Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Институциональная экономика: Курс лекций

Голосов: 19

В настоящем пособии подробно рассмотрены следующие вопросы: истоки институционализма, теория институтов, теория контрактов, принципы эффективного распределения прав собственности и другие тематические разделы курса "Институциональная экономика".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    вновь национализируют). Т.е. уровень неопределенности становится столь высок, что люди
предпочитают скорее отказаться от трансакций, чем тратить силы на получение дополнительной
информации.
          А в начале 1990-ых гг. проблемы, связанные с нехваткой информации, у нас решались по-
иному. Например, организация покупала ключевых людей на той фирме, чей контрольный пакет акций
она собиралась приобрести, и они выкладывали всю подноготную своей фирмы. Это обычные
трансакционные издержки на преодоление неполноты информации. Законны или не законны такие
действия, сказать трудно. Боюсь, подобные издержки нашим законодательством еще не регулируются. А
на Западе они явно не законны. Проблемы организации того же фондового рынка в России связаны с
недоопределенностью огромного числа случаев. Наши законы не подтверждены массой подзаконных
актов, массой т.н. юридической рутины, которая разъясняет, как надо поступать в том ином случае. Ведь
всего в законе не напишешь!
          5. Издержки, связанные с оппортунизмом. Они особенно часты внутри фирмы, но проявляются
и в рыночных контрактах. Издержки, связанные с преодолением возможного оппортунистического
поведения, с преодолением нечестности партнера по отношению к вам, приводят к тому, что вы либо
нанимаете надсмотрщика, либо пытаетесь найти и вложить в контракт какие-то дополнительные
измерения эффективности вашего партнера, и т.д.


          Следующий автор, на котором обязательно следует остановиться, говоря о типологии
трансакций, - О.Уильямсон. Он попытался оценить все трансакции по частоте трансакций и по
специфичности активов. По этим двум параметрам Уильямсон делит трансакции на три (как было в его
ранних книгах) или на четыре (как в последних книгах) основных уровня:
          1) Разовый (или элементарный) обмен на анонимном рынке.
          Примером разовой покупки может служить покупка на рынке чайника. Купив один чайник, вы
купите следующий лишь тогда, когда этот у вас сломается. Приобретение чайника выйдет за рамки
единичной, не повторяющейся трансакции, если только вы будете его продавать или если вы, скажем,
представляете гостиницу, где в каждом номере стоит чайник. Итак, если вы – массовый потребитель, то
приобретение чайника будет для вас атомарной трансакцией. В данном случае частота трансакции –
редкая.
          Кроме того, в данном случае нет никакой специфичности активов. Дело в том, что продавцу
безразлично, кому продать чайник - вам или кому–то еще. Единственным определяющим критерием
здесь выступает цена. Активы, которые включены в эту трансакцию: со стороны продавца – чайник, с
вашей стороны – деньги. Чайник меняется на деньги. Деньги для вас имеют opportunity costs
(альтернативные издержки), практически не отличающиеся от стоимости данного выбора. С другой
стороны, для продавца чайника opportunity costs продажи чайника вам за ваши деньги практически те
же, потому что это массовый обмен следующей за вами сделки. Продавец не будет бежать за вами,
умоляя купить чайник. Он будет стремиться продать чайник, но не будет стремиться продать его именно
вам. Ведь в обмен на чайник он получит определенную сумму денег. Его цену он уже объявил, и теперь
ему безразлично, кому его продать. Он просто хочет получить эти деньги.
          2) Повторяющийся обмен массовыми товарами.
                                                                                                        51


        В этом случае частота трансакции возрастает. Специфичности активов по-прежнему нет.
Например, постоянно у одного и того же продавца покупая хлеб, вы знаете, что он хорошего качества, и
потому не тратитесь на дополнительную оценку, хороший ли хлеб вам продали, какой хлеб есть в
других булочных, и т.д. Это очень важно, ибо тем самым вы значительно экономите на издержках
поиска, на издержках измерения качества хлеба, а продавцу ваше поведение придает большую
уверенность в обороте (в том, что он хлеб продаст). Между прочим, ежедневно из булочных на
переработку уходит 30-40 % хлеба, и булочник, несомненно, крайне заинтересован в постоянном
прогнозируемом клиенте. Однако вы – покупатель очень небольшой части его оборота, благодаря чему
ваша внезапная смерть или отъезд из города не станут для него трагедией.
        3) Повторяющийся контракт, связанный с инвестициями в специфические активы.
        Разберем на примере, что такое «специфические активы». Скажем, вы построили здание для
фабрики, в котором она разместила станки. Но тут начался экономический кризис, оборудование
вывезли, и у вас остался пустой цех с монтажными креплениями. Естественно, вы начнете искать
другую фабрику. Однако в кризисной ситуации найти ее будет трудно, и скорее всего вам придется
рассматривать вариант альтернативного применения данного здания. Например, вы решите
трансформировать его в спортивный зал. Но тогда вам придется покупать соответствующее
оборудование, монтировать новые полы, устанавливать другую вентиляцию, отопление (ведь машины
обогревали сами себя, а спортсмены так не могут)! И тут выяснится, что если за размещение в здании
фабрики вы получали 300 $ в месяц за 1 кв. м, то за размещение в нем спортзала вы получите 250 $
минус разовые затраты. А с учетом капитализации разовых затрат это составит ~ 250 – 50 = 200 $. И
можно считать, что вам еще повезло!
        Итак, специфический актив создается специально под определенную трансакцию. Скажем, я
построил здание для употребления в качестве цеха. Я могу его, конечно, использовать альтернативно, но
тогда я понесу потери. Т.е. даже следующая после наилучшей возможность использования этого актива
приносит гораздо меньший доход и связана с риском. Специфические активы есть такие затраты,
следующее применение которых является куда менее выгодным.
        Другой пример. Вы для булочника – самый значимый покупатель. Ежемесячно вы оставляете в
его булочной 10 $. Следующий по значимости для него покупатель несколько реже приходит в
булочную и оставляет там ежемесячно только 9.8 $. Opportunity set тоже есть, но он не настолько
трагичен в глазах инвестора, как в предыдущем примере. Ведь там сделанная вами инвестиция связана с
определенным контрагентом (с фирмой «Заря», которая разместила в здании станки), что ведет к целому
ряду последствий.
        Дело в том, что при расторжении контракта на продажу неспецифического актива продавец не
несет особого убытка. Однако расторжение контракта на продажу специфического актива приводит к
значительным для него убыткам. Поэтому в процессе переговоров по поводу заключения такого рода
контрактов продавец будет требовать
        - либо денежной компенсации в объеме капитализации своего риска,
        - либо юридических гарантий нерасторжения контракта,
        -    либо взятия его в долю фабрикой, для которой он строит здание, чтобы он сам мог
принимать решения и нести совместный риск с этой фабрикой.
                                                                                                        52


        4) Инвестиции в идиосинкратические (уникальные, эксклюзивные) активы.
        Идиосинкратический актив - это актив, который при альтернативном употреблении (при
изъятии его из данной трансакции) теряет ценность вообще, или его ценность становится ничтожной. К
таковым активам относится половина производственных инвестиций - инвестиций в конкретный
технологический процесс. Скажем, построенную домну, кроме как по прямому назначению,
использовать больше никак нельзя. Даже если на ней устраивать соревнования альпинистов, это не
окупит и 1 % затрат на ее строительство. В данном случае актив идиосинкратичен, т.е. привязан к
определенной технологии.
        Теперь представим, что вам предлагают на неком передельном заводе установить за свои
деньги мартеновскую печь и использовать ее по назначению, согласно заключенному с вами контракту.
Т.е. вам предлагают взять на себя определенную часть технологического процесса при условии, что он
независим   от   остального   производства.   Такое   бывает,   например,    в   секторе   производства
комплектующих и запасных частей (в каждом случае для достаточно уникального производства), где
предпочитают иметь независимых производителей-поставщиков. В природе существуют любые виды
трансакций, и надо просто уметь объяснить их происхождение. Однако в большинстве случаев
требуется, чтобы идиосинкратические инвестиции регулировались в рамках единой собственности.
Классический ответ экономической теории: идиосинкратические трансакции требуют фирмы.
        Что касается повторяющегося контракта с использованием специфического актива, то он,
согласно Уильямсону, влечет за собой т.н. «фундаментальную трансформацию», когда вместо
рыночного типа связи возникает внерыночный партнерский тип связи. Это еще не фирма, но нечто,
совершенно от рынка отличное. Уильямсон считает, что фундаментальная трансформация происходит
следующим образом.
        Фирмы вступают в аукционную игру за получение того или иного контракта на производство
каких-то заказов (чаще всего – правительственных или крупной фирмы). Кто-то из них этот контракт
выигрывает в рамках чисто рыночного взаимодействия. Но когда на рынок повторно будет вынесена
закупка некого оборудования, у фирмы, первый раз выигравшей контракт на его изготовление и
выполняющей этот контракт, будет столь большое преимущество перед всеми другими фирмами, что
любой другой выбор будет не выгоден не только для этой фирмы (она понесет потери, ибо вложила
средства в какие-то специфические активы), но и для покупателя этих услуг.
        Например, будь то Министерство обороны России, США или Кувейта, оно будет стараться
покупать оборонную технику у поставщика, с которым в свое время связалось. Они не образуют
никакой совместной фирмы, но между ними возникают отношения взаимозависимости, основанные на
том, что продавец услуг или товаров (производитель) вложился в специфические активы, сделал
специфические инвестиции, адаптировал свой товар к специфическим условиям данного покупателя.
Они как бы вросли друг в друга. Тем не менее, покупатель каждый раз будет сохранять ситуацию
торгов, угрожая возможным переходом к другому поставщику, не для того, чтобы избавиться от своего
поставщика, а для того, чтобы добиться лучших для себя условий контракта.
        Эти отношения взаимозависимости Уильямсон называет фундаментальной трансформацией
рыночных отношений. Он считает, что до половины всех трансакций по стоимости приходится на
трансакции в отношениях взаимной зависимости, а по частоте, наверное, 90-95 % трансакций - это
                                                                                                          53


разовые или повторяющиеся трансакции массовых товаров. Т.е. практически в экономике мы имеем
дело не с рынком и фирмами (особенно, когда речь идет не о потребительском секторе, а о секторе
контрактов компаний между собой), а с очень плотной сетью отношений взаимной зависимости, при
которых партнеры чаще всего друг от друга уйти не могут, они связаны друг с другом.
        Такова реальная картина капиталистического рынка с момента его возникновения в середине
XIX в., когда оформились правила свободной торговли и рыночной информации. Рынок тесно связан с
отношениями взаимной зависимости - ими поддерживается стабильность рынка. И надо четко различать
на рынке два сектора с разными задачами.
        Во-первых, это сектор продолженных трансакций, сектор отношений взаимной зависимости.
Он привносит на рынок стабильность, предсказуемость. Иначе рынок (как и вообще любая
координационная система без предсказуемости) очень быстро уступил бы место тоталитарной системе.
Скелет рынка образуют именно эти продолженные отношения. По ним можно прогнозировать
поведение его участников, потому что они друг от друга практически уйти не могут.
        Во-вторых, это сектор, связанный с массовыми, но мелкими трансакциями. Данный сектор
поддерживает эффективность рынка благодаря созданию конкурентного фона экономических
отношений, в т.ч. и среди крупных компаний. Последние все время ощущают, что при снижении
эффективности или качества своей работы они могут быть замещены более мелкими компаниями,
предлагающими более выгодные условия. Кстати, одна из причин краха советской экономики
заключалась в том, что при наличии таких же долгосрочных производственных связей, как на Западе, у
нас отсутствовал этот конкурентный эфир, из которого крупные предприятия могли выбирать
альтернативу своим поставщикам. Пусть этот выбор осуществляется в одном случае из 1000, но он
возможен!
        Пример из автомобильной промышленности - казалось бы, очень технологически жестко
построенной отрасли. В Японии целый ряд фирм распределяет производство не только запасных частей,
но и 30-40 % объема компонентов по мелким фирмам, считая, что это выгоднее – это обеспечивает
дешевизну и эффективность исполнения. Такого рода системы типичны для Японии. Однако в США их
не удается организовать из-за другой экономической культуры. В США отношение человека к своему
контракту, к тому экономическому долгу, который он взял на себя, совершенно другое.
        В чем смысл специализации инвестиций? С одной стороны, это снижение производственных
затрат. С другой стороны, это повышение риска. Двигаясь от первого уровня (разовый обмен на
анонимном рынке) к четвертому (инвестиции в идиосинкратические активы), мы снижаем
производственные затраты или, условно говоря, экономим на масштабе и повышаем трансакционные
затраты ради компенсации риска. Т.е. движение в этом направлении обеспечивает снижение
трансформационных издержек и при прочих равных условиях повышение трансакционных издержек,
ибо риск разрыва контракта многократно возрастает по своей денежной оценке.
        Чтобы уловить в обыденной жизни те трансакционные издержки, о которых мы говорили в
общем виде, в виде логическом, обратимся к классификации трансакционных издержек Дугласа Норта
(Douglas North) и Трайн Эггертсона (Thrainn Eggertson) Впервые ее предложил Норт, а четко
сформулировал Эггертсон в книге «Economic Behavior and Institutions». Это       простая и наглядная
классификация. Она, единственная, построена по осязаемым внешним признакам некой деятельности,
                                                                                                      54


порождающей соответствующие издержки. Согласно Норту и Эггертсону, трансакционные издержки
состоят из:
          - search activities;
          - bargaining activities;
          - contract making activities;
          - monitoring;
          - enforcement;
          - protection vs 3d parties.


          1) Search activities (издержки поиска).
          Существует четыре вида издержек, которые связаны с поиском:
          - приемлемой цены;
          - качественной информации об имеющихся товарах и услугах;
          - качественной информации о продавцах;
          - качественной информации о покупателях.
          Количественная информация о продавцах и покупателях первыми двумя позициями уже дана.
Под качественной информацией о продавцах и покупателях понимается информация об их поведении -
честны ли они, как выполняют свои обязательства, в каких находятся обстоятельствах (может, кто-то из
них на грани краха или, наоборот, процветает);
          2) Bargaining activities (издержки ведения переговоров).
          В рыночном смысле вы торгуетесь, чтобы минимизировать издержки. Вы ищете в процессе
bargaining activities предельную кривую безразличия вашего партнера (до какой цены он может дойти
при торговле). Ведь у каждого из торгующихся есть как некая запросная, так и некая резервная цена. В
процессе bargaining activities вы и пытаетесь разными путями подойти максимально близко к предельной
- наиболее низкой или наиболее высокой - цене, которую способен дать ваш партнер. Т.е. bargaining
activities ведет к выяснению т.н. «true position», которая в экономическом смысле есть предельная кривая
безразличия или предельная изокванта (в случае фирмы). Какие издержки и затраты вы несете в
процессе bargaining activities?
          Если вы индивидуально (а не фирма) торгуетесь с кем-то на рынке, вы тратите время, говоря,
что вам это дорого, что у вас мало денег, намекая, что вы – замечательный объект для проведения
политики ценовой дискриминации, поворачиваетесь, уходите, демонстративно подходите к другому
ларьку.
          А каковы издержки фирмы в процессе bargaining activities?
          Надо отметить, что search activities и bargaining activities – вещи принципиально разные. В
search activities вы еще не определили партнеров, вы их только еще выбираете. Кстати, такой
деятельностью вы занимаетесь в Интернете (фактически это просмотр, желательно, с минимальными
издержками). А bargaining activities предполагает, что вы определили узкий круг ваших партнеров -
одного-двух-трех и уже с ними ведете переговоры (переговоры дороги, поэтому нет смысла вести их со
всеми).


                                                                                                           55


         Ваши затраты, как фирмы, в процессе bargaining activities могут быть очень значительными,
если вы организуете тендер. Например, Европейская комиссия берет в качестве вознаграждения
тендерному агентству 15 % от суммы сделки. Однако затраты необязательно будут велики, если вам
удастся купить кого-либо в стане «врага», чтобы узнать резервную позицию партнера. Для этого в
наших условиях при невысокой экономической культуре и невысокой стойкости иногда достаточно
сводить представителя вашего партнера в хороший ресторан, и за обедом он просто проговорится. Этот
же путь получения информации очень часто используется и на Западе. На самом деле в bargaining
формально входят представительские расходы на переговоры. Последние несут совершенно
определенную функцию: они должны выяснить true position партнера.


        3) Contract making activities (издержки составления контракта).
        Это ваши затраты на то, чтобы в тексте контракта было записано, как в тех или иных случаях
(предвиденных вами) поведет себя ваш партнер и как будут складываться внешние обстоятельства. А
применительно к случаям, вами не предугаданным, обычно в контракте формулируется некий механизм.
Скажем, устанавливается: если мы не договоримся, судить нас будет Международный арбитражный суд
г. Стокгольма (обычная для международных контрактов инстанция). Т.е. специально резервируется
некая позиция для непредвиденных обстоятельств. Contract making activities – одна из самых дорогих (5-
10 % объема сделки) при инвестициях в специфические активы. Это фантастические деньги! Но в ряде
случаев столь велики риски, столько велика ответственность за прописанное в контракте, что вы
вынуждены их тратить на юристов.


        4) Monitoring (издержки мониторинга).
        Пункты 1-3 относились к activities ex ante (к деятельности до появления юридически
оформленного контракта). А с пункта 4, когда такой контракт уже появился, начинается activities ex post
(деятельность после его появления). И начинается она с мониторинга исполнения контракта каждым из
контрагентов.
        Например, купив машину, вы в течение гарантийного срока можете ремонтировать ее за счет
продавца на станции техобслуживания – это и будут затраты на мониторинг при приобретении машины.
А по истечении гарантийного срока определенный мониторинг тоже может иметь место, но не в рамках
первой сделки (она уже закончена), а в том случае, когда вы хотите продолжить отношения с данным
поставщиком, чтобы в 5-летней перспективе опять у него же купить другую машину.
        Еще пример. Вы заказали на Ташкентском авиазаводе самолет, подписали все необходимые
бумаги, перевели заводу часть денег (advance payment), самолет начали делать. В этом случае с
мониторингом будет связано возникновение института представителей заказчика: вы пошлете своего
представителя на этот авиазавод, и хотя такая командировка – вещь достаточно дорогая, в сравнении с
объемом самой сделки она ничтожна.
        Заметим, что не все затраты по мониторингу делаются покупателем. Часть их выгодно делать и
продавцу. Классический пример мониторинга со стороны производителя дает та же автомобильная
промышленность. Регулярно можно прочесть, что, скажем, «Форд» отозвал все свои модели таких-то
годов выпуска. Т.е. компания, стремясь не потерять свое имя и позиции на рынке, сама осуществляет
                                                                                                          56


мониторинг по случаям тяжелых аварий, отслеживая, как работает ее продукция, что сопряжено для нее
с немалыми затратами.


         5) Enforcement (издержки на принуждение).
         Это издержки на принуждение другой стороны к выполнению условий контракта. Поскольку
люди стремятся действовать в своих интересах, а информация (по определению) неполна, нередко
возникают ситуации, когда контракт не выполняется частично или полностью. Предполагается, что
существует система, которая заставляет партнеров соблюдать условия контракта. Такой системой
прежде всего является государство, а также в какой-то степени – профессиональные ассоциации и
частная юридическая система. Последняя взаимодействует с двумя предыдущими, дополняя их. Но есть
и альтернативная система принуждения, которая возникает в слабом государстве и конкурирует с ним.
Это – частная система enforcement (не путать с вышеупомянутой частной юридической системой). Сюда
относятся мафия, всевозможные «крыши» и т.п.
         Подчеркнем, что львиная доля затрат на принуждение к исполнению контрактов в нормальных
цивилизованных экономиках бесплатна для экономических агентов. Это затраты государства, а оно
экономит на масштабе. Ведь каждому из нас дорого а) искать, б) содержать постоянно (когда он еще
понадобится!) судебного исполнителя или «человека с ружьем». Государство же, учитывая, что такие
случаи регулярно возникают, содержит и арбитражные суды, и обычные уголовные суды, и систему
угрозы насилием – тюремную систему, систему судебных агентов, и пр. Естественно, система
enforcement в огромной степени финансируется за счет государства (за счет налогов, грубо говоря, так
как бесплатного государства не бывает).
         А общество, которое экономит на налогах, вынуждено тратиться на альтернативную систему
enforcement (систему частного правосудия), крайне неэффективную и очень дорогую. Поэтому если
контракт не защищен (если вас могут обмануть), вы скорее всего предпочтете его просто не заключать.
Неээфективность альтернативной системы enforcement обусловлена, в частности, высокой конкуренцией
между бандитами. Скажем, вы «встали под некую крышу», а ее взяли и перестреляли. Т.е. у вас нет
гарантий, что избранная вами «крыша» будет надежно работать. Эффективность у нее на микроуровне
выше, но в перспективе гораздо ниже, чем у милиции. В России альтернативная система enforcement
может существовать только в очень высокоприбыльных секторах – в оптовой и розничной торговле, в
сфере обслуживания «новых русских». Но никто и не подумает устраивать «крышу» над системой
продажи пирожков в ВШЭ, потому что это не оправдано, с точки зрения бандитов.


         6) Protection vs 3d parties (издержки на защиту прав собственности).
         Это единственная статическая форма трансакционных издержек, в отличие от динамических
издержек, связанных с обеспечением контрактов.
         Например, вы посадили за 100 км от Москвы картофель для собственного потребления, а не для
продажи, но бомжи его выкапывают. Вы либо складываетесь с соседями и нанимаете человека с ружьем,
заряженным солью, для охраны, либо вообще отказываетесь сажать картофель, либо теряете до 60 %
урожая. И то, и другое, и третье есть конкретные либо позитивные, либо негативные трансакционные
издержки, связанные с protection vs 3d parties.
                                                                                                       57


         В определенных случаях такого рода издержки связаны с охраной от правонарушителей, и
тогда это функция государства. Примерно в том же числе случаев такого рода издержки связаны с
предосторожностью в отношении государства. В России до 50 % трансакций носит не совсем легальный
(т.н. «серый») характер. Классическими примерами такого типа трансакционных затрат в нашей
экономике являются взятки налоговому инспектору, а если удастся, еще и налоговому полицейскому,
чтобы они закрывали глаза на ряд аспектов вашей экономической деятельности, а также взятки
таможенникам. Вообще у нас объем взяток составляет 15-20 % всего кругооборота товаров в богатых
секторах, а в экономике в целом примерно вдвое меньше - 7,5-10 %, ибо тот же крестьянин не
заинтересован подкупать никого, кроме азербайджанской мафии, контролирующей колхозный рынок.
Данный уровень защиты и есть, кстати, примерно та сумма, которую мы не доплачиваем нашим органам
власти – нашим чиновникам, органам правопорядка и пр. В любой нормальной стране содержание слоя
чиновников (государственных, муниципальных и пр.) стоит ~ 7-10 % ВНП. А мы не хотим платить
чиновничеству эту сумму в явном виде, поэтому платим в неявном и с тем же успехом.




         КАРТА ТРАНСАКЦИОННЫХ ИЗДЕРЖЕК




   Зона
   контракта
                                              Издержки поиска (search
                           MC                 activities)

          PC

                                      TCi              Издержки на приобретение
          TC                                           качественной информации (quality
                                                       information)
   Агентские
   издержки                                                     Издержки на
   (agency costs)                                               принуждение
                                                                (enforcement)
                    TCpr
                                                    Налоги




         PC и TC. Существует жесткое разделение на трасформационные и трансакционные издержки.
Трансакционные издержки включают в себя разные виды издержек. Рассмотрим их подробнее.
         MC. Это издержки измерения (measurement costs), одну часть которых относят к категории TC,
а другую их часть, обусловленную характеристиками производственного процесса, - к категории PC.
MC – единственный вид трансакционных издержек, который выходит за их рамки (он имеет
интегральную форму).
         Чаще всего MC –        это издержки измерения качества. Например, вы продали кому-то
нагревательный котел со встроенным градусником. В данном случае издержки измерения олицетворены
                                                                                                      58


этим градусником. Он стоит денег, котел можно делать и без него. Однако, с одной стороны, градусник
нужен технологически (котел может перегреться и лопнуть), а с другой - он нужен покупателю как
встроенный контроль качества (градусник показывает ему, что котел действительно работает).
        Следует отметить, что покупатель, как правило, не несет все издержки полностью: ни
производственные, ни трансакционные. Он пытается, платя все большую и большую цену, получать все
более и более полную информацию о неком продукте, но в какой-то момент он останавливается.
Происходит это тогда, когда его затраты на приобретение более точной информации оказываются
равными ожидаемому приросту ценности от обладания данным продуктом. Скажем, покупая
автомобиль, человек ограничивается поверхностным осмотром, а не разбирает его до последнего
винтика с целью определить, находятся ли все детали автомобиля в рабочем состоянии (ведь последнее
удорожило бы покупку минимум на 50 %).
        Разумеется, человек, вступая в трансакцию, заинтересован минимизировать издержки
измерения. А позволяют ему это сделать несколько установившихся в обществе институтов, которые
обеспечивают ситуацию измерения на доверии (measurement by proxy). Прежде всего, это госстандарты.
Правда, они такого объема, что вы в них ровным счетом ничего не поймете (они предназначены скорее
производителям и проверяющим органам), однако вы им доверяете. Так, вы, не задумываясь, покупаете
хлеб у некоего предприятия, зная, что оно подвергается, согласно госстандартам, санитарным
проверкам.
        Примеры измерения на доверии могут быть связаны не только с государственными
стандартами, но и с некой практикой хозяйственной деятельности. Допустим, вы - начальник отдела
кадров и ищите инженера в конструкторское бюро. Вам нужно, чтобы у него была определенная
производительность труда, чтобы он обладал некоторой суммой знаний. Но вы, как начальник кадров,
этого проверить не можете, и вам приходится доверяться неким индикаторам, не имеющим никакой
связи с той ценностью, которую он для вас представляет, - вот в чем парадокс!
        В XIX в. самой продвинутой бюрократической системой была китайская. Китаец, чтобы стать
чиновником, должен был пройти три серии экзаменов: сначала написать три сочинения об искусстве
управления государством, потом семь исторических сочинений, а потом еще два реферата на
актуальную проблему государственного управления. Англичане, в середине прошлого века
ознакомившись с китайской системой, попытались воспроизвести ее у себя. Отныне английский
чиновник должен был закончить университет, владеть латынью и демонстрировать блестящий
литературный слог. Результатом в конце концов стало падение Британской империи, но зато появилась
масса блестящих мемуаров. Классическим примером являются мемуары сэра Уинстона Черчилля, за
которые, в частности, он в 1953 г. получил Нобелевскую премию по литературе, однако именно при нем
Британская империя распалась. Т.е. далеко не всегда можно успешно пересадить институт на новую
почву. Измерение на доверии явно имеет целый ряд проблем, и мы идем по этому пути исключительно
потому, что замещение его прямым измерением практически невозможно.
        TCi. Это информационные издержки, или издержки по информации (information costs). Они
представляют собой еще один вид трансакционных издержек, который частично пересекается с MC.
Возникновение TCi обусловлено неполнотой информации и асимметрией ее распределения между


                                                                                                      59


взаимодействующими агентами. Очевидно, что к данной категории относятся search activities и
monitoring activities, а также отчасти bargaining activities и enforcement activities.
         TCpr. Это издержки по правам собственности (PR costs). Их можно выделить наряду с
информационными издержками. Порождаются они несовершенством прав собственности. В частности,
к ним относится enforcement activities и частично bargaining activities (это смешанная деятельность). Мы
их выделяем таким образом, чтобы иметь основу для их определения и счета.
         Например, вы покупаете собаку для охраны вашего садового участка. В этих трансакционных
издержках по правам собственности следует выделить и трансакционные издержки по информации -
ведь вы ищете, какая собака злобнее, у какой собаки зубы острее, у кого дешевле ее можно купить. Тем
не менее, все это занимает 5 – 10 % ваших усилий и затрат по приобретению и содержанию собаки, т.е.
основными в данном случае являются ваши издержки по правам собственности. Логически это одно и
тоже, потому что трансакционные издержки по правам собственности возникают исключительно оттого,
что люди не владеют полной информацией. Если же представить себе мир, в котором люди владели бы
полной и достоверной информацией обо всем, что их интересует, то не было бы ни прав собственности,
ни экономических институтов, потому что в каждый данный момент времени люди точно знали бы, что
им надо, оптимизировали, бесплатно вступали в сделки с партнерами, как бы далеко от них они ни
находились, и не делали ошибок.
         Какие трансакционные издержки по правам собственности будут, а какие не будут
пересекаться с областью информационных издержек? У нас есть сектора, пересекающиеся полностью и
пересекающиеся частично. Подобное деление достаточно условно, однако без него мы не сможем найти
эти издержки в реальности. Оно позволяет исследователю, скажем, в реальных затратах фирмы найти
ряд трансакционных издержек, связанных с приобретением информации, и ряд трансакционных
издержек, связанных с защитой собственности (с защитой контрактов).
         Издержки поиска (search activities). Это издержки на приобретение фоновой экономической
информации, т.е. информации, не связанной с определенной сделкой, когда вы уже меняетесь правами
собственности. Фоновая информация не входит в трансакционные издержки по правам собственности,
но входит в трансакционные информационные издержки. Например, читая газету, вы узнаете, что некто
продает чайник за такую-то цену или что индекс Доу Джонса изменился таким-то образом. Фоновая
экономическая информация не имеет отношения к конкретному обмену правами собственности, к
определенной сделке, но формирует фон вашего отношения к этой сделке. Смысл фоновой информации
в том, что на ее основе вы принимаете конкретное решение. Например, вы говорите себе: «Фондовые
индексы побочных компаний идут вверх. Пожалуй, я вступлю в конкретную сделку и сделаю
инвестиции». Или: «Все индексы идут вниз. Лучше я резервирую свои деньги в ликвидной форме и
воздержусь от сделки».
         Издержки на принуждение (enforcement). К ним относятся издержки экономических агентов
на защиту их прав собственности и их контрактов.
         Издержки на приобретение качественной информации (quality information). Эти издержки
не пересекаются с издержками по правам собственности. Любые права собственности есть зона
контракта, которую условно можно разделить на protection vs 3d parties и contract making activities.


                                                                                                           60



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика