Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Институциональная экономика: Курс лекций

Голосов: 19

В настоящем пособии подробно рассмотрены следующие вопросы: истоки институционализма, теория институтов, теория контрактов, принципы эффективного распределения прав собственности и другие тематические разделы курса "Институциональная экономика".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
              Агентские издержки (agency costs). Это следующий вид трансакционных издержек, который,
главным образом, относится к трансакционным издержкам по правам собственности, хотя захватывает и
другие.
          Согласно теории принципала-агента, принципал – человек, который делегирует некие свои
права выбранному им агенту, заключая с ним договор, в силу того, что сам он не в состоянии
распорядиться всем объемом своей собственности. В результате агент начинает действовать от имени
принципала. При этом агентом может быть и родная мать принципала, и его раб, и наемный работник.
Возможны различные отношения между принципалом и агентом. Какого рода специфические издержки
здесь имеют место?
          К трансакционным агентским издержкам можно отнести заработную плату агента, если он
получает ее за деятельность по управлению собственностью. Однако прежде всего к агентским
издержкам относятся потери, которые несет принципал, во-первых, из-за неполного совпадения его
интересов с интересами агента (у агента есть собственный интерес); и, во-вторых, из-за
асимметричности информации, которой обладают принципал и агент. Агент знает о своих возможностях
и о специфике своего поведения больше, чем принципал, - ведь последний, наняв агента, не может все
время за ним следить. Таким образом, объективно возникает ситуация асимметричной информации. Это
позволяет агенту там, где принципал не может его проконтролировать, реализовывать свои, а не его
интересы.
          Наемному работнику низшего уровня свойствен такой тип оппортунистического поведения,
как отлынивание, что приводит к агентским издержкам. Скажем, вы нанимаете приемщицу в свое
ателье, а она, стоит ей остаться одной, начинает вязать чулок. Такое ее поведение контрактом не
предусмотрено, но оно может быть нейтрально к вашим требованием в отношении нее. Однако, если она
еще и не отвечает на телефонные звонки, то здесь уже начинается ущемление ваших интересов. Не
уследи вы за этим, вы будете нести прямые потери.
          Другой пример: ремонт дороги в Российской Федерации. Три-четыре года назад я за одну
неделю побывал в трех странах - в России, Японии и Голландии, и так получилось, что в каждой стране,
где я был, чинили дорогу. В Голландии в 5 утра пришли два молодых длинноволосых человека,
привезли с собой единиц восемьдесят какой-то техники, включили радио на полную мощность и
принялись работать. Они проработали два дня, никому не давая ни жить, ни спать, все сделали и ушли.
В Японии характерную для города мелкую улочку, очень ухоженную, да еще и размеченную, где нужно
мотороллерам ездить, а где - пешеходам ходить, частично огородили аккуратным забором, за которым
работали японцы с соответствующей техникой, а вокруг забора была постелена ковровая дорожка в
качестве извинения перед окружающими, которым мешают. Кроме того, около забора были поставлены
двое японцев в униформе, указывающих дорогу. Это, кстати, вполне рациональная политика японского
правительства. Дело в том, что японец чувствует себя беспредельно несчастным и даже может
покончить с собой, если он не включен в социум (таковы национальные традиции). Поэтому
правительство всячески стремится избежать безработицы, которой в Японии действительно почти нет,
для чего создает такие псевдоработы. Подобные типы в фуражках стоят, например, при входе в любое
министерство и отдают входящим честь. И хотя они получают за это всего треть, иногда половину
обычной зарплаты, они ощущают себя нужными обществу. В России же дорогу ремонтируют так: стоит
                                                                                                       61


- надо отдать должное - примерно вдвое больше механизмов, чем у буржуев, и при них восемь человек,
из которых двое что-то делают, а остальные (кстати, такие же рабочие, а не мастера!) либо указывают
им, как надо делать, либо обсуждают нечто более животрепещущее. Это классическое увиливание от
работы, традиционно в высшей степени присущее нашим гражданам, что можно объяснить двумя
причинами: во-первых, Россия очень долго была феодальной страной; во-вторых, у нас очень большие
расстояния (пока барин доедет, можно перекурить)!
        К более серьезным агентским издержкам приводит оппортунистическое поведение наемного
работника высшего уровня – менеджера. При отсутствии необходимого контроля за ним он способен
преследовать собственные цели. Если менеджер не владеет очень крупным пакетом акций своей
корпорации, он будет заинтересован иметь больше подчиненных, проводить конференции на Багамских
островах, но это еще не представляет реального риска для корпорации. А самое опасное для нее, если
менеджер вкладывает средства корпорации в рискованные проекты. Конечно, в случае успеха такого
проекта он может получить очень большой бонус. Однако в случае срыва проекта менеджер будет
уволен (хотя по действующей на Западе системе гарантий при увольнении он получает немало), но
акционер потеряет очень много.
        Очевидно, что все агентские издержки носят альтернативный характер - это то, что хозяин
теряет. Многие трансакционные издержки можно посчитать в прямых затратах, а применительно к
агентским издержкам этого сделать нельзя, и в этом, пожалуй, их главное отличие (средства, которые вы
тратите на зарплату вашим сотрудникам, есть трансакционные издержки, но не есть агентские
издержки).
        Налоги. К трансакционным издержкам относятся также налоги. Это классический тип
трансакционных издержек для любого хозяйствующего агента. В обмен на уплату налогов мы получаем
от государства трансакционные блага. Целый ряд их нам непривычно воспринимать, как
трансакционные блага, и, тем не менее, они ими являются.
        Это прежде всего денежная система. Деньги – основной и колоссальный элемент экономии на
издержках измерения. А их может выпускать только государство (если каждый начнет печатать свои
деньги, сложится ситуация, практически равная тому, что денег нет). Вообще, государство есть некий
механизм экономии на трансакционных издержках.
        Далее это система мер и весов, системы различных стандартов, также снижающих наши
измерительные издержки.
        Кроме того, государство предоставляет нам гарантии личной безопасности (ее государство
обеспечивает хуже всего); а также гарантии наших прав собственности (права собственности
охраняются плохо, но все же охраняются).
        Без государства защищать свою собственность крайне дорого и затруднительно, ее у вас могут
отобрать. А так всем известно, что за вашей официально зарегистрированной собственностью или за
контрактом, который вы подписали с ними и зарегистрировали у государственного нотариуса, стоит
сила государства, а, точнее, угроза применить насилие по отношению к тому, кто осмелится покуситься
на вашу собственность или сорвать контрактные обязательства.
        Гарантии обеспечиваются наличием суда, некой вооруженной силы (которой боятся люди,
преступающие закон), да и самого закона - системы некоторых формальных правил. Этим правилам
                                                                                                        62


люди следуют не только из-за боязни наказания при их нарушении. В 90 % случаев им просто удобно
следовать предложенным правилам, которые, например, позволяет партнерам прогнозировать действия
друг друга, а в противном случае партнеры несли бы огромные информационные издержки.
        Наконец, в наименьшей степени мы пользуемся за счет нашей налоговой системы фоновой
информацией. Бесплатно предоставляется государством только правовая информация. Государство
ничего не берет с граждан за то, что они знакомятся с законами. Берут только те, кто эти законы для нас
размножает. Поэтому-то правительство С.В. Кириенко в лихорадочных поисках источников дохода в
казну раздумывало, не возродить ли гербовую бумагу и марки на все официальные документы, как это
было прежде.
        Итак,   налоги   –   это   доплата   государству,   как   поставщику   трансакционных     благ.
Трансакционные блага противоположны трансакционным издержкам. Они как бы сокращают эти
издержки и выступают некоей формой издержек, которые проходят через государство.
        Помимо этого, государство собирает налоги, чтобы оплачивать социальные издержки на
образование, здравоохранение и культуру (содержание больниц, школ, библиотек и пр.). За все эти
товары мы склонны недоплачивать, в силу чего государство или общество (на уровне муниципалитетов
и пр.) должно брать эти расходы на себя. Скажем, отдельная фирма или семья, живущая в Магадане,
совсем не заинтересована платить свои 10 руб. налогов на содержание Всероссийской Государственной
библиотеки в Москве, у них нет в ней потребности.
        Таким образом, исчезни государство, все издержки, которые мы сейчас платим в виде налога,
увеличились бы, но направление их резко изменилось бы: трансакционная их часть значительно
возросла бы, а социальная серьезно уменьшилась бы. Трансакционная часть при отсутствии государства
возросла бы потому, что государство может экономить на масштабе на принуждении, на издержках на
измерение и на всем, чем угодно. А почему уменьшилась бы социальная часть? Дело в том, что мы
хотели бы, чтобы другие тратились больше нас на такие блага, как образование, культура,
здравоохранение, т.е. на социально-культурную сферу. Все эти товары мы относим к разряду merit
goods. Например, в США масса людей всю жизнь копит деньги, чтобы потом отправить детей учиться в
колледж или университет. А мы инстинктивно недооценивали необходимость затрат на образование.
        Налоги четко делятся на те, которые обеспечивают трансакционные блага, и на те, которые
обеспечивают социальные блага. Подобным образом это выглядит с точки зрения макроэкономической,
с точки зрения государства. А как это выглядит с точки зрения фирмы или гражданина?
        Казалось бы, фирмы и граждане должны быть заинтересованы платить налоги, чтобы
экономить на издержках измерения, на издержках приведения в действие своих контрактов. Без этого
они бы просто не смогли функционировать экономически. Однако в действительности и те, и другие
избегают налогов. Человек по своей природе склонен расценивать потребности в развлечении выше, чем
потребности в совершенствовании. Поэтому налоги воспринимаются и фирмой, и гражданином, как
часть трансакционных издержек.
        Сегодня между уплатой налогов и осуществлением гражданских прав связи нет. А раньше,
между прочим, такая связь была. Еще в XIX в. в России существовал имущественный ценз, в
соответствии с которым к выборам допускались только крупные налогоплательщики. В этом была
определенная справедливость - если ты содержишь государство, ты можешь им распоряжаться. Ныне у
                                                                                                          63


нас победил другой принцип - принцип поголовной демократии. Такую демократию часто называют
охлократией, т.е. властью толпы. В этом отношении мы уподобились древнегреческим демократиям на
этапе их ухудшения в преддверии империи. Ведь интересы людей, составляющих большинство
избирателей, не совпадают с интересами той группы населения, которая платит крупные налоги.
Соответственно, экономический строй, выбираемый большинством населения, не выгоден активной его
части, которая сосредоточивает в своих руках богатство и платит налоги. Эта ситуация в той или иной
степени характерна для любой демократии, не только для российской. Но в России она усугублена в
значительной степени отсутствием среднего класса. В демократии заложены очень серьезные и
трагические противоречия. И именно механизм демократии в огромной мере противостоит
эффективности экономического развития.
        Фактически поведение человека, уклоняющегося от налогов, - это поведение «безбилетника»,
которые предполагает, что другие не последуют его примеру. К сожалению, если не наступает быстрого
неотвратимого наказания за подобное поведение, люди уже в массовом порядке начинают так себя
вести. Общество сталкивается с проблемой «free riding» (проблемой «безбилетника» или «зайца»), когда
любой член общества может пользоваться всеми благами независимо от того, платит он налоги или нет,
и сколько он платит. Даже платя минимальные налоги, он претендует на полномасштабное пользование
всеми благами, предоставляемыми государством.
        Итак, налоги – это специфический тип трансакционных издержек. Их государству надо
собирать, чтобы минимизировать наши издержки




                                                                                                       64


        Лекция 5




        ТЕОРИЯ КОНТРАКТОВ (часть 1)


        Какова роль трансакций и организующих их контрактов в экономике? Экономику можно
представить себе состоящей из отдельных индивидов или из отдельных индивидов и их объединений,
которые обменивают между собой принадлежащие им ресурсы. Взаимодействие между индивидами
(правильнее - между агентами производства), в процессе которого осуществляется передача из рук в
руки на тех или иных условиях того или иного ресурса, называется трансакцией. Трансакции
обеспечивают достижение некой точки рыночного равновесия (равновесия спроса и предложения). Мы
нуждаемся в них, чтобы не просто уловить это равновесие, но и реализовать его.
        Доинституциональная,      или    неоклассическая    экономическая   теория   трансакции   не
рассматривала     или   рассматривала   их,   как   автоматически   совершающиеся.   Фактически   она
рассматривала только предварительные условия экономического взаимодействия, но не само это
взаимодействие.
        Неоинституциональная экономика построена на том, что трансакция не происходит
автоматически. Трансакция влечет за собой определенного рода издержки, которые и регламентируют
как сам факт ее осуществления (будет ли она вообще осуществлена, или останется гипотетической), так
и ее тип. Допустим, у нас есть точка равновесия. Но стоимость некой трансакции повышает данную
цену. В результате, либо происходит определенный сдвиг кривых спроса и предложения, и возникает
новая точка равновесия; либо данная трансакция не осуществляется (не находится людей, согласных
платить эту дополнительную цену).
        Актуальность сказанного можно проиллюстрировать следующим примером. В XIV-XV вв. в
европейской экономической истории произошел ряд совершенно удивительных на нынешний взгляд
событий, которые начались с того, что англичане во время Столетней войны взяли в плен французского
короля. Вестимо, за него нужно было дать выкуп и очень большой, который и был собран по всей
Франции в виде золотых и серебряных изделий. В результате, экономическое развитие Франции - не в
части натуральных отношений, характерных тогда для каждого поместья, а в части нарождавшиеся в
стране товарных отношений - фактически на 50-70 лет было остановлено. Ведь вынуть золото и серебро
из Средневековой Европы - значило оставить население без всеобщего менового эквивалента.
Правительство не могло заместить их бумажными или медными деньгами, ибо сегодня данная земля
принадлежала Франции, завтра – Бургундии, и население знало, что, если оно возьмет сегодня
французские деньги, то завтра, когда придет новый хозяин, он от этих денег откажется. Т.е. постоянный
передел власти делал невозможным замещение ценности знаком ценности, в силу чего в Средневековой
Европе возникали ситуации денежного голода.
        Казалось бы, если у нас вместо ста тонн золота осталось десять, то пусть вся товарная масса в
них и отображается. Однако требуемая делимость превосходила физические измерения того времени. В
итоге, мелкие трансакции (типа покупки пары башмаков) осуществлялись не иначе, как на основе
натурального обмена, без использования денег. В Средневековье до Великих географических открытий
                                                                                                        65


за золото, способное уместиться в небольшом мешочке, можно было купить государство. С какими же
крупными трансакциями должна была ассоциироваться самая маленькая золотая или серебряная
монета, которую могли тогда изготовить!
         Мы часто говорим об огромной роли Великих географических открытий в формировании
европейского рынка и развитии капитализма в Европе. Конечно, эта роль заключалась не в вывозе из
новых земель корицы и прочих специй, которые с тех пор стали употреблять в пищу европейцы, а в
вывозе оттуда золота. Вспомним, что экономический бум в Европе начался с Испании и Португалии,
тогда самых бедных, отчаянно бедных, у которых (по сравнению с Фландрией, Францией, Италией)
ничего не было. И в эти страны ввозится огромное количество золота и серебра, которое резко - на два
порядка - падает в относительной цене. В итоге, появляется реальная возможность совершать
трансакции. Т.е. мелкая серебряная монета обслуживает уже не покупку половины боевого коня,
которая совершается рыцарем раз в жизни, а покупку пары башмаков. Это был колоссальный сдвиг в
реализуемости трансакции – с появлением некого достоверного измерения ценность дополнительной
трансакционной составляющей, которая «навешивается» на эти трансакции, значительно сокращается.
Вот каково место контракта не просто в достижении равновесия, а вообще в существовании экономики!
         В некоторых секторах экономики контракты не совершаются из-за слишком высокой их цены,
из-за слишком высоких ожидаемых трансакционных издержек на заключение таких контрактов. Именно
это сейчас происходит в России. Наша экономика рушится потому, что система приведения в действие
контрактов не работает. Она сложилась для советского времени, для командной экономики и не
привыкла еще обслуживать рыночную экономику. Рыночные контракты на открытом рынке
небезопасны для предприятий, и они очень часто стараются воздержаться от них.


         ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ          УЧАСТНИКОВ           ЭКОНОМИЧЕСКОЙ         ЖИЗНИ      (УЧАСТНИКОВ
КОНТРАКТА).
         Чем участники контракта руководствуются в процессе взаимодействия? Все они имеют
индивидуальные интересы, которые настойчиво преследуют (степень настойчивости зависит от
характера индивида), поэтому их взаимодействие так или иначе сводится к проблеме координации
интересов.   Названная    проблема   является       проблемой   институциональной   теории    в   рамках
экономического подхода. Участников контракта отличает две черты, существенные для современной
экономической жизни.
         1) Все участники экономической жизни (участники контракта) считаются изначально
свободными. Это значит, что никто не принуждает их вступать в те или иные сделки, они в эти сделки
вступают добровольно.
         Проблема добровольности наших экономических действий вообще очень интересна. С точки
зрения   сторонников     экономической    теории,    претендующих    представлять   левый    фланг   (т.е.
экономические интересы угнетенных классов или классов, которые относительно не выигрывают в
экономической гонке), мы вступаем в сделку не добровольно. Начиная с Маркса и вплоть до
современных левых (например, английских лейбористов - их теоретиков, социал-демократов), очень
активно эксплуатируется идея о существовании не только прямого физического, но и опосредованного
экономического принуждения к совершению каких-то действий. Левые утверждают, что к выбору того
                                                                                                             66


или иного пути экономической деятельности мы чаще всего принуждаемся обстоятельствами.
Насколько корректно представление об экономическом принуждении? К нему стоит отнестись вполне
серьезно - ведь его придерживаются многие исследователи, и, более того, на протяжении минимум 150
лет оно активно применяется в идеологии массовых движений. Давайте попробуем сформулировать
аргументы в пользу этого представления.
        Скажем, человек хочет писать картины, а не работать на фабрике. Но его картины не покупают,
ему нечего есть, поэтому он вынужден пойти работать на фабрику (фактически за кусок хлеба). Это
свободный или не свободный выбор? Левые говорят, что свободный при определенных имущественных
ограничениях. Т.е. человек вынужден удовлетворять свои более насущные потребности - потребности в
пище,   -   прежде    чем   удовлетворять    свои   потребности   во   времяпрепровождении.     Под
времяпрепровождением понимается любая деятельность, которой человеку хочется заниматься, которая
ему нравится.
        Однако чем в экономическом смысле эта ситуация отличается от той, в которой я, скажем,
вынужден идти работать, а не играть в футбол; или от той, в которой капиталист посвящает свое время
работе и тратит средства не на покупку двенадцати «Ролс-Ройсов», а на покраску здания фабрики или на
улучшение техники безопасности? Разве это не такое же экономическое принуждение?
        Указанный вопрос существенно выходит за рамки экономического анализа, но в его рамках
имеет однозначный ответ: экономического принуждения не существует, ибо чисто логически под
экономическим принуждением можно понимать все, что угодно, любое конкурентное давление. Если же
мы говорим, что человек принуждается делать нечто, выходящее за рамки его нормальных занятий
(например, торговать своим телом или своими органами), то это - проблема не экономики, а этики,
морали, и она должна регулироваться соответствующим уголовным законодательством. Поэтому
давайте все-таки вернемся к предпосылке, что люди изначально свободны, и их действия добровольны.
        А всякое недобровольное действие будет означать в экономическом анализе, что человека
физически принудили к нему. Между человеком, которого принудили к неким действиям, и теми, кто
его к ним принуждает, не существует никакого контракта. Так, не существует даже имплицитного
контракта между человеком, ведомым в наручниках на электрический стул, и всеми остальными (он
пытается вырваться, но его держат); или между человеком, у которого трое громил отнимают на улице
кошелек, и этими громилами.
        Если говорить о массовых экономических явлениях, то здесь наиболее ярким историческим
примером неконтрактного взаимодействия является рабство. В XVIII в. в Африке человека силой или
хитростью заманивали на корабль, перевозили в США, продавали в рабство. Он становился рабом,
работал из-под палки. Между ним и его владельцем формально не было никакого контракта, как не было
контракта и у его детей и внуков. Однако рабовладелец Античной Греции, Древнего Египта или штата
Луизиана уже в XIX в. имел ряд обязательств перед своим рабом. По мере того, как взаимоотношения
рабовладельца и раба становились регулярными, эти отношения начинали покрываться определенными
мягкими институтами (обычаями). В частности, возникали некоторые основы экономических
отношений, основы контрактов. Например, раб отпускался на издольщину; или появлялся обычай (чаще
всего среди христиан) не эксплуатировать детей рабов до 15 лет.


                                                                                                       67


        Что касается феодала и крестьянина, то отношения между ними были в значительной степени
контрактными. Ведь в обязанности феодала входила, во-первых, защита крестьянина и, во-вторых,
снабжение его резервами продовольствия при неурожае. Можно, конечно, сказать, что такого рода
контракт отражает низкую информированность его участников по поводу существования гражданских
прав и свобод, однако для своего времени этот контракт был ничем не хуже современного контракта на
рынке между покупателем и продавцом башмаков.
        2) Все участники экономической жизни (участники контракта) преследуют свои собственные
интересы.
        В силу того, что участники контракта добровольно соглашаются взаимодействовать друг с
другом и преследуют свои интересы, они должны прийти к согласию между собой. Ведь никто не может
заставить другого сделать что-то, противоречащее интересам последнего. Поэтому контракт включает в
себя характеристику этого согласия и процесс его достижения.


        ОСНОВНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ КОНТРАКТА.
        1) Предмет контракта.
        В качестве предмета контракта специфицируется вид совместного действия (когда это
совместная деятельность) и способы, которыми партнеры увязывают действия между собой. Если
предметом контракта является продажа одной репы, то, соответственно, контрактом предполагается, что
тетя Маша, которая этой репой торгует, передаст вам ее в обмен на вашу передачу ей монеты, например,
в 2 рубля. Это контракт неписаный, имплицитный, но это еще и контракт точковый.
        2) Размер возмещения, получаемого участниками за свои действия.
        3) Правила и процедуры, которые используются сторонами в обусловленных контрактом
действиях в будущем.
        В ваш имплицитный контракт с тетей Машей, продававшей репу, никакие действия в будущем
не входят. Однако они могут и входить, если это не тетя Маша, а какое-нибудь «лицо кавказской
национальности», которое, продавая вам хурму, скажет: «Ну, если нэ вкусная будэт хурма, придэшь,
зарэжешь меня или побьешь совсэм»! Это уже некоторое обещание, свидетельство того, что его хурма
хорошая. Конечно, не очевидно, что вы продавца потом найдете, но предполагается, что вы можете
(если не дружите с Уголовным кодексом), эту операцию осуществить.
        Что же касается контрактов более продолжительных, более объемных, то в них пункт,
связанный с процедурами и правилами, которыми руководствуются участники контракта в дальнейшем,
очень важен. Такой пункт означает, что участники вступают в определенные отношения в будущем.
Например, продавец автомобиля должен не просто его продать, сбыть с рук. Он обязан еще и бесплатно
обслуживать его в течение года, если за это время параметры автомобиля, оговоренные в контракте,
выйдут за установленные стандарты.
        Процедура улаживания конфликтов. Конфликты возможны даже при совсем не сложных
контрактах. Их причиной может стать гнилая репа, испорченный автомобиль, некорректное поведение
нанятого вами менеджера, пьянство маляра, красящего ваш дом, и т.д. Поэтому в контракте должна
быть зафиксирована определенная процедура урегулирования конфликтов. Т.е. в контракте
прописывается, каким образом вы будете воздействовать на своего партнера:
                                                                                                       68


        а) побьете;
        б) обратитесь в Международный арбитражный суд в Стокгольме (так обычно пишется в
международных контрактах);
        в) урегулируете все споры на основе существующего законодательства (тоже достаточно
известная формула).




        4) Ожидаемое поведение.
        Контракт включает характеристику поведения сторон, которого они ожидают друг от друга.
Данная составляющая контракта - самая важная, ибо в атмосферу неопределенности, неуверенности, в
которой мы находимся, контракт вносит некоторый элемент надежности и прогнозируемости (теперь вы
знаете, что за чем последует). Скажем, вы не знали, каким образом будете обучаться, но, купив
обучающую программу, вы приобретаете уверенность - вы уже знаете, что будете делать. Т.е. зона,
очерчиваемая контрактом, становится прогнозируемой для его участников - она уже представляется им
не черным ящиком, а зоной определенности.


        СТРУКТУРА КОНТРАКТА.
        С точки зрения теории контрактного права, можно выделить ряд параметров, по которым
контракты различаются между собой. К ним обычно относят:
        - размер,
        - продолжительность,
        - содержание,
        - частоту,
        - формальность,
        - реальное равенство (или неравенство) участников.


        1. Размер.
        Он может быть объективным и субъективным.
        Объективный размер контракта - это размер по отношению к представлениям судебной
инстанции. В каждой стране есть понятие малого контракта и большой суммы, которая подлежит
новому порядку арбитражного рассмотрения.
        Субъективный (или относительный) размер контракта связан с «эффектом богатства». Чем
больше ваш капитал, тем меньшую долю в нем занимает сумма определенного контракта, благодаря
чему субъективный размер контракта разный для разных участников. Он связан в экономическом плане
с реальным равенством или неравенством участников (см. далее п.6).


        2. Продолжительность.
        Контракт может быть любой продолжительности – от разового, или точкового контракта (spot
market contract) и вплоть до контракта с неопределенным сроком.


                                                                                                    69


        Примером практически бесконечного (без определенного срока окончания) контракта в
академической жизни является tenure – пожизненный найм профессора. Такой профессор может читать
лекции до тех пор, пока ему позволяет здоровье. На Западе данный контракт заключается с
большинством заслуженных профессоров и служит очень важным элементом академической свободы –
он позволяет профессору высказывать любые взгляды, пусть и не совпадающие со взглядами
большинства факультета, ибо профессор знает, что за взгляды его никогда не уволят.
        Что касается авторского права, то продолжительность его может быть различна, но все же это –
контракт конечный. Бывает разовое авторское право. Бывает, что оно длится 5 или 10 лет после смерти
автора. Однако, как правило, в большинстве стран срок авторского права – 25 лет, после чего
произведение открывается для свободной публикации. Хотя обычно авторское право разными
способами пытаются обходить.


        3. Содержание (contract content).
        Теорией контрактного права стандартно выделяются следующие виды контракта:
        •     Sale
        •     Hire
        •     Employment
        •     Marriage
        •     Consumer credit
        •     Rent
        •     Mortgage
        •     Leasehold
        •     [Credit]


        Sale contract (контракт продажи). Здесь комментарии не нужны.
        Hire contract (контракт разового найма). В данном контракте описывается, что конкретно
должно быть сделано. Например, вы заключаете такой контракт с маляром, если вам нужно разовым
образом покрасить свой дом.
        Employment contract (контракт найма). В нем вы расписываете свое право, как нанимателя,
распоряжаться действиями нанятого вами человека.
        Таким образом, очевидно, что hire contract и employment contract - принципиально разные
контракты.
        Marriage contract (брачный контракт). Это контракт некоммерческий. Он широко
распространен на Западе. Данный контракт предполагает, что вы определенным образом эксплуатируете
совместно накопленное имущество и приобретаете права на это имущество, которые будут реализованы
как в процессе вашей совместной жизни, так и в случае развода.
        Consumer credit contract (потребительский кредитный контракт). Теперь на Западе это
отдельный вид контракта. Он всегда асимметричен, и о подавленной стороне заботятся юристы этого



                                                                                                       70



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика