Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 7

Голосов: 5

В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в рамках целевой программы Академии исторических наук. В томе представлены в авторской редакции воспоминания 50-ти ветеранов войны, проживающих в Москве и Московской области. Эта книга является источником для научных исследований, бесценным материалом при подготовке новых учебных пособий и литературных произведений, а также полезной людям интересующимся военной историей. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
         В таких условиях я обеспечивала связь: тащила за собой
катушки и аппарат, ходила со взрослыми связистами вперед, в
новые траншеи.
     Ростом я не вышла, выглядела совсем малышкой. Даже
взрослая военная форма не делала меня старше. Ушивала гим-
настерку, юбку, прорезала дырку в ремне так, что он опоясы-
вал меня почти два раза. Сапоги, как ни подбирали, все были
велики. У меня была очень маленькая девичья ножка, а сапог
таких маленьких не было, 40-й размер был самым маленьким.
Идешь в таких сапогах по болотам, идешь, ногу куда-то засу-
нешь, а потом высунешь ее уже без сапога, пока будешь его
вытаскивать с помощью штыка винтовки, сапог, гляди, и в бо-
лото полностью засосет. Я в этих болотах потеряла три сапога,
ходила в разных.
     Старшина роты мне говорил: “Еще раз потеряешь сапог,
то до Берлина пойдешь босиком”.
     Оправдываясь, отвечала: “Товарищ старшина, я разве ви-
новата, что тут кругом такие болота, ну извините уж меня, по-
стараюсь больше не терять сапоги”.
     Был еще один курьезный случай на учениях по стрельбе (я
и в снайперах была немножко). По приказу старшего лейте-
нанта Омельченко были сделаны деревянные мишени с нари-
сованными фрицами, а курсантам были выданы винтовки. По-
дошла моя очередь.
     “Воспитанница Иванова, в положении стоя по врагу -
огонь” - приказал старший лейтенант.
      Я выстрелила.
     “В положении сидя по врагу - огонь”.
     Я на корточки села, снова выстрелила.
     “В положении лежа по врагу - огонь”.
     Я стою.
     “Воспитанница Иванова, в положении лежа по врагу -
огонь”.
     “Воспитанница Иванова, в положении лежа по врагу -
огонь!!!” - во все горло прокричал лейтенант.
      Я опять стою. Он на меня смотрит и кричит: “Ты почему
не выполняешь приказ командира?”
     А я, отдавая честь, говорю: “Товарищ старший лейтенант,
я не могу лечь, здесь сыро. Постелите мне, пожалуйста, газе-
ту”.
                             191


    И за то, что я вот так сказала, мне дали трое суток ареста
на гауптвахте за невыполнение приказа. Гауптвахта представ-
ляла собой большую воронку от бомбы с накиданным на дно
сеном и охранялась она часовым. Кормили один раз в день.
Но, слава Богу, меня выручали мои подружки. Придут вдвоем
к вахте, одна из них подойдет к часовому, улыбнется, предло-
жит покурить, и пока часовой курил, другая старалась неза-
метно мне передать котелок с кашей.

                              ***
    ...Стоял тихий солнечный полдень. Такие часы не часто
выдавались на Волховском фронте. Бойцы отдыхали на лесной
опушке, некоторые приводили в порядок свое обмундирова-
ние.
    “Щи бы сейчас”, – протянул молодой веснушчатый сол-
дат, сладко потягиваясь.
    “Да”, – отозвался другой.
    “Что-то полевая кухня запаздывает ”, – констатировал тре-
тий.
    “Давайте я принесу”, – предложила я.
    Не дожидаясь одобрения, я побежала лесом к полевой
кухне. Повар налил суп в большой термос. Накинув термос на
плечи, прихватив котелки с кашей и несколько буханок хлеба,
я направилась назад. Только вошла в лес, начался минометный
обстрел. Со всех сторон вздымались фонтаны земли, носились
в воздухе и падали сломанные ветки. Ни бежать, ни залечь – от
мин не спрячешься. Я прижалась спиной к березке, зажмурила
глаза. “Когда, когда же это кончится?” – бешено стучало серд-
це. Обстрел продолжался всего пять минут. Мне они показа-
лись часами. Радуясь и не смея еще поверить, что все обош-
лось для мня благополучно, я осмотрелась вокруг. Дерево,
возле которого я стояла, было сломано пополам. Спине стало
совсем легко. Я посмотрела на заплечные ремни – термос на
месте. И тут увидела, как по стволу березки стекает густая
масса, в которой выделяются нежные бело-розовые волокна
свиной тушенки. Я потрогала термос и без труда нащупала в
нем большое рваное отверстие.
    Дальше я не совсем поняла, что со мной произошло. Меня
откинуло какой-то взрывной волной. Возможно, я на какое-то
время потеряла сознание. Чувствую, как меня подхватили са-
                             192


нитары и понесли… В медсанбате я пролежала двое суток, за-
тем без разрешения оделась и убежала оттуда. Распрощалась с
медсанбатом. Как я себя чувствовала? Трудно сказать, но то-
гда мне казалось, что чувствую себя вполне нормально.
    Так проходили мои боевые будни на плацдарме возле реки
Волхов, где 59-я армия со стороны Волховского фронта не да-
вала врагу захватить Ленинград, а также обеспечивалась безо-
пасность доставки продовольствия и боеприпасов от станции
Бурга до Ладожского озера (откуда далее они доставлялись по
“Дороге жизни” в Ленинград). 14 января 1944 года началась
битва за снятие блокады Ленинграда, за освобождение древне-
го Новгорода, Ленинградской, Новгородской и Псковской
земли. Началась с артиллерийской подготовки, которая дли-
лась почти полтора часа. В батальоне еще и еще раз проверяли
готовность к походу, к действиям без возвращения на посто-
янную базу. Проверялись личные вещи всего состава без ис-
ключения, выбрасывалось все, без чего можно было обойтись.
Готовились к боям в условиях суровой зимы и соответственно
с этим оделись и обулись. Тщательно проверялась обувь как
главный элемент экипировки в походной жизни. Все были в
новых валенках, которые усиленно "расхаживали".
    17 января 1944 года пришло известие, что, расширяя про-
рыв на юг, к Новгороду, войска 6-го стрелкового корпуса
штурмом взяли поселок Подберезье - важный опорный пункт
немцев на подступах к Новгороду. Старшина Бельтиков с по-
мощником на двух санях немедленно выехал в Подберезье и
привез оружие: автоматы наши и немецкие. Все перевооружи-
лись, а старые винтовки и карабины сдали на склад в Селищах.
    18 января 1944 года 377-я дивизия получила приказ перей-
ти в наступление во взаимодействии с другими частями. И уже
20 января село Долгово и станция Татино были полностью ос-
вобождены. В этот же день наши политработники сообщили
во все взводы об освобождении Великого Новгорода.
    К 27 января дивизия продвинулась более чем на 40 км, ос-
вободила ряд населенных пунктов, в том числе село Оссия (23
января), село Поддубье (24 января), село Заклинье (25 января),
поселок Заболотье (25 января), Либуницы, деревня Вольная
Горка (27 января), деревня Велегощи. Продвижение было мед-
ленным. Но настроение в войсках было отличное. А как мы
все были рады, узнав 27 января 1944 года, что Ленинград, на-
                             193


конец, освобожден от блокады. Это известие вселяло уверен-
ность, что теперь мы немца победим наверняка уже очень ско-
ро.
    Далее, 2 февраля силами нашего 1247-го стрелкового пол-
ка и 122-й танковой бригады освободили крупный населенный
пункт Почап. А 7 февраля 1247-м и 1249-м стрелковыми пол-
ками были освобождены деревни Гверездно и Белое. С 10 по
12 февраля части дивизии стремительно продвигались вперед,
освободили от противника село Горушка, посёлок Покровское,
деревню Волкино, деревню Радгосцы, селение Ясковицы, го-
род Луга.
    16 февраля усилиями 59-й армии кольцо окружения было
прорвано. Боясь собственного окружения, немецкие войска
группы армий “Север” оторвались от наших войск и стреми-
тельным броском оставили Ленинградскую область, уйдя в
пределы Эстонии за реку Нарву и обосновавшись на ее бере-
гах. С 19 по 28 февраля 1247-й стрелковый полк 377-й стрел-
ковой дивизии совершил длительный и изнурительный марш-
бросок к населенному пункту Ольгин Крест, возле реки Нарва.
    В этой местности ожесточенные бои с немецкими захват-
чиками длились шесть месяцев (с февраля по июль). Военные
действия в основном проходили на берегах реки Нарва, немцы
- на западном, наши - на восточном. Поначалу (c февраля по
март) нас осаждала вражеская авиация. Плацдарм, реку и под-
ходы к ней на правом берегу бомбили до 30 раз в день. Нале-
тали главным образом средние бомбардировщики в количест-
ве до 70 самолётов за раз. Днем буквально нельзя было под-
нять головы. Ночью лихорадочно восстанавливали и рыли но-
вые укрытия, вели разведку, я налаживала связь с правым бе-
регом. Сжавшийся плацдарм грозил нам быть сброшенными в
реку. Но нет худа без добра. Немецкой авиации очень трудно
стало прицельно сбрасывать бомбы на наш "пятачок", и не-
мецкая пехота стала обозначать объект бомбежки зелеными
ракетами. Тут наши солдаты не растерялись и стали сигналить
во вражескую сторону также зелеными ракетами. Успех был
ошеломляющим: немцы понесли такие потери от своей авиа-
ции, что вынуждены были отступить, позволив нам заметно
расширить плацдарм. Уже где-то в начале июля 377-я стрелко-
вая дивизия выполнила все поставленные перед ней задачи и
получила приказ прибыть на станцию Кингисепп, откуда нас
                            194


доставили на Прибалтийский фронт.
    По дороге на Прибалтийский фронт мне довилось увидеть,
что фашисты сотворили с нашей страной: разрушенный бом-
бежками Ленинград, испепеленные в огне деревни, нескон-
чаемые груды ржавого метала, оставшегося от взорванных
танков, машин, поездов и другой техники, худющие от голода
и измотанные тяжелым трудом женщины, старики и дети. Это
лишь часть того, что мне довелось увидеть, об остальном даже
не хочу вспоминать…
                             ***
    Передислоцировались мы на самую границу с Прибалти-
кой. Перед нашими войсками стояла цель пробить оборони-
тельные рубежи противника под кодовым названием “Линия
Мариенбург”. Эта линия протянулась на 120 км вдоль реки
Педедзе, которая течет от озера Любанас до озера Псковское.
377-я стрелковая дивизия получила задачу освободить насе-
ленные пункты Лапкова, Пищеву, Пишево и другие, и в даль-
нейшем во взаимодействии с другими частями освободить го-
род Валга (19 сентября 1944 года). Все эти задачи были вы-
полнены, но при этом наша и остальные дивизии понесли ко-
лоссальные потери: численность солдат и офицеров сократи-
лась практически вдвое. Горечь от утраты моих однополчан,
которые уже к тому времени стали для меня родными людьми,
утешало только то, что прорыв “Линии Мариенбург” и осво-
бождение Валги сыграли решающую роль в победе над фаши-
сткой Германией, но это я поняла уже позже. А в то время я
еле сдерживала слезы, дабы окружавшие меня солдаты не па-
дали духом при виде плачущей девушки.
    …Это был 1944 год, мы освобождали Латвию. Наш полк
вёл тяжёлый бой. Командир полка подполковник Горчаков
Василий Иванович на командном пункте руководил боем, я -
возле него, обеспечивала связь. Вдруг прекратилась связь с
одним из батальонов: обрыв провода. “Разрешите идти на ли-
нию“, - обратилась я к командиру.
    А на линии - ураганный огонь, противник бьёт из крупно-
калиберных пулемётов, забрасывает минами.
    “Погоди,“ - сказал командир.
    И послал солдата. Мы ждём десять минут, двадцать, три-
дцать. Нет связи, не возвращается и солдат. Я опять к коман-
диру: “Разрешите идти”. Он поглядел на меня очень внима-
                            195


тельно, отлично понимая, что и я могу не вернуться.
    Говорит: “Ну, иди, дочка, только возвращайся”.
    Я выбралась из траншеи и тут же прижалась к земле. Кру-
гом разрывы, небо чёрное от дыма. Мне было очень страшно.
    Но командир ждёт. Я поползла вдоль линии. Где позволя-
ла местность, делала перебежки. Минут через десять увидела
солдата, которого посылал командир. Он лежал, уткнувшись в
землю. Я перевернула его на спину. Убит. Я заплакала. Выти-
рая слезы, поползла дальше. Вскоре нашла обрыв провода. За-
чистила концы, соединила. Тем же путём и под таким же ог-
нём назад. Пришла на командный пункт: “Товарищ командир,
связь есть”.
    В тот день наш полк выиграл очень важный бой.
    Через два дня полк отвели с переднего края на пополне-
ние.
    Командир дивизии перед строем вручил мне медаль “За
отвагу” (№ 1100722, номер приказа 785167), пожал руку, по-
здравил.
    «Служу Советскому Союзу!» - ответила я.
    Это моя самая первая награда. Часом позже старшина про-
тянул мне сверток: “Это тебе, Зина, от разведчиков, наденешь
в День Победы”. Я развернула бумагу и увидела лакированные
туфельки. Долго еще лежали они в моем походном мешке.

                            ***

    Когда мы освобождали Ригу (13 октября 1944 года), шли
мы со стороны Юрмалы. Особо страшного боя не было, на-
верное из-за того, что для немцев наше наступление было не-
ожиданным, но, конечно, бой есть бой. Правда, они все-таки
успели во время отступления разрушить портовые сооруже-
ния, мосты, электростанцию, взорвать и сжечь многие учреж-
дения, почтамт, телефонную станцию, вывести из строя город-
ской водопровод, разграбить музеи и старинное книгохрани-
лище.
    Когда мы выгнали всех фрицев из города, наша стрелковая
дивизия проверяла уцелевшие здания. Залетели в один дом -
пусто, во второй – пусто. Уже под вечер подступили к огром-
ному, красивому и величественному зданию. Ворвались
внутрь и оказываемся в большом зале, отделанном мрамором,
                            196


с огромными колоннами по углам. В центре зала стоит гро-
мадный стол, накрытый белоснежной скатертью: вино, поро-
сята целиком обжаренные, разная закуска, водка, курочка, кар-
тошечка. Наши мужчины заликовали. Мы, девчонки, не ви-
девшие в течение четырех лет из еды ничего, кроме овсяной
каши и тушенки, тут же набросились на курочку, потом на
свинину, затем на картошечку, мужики выпивали. Но не успе-
ли мы как следует набить наши животы, в зал вбежал коман-
дир.
    “Отставить, все отравлено, стрелять буду!”
    Один встает и говорит: “Товарищ командир, я уже пол-
литра выпил, ребята пьют, уже практически все съели, никто
не умер, значит, еда не отравлена, присаживайтесь, отпраздну-
ем”. Все засмеялись. Этот день мы с однополчанами вспоми-
наем особенно часто. Да и сейчас, рассказывая об этом, я ощу-
щаю настроение того самого дня. Ведь это уже начало празд-
нования нашей победы. Так наш 1247-й стрелковый полк
отметил освобождение Риги, столицы Латвийской ССР от не-
мецко-фашистских захватчиков.

                            ***

    После Дня Победы 9 мая нашу и другие дивизии направи-
ли на разгром тукумской группировки, которая не сдавалась
даже после предъявленного им ультиматума. И уже после
празднования Дня Победы мы потеряли много бойцов и ко-
мандиров в этих боях. Войну я закончила в звании старшего
сержанта. После демобилизации, когда мы ехали через Ленин-
град, я там попыталась разыскать своих родственников, но го-
род был сильно разрушен. Позже я узнала, что многие родст-
венники погибли во время блокады. Родители моего отца по-
хоронены на Пискаревском кладбище. Я вернулась домой. На-
конец-то встретилась с мамой - Ивановой Любовью Алексеев-
ной, тетей - Ивановой Ниной Алексеевной, двоюродным бра-
том - Воронцовым Сергеем Алексеевичем. Мне было семна-
дцать лет.




                             197


                           Награды

   Медаль “За отвагу”, № 1100722 (приказ № 1100722).
   Орден Красной Звезды, № 3331388.
   Орден Отечественной войны, № 3071135 (приказ №
873223).
   “Участнику битвы за Ленинград”.
   “Полное снятие блокады Ленинграда”.

    Все послевоенные годы не прерываю связи с однополча-
нами. Сегодня я являюсь председателем совета ветеранов 377-
й стрелковой дивизии. Параллельно исполняю обязанности
ответственного секретаря региональной общественной органи-
зации ветеранов Великой Отечественной войны - воспитанни-
ков армии и флота, которую возглавляет Виктор Яковлевич
Татаринов, в военном прошлом «сын полка». У меня дочь и
двое внуков. До пенсии работала дежурным администратором
в гостинице. Пионерами школы № 1 моего родного города Чу-
дова, Новгородской области был создан музей нашей 377-й
стрелковой дивизии. В тех местах проходил Волховский
фронт, там я начала воевать. Сейчас я живу в Москве, но часто
бываю в Чудове в гостях у ребят. Там встречаюсь со своими
однополчанами, это самые дорогие для меня встречи. Всегда
говорю ребятам большое спасибо за их поисковую работу, за
их память о нас и о войне.


                                            Апрель 2004 года



                       В подготовке настоящих воспомина-
                   ний оказал помощь Лаптев Кирилл Алек-
                   сандрович, студент 1-го курса факульте-
                   та системы управления, информатики и
                   электроэнергетики Московского авиаци-
                   онного института (государственного
                   технического университета).



                             198


                            Климентов
                            Леонид
                            Васильевич


             Населения в городе не было
    Я родился 26 апреля 1923 года в поселке Пырьево, Биби-
ковского сельсовета, Умётского района, Тамбовской области.
В 1940 году окончил 8 классов школы №17 города Комсо-
мольска-на-Амуре. С введением платного обучения в старших
классах и высших учебных заведениях поступил на работу на
судостроительный завод №199 модельщиком.
    О начале войны узнал 22 июня 1941 года, находясь на лек-
ции по международным вопросам в кинотеатре «Ударник» го-
рода Комсомольска-на-Амуре.
    В ряды Красной Армии с группой комсомольцев пошёл
добровольцем в начале марта 1942 года. В первой декаде мар-
та эшелон прибыл в город Бикин Приморского края. По рас-
пределению был направлен в 3-ю пулеметную роту 3-го стрел-
кового батальона 352-го стрелкового полка. На фронт отправ-
лялся вместе с другими красноармейцами и командирами из
состава 42-й бригады Приморского края в сентябре 1943 года.
На фронт прибыли в октябре 1943 года в 286-ю стрелковую
дивизию Волховского фронта. Был направлен в 998-й стрелко-
вый полк на должность помощника командира взвода 3-го ба-
тальона в воинском звании сержант. Командующий фронтом -
Маршал Советского Союза К.А. Мерецков.
    Боевой путь проходил через Малую Вишеру (конец октяб-
ря 1943 года), Новгород (20 января 1944), село Медведь, за-
паднее Новгорода (29 января 1944), город Нарва (апрель 1944
                            199


года), река Сестра, Ленинградская область (12 июня 1944 го-
да), Кивеннана, Карельский перешеек (14 июня 1944 года), ли-
ния Маннергейма (14-15 июня 1944 года), Выборг (20 июня
1944 года), река Ихантала (22-23 июня 1944 года), город Тар-
ту, Эстония (15 сентября 1944), река Эйма-Цыги (17 сентября
1944).
     Принимал непосредственное участие в боях по освобож-
дению города Новгорода в январе 1944 года. (Новгородско-
Лужская операция Волховского фронта. Командующим фрон-
та был генерал армии Кирилл Афанасьевич Мерецков). Я уча-
ствовал в боях в составе 3-го батальона 998-го стрелкового
полка 286-й стрелковой дивизии. При проведении этой опера-
ции полностью была снята блокада Ленинграда. Операция
проводилась совместно с войсками Ленинградского фронта.
Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Лео-
нид Александрович Говоров.
     Принимал непосредственное участие в боях по штурму
линии Маннергейма в Финляндии в составе 30-го гвардейско-
го корпуса, которым командовал герой Советского Союза
Николай Павлович Симоняк. Корпус в это время входил в
состав войск Ленинградского фронта. Я проходил службу в
минометной роте наводчиком огневого взвода, (командир
взвода лейтенант Лебедев, командир роты капитан Лосев).
Наступление войск началось 10 июня 1944 года. 12-14 июня
мы вышли на рубеж Кивеннаны, где начиналась линия
Маннергейма. боевых действий, успешного прорыва линии
     В процессе
Маннергейма подразделения 192-го гвардейского стрелкового
полка (командир полка гвардии полковник Холшня) вышли к
артиллерийским позициям финнов. Артиллерия была почти
полностью подавлена. Существенного влияния на части и со-
единения 30-го гвардейского корпуса она оказать не могла.
Нас удивило то, что на огневых позициях финнов стояли тер-
мосы с горячей пищей. Некоторые раскрыты, кругом все раз-
ворочено. Сплошные воронки. Вероятно, позавтракать им не
дала реактивная артиллерия, именуемая «Катюшами». Дорога
шла на город Выборг.
     Финны по опыту боев 1939-1940 годов не предполагали,
что советские войска так быстро овладеют линией Маннер-
гейма, и в спешном порядке вводили свежие части в создан-
ные укрепления вокруг Выборга, так называемые Выборгские
                            200



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика