Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 8

Голосов: 17

В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в рамках целевой программы Академии исторических наук. В томе представлены в авторской редакции воспоминания 50-ти ветеранов войны, проживающих в Московской, Смоленской, Тамбовской областях и в Москве. Эта книга является источником для научных исследований, бесценным материалом при подготовке новых учебных пособий и литературных произведений, а также полезной людям, интересующимся военной историей. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
        В годы войны у меня погибла старшая сестра Евдокия при
охране объекта и отец. Он погиб под Смоленском в 1942 году.
На данный момент из родственников у меня остались две до-
чери, племянники и внуки.
    У меня 19 наград:
    Орден Красной Звезды №1856317.
    «За взятие Кенигсберга» - номер медали 060940 от 10
апреля 1945 года. Начальник отдела кадров управления
тыла 28-й армии. Подполковник полит, ел. Ситчихин.
    «За трудовую доблесть» № - 207598. указ от 23/V -
1966 г. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР -
Георгадзе.
    Орден Отечественной войны II степени. Номер ор-
дена 651031 Указом Президиума Верховного Совета
СССР от 11 марта 1985 г.
    Медаль Жукова №049736 Президент РФ от 19 февраля
1996 г. Б.Н. Ельцин.
    Медаль «За победу над Германией в ВОВ».
    Медаль «За доблестный труд в ознаменование столетия со
дня рождения В.И. Ленина».
    Остальные - юбилейные.
                                           Февраль 2005 года
                         В подготовке настоящих воспоми-
                       наний оказали помощь студентки 2
                       курса факультета журналистики
                       Тамбовского государственного универ-
                       ситета имени Г. Р. Державина

                      Сафонова Маргарита Юрьевна
                                  и
                      Провоторова Анна Юрьевна




                          41


                                Балобай
                                Зоя
                                Дмитриевна



          Монолог старшего лейтенанта
    Родилась 8 октября 1922 года в городе Верещагино
Пермской области. Я выросла в семье железнодорожников.
Со своей сестрой Верой часто ходили на работу к родителям.
Любили встречать и провожать поезда. В мыслях я всегда
уезжала с уходящим поездом и возвращалась обратно с при-
бывающим. Такая игра была у нас с сестрой.
    С детства мечтала стать врачом. Верила в мамин медаль-
он, который надела она мне на шею в день моих крестин. По
словам моей мамы, крестили меня через две недели после
рождения. Этот обряд проходил в небольшой церквушке за
тридцать километров от города Верещагино. В самом городе
церковь имелась, но она была закрыта, в то время запреща-
лось посещать храмы. Так мама устроила крестины и моей
сестры, хотя отец и роптал. Подаренный мамой медальон
был со мной всю войну. Может быть, он уберег меня от злой
пули.
    Закончила в городе Верещагино семь классов. В сентябре
1939 года поступила в Ижевскую школу фельдшеров. Мы,
студенты, учили население азам медицинской подготовки,
сами сдавали нормы ГТО (готов к труду и обороне), защища-
ли звание "Ворошиловский стрелок". К своей мечте хотела
идти ступенька за ступенькой. Но я была уже достаточно
взрослой, чтобы понять - война перечеркнёт мои планы. Без
                          42


конца шли эшелоны с военной техникой, солдатами; чувст-
вовалось напряжение. "Не обойдется", - говорили люди пре-
клонного возраста, и все понимали, что они имеют в виду.
    В июне 1941 года сдала государственные экзамены. По-
зади учеба, экзамены. Меня направили на работу в районный
центр Игра, Кировской области. В то тревожное памятное
июньское утро 1941 года я спешила домой, в город Вереща-
гино. Как я соскучилась по родным краям! Весть о начале
войны неожиданно и болезненно обожгла сердце.
    Девятнадцатилетней, мне поручили больничку на деся-
ток коек. Работала с утра до поздней ночи. Приём в амбула-
тории, осмотр больных в стационаре, вызовы к больным по
округе. Однажды прибегает мужчина в панике и просит:
"Спасите мою жену, умирает!". Около десяти километров
шли быстрым шагом. Случай был тяжелый, я многого еще не
знала, действовала, как умела. Ребенок не остался без матери.
Через месяц тот же мужчина пришёл поблагодарить меня. Он
оставил, как я ни сопротивлялась, кусочек масла. А тогда уже
во все двери стучался голод.
    Так, в заботах, пролетело полгода, а в декабре 1941 года
прислали врача. Она приехала практически без вещей, без
тёплой одежды. Местные жители сшили для неё тулуп, сва-
ляли валёнки. А в марте 1942 года я получила повестку и не
без слёз распрощалась со своими первыми пациентами.

    "Вместо туфелек на каблучках - огромные сапоги
                и три пары портянок"

    Нас везли в Москву, почерневшую от горя и пожаров.
Только-только отогнали немцев. Резерв медицинских работ-
ников - вот куда я в этот раз попала. С собой в мешочке - ту-
фельки и два платья: сатиновое и из белого батиста в горо-
шек. Всё моё девичье богатство. Думала, может в Москве
театр посчастливится посетить. Где там! Каждое утро по-
строение. Приезжали из частей и забирали медицинских ра-
ботников. Десять дней я пробыла в резерве. И в одно апрель-
ское утро 1942 года на построении называют мою фамилию.
    Теперь я оказалась в городе Звенигороде. Из 17-й особой
курсантской бригады, которая защищала Москву, здесь фор-
мируется 264-я стрелковая дивизия, и я пополнила её ряды.

                           43


Попадаю в стрелковый полк 1060. Командовал полком капи-
тан Геев. Мне "светило" быть на самом переднем краю бое-
вых действий. Но ещё больше пугало, что я одна девушка-
фельдшер среди мужского царства. Я и в кино с парнем за
всю свою жизнь ни разу не сходила.
    Обмундирование выдали: кальсоны, галифе, сапоги со-
рок третьего размера. Чтобы их умудриться носить, нужно
было предварительно три пары портянок на худенькие ноги
накрутить. Началась боевая подготовка. Как успеть, чтобы
утром на построение не опоздать? Боялась насмешек. При-
думала - с вечера оденусь, портянки бинтами закреплю и так
сплю, а на построение первой прибегаю. Закончилась наша
подготовка, и пришлось своими глазами увидеть страшное
лицо войны.
    Вновь сформированная 264-я дивизия свой первый бой
провела под городом Козельском (июль 1942 года). Здесь
фашисты готовили прорыв, чтобы опять пойти на Москву.
Первые столкновения с врагом были самыми жестокими. С
техникой у нас - совсем слабо, а враг вооружён до зубов.
Немцы с автоматами, а мы зачастую с учебными винтовками,
и то - одна на двоих… В отчаянии негодовали: "Где коман-
дование?! Куда смотрит?!" Иные не выдерживали, роптали,
робко вопрошали: "Неужто измена!". Стиснув зубы, с болью
в сердце мы теряли своих друзей. Немецкие самолёты
сплошными тучами небо застилали. Земля напоминала ад.
"Ну, хотя бы один наш самолетик появился", - говорили бой-
цы. Но чуда не случалось. За четырнадцать дней почти вся
дивизия полегла. Сколько ребят молодых полегло - вспом-
нить страшно. Наступление немцев всё же сдержали, более
того - отвоевали три населённых пункта: Гринь, Ожигино,
Гаськово. С санитарной сумкой на боку мне приходилось
быть в самых опасных местах. В тот момент не чувствовала
ни страха, ни усталости. Делала всё, что было в моих силах.
    Вспоминается один из боёв в летние дни 1942 года под
Козельском. Тяжелым и неравным был тот бой. Плечом к
плечу дрались в кровавой мясорубке простые парни с не-
обыкновенным советским характером. Не один раз гвардей-
цы то наступали, то отступали. Не один раз переходили они в
рукопашную схватку. Наши отступили. На нейтральной по-
лосе я заметила, что кто-то остался лежать. Поползла. Вдруг

                           44


стали стрелять наши автоматчики. Слышу крики: “Воен-
фельдшер, назад!”. Но повернуть я не могла. Оказывается, я
ползла к уже мертвому гвардейцу с одной стороны, а немцы -
с другой. Если бы не помощь наших автоматчиков, была бы я
в плену. Но осталась большая обида, потому что командир
дивизии дал мне выговор за эту вылазку. Он сказал: “Нам
нужны живые, а не мертвые!”. Но всегда в душе теплилась
надежда: "А вдруг живой?"
     Так случилось и с командиром батальона Самоделовым
Иваном Ефимовичем. Смотрю - бугорок, а из земли только
сапоги видны. Раскопала, а он живой. Смотрит на меня, но
ничего не слышит. Контузило его. Я ему говорю идти в сан-
часть, а он мне в ответ: “Ты пойдешь за меня воевать?”
Помню рядового Урусова. Он был тяжело ранен в ногу. Пе-
ревязала я его, а он просит: “Только в санчасть не отправляй-
те, заживет быстро". И таких случаев не перечесть.
     Обо что же споткнулись фашисты на нашей территории?
Можно твердо сказать: о массовый героизм наших воинов,
упорство, патриотизм, преданность знамени, под которым
они шли в бой.
     За бои под Козельском я получила первую правительст-
венную награду - медаль "За отвагу" (август 1942 года). Вру-
чал мне её командир дивизии полковник Моковчук. Здесь я
получила и первую контузию.

                  Медсестра Зоя

        Стройная, как лен, на чеканных ножках,
        Глаза окутаны дивной улыбкой,
        В суконном платье, яловых сапожках,
        С желтоватой санитарной сумкой.
        Волосы чуть прикрыты на макушке
        Цвета хаки пилоткой пехоты,
        Шагает по зелёной роще
        Медсестра из санитарной роты.
        Нет, не шагает, а согнувшись бежит
        В гуще боевых порядков части,
        То ползком поползет, то полежит,
        Не зная ни страха, ни усталости.
                           45


        Снаряды рвутся вокруг да около,
        Пули свистят над бедной головой,
        Снайпер поразил земного сокола,
        Тяжело ранен сержант Баровой.
        На участке полка не слава богу,
        На позициях соседа тоже.
        Замполиту оторвало ногу,
        О господи! Боже ты мой, боже!
        Тут шагом подбежит, на зло тирану,
        К раненым бойцам в разгаре боя,
        Душой согреет, перевяжет рану
        Медсестричка по имени Зоя.
        В часы передышки в землянке тесной,
        Перед тем, как вновь двинуться в поход,
        Зоенька, тут как тут, со своей песней,
        Очередной совершает заход.

               Однополчанин, капитан Эмир Асан Усаипович.

               "Гвардейцы, ни шагу назад!"

    После боёв под Козельском наша 264-я стрелковая диви-
зия была переименована в 48-ю Гвардейскую стрелковую ди-
визию. Как дорогую святыню, со слезами на глазах мы прини-
мали Гвардейское знамя (осень 1942 года). Какой это почёт
был для нас! Приказ "Гвардейцы, ни шагу назад!" восприни-
мали буквально.
    Живем в землянках. Идет пополнение. Прибывает боевая
техника, солдаты. На танках, на самолетах, на машинах надпи-
си – "За Родину!", "За освобождение Родины!", "Громим фа-
шистскую гадину!", "Ни шагу назад!".
    Меня решили перевести в медсанбат, а бойцы - вопрос
мне: "Ты что, лейтенант Зоя, испугалась?". Это я, комсорг ро-
ты, и испугалась?! Да что они такое говорят?! Только об од-
ном попросила, чтобы в помощь санинструкторов прислали. И
вот мы с Машей Гордеевой и Аней Таракановой снова там, где
нужна наша помощь. В санитарном взводе была одна лошадь
с повозкой. На ней возили медикаменты и другие необходи-
                           46


мые принадлежности. Тяжело раненных бойцов и больных мы
оставляли в специальных местах. Оттуда их вывозили в тыл
поэтапно: санитарная рота – медсанбат. А дивизия шла вперёд.
    Весна и осень - это было самое трудное время для медра-
ботников. Дождь, грязь. Тянем раненого солдата по пояс мок-
рые, грязные. Часто слышали: “Доченька, оставь меня, погиб-
нем вдвоем”. Но мысли были одни - вынести. Не один раз
приходилось брать медработникам в руки автомат, спасая
жизнь себе и раненому.
    Много писем приходило нам из госпиталей с благодарно-
стью. А сколько стихов посвящалось...

                     Сестричке

          Дул холодный, порывистый ветер,
          И во фляжке замёрзла вода.
          Эту встречу и тот зимний вечер
          Не забыть ни за что, никогда!
               Был я ранен, и капля за каплей
               Кровь горячая стыла в снегу.
               Наши близко, но силы иссякли,
               И не страшен я больше врагу.
          Мне минуты казались столетием,
          Шёл по-прежнему яростный бой.
          Медсестра, дорогая Анюта,
          Подползла, прошептала: “Живой?”.
               Повернись, посмотри на Анюту,
               Докажи, что ты, парень, герой!
               Не сдавайся ты смертушке лютой,
               Мы над ней посмеёмся с тобой.
          И взвалила на девичьи плечи,
          И во фляжке согрелась вода.
          Эту встречу и тот зимний вечер
          Не забыть ни за что, никогда!

    В конце 1942 года обстановка на фронте сложилась для
нас более благоприятно. Мы получали все больше боевой пер-
воклассной техники. Создавались мощные резервы. Враг пе-
решел к стратегической обороне, а мы захватили инициативу в
свои руки.

                          47


    Летом 1943 года идем в наступление. Тяжело передать
словами, чего стоила битва в районе Курска. Она является од-
ним из величайших сражений Великой Отечественной войны.
На Курской дуге погибла наша медсестра Маша Гордеева. Зи-
мой 1943 года с жестокими боями освобождали Воронежскую,
Харьковскую, Белгородскую, Кировоградскую, Николаевскую
области. Сутками не имели отдыха. Метель и вьюга ослепляли
глаза, ноги проваливались в глубоком снегу, мороз обжигал
лицо. Казалось, силы оставляют: не то, что воевать, – двигать-
ся не было сил. Люди, случалось, падали на ходу. Но батальо-
ны двигались на Запад, освобождая один за другим населен-
ные пункты.
    Вспоминаются жестокие бои под городом Будённым, Бел-
городской области. Морозы доходили до 40 градусов, враг
упорно сопротивлялся, но и было немало раненых и обморо-
женных, сдающихся в плен немцев. Они дрожали, как зайцы,
думая, что русские будут их расстреливать. Но мы им оказы-
вали медицинскую помощь. На глазах немцев появлялись сле-
зы, некоторые пытались даже отблагодарить.
    Запомнила я разведчика 146-го стрелкового полка Павла
Смирнова. Во время взрыва он прикрыл меня собой, получив
тяжёлую контузию. А сколько таких случаев было во время
боя!? Жалели они нас.
    Мы шли по украинской земле. Наши ряды пополнялись на
ходу местными жителями. Иногда это сказывалось отрица-
тельно. Во время боёв эти люди уходили к себе домой. Ока-
зывали нам помощь жители населенных пунктов и продукта-
ми. В зажиточные дома мы старались не заходить. Там встре-
чали нас не очень приветливо. В одной украинской хатке уго-
стили нас принесенными из погреба солеными помидорами.
Таких я больше в жизни не пробовала.
    Продолжались ожесточенные бои. Немецкое главное ко-
мандование, собрав дополнительные силы, организовало
контрнаступление. Неся потери, наши войска отступили. И во
второй половине марта 1943 года немцы вновь заняли Харь-
ков. За рекой Северский Донец мы заняли оборону. Мы знали,
что немцы продвигаются на Белгород. С болью в сердце узна-
ли, что и Белгород немцы захватили.
    К нам шло пополнение. В дальнейшем, как ни пытался
противник одолеть наших гвардейцев, успеха он не имел.

                           48


Многократные попытки немецко-фашистских войск в конце
марта прорвать нашу оборону не дали результатов.
    Наступление на Харьков наших войск усиливалось. Чтобы
избежать окружения, немцы в августе 1943 года начали отхо-
дить из Харькова. Жители освобожденного города восторжен-
но встречали наших солдат.
    В составе 2-го Украинского фронта (командующий гене-
рал И.С. Конев) форсировали Днепр (сентябрь 1943 года).
Гвардейцы проявляли величайшее упорство, храбрость, муже-
ство. Не дожидаясь подхода понтонных мостов, солдаты пере-
секали Днепр на чем угодно: на бревенчатых плотах, само-
дельных паромах, лодках. Все, что попадалось под руку, шло в
дело. На противоположном берегу шли бои за плацдарм. Не
успев закрепиться, войска вступали в бой. И битва за Днепр
была выиграна.

                       Повар Клава

    При форсировании Днепра нас на плотах переправляли на
берег, занятый немцами. Плоты чаще всего удавалось фаши-
стам потопить, но наши солдаты бесстрашно плыли навстречу
врагу. Мы с фельдшером Мишей Хаимовым перевяжем ране-
ных и под обрыв тащим, а тут Мишу самого тяжело ранило. Я
одна не справляюсь.
    - Вы лейтенант Зоя?
    - А ты кто, медик? - спрашиваю у молоденькой девушки.
    - Нет. Я - повар...
    Но перевязывать Клава умела. Догнала ёе злая пуля. У неё
маленькая дырочка в плече образовалась, говорила, что не
очень болит. Переправляя на наш берег раненых солдат, я
приказала Клаве оставить поле боя. Она не захотела понять,
что слепое ранение может оказаться самым коварным. Так и
не послушалась, а через два часа … умерла. Вот такая малень-
кая трагедия - одна из миллионов.
    А какое геройство проявляли наши миномётчики! Коля
Зубенко, Василий Ильин. За форсирование Днепра они были
награждены орденами Александра Невского.
    Все тяжести освобождения Кривого Рога легли и на нашу
дивизию (октябрь 1943 года). Немцы направили на наши вой-
ска бомбардировочную авиацию, которая наносила нам чувст-

                          49


вительные удары. Но противник не смог отбросить наши вой-
ска и перешел к обороне. Уже очень чувствовалось, что немцы
настолько истощены, что не могут вести серьезных наступа-
тельных действий.
    Говорили, будто именно нас имел в виду Сталин, когда
сказал, что мир такой пехоты ещё не видел.
    После этих боёв нашей дивизии было присвоено звание
Криворожской.
    За бои на 2-м и 3-м Украинском фронте я была награждена
орденом Красной Звезды, вручал его мне командир дивизии
полковник Корчиков Глеб Николаевич.

                 О 48-й дивизии

             Теснее ряды, ребята!
             Гвардейцы 48-й,
             Дивизия наша рождалась
             В жестоких боях под Москвой.

             Гвардейской любые задачи
             Бывали всегда по плечу,
             Водил её в бой под Козельском
             Суровый на вид Моковчук.
             Под Горьковым храбро сражалась
             С фашистскою чёрной ордой,
             Собой прикрывала танкистов
             И их прикрывалась бронёй.

             Успешно врага разгромила
             В полях средь днепровских равнин.
             Повел её Корчиков дальше -
             На Запад, на Брест, на Берлин
             Но прежде, чем выйти к Берлину
             И стать на фашистский порог,
             Дивизия с честью отбила
             Для нашей страны Кривой Рог.

             Прошла по лесам Беларуси
             И в Брестскую Крепость вошла,
                          50



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика