоязычное население в Центральной Азии слабо консолидировано,
разобщено, а потому весьма сомнительно, что оно может согласованно
отстаивать свои права и интересы.
   На вопрос способно ли русскоязычное население вашей страны
согласованно, совместными усилиями защищать свои интересы,
ответы распределились следующим образом: около 40% респондентов
из Казахстана ответили «определенно да» и «скорее да». Столько же
уверено, что «скорее нет» и «определенно нет», остальные затруднились
ответить. Скептически в ответах настроены и 55% русских Киргизии,
положительных ответов – 30%. Примечательно, что среди киргизов,
считающих себя российскими соотечественниками, этот показатель
гораздо выше и составляет 70%. Более трети русских в Таджикистане
на этот вопрос ответили «определенно нет» и «скорее нет».
   Интересно выглядит ситуация с предпочтительными методами
защиты прав русскоязычного населения. Среди основных назывались:
обращение к органам власти РФ, которые отвечают за работу с
соотечественниками за рубежом и обращение в центральные, местные
органы власти страны проживания. Но треть всех опрошенных Киргизии,
четверть опрошенных Казахстана и пятая часть – Таджикистана
ответили, что эффективных методов они вообще не видят. Около 15%
респондентов в каждой из стран на этот вопрос ответили, что они
предпочитают уехать из своей страны.


                                 173


   Для комфортного проживания российские соотечественники хотели
бы иметь определенные гарантии в виде некоторых законов. Среди
основных необходимых законов называется закон о государственности
русского языка. За его принятие выступили 65% соотечественников
в Казахстане и более 40% – в Таджикистане. Для представителей
российской диаспоры в Киргизии наиболее актуальным кажется
принятие закона, разрешающего двойное гражданство с Россией (76%).
Это, скорее всего, связано с большим потоком трудовых мигрантов,
которые хотят узаконить свои права на территории Российской
Федерации.

                 Таблица 4. Законы, необходимые
          для комфортного самочувствия в стране (в %)

                                  казахстан киргизия таджикистан

Закон о государственности
русского языка                         65      20          41
Закон о национально-культурной
автономии                              13      5           5
Разрешение двойного
гражданства с Россией                  54      76          34
Закон о правах этнических
меньшинств                             20      37           1
Другое                                  1      1            -
Затрудняюсь ответить                   17      8           17
Отказ                                  1       1            2

   Значительное количество соотечественников стран постсоветской
Центральной Азии выражают желание уехать из страны проживания
(Таблица 5.). Наиболее высокие миграционные настроения у опрошенных
относительно России в Киргизии (72% + 23%) и Узбекистане (35% +
59%), несколько ниже – в Таджикистане. В Узбекистане преобладает
доля желающих выехать в Россию на работу (59%), в Киргизии таких –
23%. Возможно, последние показатели связаны с высокой безработицей
в данных странах. В Казахстане миграционные показатели ниже, 38%
респондентов не хотели бы выезжать из страны.




                                 174


  Таблица 5. Хотите ли Вы уехать из страны проживания? (в %)

                       казахстан киргизия таджикистан узбекистан
Да, в Россию
на постоянное              39            72         49            35
жительство
Да, в Россию на
                            2            23         12            59
работу
Да, в другую страну
на постоянное               9            1          7             2
жительство
Да, в другую страну
                            2            1          4             1
на работу
Нет                        38            1          21            3
Затрудняюсь
                           10            2          7              -
ответить

    Подводя итог, хочется сказать, что если сегодня Россия не будет
активнее поддерживать своих соотечественников за рубежом, особенно
в странах СНГ, то завтра она потеряет огромный пласт своих союзников,
преданных исторической родине, но вынужденных ассимилироваться в
моноязыковое и в монокультурное пространство стран проживания.

                              Литература:
    1. Закон Республики Казахстан «О языках в Республике Казахстан»
(от 11 июля 1997 года № 151-1, с изменениями, внесенными Законом РК
от 20 декабря 2004 г. № 13-III) / URL: http://www.medialaw.ru/exussrlaw/l/
kz/lang.htm
    2. Затулин К.Ф. Вместо предисловия. Почему не заживает рана //
Российская диаспора на пространстве СНГ. – М., 2007.
    3. Затулин К.Ф., Докучаева А.В., Егоров В.Г., Елибезова Э.К., Кулешова
Н.С., Курганская В.Д., Михайлов В.П., Полникова О.В., Чибисов
О.В., Шибаева Е.К. Русскоязычные в Центральной Азии. Социальный
портрет. – Институт диаспоры и интеграции (Институт стран СНГ), –
М., 2009 (в печати).
    4. Информационное агентство «Интерфакс-Казахстан» / URL: http://
www.interfax.kz/?lang=rus&int_id=21&news_id=25380




                                   175


         диалог россии и востока в наследии
                   Б.Пастернака
                 Сарсекеева Наталья Канталиевна
                       (Алматы, Казахстан)

    Б.Л. Пастернаку было присуще глубокое понимание судьбы России,
которая должна осознать себя евразийским государством, не делящим
народ страны на «своих» и «чужих», выступать за содружество
самобытных национальных культур. Сошлемся на авторитетное
суждение известного поэта Е.Евтушенко: «Пастернак, несмотря на то,
что впитал столько из западной культуры, западником не был никогда…
Пастернак, вслед за Пушкиным, был одновременно и западником, и в
каком-то смысле славянофилом, возвышаясь над имитацией западной
культуры и над русским ограниченным национализмом» [1, с. 16].
    Логика творческой эволюции крупнейшего русского поэта ХХ века,
начиная с повести «Детство Люверс», заметок «Безлюдье», «Писем
из Тулы» и заканчивая романом «Доктор Живаго», естественно
вела его к глубокому осознанию и своеобразному осмыслению
исторического и духовного единства и взаимосвязи многочисленных
народов, населяющих Евразию. Вместе с тем диалог России и Востока
в многогранном       творчестве Пастернака еще не стал предметом
специального углубленного изучения, возможно, ввиду того, что многое
в его наследии ускользает от расшифровки, оставаясь непроясненным.
    Фундаментальность культурно-философской подготовки поэта,
неповторимость его художественного стиля нередко вызывали ощущение
его «чужеродности» в глазах тех литературных собратьев, «которые
тяготели к идеализации патриархальной Руси, к сентиментально-грубому
славянофильству» [2, с. 39]. С другой стороны, нельзя не видеть и некую
категоричность его суждения: «Уходит с Запада душа – ей нечего там
делать…». Рождение свободного человека, поиск индивидуального пути
совершенствования через знание вековой культуры Запада и Востока,
через самопознание и самореализацию – таков общий путь человечества
к духовному возрождению, по мнению Б.Пастернака.
    Поэт и писатель словно подсказывал своим будущим исследователям
более широкий, многосторонний подход к своим творениям:
«Очевидно, о жизни нельзя писать изолированными извлечениями с
изолированными чувствами, а надо привлекать все попутные мысли и
соображения, поднимающиеся при этом» [3, с. 503].


                                  176


   Своеобразный диалог «поверх барьеров» с Западом (именно так на-
зывалась вторая поэтическая книга Пастернака, вышедшая в 1917 году),
звучит даже спустя сорок лет в романе «Доктор Живаго», несмотря на
неоднократно отмеченную исследователями его «укорененность» в
национальной традиции. В широком смысле этого слова под «барьера-
ми» понимаются пространственные, временные, исторические, геогра-
фические и иные границы, разделяющие народы и государства. Так, сын
поэта, Е. Пастернак в работе «Борис Пастернак. Материалы для биогра-
фии» отмечал присущее автору романа «стремление быть на своеобразной
«обочине» вне точки скрещения слепых социальных сил» [2, с. 63].
   Кроме того, сама судьба изначально поставила Пастернака в пози-
цию созерцателя «поверх барьеров»: сложный перелом ноги в тринад-
цатилетнем возрасте лишил его участия в последующих двух мировых
войнах и одной гражданской, предопределив тем самым глубинное
своеобразие его исторического и художественного мышления. Автор
романа, как и его герой Ю.Живаго, принимают жизнь и историю такими,
какие они есть. События революции – это некая данность, не подлежащая
привычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих
интересов. Событий нельзя избежать, точнее, их нельзя «повернуть» в
другом направлении. Их неизбежность, неотвратимость делает каждого
человека, захваченного ими, в какой-то степени безвольными.
   Живаго, человек революционной эпохи видит, воспринимает со-
бытия и участвует в них подобно песчинке, захваченной бурей. Этот
своеобразный «фатализм» совпадает со взглядами на мир, отраженными
в восточных философиях (буддизм и др.). Как известно, Д.С.Лихачев
был уверен, что автор (Пастернак) писал о самом себе («духовная
автобиография» поэта), но писал как о постороннем, придумав себе
судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед
читателем свою внутреннюю жизнь. Таким образом, по Лихачеву, жизнь
Юрия Андреевича Живаго – это альтернативный вариант жизни самого
Пастернака.
   В романе у Живаго немало родственников разной близости, но са-
мой загадочной предстает фигура его младшего сводного брата Евгра-
фа, «благополучного двойника». Он является внебрачным сыном разо-
рившегося и покончившего самоубийством миллионера Андрея Живаго
и княгини Столбуновой-Энрици.
   Евграф Живаго, чье имя означает «хорошо пишущий», вырос в
Омске, у него «косые монгольские скулы» и «узкие киргизские глаза».
Одна из основных его черт – загадочность. Так, Евграф приезжает в


                                 177


Москву «откуда-то из-за Урала», по странному совпадению – в первые
дни октябрьской революции 1917 г. Евграф впервые встречается с Юрием
Живаго в подъезде дома, где проживает доктор со своей семьей: «Юрий
Андреевич поднял голову и посмотрел на спустившегося. Перед ним
стоял подросток лет восемнадцати в негнущейся оленьей дохе мехом
наружу, как носят в Сибири, и такой же меховой шапке. У мальчика
было смуглое лицо с узкими киргизскими глазами. Было в этом лице
что-то аристократическое, та беглая искорка, та прячущаяся тонкость
(выделено мной. – Н.С.), которая кажется занесенной издалека и бывает
у людей со сложной, смешанной кровью» [4, с. 231].
    В контексте первой случайной встречи двух братьев важны все ее
детали. Так, немаловажным представляется то обстоятельство, что
мальчик «находился в явном заблуждении, принимая Юрия Андреевича
за кого-то другого. Он с дичливою растерянностью смотрел на доктора,
как бы зная, кто он, и только не решаясь заговорить». Юрий Андреевич
тут же о нем забыл, более озабоченный необходимостью раздобыть где-
нибудь дрова.
    Тоня, жена Живаго, называющая Евграфа «Граней», что также имеет,
на наш взгляд, особый смысл (одна из «граней» героя и его автора. –
Н.С.), рассказывает выздоравливающему после тифа мужу, что брат во
время болезни постоянно его навещал, приносил бесценные в ту пору
продукты: белый хлеб, масло, чай, сахар, кофе… «Он в каком-то доме на
лестнице с тобой столкнулся, я знаю, он рассказывал... Он тебя обожает,
тобой зачитывается. Он из-под земли такие вещи достает! Рис, изюм,
сахар. Он уехал опять к себе. И нас зовет (выделено мною. – Н.С.) Он
такой чудной, загадочный…» [4, с. 248].
    В следующий раз Евграф «сваливается, как снег с облаков», когда
семья Живаго по его совету уезжает «за Урал», в имение Барыкино. И
в этот раз он «по обыкновению увертывается, уклоняется, ни одного
прямого ответа, улыбки, чудеса, загадки». Используя свои таинственные
связи, Евграф оказывает семье брата так необходимую им помощь и
уезжает куда-то через две недели. Спустя три с лишним года, уже в
Москве после всех испытаний, выпавших на его долю, Юрий Живаго
случайно встречает Евграфа на улице: «По обыкновению, он свалился
как с неба и был недоступен расспросам, от которых отделывался
молчаливыми улыбочками и шутками…тут же, на узких поворотах
кривого переулка…составил практический план, как помочь брату
и спасти его. Как всегда бывало и раньше, загадка его могущества
оставалась неразъясненною» [4, с. 570].


                                  178


   Автор настойчиво наделяет Евграфа чертами обитателя иного,
«загадочного» мира, он совершает свои «набеги» на Москву откуда-то
из-за Урала, с азиатских просторов. Можно предположить, что Пастернак
рассчитывает на определенный ассоциативный ряд, связанный с идеей
панмонголизма, принадлежавшей философу, критику и мыслителю
В.Соловьеву. Как известно, под воздействием этой идеи сформировалось
творчество младосимволистов, вплоть до «Петербурга» А.Белого и
«Скифов» А.Блока.
   «Беломонголия», куда увез от голодной смерти Лару с ее дочерью
«злой гений» Комаровский, также способствует формированию
указанного ассоциативного ряда. Д.С.Лихачев, автор предисловия
к публикации романа в 1988 г. в «Новом мире», увидел в Ларисе
«символический образ России», привнеся тем самым дополнительные
оттенки в вышеуказанном аспекте.
   Именно Евграф снимает для Юрия Живаго в Москве комнату,
помогает разыскать его разрозненные рукописи и публикации. Он
всячески покровительствует брату во всех житейских отношениях:
снабдил деньгами, начал хлопотать о приеме доктора на хорошую
службу, открывающую простор для научной деятельности, даже дал
слово, что с неустойчивым положением семьи доктора в Париже так или
иначе будет покончено… В финале романа вместе с Ларой, в качестве
одного из наиболее близких, он организует похороны Живаго, а после
разбирает бумаги покойного.
   В сцене прощания с покойным Юрием Живаго в аспекте интересующей
нас темы отметим принадлежащее повествователю замечание о «каких-
то своих, совсем особых правах на скончавшегося» у Лары и Евграфа:
«Этих непонятных и негласных полномочий, которыми оба каким-то
образом были облечены, никто не касался, никто не оспаривал… Но когда
этот человек с пытливыми и возбуждающими любопытство умными
киргизскими глазами и эта без старания красивая женщина входили в
комнату, где находился гроб, все…выходили в коридор и в переднюю,
а мужчина и женщина оставались одни за притворенными дверьми,
как двое сведущих, призванных в тишине, без помех совершить нечто
непосредственно относящееся к погребению и насущно важное»
(выделено мною. – Н.С.).
   Остановимся на этом «насущно важном» обстоятельстве подробнее.
Культуры евразийских государств, вероятно, как никакие другие,
формируются в зависимости от диалога «сторон», от отношений с
Востоком и, или Западом. Сами не принадлежа ни к одному, ни к


                                 179


другому, они соединяют в себе черты обоих начал. В этих отношениях
равновесия достичь невозможно – всегда перевешивает то восточное
воздействие, то западное. Именно с этим и связана та непохожесть
евразийских культур, которая делает Евразию богатой на контрасты и,
следовательно, внутренне полной цивилизацией. «Насущно важным»
знанием этого обладает автор романа и его герои, «высота духа
которых бросалась всем в глаза и производила странное впечатление
(выделено мною.- Н.С.).
   Летом 1943 года генерал Советской Армии Евграф Андреевич Живаго
на фронте случайно встречает дочь Юрия и Лары Таньку Безочередеву.
Девушка подробно рассказывает ему о своей жизни, он обещает после
войны непременно разыскать ее, устроить в вуз и даже полушутя
говорит о своем намерении «записаться в дядья» к ней, заменив тем
самым биологического отца – Юрия Живаго. Таким образом, авторская
интенция вновь направлена на установление взаимодействия, контакта,
диалога разных цивилизаций. Символично, что именно Евграф
собирает в единое целое тетрадь ранее разрозненных стихов брата,
составляющих заключительную часть романа. Таким образом, анализ
наследия Пастернака в свете диалога России и Востока может подвести
исследователей к интересным наблюдениям о художественном видении
автора романа, выявить новые грани авторского сознания.

                            Литература:
   1. Евтушенко Е. Почерк, похожий на журавлей //Мир Пастернака.-
М.,1989. – 489 с.
   2.Пастернак Е. Борис Пастернак. Материалы для биографии.- М.,
1989. – 685 с.
   3. Пастернак Б. Избранное. В 2-х т.т.- М., 1989. Т.2. – 518 с.
   4. Пастернак Б. Доктор Живаго. Роман.- М., 2006.- 640 с.




                                180



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика