Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Институциональная экономика: Курс лекций

Голосов: 19

В настоящем пособии подробно рассмотрены следующие вопросы: истоки институционализма, теория институтов, теория контрактов, принципы эффективного распределения прав собственности и другие тематические разделы курса "Институциональная экономика".

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
            В модели «Laissez-faire economy» Демсеца государство присутствует имплицитно - оно
гарантирует соблюдение законов, но ни во что не вмешивается. Это как бы Бог за сценой. Но реально
государство играет более важную роль.
        При рассмотрении государства предполагается, что над ним, как правило, нет надгосударства,
которое его покарает за те или иные действия, которое предложит ему предустановленные правила
организации, правила поведения, хотя это и не совсем верно, ибо последние 100 лет крупные страны
пытаются установить такой надгосударственный порядок в разных формах – в форме Лиги Наций, или
ВТО, или ООН, или блока НАТО, и пр.
        К государству фактически может быть применена наивная форма происхождения отношений
собственности, когда собственность и ее институты возникают эндогенно, из самих отношений внутри
государства, а не навязываются извне, когда государство представляет высшую власть и внешним
образом устанавливает законы. С этой точки зрения, теория государства или новая экономика
организаций (обособленный раздел институциональной экономики) рассматривают абсолютно
эндогенные процессы.


        Феномен возникновения государства
        1) Государство возникает в результате конкуренции без правил.
        В условиях первичной конкуренции без правил сильные постепенно подавляют слабых, слабые
отдаются под защиту сильных, и, в результате, вырабатываются некие правила. Именно так описывает
процесс возникновения государства корпоративная теория.
        Напомню, что корпорация - это форма общественной организации, при которой люди
добровольно или по принуждению делегируют свои интересы в некую организацию, которая выступает
их представителем и ограничивает их собственные интересы. Люди отдают ей свои интересы и
соглашаются действовать в установленных ею рамках ради своего дальнейшего существования.
Корпорацией является, скажем, монашеский орден или самурайская организация (предельный тип
корпорации). Другой пример - коммунистическая партия. Ей человек отдает себя целиком, он не может
с ней торговаться. Он продвигается внутри нее по иерархической лестнице, соблюдая ее правила. Он не
может из нее выйти, а если и выйдет, то не сможет снова стать ее членом. Стране, где господствует
коммунистическая партия, присущ корпоративный (или тоталитарный) тип общественного устройства.
На самом деле, любой эффективной организации свойственны в той или иной степени черты
корпорации. Т.е. любая организация присваивает определенную часть воли своих членов. В противном
случае она просто не сможет существовать.
        2) Государство возникает в результате общественного договора.
        Представим себе, что на Земле были вначале некие независимые мамонты, которые потом
превратились в независимых обезьян, а далее - в наделенных рассудком независимых ирокезов. И эти
последние, сидя вокруг независимого костра и раскуривая трубку мира, договорились о том, что
существует порядок, по которому они выбирают вождя Орлиное Перо, и если тот будет соблюдать все
установленные ими правила, они не подвергнут его процедуре импичмента. Однако в реальности
государство как форма общественного договора возникает не в результате становления цивилизации
(цивилизация возникала только в корпоративной форме), а в результате того, что относительно
                                                                                                      191


современные люди оказываются выброшенными на пустынный берег и пытаются организовать свои
отношения по-рыночному, как они и привыкли. Т.е. возникает некий политический рынок, процедура
торговли. Таким образом процесс возникновения государства описывает кооперативная теория, или
теория общественного договора (Руссо), в отличие от корпоративной теории. Самый большой вклад в
развитие этой теории внес Манкур Олсон (Mancur Olson), норвежец по происхождению, работавший в
Мерилендском университете (США), о котором мы еще будем говорить.
          3) Применительно к проблеме возникновения государства, стоит упомянуть еще одну теорию -
теорию имплицитного контракта или самоподдерживающихся соглашений (self-enforcing agreements).
          Она разработана скорее применительно к фирме, чем к государству, в 1970-ых гг. Ее автор –
Костас Азариадис (Costas Azariadis). Вопрос self-enforcing agreements рассматривал и Джордж А.
Акерлоф (George A. Akerlof) в статье «Трудовые контракты как частичный обмен подарками» - «Labour
Contracts as a Partial Gift Exchange» (1982).
          Имплицитный контракт (о чем писал еще Уильямсон) - это контракт, приведение которого в
действие гарантировано исключительно правом другой стороны прервать данные отношения. Например,
совместная игра Васи и Пети в кубики может быть прервана, если одному из них не понравится
поведение другого (он может забрать свои кубики и уйти). Но в таком контракте нет никаких
предустановленных правил игры. Скажем, на стене старшей группы детского сада не висит объявления,
что, если Вася будет обзывать Петю «бякой», Васю накажут, посадив в чулан.
          Поскольку в имплицитном контракте нет внешних сил, к которым можно было бы
апеллировать, устойчивость отношений базируется только на долгосрочной взаимной выгоде от
соблюдения данной договоренности. Акерлоф считает, что любые сколько-нибудь устойчивые
отношения основаны на том, что стороны сознательно не стремятся достичь оптимального
распределения своих ресурсов в каждый данный момент времени, а останавливаются на неком более
приемлемом для партнера варианте.
          Например, человек приходит наниматься на работу (т.е. заключать трудовой контракт),
рассчитывая, что ему предложат 2000 руб./мес., а ему предлагают лишь 1700 руб./мес. Тем не менее, он
соглашается, он останавливается в своих требованиях, потому что работа, да и сам наниматель ему
нравятся. А тот говорит ему: «Я бы, конечно, предпочел, чтобы ты работал по 10 часов. Но ты мне
нравишься, мне хотелось бы с тобой работать, и я не буду этого требовать. Можешь работать по 9
часов».



                   Р                Reciprocal ring




                                                      Зона, или круг
                2000                                  доброжелательности
                1700




                                    9ч 10ч                  Q
                                                                                                       192


        И возникает некая зона устойчивости данных отношений. Она устойчива благодаря тому, что и
наниматель, и нанимаемый могут от некой точки недотягивания до оптимума в случае нужды дотянуть
до этого оптимума и даже зайти дальше, если круг их доброжелательности друг к другу действительно
определяется, как отношения взаимной помощи, т.е. если первый в какой-то момент сможет принять во
внимание, что у второго возникла необходимость чуть больше получить, а второй пойдет навстречу
первому и поработает чуть дольше, когда у первого появится в этом необходимость. (Вспомним, что при
общинных долгосрочных отношениях каждый член общины в определенных пределах может
поработать на другого ее члена даром.) На самом деле, это нормальные трудовые отношения.
        Здесь накладываются два процесса. Один – стремление к достижению оптимального
распределения ресурсов, который, в конечном счете, не нарушается, ибо он сходится в точке
оптимального распределения с другим процессом – процессом страхования взаимоотношений. И
нанимателю, и нанимаемому жалко расставаться друг с другом, они заинтересованы помимо того, чтобы
получить 2000 руб. зарплаты или 10 часов труда, еще и в сохранении своих отношений, и у них
возникает reciprocal ring – круг отношений взаимной помощи вокруг точки равновесия, что страхует их
от флуктуаций. При недружественном отношении (в ситуации, когда один упрется и прервет эти
отношения) фирма окажется неустойчивой. А фактор дополнительной устойчивости будет страховать
данные отношения, как продолженные, где люди ценят сами эти отношения. Классический случай
продолженного имплицитного отношения представляет собой контракт, который образует государство,
потому что пребывание в нем людей не конечно.


        Простая неоклассическая теория государства Д. Норта (Douglas North)
         Для Норта государство - простая статическая модель контракта между правителем и
подданными, которой присущи следующие черты.
        1) Правитель относится к ситуации, как собственник. Он продает или поставляет за
вознаграждение защиту и правосудие, включая защиту прав собственности и контрактных прав (их Норт
выделяет отдельно). Вознаграждение – это налоги. В силу экономии на масштабе и специализации
правителя членам общества это выгоднее, чем если бы каждый из них сам защищал свои права
собственности и контрактные права.
        2) Правитель приобретает верховную власть. Он может командовать, уверенный, что его будут
беспрекословно слушаться. Он получает возможность требовать и получать обязательные взносы от
своих подданных, размеры которых он устанавливает произвольно. Правитель будет вести себя, как
дискриминирующий монополист, выделяя группы подданных по доходу и устанавливая сборы таким
образом, чтобы максимизировать свой доход. Это некое объяснение прогрессивной налоговой шкалы,
когда с богатых берут 30 %, потому что у них после этого все равно еще что-то останется, а с бедных –
10 %, потому что иначе они умрут с голоду, и в следующий раз от них не получишь и этих 10 %.
        3) Ограничения для правителя со стороны подданных задаются двумя типами потенциальных
издержек. Это exit costs – стоимость того, что подданный сумеет добраться до «канадской границы»,
пересечь ее и устроиться на новом месте (издержки выхода); и replacement costs – стоимость того, что
подданные сумеет заменить правителя (издержки перемены правителя). Например, ты собираешь где-то
                                                                                                        193


партийную ячейку, поешь шепотом «Интернационал», грабишь банк, покупаешь оружие, а потом
устраиваешь штурм Зимнего дворца, чтобы получить нового правителя, который тебе больше обещает.
Норт считает, что у каждого правителя есть такие враждебные альтернативные правители внутри
страны, т.е. место правителя всегда внутренне конкурентно.
         В модели Норта первая (основная) услуга, которую правитель предоставляет подданным, -
это конституция, писаная или неписаная. Вспомним расширенную производственную функцию, в
которой R – конституция (внешний набор доступных комбинаций прав собственности), а услуга –
разработка конституции, ее предоставление и приведение в действие.
         Понятие «предоставление конституции» предполагает, что правительство инвестирует средства
в то, чтобы снизить трансакционные издержки по информации, сделать все эти правила доступными и
ясными для граждан. Такие правила резко снижают для граждан неопределенность существования. Не
имея их, гражданин при столкновении с контрагентом, не знал бы, каким набором правил тот будет
руководствоваться (может, контрагент захочет его убить, а не обменяться с ним яблоками на штаны)?! А
когда конституция предоставлена, гражданин твердо знает, подданным какой страны он является.
Гражданин твердо знает, что хозяин пивной, куда он зайдет выпить пива, его не зарежет (он не имеет
права делать колбасу из клиентов своей пивной), а в худшем случае нальет ему кислого пива. С этой
точки зрения, гласное объявление государством ряда комбинаций и стратегий запрещенными - большое
достижение цивилизации.
         Но эти же ограничения специфицирует права собственности граждан таким образом, чтобы
максимизировать доход правителя. Например, при феодализме выделялось право на землю - основной
ресурс, которым данное общество располагало, и земля, естественно, присваивалась верховным
правителем, который уже сам раздавал ее другим, как своим агентам. На этом было основано
эффективное использование ресурсов данной общественной организацией. Т.е. это некое взимание
ренты с производства, использующего природные ресурсы, когда ограниченным ресурсом была
плодородная земля. При рабовладельческом строе выделялось право на личность – на человека, который
работал, в то время как другие бряцали оружием или сибаритствовали. В «гидравлических
цивилизациях» выделялось право на воду. И т.д.
         Вторая услуга в модели Норта – это набор общественных и полуобщественных товаров,
которые правитель предлагает подданным (он вынужден содержать армию для охраны подданных,
строить библиотеки, и т.д.).
         Получая    монопольную   ренту,   правитель   сталкивается   с   проблемой   ее   диссипации
(рассеивания). Классический механизм рассеивания ренты – это бюрократический механизм.
Отношения «принципал-агент» в любом случае ведут к тому, что рента принципала (если она у него
есть) в результате издержек агентства рассеивается. Таким образом, в одном случае ренту присваивают
сатрапы, в другом - надсмотрщики над сатрапами. Соответственно, здесь возникает проблема
эффективности бюрократии.
         Кроме того, распределение ренты может идти не только в пользу агентов, но и частично в
пользу граждан (подданных) в случае, если альтернативные издержки подданных по выходу и/или по
замещению данного правителя будут низкими. Если же альтернативные издержки подданных высокие -
до границы добираться далеко и трудно, трудно и заменить правителя (оружия купить нельзя,
                                                                                                        194


собираться более, чем по трое, нельзя - ну, как тут организуешь народное восстание или Октябрьский
переворот?!), - то в этих условиях даже частично рента не будет распределяться в пользу граждан.
            Однако и при свободных границах, когда альтернативные издержки выхода (exit costs) граждан
низкие, существуют издержки, мешающие им уехать в более благополучную страну. Это т.н. sunk costs
(утопшие издержки), которые люди несли в своей жизни, и которые они уже не смогут вернуть. Это
издержки, связанные с образованием в самом широком смысле, т.е. знание обычаев (принадлежность к
мягким институтам), язык, культура, семейные, дружеские и деловые связи. Неформальные институты
имеют свою цену. Но как только ты переезжаешь из России в США или Израиль, все это пропадает. Ты
не можешь устроиться на квалифицированную работу, потому что там нужно уметь не только хорошо
считать, но и свободно владеть разговорным языком; нужно иметь знакомых, а у тебя их нет. В
результате, ты резко выпадаешь из привычной для тебя страты (твой социальный статус, доход много
ниже). Ты испытываешь дискомфорт - ведь тебе не с кем поговорить, так как окружающим, которые
зачастую доброжелательно настроены в отношении тебя, ты все же по большому счету не интересен. В
связи с этим у многих эмигрантов возникают огромные проблемы. И, тем не менее, люди уезжают.
Рассмотрим несколько примеров.
            Из СССР в 1970–80-ых гг. уезжали евреи. Их exit costs были низкими, так как они целыми
семьями выезжали массово в Израиль или США, где были большие еврейские общины. Т.е. они
попадали в аналогичное сообщество, где могли и пристроиться, и разговаривать на своем языке (на
русском или на идиш, а не на иврите). Кроме того, действовала система поддержки, организованная
государством Израиль: иммигрантам выплачивались подъемные, их устраивали на работу, и т.д.
            В эти же годы из СССР эмигрировали интеллектуалы любой национальности, exit costs
которых тоже были низкими. Дело в том, что эти люди имели очень высокую идиосинкратическую
ценность (они были высококлассными специалистами, в ряде случаев с мировым именем), и,
естественно, у них не было проблем с трудоустройством. Труд их – тех же танцовщиков Р.Нуреева или
М.Барышникова – оценивался на порядок выше на Западе, чем в СССР. Т.е. издержки оппортунизма у
них оказывались низкими, и они уезжали.
            Exit costs косовских албанцев по сравнению с издержками существования внутри Югославии
сегодня тоже крайне низки1 – они просто вынуждены спасать свою жизнь бегством.
            Сказанное касается и replacement costs.
            В любом случае существует некая закономерность: правительство может вести себя
оппортунистически по отношению к своим гражданам, делать с ними все, что пожелает, если их
альтернативные издержки высоки; а при низких альтернативных издержках граждан правительство
вынуждено делиться с ними частью своей ренты.
            По Норту, у простой статической модели есть два ограничения. Во-первых, это уровень
политической конкуренции, внутренней и внешней. Во-вторых, это собственные трансакционные
издержки правителя, куда входят:
            - агентские издержки, т.е. издержки мониторинга и контроля за бюрократами с тем, чтобы они
не растаскивали достояние правителя и правильно реализовывали его волю;


1
    Лекция была прочитана в апреле 1999 г.
                                                                                                         195


        - издержки по информации, предполагающие сбор информации о подданных, чтобы
определить оптимальный уровень сбора налогов, т.е. максимизировать монопольную ренту, правителю
необходимо знать, с кого и что можно взять, а для этого ему приходится тратиться на различные
службы, начиная с Госкомстата и Социологической службы и кончая различными разведками и
контрразведками.
        Принимая в расчет эти ограничения, правитель обычно не максимизирует свой доход, а
соглашается на такую совокупность прав собственности и контрактных прав, которая благоприятна для
групп риска – групп, имеющих низкие replacement costs и exit costs. Обратимся к историческому
примеру. При феодализме абсолютному правителю, казалось бы, имело смысл прежде всего облагать
налогами самые богатые сословия – церковь и феодалов. Однако он боится и не берет деньги с верхних
децилей, с которых есть, что взять, у которых половину возьми, они и не заметят, а пытается собрать
скудные гроши - десятину - с крестьян, которые на 10 порядков беднее. Он понимает, что крестьяне,
только доведенные до предела, соберутся, возьмут вилы и выступят против него; а стоит ему у
придворного любимого жеребца отнять, он уже назавтра без головы останется, так как придворный -
кузен его охранника.
        Норт на очень простой модели убедительно показывает, почему столь долго в истории
существовало абсолютно неэффективное, даже с точки зрения эгоистических интересов правителя,
распределение налогового бремени и прав собственности. Хотя правители знали об этом всегда, на
секуляризацию они решились исторически недавно и провели ее, поделившись в значительной мере
доходами с другим сословием - буржуазией. Правители постоянно были вынуждены балансировать
между группами риска и собирать налоги не с них, а с тех, кто более беден и менее влиятелен, у кого
гораздо выше издержки на то, чтобы объединиться и свергнуть правителя. Это пример
«институциональной ловушки» - устойчивого неравновесного состояния, устойчивого неэффективного
распределения ресурсов, на преодоление которого нам нужно на порядок больше ресурсов, чем мы
приобретем в результате слома данной ситуации. История человечества полна такого рода
институциональными ловушками, что свидетельствует о том, что инструмент микроэкономического
анализа явно недостаточен для объяснения исторического процесса.




                                                                                                      196


          Лекция 131




           ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА (часть вторая)


           Эта лекция будет, как и предыдущая, будет посвящена проблемам государства. Сначала мы
рассмотрим модель «стационарного бандита» и государства, которое ведет себя, как стационарный
бандит по отношению к своим гражданам. Потом мы более подробно обсудим ограничения
монопольной власти правителя, свойственные тем или иным моделям государственного устройства.
Далее мы обсудим перераспределительные функции государства и рентоориентированное поведение
индивидов с неким приложением, которое покажет, как информационные издержки влияют на
поведение групп специальных интересов.


           Модель стационарного бандита
           В лекции 12 уже говорилось, что государство возникает тогда, когда появляется возможность
реализации сравнительных преимуществ в осуществлении насилия, т.е. когда какая-нибудь группа
людей получает сравнительные преимущества в реализации либо насилия, либо демонстрации того, что
угроза насилия с их стороны будет реализована. Это значит, что государство, вступая в поединок с
любым гражданином или группой граждан, заведомо побеждает, поскольку средние издержки
государства по осуществлению насилия в сравнении с этими же издержками у его оппонентов будут
ниже. Подчеркнем, что у государства есть преимущества именно в реализации насилия, а не в действиях
в других областях, в которых оно может уступать отдельным индивидам. Именно в этом смысле его
преимущества являются сравнительными. Индивиды же могут обладать какими-то специальными
знаниями и/или навыками и использовать их в производстве или обмене (прежде всего имеется в виду
производство частных благ).
           Данное обстоятельство - сравнительное преимущество государства в осуществлении насилия -
является основой социального контракта между правителем и его гражданами, в рамках которого и
осуществляется обмен дохода на различного рода услуги, предоставляемые государством (например,
безопасность). Важно отметить, что основные принципы социального контракта не зависят от модели
государства. Один экстремальный полюс взаимоотношений государства со своими подданными – это
социальный контракт как контракт равного среди равных («естественный договор» Руссо), когда
государство создается, чтобы производить общественные блага. Другой полюс – это государство как
бандит, которое обирает своих подданных, используя преимущество в осуществлении насилия. Но
какую бы модель государства мы ни рассматривали, социальный контракт в ней существует всегда. Он
обладает двумя общими чертами.
           Во-первых, основой такого контракта будут являться действия людей, направленные на
реализацию собственных интересов. Это значит, что мы находимся в рамках методологического
индивидуализма.


1
    Лекция 13 была прочитана М.М. Юдкевич.
                                                                                                       197


        Во-вторых, в основе такого контракта лежат обещания, платежи и согласие:
        - обещания двух сторон - государства и его граждан (определенные гарантии и обязательства);
        - платежи,   осуществляемые    государством   своим    гражданам   в   виде    предоставления
общественных благ, и платежи, осуществляемые гражданами государству в виде налогов;
        - согласие обеих сторон на добровольное участие в таком контракте (подразумевается, что вы
добровольно остаетесь гражданином данного государства, пока издержки от государственных поборов
не превысят ваши издержки выхода (см. Лекцию 12)).
        На чем зиждется мнение, что у государства есть сравнительное преимущество в осуществлении
насилия? При отсутствии государственной структуры (в общинных обществах) резонно предположить,
что у каждого гражданина с некоторой долей вероятности есть возможность осуществления насилия, но
это процесс крайне случайный. А государственная структура аккумулирует прежде всего именно тех,
кто обладает возможностями осуществления насилия. Поэтому очевидно, что у государства и будут
сравнительные преимущества.
        Однако всегда ли насилие и угроза его применения связаны лишь с перераспределительной
деятельностью (побил – отнял)? Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим модели поведения
нестационарного и стационарного бандитов.
        Нестационарные бандиты - это бандиты-гастролеры, которые приехали в город, обобрали всех
горожан и бежали. Гастролерами могут быть грабители любого масштаба. Например, ими могут быть
войска, вторгшиеся в сопредельное государство не с целью превратить его в колонию, а с целью просто
отнять как можно больше у жителей и уйти.
        Стационарные бандиты – это бандиты оседлые, которые рассчитывают на долгосрочное
обирание горожан. В рамках данной модели их, как некую структуру, которая занимается поборами и
рассчитывает заниматься ими как можно дольше, мы будем отождествлять с государством.
        У нестационарного и стационарного бандитов различная тактика получения дохода.
        Бандит–гастролер      стремится     максимизировать    краткосрочный   доход    относительно
территории данной страны и множества людей, которых он ограбил. Поэтому он будет инвестировать
свои средства прежде всего в технологии перераспределения (например, в разработку военных
технологий или технологий запугивания). Но у него не будет стимулов к созданию институтов, которые
обеспечивали бы хозяйственную деятельность, поскольку такие институты являются благами
длительного использования, и свои издержки по их созданию в краткосрочном периоде он окупить не
сможет. Кроме того, эти институты обладают территориальной специфичностью, т.е. действуют
эффективно именно на той почве, на которой они были созданы.
        У стационарного бандита, в отличие от бандита-гастролера, логика совсем иная. Он тоже
стремится максимизировать свой доход, но уже в долгосрочном периоде. И, более того, как уже
говорилось, он сталкивается с дополнительными ограничениями. В частности, если он изымет весь
доход, полученный в текущем периоде, ему нечего будет изымать в следующем.
        Данная проблема имеет два аспекта. Стационарному бандиту необходимо сохранить у
подданных, во-первых, физические возможности для производства (т.е. ту часть дохода, которая
физически необходима для того, чтобы создавать его в дальнейшим) и, во-вторых, стимулы к
производству. Эти аспекты отличаются хотя бы потому, что вполне вероятна ситуация, когда у людей
                                                                                                        198


будет оставаться часть дохода, достаточная для продолжения производства, но стимулы к
хозяйственной деятельности пропадут. Например, так обычно происходит, когда у производителя
отнимают 90 % дохода. Второй аспект очень важен, ибо в отсутствие стимулов к производству
возникает тенденция к его падению даже при наличии физических возможностей, чтобы его
наращивать. Это обусловлено ограниченными возможностями контроля правителя (стационарного
бандита) за своими подданными из-за ненулевых издержек контроля. Избежать падения производства в
этих условиях он мог бы только при полном 100-процентном контроле в сочетании с процедурой
enforcement, когда он бы просто заставил людей производить.
          У бандита-гастролера, когда он превращается в стационарного бандита (в правителя),
существенным образом меняется система стимулов. Теперь уже в его интересах пресекать
возникновение конкуренции как со стороны других стационарных бандитов, так и со стороны бандитов-
гастролеров. Помимо этого, ему важно сохранить монополию на возможность обирать своих
подданных, воспрепятствовав перераспределительной деятельности между ними (например, такому
локальному насилию, как рэкет, в результате чего отобранный у подданного доход попадает в карман
рэкетира, а не правителя). Чтобы предотвратить это перераспределение, государство тратит на защиту
прав собственности определенного рода ресурсы, отвлекаемые, кстати, от тех способов использования,
которые увеличивали бы налоговую базу. Т.е. теперь насилие и угроза насилия связаны уже не только с
перераспределением богатства, но и защитой прав собственности.
          Итак, предложенную Нортом простую модель государства (см. Лекцию 12) мы частично
описали в терминах модели стационарного бандита. В рамках последней взаимоотношения правителя и
подданных строятся на основе обмена конституции и порядка (в виде защиты прав собственности) на
налоги.
          Отметим, что под налогами подразумеваются такие платежи государству, которые могут быть
определены плательщиком ex ante, т.е. до начала своей деятельности. Они определяются по четким
неизменным правилам, и, прежде чем начать бизнес, вы сами можете посчитать, какую часть
полученного дохода вам придется заплатить в виде налогов. Такая определенность вносит очень важный
элемент стабильности. Она стимулирует деятельность, ибо позволяет вам решать максимизационную
задачу (для этого у вас есть все данные в условиях определенности внешних факторов). А в ситуации,
когда вам говорят: «Вы работайте, а мы там посмотрим, сколько у вас забрать», - результат вашей
деятельности окажется совсем иным.
          У стационарного бандита и бандита-гастролера различны не только структуры доходов, но и
структуры расходов.
          Стационарный бандит вынужден для обеспечения дохода в будущем часть налогов
расходовать на поддержание порядка. В эти расходы входит:
          - создание системы формальных правил, т.е. такой институциональной среды, которая
позволяет структурировать (регламентировать) отношения обмена между экономическими агентами
(гражданами) государства (даже работая в рамках неоклассических предпосылок конкурентности
отношений, мы уже говорили о появлении «государства за сценой», создающего надежную базу для
осуществления конкурентного поведения);


                                                                                                      199


         - обеспечение четкой интерпретации и соблюдения этих правил, т.е. создание такой
информационной среды, которая бы доносила правила до людей (поскольку «незнание закона не
освобождает от ответственности», очень важным становится знание, и донесение информации об этих
правилах (законах) – задача государства); а также создание специального пенитенциарного механизма,
который бы идентифицировал нарушителя правил и позволял его адекватно наказать, в частности, для
того, чтобы другим неповадно было.
         На основе вышеназванных предпосылок Манкур Олсон (Mancur Olson) и Мартин Макгир
(Martin C. McGuire) построили формальную модель поведения стационарного бандита и посчитали
оптимальную ставку налогообложения. (Кстати, Олсон - тот ученый, который изучал логику
коллективных действий, одним из первых описал проблему «безбилетника» и вообще до недавнего
времени был живым классиком - он умер в прошлом году.) Эта ставка должна быть не слишком
маленькой, чтобы максимизировать доход, с одной стороны, но и не слишком большой, чтобы не
блокировать дальнейшего развития производства.
         Кроме того, Олсон и Макгир оценили степень перераспределительности институтов,
создаваемых стационарным бандитом. Перераспределительность возникает не только от перетекания
финансовых потоков от граждан к государству, но и от одних граждан к другим посредством
государства. Например, более богатые граждане платят государству более высокие налоги, а
государство обеспечивает общественные блага, которые поступают и к более бедным группам. Под
общественными благами здесь подразумевается прежде всего те, что положительно влияют на
производство (скажем, правопорядок, информационная среда), а не те, что идут на потребление.


         Ограничения монопольной власти правителя
         Как уже говорилось (см. Лекцию 12), существует два основных ограничения монопольной
власти правителя, каким-то образом лимитирующих его деятельность по ограблению подданных:
         - возможность смены ими подданства (эмиграция);
         - возможность смены ими правителя.
         Однако при рассмотрении взаимоотношений государства и подданных в динамике (а не в
какой-то конкретный момент) возникает еще два очень важных ограничения:
         - возможность роста доходов подданных;
         - возможность роста неопределенности для правителя в отношении его будущих доходов.
         В ответ на неблагоприятную для него динамику правитель может пойти или на конфискацию,
или на структурную реорганизацию государства.
         1) Конфискация, т.е. одноразовое присвоение всей квазиренты, которая может быть получена за
счет создавшейся у правителя репутации.
         Вспомним проблему заключенных и возникновение кооперативных результатов в зависимости
от величины дисконтирующих факторов. Предположим, у правителя есть две возможности: либо он
                                                                                                4
может постоянно получать некий определенный доход со своих граждан ( 4 + 4δ + 4δ 2 + ... =         );
                                                                                               1−δ
либо он может осуществить конфискацию, изъяв в первом периоде все, что заработали за этот период
его подданные, а после уже ничего получать не будет ( 10 + 0δ + 0δ 2 ... = 10 ).
                                                                                                        200



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика