Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Историческая грамматика русского языка: Пособие для студентов заочного отделения

Голосов: 14

Учебно-методическое пособие по исторической грамматике русского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам самостоятельно овладеть предметом в межсессионный период. Теоретическая часть представляет собой краткое изложение основных вопросов, рассматриваемых в курсе исторической грамматики русского языка (более подробное освещение того или иного вопроса см. в рекомендуемой учебной литературе). Изложение теоретического материала сопровождается примерами и таблицами. В пособии имеются проверочные тестовые задания по фонетике и морфологии; ключи к тестовым заданиям позволят студентам-заочникам оценить, насколько полно и точно усвоен теоретический материал. В конце каждого раздела указаны упражнения, которые помогут студентам подготовиться к зачету и экзамену. В пособии приводится план морфологического разбора разных частей речи и порядок анализа текста, а также имеется образец анализа древнерусского текста, что дает возможность студентам правильно выполнить одно из заданий домашней контрольной работы и подготовиться к экзамену.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    окончание –тъ появляется и в древнерусском языке. Кроме того, в XII
– XIV вв. зафиксированы и формы 3-го лица ед. и мн. ч. без окончаний,
их можно квалифицировать как диалектные образования. Окончание –
тъ в лингвистике объяснятся по-разному. А. А. Шахматов считает, что
отвердение [т’] произошло после утраты редуцированных, но нужно от-
метить, что не все слова получили отвердение (ср. наречие вспять). С.
П. Обнорский считает, что [т] является членом указательного место-
имения (тъ придавало значение определенности, а формы без оконча-
ния – неопределенности). П. С. Кузнецов дает объяснение данного яв-
ления, указывая две причины: фонетическую (артикуляция меньшей на-
пряженности) и морфологическую (тъ как подлежащее и укрепилось в
единственном числе).

              История настоящего – будущего времени
                      нетематических глаголов
      От глагола быти сохранилась лишь форма 3-го лица ед. ч.
(есть) и отчасти форма 3-го лица мн. ч. (суть), которая употребля-
ется только в книжной, письменной речи.
      Глагол вhдh ти был заменен в истории русского языка одно-
коренным глаголом вhдати, который относился к III классу, а гла-
гол имaти уже с XI в. обнаруживал переход в III класс, поэтому
можно утверждать, что формы этих глаголов, образованные по об-
разцу нетематического спряжения, полностью утратились.
      Внимания заслуживают формы 1-го лица ед. ч. глаголов дати
и ести. Возникновение в этой форме твердого [м] привело к совпа-
дению ее с формой множественного числа, что не могло сохранить-
ся в языке, т.к. возникла нежелательная омонимия форм разных чи-
сел. В качестве первого лица множественного числа стала употреб-
ляться форма повелительного наклонения (hдимъ, дадимъ). Это об-
стоятельство повлекло за собой использование формы повелительного
наклонения и во 2-ом лице мн. ч., где вместо древнерусских дасте,
hсте появились дадите, hдите.
      В форме 2-го лица ед. ч. исконные формы даси, hси начинают
выступать с –ши по образцу тематического спряжения. В дальней-
шей истории закрепились формы дашь, ешь, которые трактуются по-
разному. Одни лингвисты полагают, что эти формы развились, как
и формы 2-го лица единственного числа тематического спряжения,
                                                                  71


в результате редукции [и] до нуля звука, другие же (как, например, А. И.
Соболевский) считают, что и в этой форме, как и в 1-ом – 2-ом лице мн.
ч., наблюдается проникновение бывшей формы повелительного накло-
нения дажь, hжь, изменившейся после утраты [ь] и оглушения [ж] в
дашь, hшь.
       Форма 3-го лица ед. ч. дасть, hсть изменилась в даст, hст
под влиянием подобного же изменения в 3-ем лице ед. ч. тематичес-
ких глаголов (см. с.71).
       Такое же изменение конечного мягкого согласного в твердый
находим и в форме 3-го лица мн. ч. Форма Ьдять не требует особых
комментариев, появление же вместо дадять современной формы
дадут может быть объяснено различно: 1) влиянием действитель-
ных причастий настоящего времени (ср. дадуча и т.п.), 2) влиянием
формы будуть, 3) формы дадять и дадуть были исконно параллель-
ными образованиями, одно из которых укрепилось, вытеснив дру-
гое из употребления.

               История форм прошедшего времени
      В исходной системе древнерусского языка были две простые
формы прошедшего времени – аорист и имперфект – и две сложные
– перфект и плюсквамперфект (давнопрошедшее время), причем
каждая из данных форм отличалась от другой не только окончани-
ями, но и по значению.

       Аорист в древнерусском языке был только сигматический (ср.
в старославянском языке аорист мог быть трех типов: простой, древ-
ний сигматический и новый сигматический). По своему значению
аорист являлся простым прошедшим временем, обозначавшим еди-
ничное, не повторяющееся действие (как длительное, так и мгновен-
ное), полностью отнесенное в прошлое. Как и имперфект, аорист, поми-
мо временного значения, передавал видовые оттенки, способ действия.
Данная форма прошедшего времени часто употреблялась при описании
смены действий, событий. При переводе аорист заменяется формой
прошедшего времени глагола совершенного вида.

           Спряжение древнерусских глаголов в аористе:
                I класс  II класс III класс IV класс V класс
                                                                     72


ед. ч. 1-е л.          несохъ   стахъ     знахъ       хвалихъ    быхъ
       2-е и 3-е л.   несе     ста     зна        хвали       бы
мн. ч. 1-е л.         несохомъ стахомъ знахомъ      хвалихомъ быхомъ
        2-е л.        несосте стасте знасте        хвалисте бысте
        3-е л.        несоша сташа      знаша     хвалиша     быша
дв. ч. 1-е л.          несоховh стаховh знаховh    хвалиховh быховh
       2-е и 3-е л.   несоста стаста знаста        хвалиста быста

      Глагол быти мог образовать и другой аорист (имперфектив-
ный аорист) – с основой бh (1-ое лицо ед. ч. – бЬхъ, 2-3 лицо ед. ч. –
бh, 1-ое лицо мн. ч. – бhхомъ и т. д.).
      Форма аориста утрачена языком, но существует мнение, что
аорист удерживался дольше имперфекта. Об этом свидетельствует
широта распространения форм аориста в письменных памятниках и
то, что в современном языке сохранились следы аориста, тогда как
следов имперфекта в современном языке мы не находим. Так, по про-
исхождению формой 3-го лица ед. ч. аориста является частица чу (от
глагола чути ‘слышать’), а также формообразующая частица сосла-
гательного наклонения бы, которая восходит ко 2 – 3-му лицу ед. ч.
аориста от быти. Аористные формы сохранились и в таких устойчи-
вых сочетаниях, как погибоша аки обри, своя своих не познаша.

       Имперфект по своему значению являлся простым прошедшим
временем, обозначавшим повторяющееся или мыслимое как неогра-
ниченное во времени глагольное действие, полностью отнесенное к
прошлому. Переводится имперфект формой прошедшего времени
глагола несовершенного вида.
            Спряжение древнерусских глаголов в имперфекте:
ед. ч. 1-е л.         нес.хъ           хвал.хъ          б.хъ
      2-е и 3-е л. нес.ше           хвал.ше         б.ше
мн. ч. 1-е л.        нес.хомъ        хвал.хомъ       б.хомъ
        2-е л.       нес.сте        хвал.сте        б.сте
         3-е л.         нес.хоу(ть)     хвал.хоу(ть) б.хоу(ть)
дв. ч. 1-е л.        нес.ховh        хвал.ховh       б.ховh
       2-е и 3-е л . нес.ста        хвал.ста         б.ста



                                                                   73


      Перфект является сложной формой прошедшего времени, кото-
рая состояла из формы настоящего времени вспомогательного глагола
быти и причастия прошедшего времени на –л, изменявшегося по родам
и числам. По своему значению перфект обозначал результат прошед-
шего действия, который сохраняется в настоящем времени (сего ты
же еси хотhлъ (Лавр. Лет.)).

            Спряжение древнерусских глаголов в перфекте:
ед. ч. 1-е л.    .смь неслъ,-а,-о   сталъ –а, -о    хвалилъ, -а, -о
      2-е л.     .си    -//-           -//-              -//-
      3-е л.     .сть   -//-           -//-              -//-
мн. ч. 1-е л.    .смъ несли,-ы -а   стали,-ы, -а    хвалили, -ы, -а
       2-е л.    .сте -//-            -//-               -//-
       3-е л.    соуть -//-           -//-               -//-
дв. ч. 1-е л.     .свh несла, -h,-h  стала, -h,-h   хвалила, -h,-h
     2-е и 3-е л. .ста -//-           -//-               -//-

      Перфект очень рано утратил вспомогательный глагол; утрата
вспомогательного глагола снимала связанность с настоящим вре-
менем, вследствие чего причастие на –л превращается в простую
глагольную форму, обозначающую прошедшее время. Утрата вспо-
могательного глагола перфекта началась с 3-го лица: присутствие
подлежащего делает глагольную связку ненужной (уже в надписи
на Тьмутараканском камне: кназь м hрилъ…). Так как форма вспо-
могательного глагола указывала и на лицо, то первоначально вы-
ражение лица, производившего действие, компенсировалось упот-
реблением существительного или местоимения в роли подлежаще-
го. Таким образом, употребление одного причастия прошедшего
времени на –л привело к утрате бывшим перфектом исконного результа-
тивного значения и к превращению его в средство выражения прошед-
шего времени по отношению к моменту речи. Уже к XIV в. форма пер-
фекта в виде причастия на –л вытеснила формы имперфекта и аориста и
стала единственной формой прошедшего времени в русском языке.

     Плюсквамперфект обозначал прошедшее действие, которое
совершилось раньше другого прошедшего действия или, другими
словами, отнесенный к прошлому результат еще ранее совершив-
                                                                74


шегося действия. Плюсквамперфект образовался сочетанием формы
имперфекта или имперфективного аориста вспомогательного глагола
быти (бяхъ, бяше, бяхомъ и т. д. или бhхъ, бhше, бhхомъ и т. д.) и
формы причастия на –л, изменявшегося по родам и числам. В письмен-
ных памятниках можно встретить и другое образование формы плюск-
вамперфекта: вспомогательный глагол быти в форме перфекта (есмь
былъ) и причастие прошедшего времени на –л.
      Плюсквамперфект обозначал прошедшее действие по отноше-
нию к другому прошедшему действию и уже через него – отношение
к моменту речи. История плюсквамперфекта связана с судьбой дру-
гих форм прошедшего времени. Так, появление вспомогательного
глагола в форме перфекта вместо имперфекта или имперфектного
аориста связано с утратой в живом языке аористных и имперфект-
ных форм. Как уже было сказано, перфект рано утратил вспомога-
тельный глагол в своем составе, что обусловило его отсутствие и в
форме перфекта от глагола быти, когда эта форма участвовала в
образовании плюсквамперфекта (ср. а кназь пришелъ былъ на ратни-
ка (Лавр. Лет.)). В дальнейшем в связи с развитием категории вида и
лексических средств выражения различий протекания действия во
времени вспомогательный глагол преобразовался в неизменяемую
частицу было. Преобразовалось и значение плюсквамперфекта: дан-
ная форма стала обозначать действие, готовящееся в прошлом, но
неосуществившееся или начавшееся в прошлом, но прерванное дру-
гим действием. Некоторые исследователи считают, что форма плюс-
квамперфекта сохраняется в некоторых севернорусских говорах, а
также такие формы зафиксированы иногда в былинах, другие же
придерживаются мнения, что в данных случаях мы имеем дело с си-
нонимичными плюсквамперфекту конструкциями, а не формами плюс-
квамперфекта.

              История сослагательного наклонения
     В древнерусском языке сослагательное наклонение образова-
лось сочетанием форм аориста от глагола быти и причастия про-
шедшего времени на –л, изменявшегося по родам и числам (ажь бы
миръ твьрдъ былъ (Смол. Гр. 1229 г.)). Очень рано форма сослага-
тельного наклонения претерпела изменения: вспомогательный гла-
гол начинает терять согласование с подлежащим (происходит коле-
                                                                75


бание в употреблении форм аориста от быти), и центром наклонения
становится причастие на –л. Постепенно все это приводит к тому, что из
всех аористных форм в сослагательном наклонении остается лишь фор-
ма бы, которая по происхождению является формой 2 – 3-го лица ед. ч.
аориста (ср. тъ не бы азъ томъ дошелъ (Кир. Тур. XII в.) – бы вместо
быхъ). Бывшая аористная форма бы превращается в формообразующу-
юся частицу сослагательного наклонения.

               История повелительного наклонения
       В древнерусском языке формы повелительного наклонения
выступали во 2-ом лице ед. ч. и в 1-ом и 2-ом лице мн. и дв. ч. Фор-
мы повелительного наклонения образовались от основы настояще-
го времени с помощью формообразующих суффиксов –и- (в ед. ч.
данный суффикс присоединялся к основам глаголов всех классов, а
во мн. и дв. ч. – к основам глаголов III и IV классов: неси, стани,
знаи, ходи; знаите, ходите) и -h- (суффикс присоединялся во мн. и
дв. ч. к основам глаолов I и II классов: несhте, станhте).

    Формы повелительного наклонения тематических глаголов:
               I класс  II класс  III класс   IV класс
ед. ч. 2-е л. неси     стани     знаи        хвали
мн. ч. 1-е л. несhмъ   станhмъ знаимъ        хвалимъ
       2-е л. несhте   станhте знаите       хвалите
дв. ч. 1-е л. несhвh   станhвh знаивh        хваливh
       2-е л. несhта   станhта знаита       хвалита

      Изменения затронули формы 2-ого лица ед. ч.: утрата безу-
дарного [и], которая происходила уже после смягчения полумягких со-
гласных, в результате чего мягкость конечного согласного стала показа-
телем этой формы повелительного наклонения (встань, знай). Следует
отметить, что в данной же форме произошла унификация основ: устра-
нены чередования заднеязычных и свистящих согласных (вместо бере-
зи, пьци стали употребляться формы береги, пеки).
      В форме 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения появля-
ется суффикс -и- в глаголах всех классов, что является результатом
сближения способов образования форм повелительного наклонения
глаголов I и II классов со способом их образования у глаголов III и
                                                                   76


IV классов. В современном русском языке мы рассматриваем –те как
окончание формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения.
      Форма 1-го лица мн. ч. повелительного наклонения была утра-
чена в истории языка, но вместе с тем начиная с XII – XIII вв. для выра-
жения побуждения к совместному действию появляются образования,
внешне сходные с формой 1-ого лица мн. ч. настоящего времени (ср.
възидемъ (Ск. О Борисе и Глебе XII в.)). Это была не просто замена
одной формы другой формой, а выработка нового средства выраже-
ния к совместному действию. Данная форма имела значение и интона-
цию утраченной древнерусской формы повелительного наклонения.

      Что касается форм повелительного наклонения нетематичес-
ких глаголов, то особого комментария заслуживают формы глаго-
лов дати и hсти (формы вhжь, вhдите имели параллельные обра-
зования вhдаи, в hдаите, которые и вытеснили первые).

   Формы повелительного наклонения нетематических глаголов:
ед. ч. 2-е л.   hжь        дажь
 мн. ч. 1-е л.  hдимъ      дадимъ
        2-е л.  hдите      дадите
 дв. ч. 1-е л.   hдивh      дадивh
        2-е л.   hдита     дадита

      Формы 1-го лица мн. ч. (дадимъ, hдимъ) были использованы в
качестве формы 1-го лица мн. ч. настоящего времени изъявительно-
го наклонения, что повлекло за собой перенос в настоящее время и
формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения (дадите, hдите).
На появление новой формы 2-го лица мн. ч. повелительного наклонения
оказала влияние форма 2-го лица ед. ч.: первоначально во 2-ом лице ед. ч.
повелительного наклонения выступали формы дажь и hжь, изменивши-
еся после утраты редуцированных и оглушения согласных в дашь и hшь;
форма hшь была перенесена в настоящее время, но сохранилась и в по-
велительном наклонении, под воздействием этой формы возникла форма
2-го лица мн. ч. ешьте. Форма дашь также была перенесена в настоя-
щее время, но в повелительном наклонении не сохранилась. Вместо нее в
повелительном наклонении развилась форма от другой основы – дай, под
влиянием которой образовалась форма и 2-го лица мн. ч. повелительного
                                                                      77


наклонения – дайте.

    Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:
      1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-
ницкая: № 590, 633, 642;
      2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:
Сб. упражнений: № 232, 241, 242, 250, 254.
      3. Дементьв А. А. Сборник задач и упражнений по историчес-
кой грамматике русского языка: № 274, 278, 289.

                           История причастий

      В отличие от современного русского языка древнерусский язык
знал не только склоняемые, но и несклоняемые причастия. Так, при-
частия прошедшего времени на –л могли иметь как краткую, так и
полную формы (слова усталый, смелый, а также устал, смел восхо-
дят к причастию на –л). Краткие формы использовались главным
образом при образовании сложных форм времени изъявительного
наклонения и форм условного наклонения, а полные формы, упот-
ребляясь в качестве определений, рано утратили связь с глаголом и
превратились в прилагательные. Причастия на -л не склонялись, но
изменялись по родам и числам (усталъ, -а, -о; устали, -ы, -а). В даль-
нейшем во мн. ч. закрепилась единая форма для всех трех родов,
восходящая к форме Им. п. мн. ч. м. р.

      Краткие действительные причастия настоящего времени об-
разовались от основы настоящего времени, где тематический глас-
ный выступал на второй ступени чередования, с помощью суффикса *nt
(причем основа причастия во всех формах, кроме Им. п. ед. ч. м. и ср.
рода, была осложнена суффиксом - *j): основа настоящего времени +
тематический гласный на второй ступени чередования + *nt (суффикс
причастия) + *j (суффикс основы) + окончание (ср. *nes + o + nt + j + a
> несуча – Р. п. ед. ч. м. р., где сочетание гласного с носовым соглас-
ным *on дало в положении перед согласным *о > [у], а сочетание *tj
дало [ч’]; * сhval + i +nt + j + a > хваляча – Р. п. ед. ч. м. р., где *in >
*e > a > [‘а], а сочетание *tj - [ч’]). Не имели суффиксов -ач-, -уч-
только формы И. п. ед. ч. м. и ср. р., где были другие образования: фор-
                                                                         78


ма глаголов IV класса оканчивалась на -‘а < *е – ср. хваля, у глаголов
третьего класса на –ja – ср. зная, пиша ([ш] из *sj), у глаголов I и II
классов форма оканчивалась на –а – ср. неса (довольно рано была
вытеснена формами на -‘а под влиянием форм от глаголов III и IV клас-
сов – ср. неся). Следы таких форм находим в словах рёва, пройда, а
также в составе диалектных пословиц: “Кто кого мога, тот того в
рога”.
       Краткие действительные причастия настоящего времени
   склонялись точно также, как существительные м., ср. и ж. р. с
            основами на *o и *а по мягкой разновидности:
               м. р.         ср. р.     ж. р.
ед. ч. Им.    неса          неса       несоучи
       Р.           несоуча            несоучh
       Д.          несоучоу             несоучи
       В.      несоучь      несоуче    несоучоу
       Т.           несоучьмь          несоучею
       М.           несоучи            несоучи
мн. ч. Им.     несоуче      несоуча     несоучh
      Р.          несоучь              несоучь
      Д.          несоучемъ            несоучамъ
      В.     несоучh      несоуча      несоучh
      Т.          несоучи              несоучами
     М.            несоучихъ            несоучахъ
дв. ч.Им.-В. несоуча      несоучи       несоучи
      Р.-М.       несоучоу              несоучоу
      Д.-Т.       несоучема             несоучама

      Краткие действительные причастия прошедшего времени обра-
зовались от основы инфинитива с помощью суффикса –*us (если основа
на согласный) или –*vus (если основа на гласный), при этом основа при-
частия во всех формах была осложнена *j: основа инфинитива + суф-
фикс причастия + суффикс основы + окончание (ср. *nes + us + j + а >
несъша – Р. п. ед. ч. м. р., где [ш] из *sj, а *u дало редуцированный
непереднего ряда).
      Формы причастий с суффиксами –ъш- и –въш- выступали во
всех формах, кроме Им. п. ед. ч. м. и ср. р., где были образования на
–ъ (< *us, где конечный [*s] отпал в результате действия закона от-
                                                                    79


крытого слога, а [*u] дал редуцированный непереднего ряда) или –въ (
из *vus): ср. несъ, ходивъ.
       Склонялись причастия данного типа по склонению существи-
тельных с основой на *o и *а мягкой разновидности:
              м. р.             ср. р.       ж. р.
ед. ч. Им.    несъ             несъ          несъши
         Р.          несъша                  несъшh
         Д.           несъшоу                несъшh
         В.   несъшь           несъше        несъшоу
         Т.          несъшьмь                несъшею
        М.            несъши                 несъши
мн. ч. Им. несъше              несъша         несъшh
         Р.          несъшь                  несъшь
         Д.          несъшемъ                 несъшамъ
         В. несъшh            несъша         несъшh
         Т.           несъши                 несъшами
        М.           несъшихъ                 несъшахъ
дв. ч. Им.-В. несъша          несъши         несъши
       Р.-М.         несъшоу                 несъшоу
       Д.-Т.        несъшема                несъшама

      Краткие действительные причастия могли выполнять следу-
ющие синтаксические функции в древнерусском языке: а) именная
часть составного именного сказуемого – ср. Мужи бяху ловяща зверь.
(Лавр. Лет.); б) второстепенное сказуемое – ср. Радуеться купець
прикупъ створивъ. (Сузд. Лет.); в) предикативный член в составе
оборота «Дательный самостоятельный» – ср. Сhд.щу Ярославу кня-
зю Из.славичю въ Кыевh hха на нь изъhздомь черниговьскыи князь
Святъславъ и въhха въ Кыевъ. (Сузд. Лет.); г) предикативный член в
составе двойного В. пад. – ср. Изяславъ же слыша Гюргя пришедъша
(Сузд. Лет.)..
      В древнерусском языке не было деепричастий, они развились
позднее из кратких действительных причастий настоящего и про-
шедшего времени, а точнее из форм И. п. ед. ч. м. и ср. р. Остальные
формы кратких причастий утратились, т. к. краткие причастия ут-
ратили роль определений (в отличие от прилагательных, причастия
были теснее связаны с глаголом), следовательно, утратились и кос-
                                                                 80



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика