Единое окно доступа к образовательным ресурсам

От солдата до генерала: Воспоминания о войне. Том 5

Голосов: 4

В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в 2003-2004 годах в рамках целевой программы Академии исторических наук. В томе представлены воспоминания 50 ветеранов войны в авторской редакции. Книга послужит источником для научных исследований историков, для создания новых учебников, литературных произведений, а также может быть полезна интересующимся военной историей. Полный текст книги беспрепятственно доступен для чтения и копирования на сайте Академии исторических наук <a target=_blank href="http://www.ainros.ru">www.ainros.ru</a>.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    дился в ПВО Москвы, работал по своей специальности. Мать с
1929 г. работала уборщицей, а затем дворником в Московском
институте механизации и электрофикации сельского хозяйства.
Сестры Александра и Варвара во время войны работали на во-
енном заводе. Сестра Анна после окончания средней школы в
1941 г. по призыву ЦК ВЛКСМ прошла спецподготовку, в со-
ставе в/ч 9903 выполняла задания разведотдела Западного фронта
в тылу врага. Погибла в январе 1942 г. под городом Сухиничи.
     Я в 1929 году вместе с семьей переехал из деревни в Москву
(к отцу) и поступил учиться в 68-ю неполную школу, которую окон-
чил в 1936 г. В этом же году поступил в 213-ю среднюю школу. В
1939 г., после окончания 213-й школы, поступил учиться в Москов-
ский текстильный институт на художественный факультет.
     Однако вскоре, в соответствии с приказом Наркома оборо-
ны, был призван на службу в Красную Армию и в начале ноября
1939 г. направлен в школу младших авиаспециалистов на отде-
ление по аэрофотосъемке и дешифрированию аэрофотоснимков
(г. Переяславль-Залесский, Московский военный округ).
     Зимой 1940 г. началась война с Финляндией. Нас решили
отправить на фронт, а потому стали обучать по ускоренной про-
грамме. Война вскоре закончилась так же неожиданно, как и
началась. Нас, курсантов, после сдачи экзаменов, зачетов и при-
своения звания командира отделения (сержанта) направили в
строевые авиационные части. Я попал в 27-й истребительный
авиационный полк, который базировался в г. Клин Московской
области. Летом 1940 г. для прохождения дальнейшей службы был
направлен в 166 РАП (резервный авиаполк), базировавшийся в
Горьковской области (ст. Сейм). Во 2 ЗАП выполнял обязанности
помощника командира взвода и старшины, заведовал фотолабо-
раторией. Экстерном сдал экзамен на механика по аэрофото-
оборудованию и получил очередное звание старшего сержанта.
     Через один-два месяца после начала войны с Германией на
аэродром 2 ЗАП стали прибывать авиаполки, понесшие большие
потери в живой силе и технике в первые дни войны. Здесь они
получали новую боевую технику, укомплектовывали личный
состав, проводили переучивание летного и технического соста-
вов на новой технике и снова отправлялись на фронт. Тут же
проводилось и формирование новых боевых полков.
     Я подал командованию 2 ЗАП рапорт с просьбой откоман-
дировать меня в полк, направляющихся на фронт. Однако полу-
                              91


чил отказ, сопровожденный словами: «Не спеши! Еще успеешь
навоеваться». Я усомнился в такой возможности, наивно поло-
гая, что война будет не долгой и завершится скорой победой,
как и война с финнами.
     Но осенью 1941 года я убедился, что скорой победы не
ожидается. Немцы уже подошли вплотную к Москве, многие го-
сударственные учреждения были эвакуированы, летчикам 2 ЗАП
все чаще и чаще приходилось вступать в бой с фашистскими
бомбардировщиками, направляющимися бомбить военные объ-
екты, расположенные в г. Горьком и его окрестностях.
     В октябре 1941 г. в Москве было введено осадное положе-
ние. В один из октябрьских дней на нашем аэродроме совершил
промежуточную посадку транспортный самолет, на котором ле-
тели из Москвы в Куйбышев Василий Сталин и его сестра Свет-
лана. Пока проводились осмотр и заправка самолета, Василий и
Светлана отдыхали в штабе полка.
     В январе 1942 года получил известие о том, что при выпол-
нении специального задания в тылу врага (под г. Сухиничи) по-
гибла моя сестра Анна. Желая отомстить за гибель сестры, я
снова подал рапорт командованию 2 ЗАП с просьбой откоман-
дировать меня в полк, направляющийся на фронт. Мою просьбу
поддержали комиссар и начальник штаба 523 ИАП, т. к. у них в
полку была вакантная должность старшего техника по аэрофо-
тооборудованию. После того как кадровики подыскали мне за-
мену, мой переход в 523 ИАП был решен положительно. Так как
должность старшего техника — офицерская, а я не собирался в
то время становиться кадровым офицером, мечтая стать худож-
ником, то меня зачислили в полк на должность механика по аэ-
рофотооборудованию срочной службы за счет должности стар-
шего техника по аэрофотооборудованию. Мне присвоили звание
старшины технической службы.
     523 ИАП был сформирован на территории Горьковской об-
ласти в сентябре 1941 года и после тяжелых изнурительных бо-
ев на Ленинградском фронте снова прибыл в Горьковскую об-
ласть на вторичное формирование, которое продолжалось более
трех месяцев. В это время произошла полная замена командного
состава полка.
     Командиром полка был назначен штурман полка майор Го-
лубов А. Е., пользовавшийся у личного состава полка заслужен-
ным авторитетом как требовательный боевой командир, имев-
                             92


ший опыт воздушных боев на Ленинградском фронте. Команди-
рами эскадрильи были назначены опытные воздушные бойцы
Харченко С. И. и Симонов Д. В., которые до прибытия в полк
успели повоевать в небе Финляндии, а в начале Великой Отече-
ственной войны в составе 25-го Краснознаменного истребитель-
ного авиационного полка — в небе Новороссийска, Керчи, Фео-
досии. На их личном счету уже были сбитые самолеты против-
ника (у Симонова — 4, у Харченко — 3). У каждого из них на
груди было по два ордена Красного Знамени. Они в совершен-
стве владели техникой пилотажа на всех типах самолетов, нахо-
дившихся на вооружении Красной Армии, и умело учили этому
молодых летчиков, прибывших в полк в качестве пополнения.
Учебно-боевая подготовка летчиков и технического состава к
предстоящим боям с немецко-фашистскими захватчиками ве-
лась каждый день от восхода до захода солнца.
     25 июня 1942 г. полностью укомплектованный летно-
техническим составом и самолетами «ЛаГГ-3» и 523 ИАП под
командованием майора Голубова Анатолия Емельяновича при-
был на Западный фронт и вошел в состав 234-й истребительной
авиационной дивизии 1 ВА. Полк стал базироваться на аэродро-
ме Рысня (Калужская область).
     Сделав облет района боевых действий, летчики полка сразу
же преступили к выполнению боевых заданий командования.
Наши наземные войска в это время вели наступательные бои в
направлении городов Сухиничи, Козельск, Мещевск, ст. Барри-
кадная. Летчикам полка приходилось делать до 6—10 боевых
вылетов в день, т. к. кроме основной задачи — надежного при-
крытия наших наземных войск от налета вражеской авиации —
полку поручалось сопровождение наших штурмовиков и бомбар-
дировщиков, проведение операций по штурмовке и бомбежке с
пикирующего полета наземных войск и военных объектов про-
тивника, ведение визуальной воздушной разведки (аэрофотоап-
паратов тогда в полку еще не было). Бомбометание с истребите-
ля ранее никогда не производилось, т. к. конструкции большин-
ства     советских     истребителей     не    предусматривали
осуществления подобной операции. Конструкция же самолета
ЛаГГ-3 допускала установку под плоскостями крыльев бомбо-
держателей и подвеску двух авиабомб. Все летчики полка от-
важно сражались с численно превосходящими силами против-
ника, проявляя мужество, героизм, беспредельную любовь к
                             93


своей многострадальной Родине. Численное превосходство про-
тивника в воздухе в то время было настолько велико, что необ-
ходимость вступления в бой нашей четверки «ЛаГГов» с 25
«юнкерсами», например, и 12 «мессерами», прикрывавшими эти
«юнкерсы», рассматривалось как обычное, повседневное явле-
ние и никого не удивляло.
    В это трудное время особенно ярко проявился высочайший
боевой дух у наших воздушных бойцов: Симонова Д. В., Хар-
ченко С. И., Букина А. Ф., Семенчука Д. К., Лабутина А. А., Са-
винова Д. А., Еличева А. Ф., Ивахненко М. В., Степанова А. С.,
Капилевича И. Т. и др.
    Так, например, 15 августа 1942 г. заместитель командира
эскадрильи территорией, занятой противником, направил свой
горящий самолет на эшелон с живой силой и техникой против-
ника, стоявший в это время на железнодорожном разъезде и
протаранил его. В документах архива Министерства обороны
СССР о Д. К. Семенчуке написано: «…В нем было то бесстра-
шие, которого боится сама смерть!»
    За этот подвиг Семенчук был посмертно награжден орденом
Красного Знамени.
    В феврале 1943 г. капитану Харченко пришлось одному
сражаться против трех «ФВ-190». Зайдя в хвост одному из
«фоккеров», Харченко в упор расстрелял его. Два других от-
крыли по самолету Харченко массированный огонь и подожгли
его. Резко развернув горящий самолет в сторону ближайшего
противника, Харченко таранил его. Оба самолета взорвались в
воздухе. Так погиб один из лучших командиров эскадрилий
полка.
    28 августа 1943 г. в районе Большие Нежоды (западнее Ель-
ни) капитан Симонов и лейтенант Баркалов вступили в бой с
шестью «ФВ-190». В ходе боя Баркалов бросился преследовать
одного из «фоккеров», а Симонов остался с глазу на глаз с пятью
фашистскими истребителями. Силы были явно не равны. Само-
лет Симонова врезался в землю в 6 км восточнее Ельни.
    Гибель Симонова, самого опытного летчика-истребителя,
требовательного к себе и подчиненным, умелого наставника и
воспитателя молодых пилотов, скромного, чуткого и отзывчиво-
го человека, потрясла весь личный состав полка. К этому време-
ни на счету Симонова было 16 самолетов противника, сбитых
им лично, и 5 самолетов — в групповом бою. О подвигах Симо-
                              94


нова часто писали фронтовые газеты, о них слагали стихи и пес-
ни. Он один из первых был награжден орденом Ленина. Коман-
дование ЗОЗ и АД и 1 ВА сделали представление на присвоение
ему звания Героя Советского Союза, но это представление, ви-
димо, затерялось в чиновничье-бюрократическом лабиринте, и
указа не появилось.
    В воздушном бою 1 сентября 1943 г. командиру эскадрильи
Еличеву снарядом оторвало левую руку. Отважный летчик, пре-
возмогая адскую боль и слабость, вызванную большой потерею
крови, все же сумел дотянуть до своего аэродрома и удачно по-
садить машину. Лишь после этого он потерял сознание.
    Инженерно-технический состав полка трудился не покладая
рук, забывая о сне и отдыхе. Авиамеханики, мотористы, оружей-
ники, прибористы не отходили от своих самолетов ни днем, ни
ночью, готовя их к очередному вылету, спешно ремонтируя са-
молеты, поврежденные в бою.
    Первое время я не имел возможности заниматься своими
обязанностями механика по аэрофотооборудованию, поскольку
такого в полку еще не было. По распоряжению командования
полка я исполнял обязанности оперативного дежурного на КП
(командном пункте); вел журнал боевых действий полка, по ко-
торым потом проводился т. н. разбор полетов; выпускал боевой
листок, задачей которого было поддерживать высокий боевой
дух и хорошее настроение наших однополчан.
    Активная работа по внедрению в боевую практику полка
аэрофоторазведки началась после вхождения 523 ИАП в состав
вновь сформированной ЗОЗ ИАД в феврале 1943 года. В состав
ЗОЗ ИАД также вошли 18 ГИАП, 20 ИАП (впоследствии 139 ГИАП)
и 168 ИАП (разведывательный). Несколько позже в состав диви-
зии войдут французско-русская истребительная авиаэскадрилья
«Нормандия» (впоследствии полк «Нормандия — Неман») и полк
выдающихся советских асов — 9 ГИАП. Командиром дивизии
был назначен опытный воздушный боец генерал Захаров Геор-
гий Нефедович.
    Вскоре 168 ИАП был расформирован. Эскадрилья развед-
чиков вошла в состав 523 ИАП, а личный состав эскадрильи со-
провождения расформирован по другим полкам дивизии. Быв-
ший командир 168 ИАП подполковник Пильщиков Константин
Александрович был назначен командиром 523 ИАП. Вместе со
своим командиром в состав полка вошли опытные воздушные
                             95


разведчики Ануфриев (командир эскадрильи, впоследствии
ГСС), Сычев, Суслов, Проценко, Трусов, Свитченко, Сморчков
(впоследствии ГСС), Макогоненко, Дорошенко, Резянкин, Ро-
бесник, Тимофеев, Трефилов, Рыжов и др. На должность стар-
шего техника по аэрофотооборудованию — я и старшина техни-
ческой службы Василий Пичугин.
     Полк получил новые самолеты «Ла-5» и необходимое коли-
чество аэрофотоаппаратов типа «АФА-И» и «АФА-Б». С помощью
специалистов походной авиаремонтной мастерской («ПАРМ»)
мы, в соответствии с нашими расчетами, четко определили: ме-
сто в фюзеляже для монтажа рамы, к которой крепится аэрофо-
тоаппарат; место, размер и форму люка, через который будет
производиться фотосъемка; место командного прибора в кабине
пилота и др. После завершения монтажных работ мы на земле
тщательно проверили исправность каждой детали, каждого аэ-
рофотоаппарата. Выявленные дефекты устранили. Пильщиков
приказал проверить работу фотоустановок в воздухе. Все рабо-
тало отлично. Пильщиков доложил об этом вышестоящему ко-
мандованию.
     Первые же снимки, полученные при выполнении разведы-
вательных заданий, наглядно показали неоспоримые преимуще-
ства фоторазведки перед разведкой визуальной. На снимках
четко выявлялись такие мелкие детали, которые с высоты
птичьего полета был бы не в состоянии разглядеть на местности
и запомнить даже лучший разведчик полка Митрофан Ануфри-
ев, обладавший острым зрением и фотографической зрительной
памятью. А вот Марина Морозова (фотограмметрист походной
автофотолаборатории), не обладавшая такими феноменальными
качествами, после тщательного изучения слабо видимого на фо-
тоснимке гусеничного следа могла достаточно уверенно сказать,
например, что такой-то след оставлен танком, а не трактором и
самоходкой, и даже определить тип танка, направление, в котором
он двигался, его нахождение в момент аэрофотосъемки (в укры-
тиях в пределах занятой территории), а также назвать тип мас-
кировки, и т. п. Такой уверенности фотограмметрист может дос-
тичь, если в совершенстве владеет методами дешифрирования
фотоизображений, если у него под рукой качественный аэросни-
мок (с указанием точного масштаба съемки), необходимый из-
мерительный инструмент и необходимый справочник по воен-
ной технике противника. Каждодневно (особенно при подготов-
                              96


ке войсковых и фронтовых операций) командованию 1 ВА За-
падного и 3-го Белорусского фронтов требовались самые све-
жие, самые полные и достоверные сведения о противнике. Те-
перь такие сведения могли дать (и давали) разведчики 523 ИАП.
Задания на проведение аэрофотосъемки сыпались как из рога
изобилия. Самолеты, оборудованные фотоустройствами, в тече-
ние всего светового дня один за другим вылетали по разным на-
правлениям для выполнения заданий по аэрофотосъемке.
    Сопровождали (прикрывали) этот самолет один или не-
сколько самолетов, не оборудованных фотоустановками.
    В исключительных случаях с целью конспирации и созда-
ния эффекта неожиданности допускался вылет фоторазведчика
на задание в одиночку (без прикрытия). Такой полет, например,
пришлось совершить одному из самых смелых и изобретатель-
ных разведчиков — Николаю Свитченко. Ему удалось успешно
заснять один особо охраняемый аэродром в Восточной Пруссии,
в то время когда наш полк базировался в Литве, на расстоянии,
предельно допустимом для радиуса действия истребителя. Фото-
снимки, полученные им, и личные наблюдения были бесценны.
    В обязанности механиков по аэрофотооборудованию входи-
ли: ремонт и содержание фотоустановок в исправном состоянии;
расчет и установка перед каждым вылетом режимов съемки в
зависимости от состояния погоды, светочувствительности фото-
пленки, освещенности объекта съемки, высоты и скорости поле-
та; доставка аэрофотоаппарата и обратно. Расчет и установка
режимов фотосъемки проводились механиком на земле. Чтобы
убедиться в исправности аппаратуры, механик делал один-два
пробных кадра.
    В воздухе вся система работала в автоматическом режиме
(от командного прибора). Пилоту оставалось только точно вы-
держать высоту и скорость полета, вовремя включить и выклю-
чить командный прибор. Поскольку конструкция аэрофотоаппа-
ратов «АФА-И» и «АФА-Б» в то время не предусматривала пе-
резарядку фотопленки непосредственно в фюзеляже самолета
(не было специальных кассет, адаптеров, приспособлений), по-
этому по несколько раз в день приходилось каждый фотоаппа-
рат снимать с установочной рамы и на руках относить его в фо-
толабораторию для перезарядки, возвращать обратно и снова
устанавливать на место.
                             97


     Иногда приходилось транспортировать подобным образом
не по одному, а сразу по два аэрофотоаппарата (на ремне через
плечо), каждый из которых весит около 10 кг. Фотолаборатория
же по технологическим соображениям обычно располагалась на
окраине аэродрома (поблизости от источника воды: речки, пру-
да, колодца…). За световой день мы с Василием Пичугиным ус-
певали набегаться так, что наши отяжелевшие ноги порой отка-
зывались идти даже на ужин, где нас ждали законные 100 грамм
«наркомовских». Мы были довольны тем, что наша малочис-
ленная группа успешно справлялась со своими обязанностями,
без каких-либо накладок и упущений. Хотя следует признать,
что одна серьезная накладка все же была, но не по нашей вине.
Все дело в том, что однажды, когда мы с Василием готовили
аппаратуру к срочному вылету на двух самолетах полка, Влади-
мир Пономарчук получил команду срочно подготовить к вылету
на фотосъемку аппаратуру на третьем самолете. Он, чтобы не
отрывать никого из нас от начатых дел, решил сам проверить
исправность аппаратуры. Убедившись, что передатчик не работа-
ет из-за того, что перегорел предохранитель, радист недолго ду-
мая поменял местами предохранители на передатчике и команд-
ном приборе и ушел, никому не сказав об этом. На проявленной
пленке оказались лишь два кадра, сделанные Пономарчуком на
земле перед вылетом. Узнав о такой накладке, радист чистосер-
дечно признал свою вину, объяснив свою промашку тем, что, не
имея под рукой запасного предохранителя, полагал, что самолет
вылетает на разведку погоды, а не на аэрофотосъемку. Ему и
пришлось отвечать за все последствия такой накладки.
     Став по решению 1 ВА разведывательным, 523 ИАП до
конца войны оставался не только недремлющим оком 1-й Воз-
душной, но и всего 3-го Белорусского фронта. Командование
1ВА категорически запретило разведчикам полка без острой не-
обходимости вступать в воздушный бой с противником во время
выполнения разведывательных полетов, т. к. это грозило бы
срывом задания или утратой ценных сведений о противнике,
добытых в сложной оперативной обстановке. Разведчик, со-
рвавший боевое задание ради мимолетной победы, не может
рассчитывать на снисходительность командования даже в том
случае, если ему в это время удалось сбить не один, а два или
три самолета противника. Заслуги разведчика оценивались не по
количеству сбитых самолетов противника, а по количеству и
                              98


качеству добытой им информации. В том, что к концу войны
523 ИАП стал Оршанским и четырежды орденоносным (орденов
Красного Знамени, Александра Суворова II степени, Михаила
Кутузова и Александра Невского) большая заслуга командова-
ния полка (командира полка Пильщикова, замполитов Ивахнен-
ко и Фоменко, начальника штаба Твердохвалова, старшего ин-
женера Щербатенко, начальника связи Шерстнева).
    Личный состав полка неоднократно награждался высокими
правительственными наградами. Лучшему разведчику полка
Митрофану Ануфриеву присвоено звание Героя Советского
Союза. Не забыли и о нас — Пономарчук был награжден двумя
орденами, а я и Пичугин двумя медалями «За боевые заслуги»
каждый, а также медалями «За взятие Кенигсберга» и «За побе-
ду над Германией». Вместе с полком я участвовал в боях над
городами Вязьма, Ржев, Сухиничи, Орел, Спас Деменск, Ельня,
Смоленск, Орша, Витебск, Минск, Вильнюс, Алитус, Кенигсберг.
    После штурма и взятия города-крепости Кенигсберга войска
3-го Белорусского фронта добивали остатки вражеской группи-
ровки, окруженной на Земландском полуострове и не приняв-
шей ультиматума о капитуляции, предъявленного маршалом
А.М. Василевским 11 апреля 1945 г.
    Разведчики 532 ИАП постоянно находились в воздухе, фик-
сируя даже самые малейшие изменения в оперативной обста-
новке. Летчики ЗАЗ ИАД провели свои последние воздушные
бои 12 апреля, сбив в этот день 13 самолетов противника.
    По одному «фокке-вульфу» сбили летчики 9 ГИАП Алелю-
хин, Тарасов, Аристархов, Мальков и Пухов. Два «мессершмит-
та» сбил Барсуков и один Абрамошвили (оба из 18 ГИАП). Три
«ФВ-190» сбили Машкин, Грачев, Мацкевич (139 ГИАП). По
одному «фоккеру» сразили Жак Андре («Нормандия — Неман»)
и Василий Серегин (штурман 303 ИАД).
    Сообщение о капитуляции мы получили лишь 9 мая, а фран-
цузы узнали об этом из сообщения английского радио уже 8 мая.
    Последний вылет на разведку был поручен командиру эс-
кадрильи 532 ИАП капитану Александру Смарчкову. Полк в это
время базировался на аэродроме Хайлигенбайль. Там же базиро-
вался и 139 ГИАП. Штаб дивизии, полк «Нормандия — Неман» и
18 ГИАП базировались на аэродроме Эльбинг. 9 ГИАП в это время
находился под Берлином (после взятия Кенигсберга он сразу же
был переброшен на берлинское направление).
                             99


    Последние четыре месяца 523 ИАП возглавлял бывший ко-
мандир эскадрильи 18 ГИАП майор Иван Заморин, т. к. подпол-
ковник Константин Пильщиков, командовавший почти всю вой-
ну полком, чуть более четырех месяцев назад не вернулся с бое-
вого задания. Позже мы узнали, что его самолет был подбит
огнем зенитной артиллерии. Не дотянув двух километров до ли-
нии фронта, он выбросился из горящего самолета с парашютом,
неудачно зацепился за дерево, освобождаясь от парашюта, упал
на землю и потерял сознание. В бессознательном состоянии он
был взят в плен и отправлен в лагерь для военнопленных, отку-
да с группой товарищей бежал. Почти три недели летчики ски-
тались по Германии, и в середине мая в районе Дрездена вышли
к своим. Сначала Пильщиков попал в дивизию, которой коман-
довал Александр Покрышкин, а оттуда — в штаб ЗОЗ ИАД, на-
ходившийся на аэродроме Эльбинг. Через сутки он уже был в
расположении своего родного полка на аэродроме Хайлиген-
байль. Личный состав полка радостно встретил своего любимо-
го командира. Торжественное построение личного состава диви-
зии по случаю Дня Победы состоялось 9 мая на аэродроме Хай-
лигенбайль. Все полки дивизии (кроме 9 ГИАП) были
построены вдоль взлетной полосы.
    Самолеты «лавочкины» и «яковлевы», освобожденные от
маскировки, во всей своей первозданной красе стояли ровными
рядами на бетонных дорожках, ведущих к взлетно-посадочной
полосе. На правом фланге полков развевались боевые полковые
знамена. Поздравив личный состав полков с Великой Победой,
генерал Захаров дал команду на проведение торжественного
марша. Торжественные обеды в полках прошли шумно и весело.
Ограничиваться обычными фронтовыми 100 граммами на этот
раз не удалось т. к. повод для проведения такого бурного торже-
ства был особо знаменательным.
    Победа!!! Одна на всех!.. На общем столе появились напит-
ки, приобретенные заранее в военторге предусмотрительными
однополчанами, так, на всякий случай, и чтобы отметить обще-
государственный праздник или успешное завершение фронто-
вой операции, и чтобы «обмыть» очередную награду или помя-
нуть погибшего друга.
    Торжества продолжались, и за ужином, и на другой день…
Стихийные застолья длилось еще несколько дней. После тяже-
лейших, изнурительных боев командирование предоставило
                             100



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика