Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Историческая грамматика русского языка: Пособие для студентов заочного отделения

Голосов: 14

Учебно-методическое пособие по исторической грамматике русского языка рассчитано на то, чтобы помочь студентам-заочникам самостоятельно овладеть предметом в межсессионный период. Теоретическая часть представляет собой краткое изложение основных вопросов, рассматриваемых в курсе исторической грамматики русского языка (более подробное освещение того или иного вопроса см. в рекомендуемой учебной литературе). Изложение теоретического материала сопровождается примерами и таблицами. В пособии имеются проверочные тестовые задания по фонетике и морфологии; ключи к тестовым заданиям позволят студентам-заочникам оценить, насколько полно и точно усвоен теоретический материал. В конце каждого раздела указаны упражнения, которые помогут студентам подготовиться к зачету и экзамену. В пособии приводится план морфологического разбора разных частей речи и порядок анализа текста, а также имеется образец анализа древнерусского текста, что дает возможность студентам правильно выполнить одно из заданий домашней контрольной работы и подготовиться к экзамену.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    Им. добри добра добры                 сини сина     синh
Р.     добръ    добръ                  синь     синь
Д.     добромъ   добрамъ               синемъ    синамь
В. добры добра добры               синh сина    синh
Т.      добры   добрами                 сини    синами
М.      добрhхъ   добрахъ                синихъ   синахъ

      Двойственное число
Им.-В. добра добрh добрh            сина сини        сини
Р.-М.    доброу    доброу             синю           синю
Д.-Т.    доброма добрама              синема         синама

      Притяжательные прилагательные образовывались не только
с помощью суффиксов –овъ, -евъ и –инъ (ср. братовъ, отцевъ, сес-
теринъ), но и с помощью суффикса –*j (ср. княжь, соудъ ярославль),
следы таких притяжательных прилагательных сохранились, напри-
мер, в названии таких городов, как Ярославль (город Ярослава), Пе-
ремышль (город Перемысла). Притяжательные прилагательные в
склонении испытали влияние склонения относительных и качествен-
ных прилагательных: хотя в некоторых падежах сохраняются ис-
конные окончания (ср. Им.–В. пад. м. и ср. р.; В. пад. ж. р.; Р. и Д.
пад. м. и ср. р. – отцов дом, отцово ружье, отцову книгу, отцова
дома, отцову дому), однако эти формы часто заменяются формами,
образованными по типу полных прилагательных (маминого плат-
ка, к маминому платку).
      Утрата склонения именными прилагательными происходила
постепенно. Раньше всего (приблизительно к XIII – XIV в.) были
утрачены формы Т. пад. ед. ч. м. и ср. р., Д.–Т. пад. дв. ч., Д. и М.
пад. мн. ч., Т. пад. мн. ч. ж. р., т.к. этому содействовал звуковой
состав форм именного и местоименного склонения: формы имели
равносложные окончания. Безразличие в их синтаксическом упот-
реблении привело первоначально к смешению этих форм, а затем и
к вытеснению именных форм местоименными. Вместе с указанными
формами по аналогии была утрачена и форма Р. пад. мн. ч. именных
прилагательных, а затем и формы Р., Д., М. пад. ед. ч. ж. р., и, наконец,
еще позже были утрачены все остальные формы косвенных падежей
именных прилагательных. Во мн. ч. у кратких прилагательных произош-
                                                                      61


ла утрата родовых различий в Им. пад.: в твердом варианте закрепи-
лась единая форма с окончанием –ы (из формы мн. ч. ж. р.; но в говорах
может быть окончание –и (ради)), а в мягком варианте – формы с окон-
чанием –и (возникли параллельно формам на –ы).

               Склонение полных прилагательных:
     Единственное число
    м. р.     ср. р.     ж. р.         м. р.  ср. р.     ж. р.
Им. добрыи добро. добраа              синии сине.       синаа
Р.      доброго      добрыh(-оh)       синего        синhh(-еh)
Д.      добромоу       доброи           синемоу        синеи
В. добрыи добро. доброую             синии сине.        синюю
Т.       добрымь        доброи         синемь         синеи
М.       добромь        доброи         синемь          синеи

     Множественное число
Им. добрии добраа добрыh                      синии синаа         синhh
Р.         добрыхъ                                  синихъ
Д.         добрымъ                                  синимъ
В. добрыh добраа добрыh                       синhh синаа          синhh
Т.         добрыми                                  синими
М.         добрыхъ                                   синихъ

      Двойственное число
Им.-В. добраа добрhи добрЬи                   синаа синии          синии
Р.-М.       доброую(-ою)                             синюю
Д.-Т.       добрыма                                 синима

       Членные прилагательные преретерпели такие изменения, как
уподобление и стяжение гласных основы и окончания (добраего >
добрааго > добраго). Произошла замена в формах Т. пад. ед. ч. м. и
ср. р., Д., Т., М. мн. ч. и Д.,Т. П. дв. ч. звуков [о], [а], [е] звуком [ы]
(отсюда добрыимь, добрыимъ, добрыими, добрыихъ, добрыима). В
древнерусском языке в этих формах произошло стяжение (ср. добрымь,
добрыми, добрыхъ). В древнерусcком языке процесс преобразования
форм членных прилагательных пошел еще дальше, что было связа-
но с влиянием указательных местоимений тъ, та, то на местоимен-
                                                                        62


ное склонение прилагательных: формы Р., Д., М. пад. всех родов получи-
ли иные окончания, чем если бы они развивались только по фонетичес-
ким законам . В Им. пад. мн. ч., как и в ед. ч., произошла утрата родо-
вых различий: в твердом варианте укрепилась форма с окончанием –ые
(из Им. пад. мн. ч. ж. р.), а в мягком развилась форма с –ие (параллель-
но твердому варианту).
      Нужно различать стяженные и усеченные формы прилагатель-
ных. Стяженные формы характерны для говоров, в стяженных и
полных формах ударение не совпадает, стяженные формы являются
именной частью составного именного сказуемого (ср. полное при-
лагательное тёмный и его стяженные формы темна, темну: “Ночь
темна”) . Усеченные формы встречаются в поэтическом языке XVIII
– XIX вв., в усеченных и полных формах ударение совпадает, усе-
ченная форма выполняет функцию определения (ср. у Пушкина: «Уж
тёмна ночь на небеса всходила»).

    Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:
     1. Дементьев А. А. Сборник задач и упражнений по истори-
ческой грамматике русского языка: № 245
     2. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-
ницкая: № 499, 510,542;
     3. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:
Сб. упражнений: № 210.

                   История имени числительного
      В древнерусском языке первоначально отсутствовала такая
часть речи, как числительное. Для обозначения количества исполь-
зовались прилагательные и существительные, часто восходящие к
названиям частей тела человека: локоть, пять < пясть. Счетные сло-
ва в древнерусском языке характеризовались морфологическими
категориями и синтаксическими особенностями прилагательных и
существительных. Выделение числительного как части речи начинает-
ся с XIV в., в XVII в. такая часть речи уже бесспорно есть, но не со
всеми современными особенностями, а вот с XVIII в. числительное окон-
чательно оформляется как часть речи.
      В древнерусском языке первоначально было всего 12 слов,
обозначающих количество: одинъ, два, три, четыре, пять, шесть,
                                                                     63


семь, осемь, девять, десять, съто, тысяча, с XIII в. появляется слово
сорок. Все остальные счетные слова образовались из комбинации
приведенных выше слов. Большое количество обозначалось с по-
мощью слов тьма, легионъ, воронъ, колода, леодръ.
      Счетные слова в древнерусском языке относились или к при-
лагательным, или к существительным. Так, слова одинъ – четыре
были прилагательными, а остальные счетные слова по происхожде-
нию являются существительными (имели категории рода, числа,
могли иметь при себе определения).
      Счетное слово одинъ изменялось по родам (м. р. – одинъ, ж. р.
– одьна / одина, ср. р. – одьно / одино), склонялось по местоименному
склонению твердого варианта – как местоимение тъ (ср. Т. пад.
однhмь, как тhмь, а в современном русском языке – одним по ана-
логии с твердым вариантом: если в твердом варианте –ым, то в мяг-
ком –им)), употреблялось с существительными, стоящими в ед. ч. (в
форме мн. ч. данное слово сочеталось только с существительными,
не имеющими ед. ч.). В XIX в. можно встретить форму ж. р. мн. ч.
одне, которая развивается под влиянием те (сама форма те возник-
ла из окончаний косвенных падежей – ср. тhхъ, тhми).

       Счетное слово дъва по происхождению – прилагательное. Оно
сочеталось с существительными, которые стояли в двойственном
числе. Само слово дъва также употреблялось только в двойствен-
ном числе и имело окончания двойственного числа местоименного
склонения твердого варианта:
Им.–В.      дъва (м. р.),   дъвh (ж. и ср. р.)
Р.–М.       дъвою
Д.–Т.       дъвhма
Ср.: И.-В. дъва брата             дъвh сестрh
      Р.-М. дъвою брату            дъвою сестру
      Д.-Т.    дъвhма братома       дъвhма сестрама
       Рано основа дъву- стала восприниматься как общая основа (ср.
двужильный). Следы старой формы сохранились, например, в словах
двоюродный, обоюдный, обоюдоострый. Двойственное число утра-
тилось приблизительно к XIV – XV вв. и заменилось множественным
числом. Следовательно, и у счетного слова дъва появляются окончания
мн. ч. местоименного склонения, которые добавляются к основе дъву- :
                                                                  64


Р. пад. дву-хъ, Д. пад. дву-мъ, М. пад. двухъ. В Т. пад. наблюдается к
тому же влияние склонения слов три, четыре: двумя < контаминация
дву-ма + трьм’и, четырьм’и.

     Счетные слова три и четыре являлись прилагательными, но
склонялись по именному склонению: три склонялось как существи-
тельное с основой на *i, а четыре – как существительное с основой
на согласный.
     Данные счетные слова сочетались с существительными, кото-
рые ставились при них только во мн. ч. Следовательно, сами счет-
ные слова также употреблялись только во мн. ч.: ср.
Им.      трие брати         три сестры        три озера
Р.       трии братъ        трии сестръ       трии озеръ
Т.       трьми браты        трьми сестрами    трьми озеры

     Говоря о развитии современных форм слов три и четыре, нуж-
но отметить следующие изменения: 1) Р. пад. и М. пад. данных слов
возник под влиянием склонения местоимений и прилагательных
(трьхъ > трех,как тех, добрых), 2) в Т. пад. произошло преобразо-
вание м’и > м’а в результате воздействия формы двhма, 3) рано ут-
ратилось различие по родам.

       Счетные слова пять – девять были существительными женс-
кого рода, характеризовались категорией числа, но употреблялись
только в единственном числе и склонялись по типу склонения с ос-
новой на *i. Так как данные слова относились к существительным,
то они управляли Р. пад. существительных, которые, как обычно
при словах со значением количества, употреблялись во мн. ч.:
Им. пять домовъ
Р.     пяти домовъ
Т.     пятию > пятью домовъ.
       Названия чисел десять и сто также относились к существитель-
ным. Десять было существительным мужского рода, изменялось по
числам и падежам, тип склонения – на согласный:
Ед. ч.: Им. = В.    десять
        Р. = М.     десяте
        Д.         десяти
                                                                   65


       Т.           десятьмь
Мн. ч. Им.         десяте
       Р.          десятъ и т. д.

       Рано, возможно, даже в дописьменную пору, слово десять
включается вместе с другими наименованиями чисел в единый ро-
довой класс, т. е. стало склоняться точно так же, как слова пять –
девять.
       Счетное слово съто было существительным среднего рода,
изменялось по склонению с основой на *o твердой разновидности
(ср. село), изменялось по числам и падежам:
Ед. ч.: Им. съто            Мн. ч.: съта
        Р. съта                    сътъ
        В. съто                    съта
        Д. съту                    сътомъ
        Т.   сътъмь                 съты
        М. сътh                      сътhхъ

      Счетные слова, обозначающие количество от 11 до 19, обра-
зовывались следующим образом: указывались единицы, прибавля-
емые к десятку – одинъ, дъва на десяте, т. е. один, два сверх десятка.
Следовательно, первоначально это было словосочетание, в кото-
ром грамматически господствовало название единиц, оно управля-
ло словом десять в М.пад. с предлогом на. В словосочетании с уп-
равлением должно изменяться главное слово, т.е. название единиц.
При этом слова одинъ – четыре по грамматическому роду и падежу
должны были непосредственно согласовываться с существительным,
как и при самостоятельном употреблении. Существительное долж-
но стоять при 11 в единственном числе, при 12 – в двойственном
числе, при 13, 14 – во множественном числе. Ср.: дъвh на десяте
(дъвh управляет М. пад. с предлогом существительного десять)
озерh (все словосочетание дъвh на десяте согласуется с существи-
тельным озерh, стоящим в двойственном числе), пять на десяте (пять
управляет М. пад. с предлогом существительного десять) озеръ (су-
ществительное озеръ управляет всем словосочетанием пять на деся-
те). В дальнейшем происходит унификация падежных флексий и лекси-
кализация данного словосочетания, т.е. трансформация словосочетания
                                                                   66


в слово, что наиболее заметно отразилось на образовании косвенных
падежей, т.к. при склонении словосочетаний изменялось только назва-
ние единиц, а во второй части словосочетания произошло фонетическое
упрощение ( на десяте > надесять > нацать с редукцией [e] после
согласного [д], в результате чего рядом оказались согласные [д] и [с],
изменившиеся в [ц]). Значение множественности стало характеристи-
кой самих этих сочетаний, а не входивших в их состав счетных слов.

      История числительных двести, триста, четыреста, пятьсот
– девятьсот до известной степени параллельна истории слов двад-
цать, тридцать, пятьдесят – восемьдесят. Так, например, пятьсот
первоначально представляло собой словосочетание, где пять управ-
ляло словом съто в Р. пад. мн. ч., при склонении изменялось только
название единиц:
Им. пять сътъ птиць
Р.    пяти сътъ птиць
Т.    пятью сътъ птиць.
      Ср. также двести, которое первоначально представляло собой
словоочетание, где дъва согласовывалось с существительным, ко-
торое стояло в дв. ч.:
 Им. двh сътh птици
 Р.    дъвою съту птицю
 Т.   дъвhма сътома птицама.

      В качестве названий дробей в древнерусском языке использова-
лись различные существительные: полъ (склонение на *u), треть и
четвьрть или четь (склонение на *i), пятина, осьмина (склонение на *a).
      Собирательные числительные склонялись в древнерусском
языке частью по именному (как существительные среднего рода на
*o), частью по местоименному склонению.
      Порядковые числительные в древнерусском языке относились к
прилагательным и характеризовались теми же формами, могли быть
именными и членными – пятъ, пятыи. В современном языке сохрани-
лись только полные формы порядковых прилагательных.

    Упражнения, рекомендуемые для самостоятельной работы:
     1. Сборник упражнений по истории русского языка / Е. Н. Ива-
                                                                    67


ницкая: № 558, 563;
      2. Василенко И. А. Историческая грамматика русского языка:
Сб. упражнений: № 222, 225.

                          История глагола

         Система глагольных форм в древнерусском языке
      Все глагольные формы в древнерусском языке, как и в совре-
менном русском языке, делились на спрягаемые и неспрягаемые. К
спрягаемым относились формы трех наклонений: а) изъявительное
наклонение, где выделялись формы настоящего, будущего (просто-
го и сложного), прошедшего (две простые формы - аорист и импер-
фект и две сложные – перфект и плюсквамперфект) времени; б) со-
слагательное наклонение; в) повелительное наклонение. К неспря-
гаемым относились такие формы глагола, как а) инфинитив (харак-
теризовался суффиксами –ти, -чи: ср. нести, речи), который по про-
исхождению является застывшей формой существительного со скло-
нением на *i в Д.–М. пад.; б) супин (характеризовался суффиксом –
тъ, употреблялся после глаголов движения и обозначал цель этого
движения: ср. идоу на вы воеатъ(Лавр. Лет.), тоу же сташа на ночь
опочиватъ собе (Ипат. Лет.); после супина прямое дополнение сто-
яло не в В. пад., а в Р. пад., но рано вытесняется инфинитивом), явля-
ющийся также застывшей формой отглагольного имени: по проис-
хождению супин является формой В. пад. ед. ч. склонения на *u; в)
причастие. В древнерусском языке отсутствовала такая неспрягае-
мая форма, как деепричастие (см. историю кратких причастий).

                  Формообразующие основы глагола
      Как и в современном русском языке, в древнерусском языке
все глагольные формы восходили по образованию к двум основам –
основе инфинитива и к основе настоящего – будущего времени (после-
днюю находим по форме 3-го лица мн. ч. настоящего времени: основа –
вся часть слова, кроме личного окончания –ать, -уть). С основой инфи-
нитива связаны по образованию следующие глагольные формы: инфини-
тив, супин, формы прошедшего времени изъявительного наклонения –
аорист и имперфект, причастие прошедшего времени на –л, действи-
тельное и страдательное причастие прошедшего времени. От основы
                                                                   68


настоящего времени образовались формы настоящего и будущего вре-
мени изъявительного наклонения, повелительное наклонение, формы
действительных и страдательных причастий настоящего времени.

                             Классы глаголов
        По формам настоящего времени все глаголы древнерусского
языка делились на пять классов – четыре тематических и один нете-
матический. Тематическими называются те глаголы, при образова-
нии форм настоящего времени которых личные окончания присое-
динялись к основе не непосредственно, а с помощью так называе-
мого тематического гласного. Нетематические глаголы – глаголы,
в которых личные окончания в формах настоящего времени присо-
единялись непосредственно к корню. Личные окончания тематичес-
ких и нетематических глаголов могли быть различными (см. ниже
парадигмы глагольных форм).
        В древнерусском языке тематические гласные не всегда высту-
пают в ярко выраженной форме: в определенных случаях темати-
ческий гласный может быть установлен только для более раннего
периода истории праславянского языка
        К I классу относятся глаголы, у которых основа настоящего -
простого будущего времени в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица
мн. ч. оканчиваются на твердый согласный. В форме 2-го лица ед. ч.
находим в окончании тематический гласный –е после вторично смяг-
ченного согласного: несеши(первоначально [e] относился к основе
глагола и стоял перед окончанием [ши]; затем происходит выравни-
вание основ и тематический гласный отходит к окончанию).
        Основа в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица мн. ч. у глаголов
II класса тоже оканчивались на твердый согласный, однако от гла-
голов I класса их отличает наличие в составе основы суффикса –ну-
(-н-), поэтому нужно быть очень внимательным к морфемному составу
слова. Так, слово жьнуть относится к первому классу, так как –н- вхо-
дит в состав корня, а глаголы тонути (корень *top-, ср. топити), ста-
нуть (ср. стати) относятся ко II классу, т.к. -ну- является суффиксом.
        Для глаголов III класса характерно то, что их основа во всех фор-
мах оканчивается на [j] или мягкий согласный, возникший под воздей-
ствием [*j]: вяжуть – глагол III класса, где ж < *zj.
        В глаголах IV класса тематический гласный –и не обнаружи-
                                                                      69


вается только в формах 1-го лица ед. ч. и 3-го лица мн. ч. В современ-
ном русском языке такие глаголы относятся ко второму спряжению (хо-
дити).
      К нетематическим (V класс) относилось всего пять глаголов:
быти, дати, hсти ‘кушать’, вhдhти ‘знать’ и имати. В 1-ом лице ед. ч.
у этих глаголов было окончание –мь (есмь, дамь, hмь, вhмь, имамь), во
2-ом лице ед. ч. – окончание –си (еси, даси, hси, вhси, но имаши); в ос-
тальных лицах окончания были те же, что и у тематических глаголов.

                  История форм настоящего времени
       В формах настоящего – простого будущего времени особого
комментария требуют формы 2-го и 3-го лица ед. ч., остальные фор-
мы в основном пережили лишь фонетические изменения.
              Спряжение глаголов в настоящем времени:
              I класс II класс III класс IV класс        Vкласс
              нести    стати      знати    хвалити быти и дати
ед. ч. 1-е л. несоу   станоу     знаю     хвалю     .смь    дамь
       2-е л. несеши станеши зна.ши       хвалиши .си       даси
       3-е л. несеть станеть зна.ть        хвалить   .сть    дасть
мн. ч. 1-е л. несемъ станемъ зна.мъ        хвалимъ   .смъ    дамъ
       2-е л. несете станете зна.те        хвалите    соуть дасте
       3-е л. несоуть станоуть знають хвалять        соуть дад.ть
дв. ч. 1-е л. несевh    станевh зна.вh      хваливh   .свh    давh
       2-е л. несета станета зна.та         хвалита .ста     даста
       3-е л. несета станета зна.та         хвалита .ста     даста

       Нужно отметить, что в формах 2-го и 3-го лица ед. ч. и в 1-ом лице
мн. ч. произошел переход [е > ‘o] (по аналогии и во 2-ом лице мн. ч.).
       В форме 2-го лица ед. ч. в старославянском языке было только
окончание –ши, а в древнерусском языке встречаем как –ши, так и –
шь, последнее и закрепилось в русском языке. Данное окончание
можно рассматривать как результат тенденции к сокращению сло-
гов в окончании, что было возможно, т.к. и после этого морфологи-
ческий облик формы оставался законченным, т.е. форма не была
омонимична какой-либо другой форме.
       В форме 3-го лица ед. ч. в древнерусском языке было окоча-
ние –ть (при –тъ в старославянском), но приблизительно с XIII в.
                                                                      70



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика