Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Материалы III Международной научно-практической конференции "Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии"

Голосов: 2

В сборнике представлены работы участников конференции, которые отражают современное состояние науки в области нейропсихологии, нейропсихологии индивидуальных различий и психофизиологии. Материалы будут полезны не только ученым и практическим психологам, но также студентам и магистрам, специализирующимся в области нейропсихологии, клинической психологии и психофизиологии.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
         АППАРАТУРНАЯ ПСИХОДИАГНОСТИКА В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ
   НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ (НЕЙРОКОГНИТИВНОЙ) РЕАБИЛИТАЦИИ
                            Бурдаков Д.С.
                    e-mail: burdakoff_ds@mail.ru
                 РОССИЯ, Курск, МП КРЦ «Медикор»

      Разработка методов восстановительного обучения должна опираться на психофизиологи-
ческие, психолого-педагогические и психологические принципы (Л.С. Цветкова, 1997). Важ-
ным моментом в организации и прогнозировании результатов восстановительного обучения
является учет коэффициента межполушарной асимметрии у конкретного больного (В.М.
Шкловский, Т.Г. Визель, 2000).
      В арсенале методов нейропсихологической диагностики функциональной асимметрии по-
лушарий (ФАП) головного мозга, наряду с традиционными методами (опросники, анкетирова-
ние, Луриевские пробы), разрабатываются и активно внедряются в практическую деятельность
психологов аппаратурные методы. Примером может служить прибор «Активациометр АЦ-9К»
для системной психологической диагностики человека, одним из многочисленных достоинств
которого является возможность диагностики активации и функциональной асимметрии полу-
шарий головного мозга (Ю.А. Цагарелли, 2002).
      Активация полушарий (АП) головного мозга обусловлена двумя основными факторами:
количеством задействованных нейронов и степенью их возбуждения. Если активация одного
полушария преобладает над активацией другого – это свидетельствует о наличии ФАП, если
полушария активированы одинаково – о межполушарной уравновешенности.
      Применение аппаратурных методов диагностики АП и ФАП на разных этапах разработки
и внедрения методов восстановительного обучения обеспечивает учет психофизиологического
принципа контроля, т.к. он позволяет исследовать четыре основных характеристики АП и
ФАП: (1) ситуативную, отражающую показатели АП и ФАП в той или иной конкретной ситуа-
ции (возбуждения, утомления и пр.); (2) индивидуально-типологическую, отражающую инди-
видуально-типологические особенности АП и ФАП, характерные для данного пациента (устой-
чивые, генетические психофизиологические особенности); (3) деятельностно-ситуативную, от-
ражающую показатели АП и ФАП в единичной ситуации деятельности; (4) деятельностно-
стереотипную, отражающую типичные особенности АП и ФАП, проявляющиеся в деятельно-
сти (данная характеристика тесно взаимосвязана с индивидуальным стилем деятельности).
      Исследуя все четыре характеристики АП и ФАП можно выявлять нагрузку методов вос-
становительного обучения на доминантное или субдоминантное полушарие (что обеспечивает
выполнение основных требований при разработке методов – адекватность методов механизму
нарушения, их «обходность», опосредованность и пр.), а также правильность подбора препара-
тов (их доз, сочетаний), воздействующих на головной мозг, при фармакотерапии.
      Использование аппаратурных методов диагностики ФАП позволяет: (1) повысить надёж-
ность мероприятий при разработке и внедрении методов восстановительного обучения, (2)
обеспечить адекватность подбора методов восстановительного обучения для каждого пациента
(в зависимости от индивидуальных показателей АП и ФАП), (3) контролировать психофизио-
логическую нагрузку методов восстановительного обучения на полушария головного мозга на
всех этапах нейропсихологической (нейрокогнитивной) реабилитации.




                                                                                      101


 К ВОПРОСУ О РАЗНИЦЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПОДХОДАХ
                     К НЕЙРОРЕАБИЛИТАЦИИ
                               Варако Н.А.
                      e-mail: varakon@mosinter.net
         РОССИЯ, Москва, ФГУ «НМХЦ им. Н.И.Пирогова Росздрава»

      Сегодня перед отечественным здравоохранением стоит задача создания эффективной
службы помощи больным, получившим повреждения головного мозга. В нашей стране
есть примеры успешно работающих нейрореабилитационных центров и отделений, одна-
ко, некоторые задачи, которые ставит перед клиницистами практика, еще требуют своего
решения. В частности, к таким задачам относится организация помощи в сфере бытовой
адаптации, а также работа с эмоционально-личностными проблемами, возникающими у
большинства пациентов с повреждениями головного мозга.
      В этом отношении интересен опыт нейрореабилитационной службы, широко исполь-
зуемый во многих странах мира. Для решения вопросов, связанных с бытовой адаптацией,
в Германии еще в годы Первой Мировой войны была введена специальность «эрготера-
певта» – педагога-клинициста, в компетенцию которого входят занятия с пациентом, на-
правленные на преодоление, приспособление к возникающим «бытовым трудностям». В
современных клиниках стран Западной Европы, США и др. в отделениях нейрореабили-
тации организованы специальные эргозоны, имитирующие домашние условия (например,
кухня) или различные трудовые мастерские. Благодаря системе эргозон и квалифициро-
ванной помощи специалистов пациент получает возможность еще до выписки научиться
обслуживать себя и адаптироваться к своему дефекту. Психологическая работа с эмоцио-
нально-личностными проблемами пациентов с мозговыми повреждениями в современной
зарубежной нейрореабилитации является прерогативой клинических нейропсихологов,
которые занимаются не только оказанием помощи по преодолению когнитивного дефици-
та, но и психологическим консультированием.
      В отечественной традиции специальности «эрготерапевт» не существует. Имеются
специалисты по трудотерапии, функционал которых охватывает часть работы эрготера-
певтов, преимущественно связанную с работой в различных трудовых мастерских. В то
же время, в российской клинической практике часть функций эрготерапевта выполняет
нейропсихолог (например, работа по преодоление левостороннего игнорирования в сфере
зрительно-пространственного гнозиса). Таким образом, получается, что некоторые функ-
ции эрготерапевта уже реализуются в нашей нейрореабилитационной службе, однако, да-
леко не полностью.
      Работа с эмоционально-личностными проблемами пациентов, имеющих поврежде-
ния головного мозга, в нашей стране практически не ведется. Определенную помощь при
депрессиях, психоорганических и других расстройствах оказывают психиатры, используя,
в основном, фармакологические методы воздействия. В то же время, в России за послед-
ние десятилетия клинические психологи – специалисты в области психологического кон-
сультирования и психотерапии успешно работают с разным контингентом больных (пси-
хиатрическим, психосоматическим, ПТСР и др.). Представляется возможным расширить
сферу деятельности психологов-консультантов, включив их в работу с пациентами,
имеющими мозговые повреждения. Это представляется очень важным для решения задач
клинической практики.




102  


   НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К КОРРЕКЦИОННОЙ РАБОТЕ
 С ДЕТЬМИ 5-ЛЕТНЕГО ВОЗРАСТА, СТРАДАЮЩИМИ НАРУШЕНИЕМ РЕЧИ
               И ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА
                   Вартапетова Г.М., Гребенникова И.Н.
                       e-mail: vartapet@acdem.org.
                    Россия, Новосибирск, НИПКиПРО

       В последние годы как при подготовке детей к школе, так и при сопровождении де-
тей в процессе обучения все шире используются возможности нейропсихологии. В рамках
нейропсихологии развитие ребенка рассматривается не только в единстве биологических
и психологических процессов и закономерностей, но четко определяются иерархические
отношения между физиологическими и психологическими функциями.
       В ряде источников указывается на то, что нейропсихологический метод имеет не-
которые ограничения при использовании в работе с детьми, это связано с возрастными
особенностями детского мозга. Однако, так же отмечается, что полноценное его использо-
вание возможно начиная с 4-5-летнего возраста.
       Именно с этих позиций мы произвели отбор проб, использованных нами в исследо-
вании состояния базовых для письма факторов у младших школьников. Основой для со-
ставления батареи тестов послужили рекомендации Т.В. Ахутиной и методика нейропси-
хологической диагностики Л.С. Цветковой, которая представляет собой модифицирован-
ный вариант методики, разработанной А.Р. Лурия. Основная задача нейропсихологиче-
ского исследования – вычленить психофизиологические механизмы нарушений, иска-
жающих процесс развития ребенка. В 2005 – 2007 гг. нами проведено обследование детей
с нарушением речи и нарушением опорно-двигательного аппарата, которое позволило вы-
явить значительные отличия по уровню сформированности отдельных нейропсихологиче-
ских факторов у детей пяти- и шестилетнего возраста. Анализ результатов обследования
детей 5-летнего возраста показал, что наименее сформированными факторами у этих де-
тей являются: зрительно-пространственный, зрительная и слухо-речевая память, динами-
ческий праксис, что коррелирует с трудностями освоения рисунка, являющегося одной из
предпосылок письменной речи. При выполнении заданий пробы Хэда большая часть де-
тей выполняла пространственно ориентированные пробы зеркально. Допущены и другие
многочисленные нарушения пространственного гнозиса и праксиса. Значительные за-
труднения испытывали дети при использовании в речи грамматических конструкций с
предлогами. Обобщение и исключение предметов проводится детьми на уровне нагляд-
ных и функциональных признаков, что не соответствует их возрасту.
       Значительное число детей при воспроизведении допускают пропуски и перестанов-
ки движений, дети испытывают затруднения при переходе с одного ряда движений на
другой. У части детей при выполнении движений отмечается повышение тонуса мышц
руки, что указывает на имеющиеся нарушения структур первого блока. При воспроизве-
дении ритмических структур допускались уподобления, что на наш взгляд связано с не-
достаточностью динамического праксиса в целом. Отмечена быстрая истощаемость про-
извольного внимания, значительные трудности в распределении внимания.
       При обследовании детей 6 лет (подготовительная группа) было выявлены незначи-
тельное отставание в развитии пространственного праксиса, что проявлялось в зеркальном
выполнении проб у небольшой части детей, трудностях передачи пространственных от-
ношений в рисунке, часть детей испытывали затруднения при составлении грамматиче-
ских конструкций с предлогами «около», «между», «перед».
       При исследовании мышления отдельные дети производят обобщение лишь на ос-
нове функциональных признаков, что соответствует более младшему возрасту детей. В
некоторых случаях отмечались трудности установления аналогий. Таким образом, выяв-
лено, что дети пятилетнего возраста значительно функционально слабее, чем дети шести
лет. Проведенное нами определение уровня сформированности отдельных базисных ней-
                                                                                  103


ропсихологических факторов дало возможность организовать системное, направленное
обучение детей, сделало его более точным.
       Формирование готовности детей к школьному обучению проводилось на основе
коррекционно-развивающих программ, составленных для детей каждой группы. В основу
данных программ были положены методы нейропсихологической коррекции. Исходя из
принципа единства диагностики и коррекции отклонений в развитии, при построении
коррекционно-развивающей части технологии мы учитывали общие и специфические за-
кономерности возрастного развития. В программу были включены игры и упражнения,
направленные на развитие отстающих в развитии или дефицитарных факторов. Нами бы-
ли использованы упражнения, предложенные А.В. Семенович, А.Л. Сиротюк, И.А.
Скворцовым. Работа проводилась как в ходе коррекционных занятий (ЛФК, логопедиче-
ские), так и на общеразвивающих занятиях и в совместной деятельности. В ходе обсужде-
ния с педагогами детского сада были отобраны игры, упражнения и задания, которые
можно использовать с наибольшим эффектом в различных видах деятельности.
       Так, развитие кинетического и кинестетического праксиса проводилось на занятиях
ЛФК, физкультурных занятиях, на занятиях по ИЗОдеятельности, на музыкальных заня-
тиях, в режимных моментах узкими специалистами и воспитателями. Также осуществля-
лось и развитие пространственного восприятия: учитывалась последовательность его ста-
новления в онтогенезе, а игры и упражнения включались во все виды деятельности детей.
       Особое внимание уделялось развитию межполушарного взаимодействия, играюще-
го значительную роль в оптимизации интеллектуальной деятельности: все педагоги, рабо-
тающие с детьми, включали необходимые упражнения в занятия на начальном этапе и в
середине (физминутки). На занятиях по ЛФК и физической культуре блок упражнений на
развитие межполушарного взаимодействия стал обязательной частью занятий.
       Фактор произвольной регуляции деятельности формировался постепенно во всех
видах деятельности. В связи с этим большое значение приобрела игровая деятельность,
где в сюжетно-ролевых играх, играх с правилами дети учились подчинять свое поведение
определенным правилам.
       Повторное обследование проведено в мае 2007 года, оно показало значительный
прирост успешности выполнения заданий по отстающим факторам (в среднем 15-30%).
Критерием успешности можно считать приближение большей части показателей у детей 6
лет к взрослой норме, чего не наблюдается у детей с патологией речи и опорно-
двигательного аппарата в отсутствие коррекционной работы.


ИЗМЕНЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ БОЛЬНЫХ
      ШИЗОФРЕНИЕЙ В ПРОЦЕССЕ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ
               Волкова В.В., Меркулов С.В., Оганесян Н.Ю.
                        e-mail: libertango@mail.ru
           Россия, Санкт-Петербург, СПб ГПУ им. А.И.Герцена

       Танцевальная терапия в психиатрических стационарах Санкт-Петербурга стала
применяться с 2001 г. На настоящее время научные исследования влияния танцевальной
терапии на эмоционально-личностные особенности больных шизофренией продолжаются
в ГПБ №6 и ГПБ №3 им. Скворцова-Степанова. Проведены исследования изменения са-
мооценки в процессе танцевальной терапии на 130 больных шизофренией, которые пока-
зали по опроснику Дембо-Рубинштейн повышение самооценки у 69% пациентов по шка-
лам: уверенность в себе 96%, активность – 79%, настроение 97%, общительность 85%.
       А также коррекция самооценки в сторону более адекватной у 30% и только 1% из
общего числа больных не показал изменений.
       Более подробно остановимся на групповой танцевальной терапии с 11 пациентами в
отделении психоневрологического диспансера ГПБ № 3 им. Скворцова-Степанова, из них
104  


больные шизофренией 8 человек, один больной с органическим поражением головного моз-
га, одна больная с паническим расстройством, один больной с расстройством адаптации.
       Мужчин – 6 человек. Женщин – 5 человек. Возраст мужчин от 21 до 45 лет, возраст
женщин от 25 до 54 лет.
       Характеристика проявлений расстройств.
       У больных отмечалась речевая расторможенность, судорожная спазматика мышц
рук, замедленные, вялые движения, мимическая уплощённость. У нескольких больных
была отмечена фиксация на своем физическом состоянии, у одного больного отмечена
фиксация на недостатках собственной внешности. У больной с паническим расстройством
наблюдалась эмоциональная лабильность, т.е. непроизвольное неадекватное изменение
эмоционального состояния. У многих больных была затруднена речь и отмечалась мотор-
ная возбудимость. Большая часть больных находилась под влиянием побочных эффектов
фармакотерапии, проявляющейся в виде моторной заторможенности, ригидности, мы-
шечной дистонии, у некоторых больных отмечался мышечный тремор, неусидчивость.
Практически у всех больных наблюдалась сложность в пространственно-двигательной
ориентации, т.е. отсутствие ощущения границ пространства при движении, некоторые на-
рушения социально-коммуникативных функций в виде боязни телесного контакта.
       Первое занятие было направлено на уточнение возможностей каждого члена груп-
пы, как в двигательной, так и в коммуникативной сферах, определение возможных резер-
вов изменений. Был проведен анализ движений каждого больного. После первого занятия
был составлен прогностический план индивидуальной работы и план работы с группой,
была составлена примерная тематика музыкальных произведений. Результаты первого за-
нятия выявили удовлетворенность большинством членов группы процессом ТДТ, повы-
шение эмоционального фона, настроенность группы на дальнейшую работу, что подтвер-
дилось присутствием практически всех больных на следующем занятии.
       На следующих занятиях эмоциональные проявления больных стали более яркими,
появились улыбки на лицах, сначала в процессе индивидуальной работы, а затем и в мо-
менты наблюдения за работой других. К пятому занятию и многих членов группы появи-
лось желание импровизировать в танце самостоятельно. Наблюдалась устойчивая тенден-
ция к проявлению инициативы больных в установлении контакта, как с терапевтом, так и
с другими участниками группы, активная эмоциональная поддержка других участников
группы во время исполнения индивидуальных танцевальных импровизаций (в виде хлоп-
ков в ритме танца, аплодисментов, позитивными отзывами).
       У больных проявилась эмоциональная удовлетворенность расширением собствен-
ного двигательного репертуара, выражающаяся в виде положительных отзывов на свое
физическое состояние после занятий ТДТ.
       В дальнейшем снизилась эмоциональная заторможенность 100%. Эмоции стали со-
провождаться жестикуляцией, т.е. двигательным подкреплением своего эмоционального
состояния. Начала проявляться моторная память – больнее произвольно без задания запо-
минали различные движения и сознательно могли воспроизвести их вне занятий. Больные
стали более контактными. У больного с органическим поражением головного мозга, на-
блюдавшаяся на первых занятиях разорванность движений уменьшилась, его движения
стали более плавными, последовательными, стали более соответствовать музыкальному
рисунку. Больной с нарушением адаптации после первых трёх занятий проявил инициати-
ву в установлении контакта в процессе танца с другими членами группы. Больная с пани-
ческим расстройством к четвертому занятию легко пошла на контакт с терапевтом, в том
числе на контакт с прикосновением.
       Таким образом, по нашим наблюдениям танцевальная терапия, как форма невер-
бальной психотерапии является одним из способов коррекции самооценки и эмоциональ-
ного состояния больных шизофренией.


                                                                                  105


   ОСОБЕННОСТИ НАРУШЕНИЯ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ЯЗЫКА
                     У БОЛЬНЫХ С АФАЗИЯМИ
                             Газизулина Д.Ш.
                     E-mail: prostojadres@rambler.ru
         РОССИЯ, Москва, Центр патологии речи и нейрореабилитации

     Согласно нейропсихологической концепции афазий А.Р. Лурия, структура дефекта
при различных афазических синдромах является иерархической и складывается из нару-
шений обоих, обозначенных Н.А. Бернштейном, высших уровней мозговой организации
речевой функции: как гностико-праксического, так и символического (языкового). Однако
в последнее время в литературе по афазии появились публикации, описывающие такие
атипичные варианты афазий, при которых имеются расстройства только одного из обо-
значенных уровней, в то время как другой остаётся интактным. В частности описаны на-
рушения в пользовании средствами языка, которые выступают изолированно, не сопро-
вождаясь нарушениями соответствующих видов гнозиса или праксиса (Т.Г. Визель, 2002).
     В Центре патологии и нейроребилитации, руководимом В.М. Шкловским, при изу-
чении нами больных с «теменным» аграмматизмом, состоящим в ошибочном употребле-
нии морфологических средств языка или же опускании их, мы также обнаружили, что у
определённой группы больных отсутствовали нарушения понимания количественных, ка-
чественно-пространственных и временных отношений между объектами действительно-
сти, не было выявлено симультанной агнозии, хотя в соответствии с представлениям
А.Р. Лурии и его школы, в этом случае они должны были иметь место. Больным было
доступно понимание пространственных схем, выполнение заданий по конструированию и
счётных операций. У некоторых из них оставалось сохранным даже чувство языка в от-
ношении действующих в русском языке норм словоизменения.
     Эти данные представляются ещё более интересными в связи с тем, что у второй, вы-
деленной нами группы больных, наблюдались нарушения количественных, пространст-
венных, временных представлений; конструктивная апраксия; дискалькулия; но оставался
практически сохранным морфологический строй упроченной экспрессивной речи.
     При этом у других больных с идентичными параметрами заболевания (возраст, гру-
бость очагового поражения и его давность) в структуре дефекта имелись разноуровневые
нарушения, т.е. картина афазии была типичной.
     Причины нестандартности корреляции понимания и использования морфологиче-
ских средств языка с состоянием невербального базисного компонента морфологического
языкового кода при вышеназванных нами вариантах афазии, вероятно, могут быть сле-
дующими. У наблюдаемых больных в преморбиде была высокая степень автоматизации
речевых операций, благодаря чему стали возможными индивидуальные функциональные
интеграции, приведшие, к относительной автономизации неречевых компонентов различ-
ных кодов языка, в частности, морфологического. Одновременно такие интеграции обу-
словили, как мы полагаем, и значимые локализационные перестройки.
     Изложенные факты уточняют имеющиеся данные о функциональной специализации
различных мозговых зон. Понимание механизмов таких нетипичных афазических нару-
шений позволяет гораздо более точно подбирать соответствующие методы восстанови-
тельного обучения и тем самым существенно оптимизировать этот раздел реабилитации
пациентов.




106  


       АУДИОВИЗУАЛЬНАЯ СТИМУЛЯЦИЯ В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ
                ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
                            Голуб Я.В., Жиров В.М.
                          e-mail: medsport@narod.ru
             РОССИЯ, Санкт-Петербург, СПбМАПО, ГУВД СПб и ЛО

     В настоящее время существует вполне обоснованное мнение о том, что не только
больные, но и около половины здоровых лиц в той или иной степени испытывают потреб-
ность в коррекции своего нервно-эмоционального состояния и некоторых особенностей
личности, а сами по себе нарушения личностной регуляции составляют основу психонев-
рологической патологии и входят в структуру многих соматических заболеваний.
     Эта задача в значительной степени может быть решена с помощью нейросенсорной
терапии (НСТ), важной составляющей которой является аудиовизуальная стимуляция. В
отличие от других психотерапевтических методик, в том числе аутогенной тренировки,
НСТ не затрагивает высшие психические процессы, а лишь создает условия для осущест-
вления осознанного выбора оптимальной поведенческой реакции и облегчения произ-
вольной регуляции психических функций и вегетативных реакций благодаря оптимизации
нервных процессов в коре головного мозга и устранению предпосылок для функциониро-
вания генератора патологически усиленного возбуждения. Обладая такими возможностям,
НСТ может иметь различные области применения. Целенаправленное формирование
уровня мозговой активности (активации либо торможения) позволяет использовать ее как
в качестве профилактического средства, обеспечивающего повышение адаптационного
резерва механизмов защиты внутренних органов от эмоциональных и психо-социальных
нагрузок, а также оптимизации адаптивных реакций непосредственно в процессе экстре-
мальных воздействий, так и в качестве достаточного эффективного средства в комплекс-
ной терапии и реабилитации психосоматических больных.
     Теоретическую основу нейросенсорной терапии в навязанном режиме составляют базо-
вые клинико-физиологические исследования электрофизиологических коррелятов функцио-
нирования коры головного мозга, в частности ритмов ЭЭГ, регистрируемых у больных и здо-
ровых людей. При этом следует заметить, что люди инстинктивно стремятся к фото-, аудио- и
тактильной стимуляции природными факторами, спектральный состав которых схож с ЭЭГ-
ритмом мозга, находящегося в спокойном, расслабленном состоянии. Такие же, но искусст-
венно создаваемые афферентные воздействия можно воспроизводить с помощью специаль-
ных технических средств, например, с помощью аппаратно-программного комплекса ТММ
«МИРАЖ», разработанного на нашей кафедре, максимально полно учитывающего все осо-
бенности ЭЭГ-активности при различных функциональных состояниях. Отличительной осо-
бенностью данного устройства является наличие возможности для генерирования моно- и
бимодальных световых импульсов с различными частотами, интенсивностью и различным
цветовым спектром, а также звуковых импульсов различной интенсивности и тональности и
тактильных импульсов в режиме вибрации с различной амплитудой и частотой, подбираемых
индивидуально с учетом результатов базовых нейрофизиологических исследований на основе
свободного выбора пациентом нижних и верхних границ параметров воздействий, субъек-
тивно воспринимаемых как приятные, неприятные или нейтральные.
     Положительный опыт применения НСТ в таком режиме как в качестве базового, так
и вспомогательного метода получен при терапии кардиневрозов, гипертензивных состоя-
ний, а также для коррекции текущего эмоционального фона специалистов, деятельность
которых сопряжена с витальной угрозой, в частности в подразделениях МВД. С его по-
мощью удается разорвать порочный круг, включающий внутреннюю тревогу, психиче-
ское напряжение и связанное с ними усиление выраженности различных симптомов веге-
тативных нарушений.


                                                                                     107


                НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЗАДАЧ
                  КОГНИТИВНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ
                В ВОССТАНОВИТЕЛЬНОМ ПЕРИОДЕ ИНСУЛЬТА
                        Григорьева В.Н., Нестерова В.Н.
                             e-mai: vrgr@yandex.ru
                       РОССИЯ, Нижний Новгород, НГМА

      Задачами когнитивной реабилитации (КР) больных с поражениями головного мозга
являются восстановление ранее присущих им паттернов психического и поведенческого
реагирования, выработка или использование новых компенсаторных стратегий и улучше-
ние психологической адаптации к изменившимся условиям жизни. Терапевтическая кор-
рекция нарушенных когнитивных функций у больных в восстановительном периоде ин-
сульта позволяет успешнее достигать общих целей их медицинской реабилитации, на-
правленных на возвращение к прежнему уровню повседневной активности.
      На практике определение задач КР больных с инсультами сопряжено с рядом проблем.
Прежде всего, сложность представляет выявление тех когнитивных нарушений, которые в
наибольшей степени препятствуют восстановлению востребованных навыков жизнедеятель-
ности, и уменьшение которых на данном этапе имеет первоочередное значение для реобуче-
ния больного актуальным для него способам самообслуживания, передвижения и коммуни-
кации. Решение этой проблемы мы видим в движении «от обратного», то есть в анализе
структуры каждого из наиболее значимых для пациента ограничений жизнедеятельности и
выделении тех его причин, которые связаны именно с нарушениями высших психических
функций. Так, например, навыки действий с мелкими предметами могут быть равно затруд-
нены как у больного, у которого гемианестезия сочетается со снижением возможностей
обобщения, так и у больного, у которого наблюдается сочетание гемианестезии со зрительно-
пространственными расстройствами, однако лишь во втором случае для улучшения возмож-
ностей элементарного самообслуживания требуется коррекция нейропсихических наруше-
ний. Таким образом, при определении показаний к КР и ее задач важны не только сами по
себе результаты неврологического и нейропсихологического обследования и идентификация
нарушенных психических функций, но анализ той степени, в которой когнитивные расстрой-
ства влияют на несостоятельность пациента в интересующей его сфере активности.
      Другая проблема касается формулировок задач КР. Поскольку эти задачи устанавли-
ваются в контексте общих целей реабилитации больного и подчинены им, то в них целе-
сообразно включать указания на улучшение определенных аспектов когнитивной дея-
тельности пациента применительно к конкретному восстанавливаемому навыку жизнедея-
тельности. Пример возможной формулировки: «Больной М. через две недели значительно
улучшит пространственную организацию своих действий и планирование последователь-
ности их выполнения при самостоятельном одевании футболки с глубоким вырезом».
      Реализация задач КР может осуществляться в ходе выполнения пациентом специаль-
ных упражнений, предполагающих постепенно возрастающую нагрузку на ключевые для
восстановления навыков жизнедеятельности нейропсихические функции, что косвенным
образом способствует достижению общих целей реабилитации, а также путем использо-
вания больным специальных стратегий мышления и поведения непосредственно в процес-
се реобучения «целевому» навыку. Индивидуальному подбору таких заданий может спо-
собствовать разработка алгоритмов КР для больных с типичными сочетаниями невроло-
гических и нейропсихологических нарушений, встречающихся в рамках определенных
клинических синдромов.




108  


  НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОПОСРЕДОВАНИЕ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ
                            ОБУЧЕНИЯ ДЕТЕЙ
                               Гусакова М.П.
                          e-mail: psyspiro@te.net.ua
    УКРАИНА, Одесса, Одесский национальный университет им. И.И.Мечникова

       Реализация интегрального процесса обучение-развитие предполагает учет психо-
физиологических и личностных особенностей детей, которые могут препятствовать обыч-
ному ходу образовательного процесса или даже искажать его. Поэтому на практике все
чаще возникает потребность в его дополнении третьей составляющей – коррекцией разви-
тия в процессе обучения. Нейропсихологическая коррекция выступает посредником меж-
ду процессами развития и обучения, встраиваясь во все более расширяющуюся пропасть
между ними. Нейропсихологическое сопровождение образования дошкольников и млад-
ших школьников позволяет 1) предупредить отклонения в развитии, связанные с индиви-
дуальными особенностями, вызванные образовательными технологиями или процессом
социализации в целом; 2) достичь целей образования методами, наиболее соответствую-
щими возрасту и индивидуальным особенностям ребенка.
       Чтобы сделать обучение доступным и развивающим, следует учитывать возможно-
сти и ограничения субъекта обучения, так называемый фактор организма, который прежде
когнитивная психология не принимала во внимание. Для коррекции индивидуального раз-
витие в направлении желаемых целей обучения (психомоторного, социального, когнитив-
ного), наиболее эффективным является использование методов, физиологически адекват-
ных возрасту и особенностям организма ребенка.
       Психология научения и воспитания, которая должна способствовать психическому,
когнитивному, психомоторному, социальному развитию в виде стандартных образова-
тельных программ, не учитывает фактор обратной связи от субъекта обучения, степень
индивидуальных различий, а также степень распространения различных особенностей
развития, тотально размывающих категорию нормы, на которую вышеназванные про-
граммы опираются.
       Со стороны педагогов делаются попытки идти навстречу индивидуальным и воз-
растным возможностям и ограничениям школьников. Так, Шадрина предлагает альтерна-
тивную программу подготовки по математике, учитывающую возрастные психофизиоло-
гические особенности восприятия и переработки информации у младших школьников.
       Нами были предложены методические принципы программы дошкольного образо-
вания «Коучинг детства», направленной на 1) преодоление и коррекцию уже сформироан-
ных психо-эмоциональных нарушений, 2) формирование основ математического мышле-
ния в виде пространственных ориентаций, предпосылок логических операций и функции
самоорганизации и контроля, 3) формирование предпосылок грамотного чтения и письма
(профилактика дислексии путем купирования регрессивных движений глаз, развития фо-
нетико-фонематического слуха).
       Таким образом, нейропсихологическое опосредование:
       1) повышает эффективность усвоения и переработки информации, а значит обуче-
ния;
       2) способствует здоровьесберегающему развитию и обучению без элементов нев-
ротизации и психосоматизации;
       3) направлено на развитие несформированных нейропсихологических функций, а
не только эксплуатацию уже зрелых и развитых.




                                                                                109


        ТРЕНИНГ НЕЙРОКОГНИТИВНОГО ДЕФИЦИТА В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ
                 РЕАБИЛИТАЦИИ БОЛЬНЫХ ШИЗОФРЕНИЕЙ
                            Гусева О.В., Виницкая А.Г.
                          e-mail: spbinstb@infopro.spb.su
            РОССИЯ, Санкт-Петербург, ГУ СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева

        В настоящее время при разработке реабилитационных программ для больных ши-
зофренией все большее внимание уделяется вопросам социально-психологического функ-
ционирования, вопросам улучшения адаптации и повышения качества жизни. При этом
акцент сместился с традиционных клинических показателей (позитивная и негативная
психопатологическая симптоматика) на проявления нейрокогнитивного дефицита, т.е.
специфические нарушения обработки информации, проявляющиеся в тонких, различной
модальности нарушениях памяти, активного внимания и исполнительских функций, В не-
которых исследованиях установлена взаимосвязь нейрокогнитивного дефицита (НКД) и
уровня социального функционирования (М.В. Магометова, 2002).
        Целью настоящего исследования являются:
        1.     изучение влияния тренинга нарушенных когнитивных функций на показате-
ли совладающего поведения у больных шизофренией.
        2.     разработка реабилитационной программы для стационарных больных ши-
зофренией, центральным звеном которой является тренинг нейрокогнитивного дефицита.
        Гипотеза исследования строилась на представлениях школы А.Р. Лурия (1969,
1973) о психических процессах, как о высших психических функциях (ВПФ) и их измен-
чивости в процессе развития.
        Обследовано 50 больных шизофренией (34 чел. – основная группа и 16 чел. – кон-
трольная), проходивших лечение в отделении восстановительной терапии психически
больных НИПНИ им. В.М. Бехтерева. Для объективизации данных использовалась тради-
ционная шкала для измерения совладающего поведения у больных шизофренией – SVF.
        Разработанный формат реабилитационной программы для стационарных больных
шизофренией является интегративным и включает тренинг нейрокогнитивного дефицита,
элементы коммуникативного тренинга и элементы психообразования, общей продолжи-
тельностью 30 час. Занятия проводились ежедневно, в течение 4-х недель (20 занятий по
1,5 час.), в группах по 7 ч 9 чел., на этапе значительной редукции психопатологической
симптоматики. Все больные получали адекватную медикаментозную терапию.
        Психообразование проводилось в форме предоставления информации о болезни и
лечении по определенной последовательной программе, в дидактической форме,
по 15 ч 20 мин. ежедневно. Коммуникативный тренинг представлен ролевыми играми, на-
правленными на улучшение навыков общения, по 15 ч 20 мин. Центральное место зани-
мал тренинг НКД длительностью 40 ч 50 мин. Программа включала тренировку зритель-
ной и слухо-речевой памяти, тактильного и оптико-пространственного гнозиса, акустиче-
ского гнозиса, праксиса и мышления. В качестве тренинговых упражнений использова-
лись либо известные в литературе тесты, либо самостоятельно разработанные, в соответ-
ствии с конкретной клинической ситуацией. Тренинг проводился бригадой специалистов
из 3-4 чел., включающих психолога, врача-психиатра и врача-психотерапевта. Динамика
когнитивного функционирования оценивалась клинико-психологическим методом по
группе в целом.
        В результате проведенного тренинга НКД количество ошибочных действий по ка-
ждому блоку снизилось с 75% до 25% по группе в целом. В основной группе (34 чел.) по-
сле тренинга отмечена положительная динамика совладающего поведения (тест SVF) –
снижение рейтинга деструктивных копинг-стратегий «агрессия» и «самообвинение»
(р < 0,05) и снижение рейтинга дефицитарных копинг-стратегий «социальная инкапсуля-
ция» и «снижение остроты проблемы» (р < 0,005). В контрольной группе (16 чел.), где
проводилась только медикаментозная терапия и предоставление информации о болезни
110  



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика