Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Культурология как она есть и как ей быть: Международные чтения по теории, истории и философии культуры. Выпуск 5

Голосов: 0

Данный тематический выпуск Международных чтений по теории, истории и философии культуры подготовлен к Четвертому международному философско-культурологическому симпозиуму "Культурология - как она есть и как ей быть", который проводился в рамках долговременной научно-организационной и исследовательской программы Международного центра фундаментальных исследований современной культуры в Санкт-Петербурге. В соответствии с программой Симпозиума сборнки включает следующие проблемные и тематические разделы: Культурология как наука; Культурология как дисциплина; Культурология как опыт; Культурология как эксперимент; Российские контексты культурологии.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
                       КУЛЬТУРОЛОГ – ЭТО КТО?                  279

кой специальности – естествоиспытатель. Есть обширный ком-
плекс естествоведческих наук. Напрашивается и совокупность
культурологических наук. Но если объединить науки под этой
шапкой, то тогда сюда могут войти и другие – археология, искус-
ствознание, педагогика. В каждой из них «культура» входит в
число фундаментальных понятий.
   Называя культурологию «самостоятельной научной дисцип-
линой»,      которая    «сформировалась      совсем    недавно»
А.С. Скобельцына (1997: 257) пишет: «Основным предметом
культурологии была определена культура, и в связи с этим в нее
вошел целый ряд наук, изучающих культуру с разных сторон».
   Объединение наук по предмету изучения – традиционное и
имеет смысл: у них есть некоторые общие понятия, есть общий
интерес, есть пафос всесторонности, холизма – исследования од-
ного предмета с разных сторон. По предмету объединял науки
Конт, а за ним и Энгельс.
   В культуру, однако, входит чрезвычайно обширный круг яв-
лений. Как заметил Э.В. Соколов (1994: 11), «почти все "части"
культуры уже "разобраны по рукам". Язык изучается лингвисти-
кой, право – юриспруденцией, мораль – этикой, искусство – эсте-
тикой. <...> Если культурология хочет вновь смешать все знания
об обществе в одну кучу, то это невозможно и не нужно. Или,
может быть, она отыскала какой-то особый, незамеченный до сих
пор "пласт" общественных явлений?» Исследователь рассматри-
вает вопрос, не являются ли таким пластом знаковые системы,
символы, но ведь и для них есть особая наука – семиотика. Сло-
вом, то же, что с природой – изучение ее давно уже расчленилось
на отдельные дисциплины, и объединять их заново никому не
приходит в голову, разве что в философском и науковедческом
рассмотрении.
   Более того, тут есть опасность счесть такое объединение
единственным и всеобъемлющим – от единства предмета заклю-
чить к единству метода. В методе также ищет критерий объеди-
нения Скобельцына. Она продолжает свое рассуждение о культу-
рологии как комплексе наук так: «Однако, так как культура как
целое является не простой суммой составляющих ее элементов, а
результатом их взаимодействия, так и культурология должна
приобретать новые качественные характеристики, иначе какой
был бы смысл в объединении теории, истории, социологии куль-


280                       Лев КЛЕЙН

туры и других дисциплин, имеющих давние традиции, в какое-то
новое образование». Скобельцына считает такой характеристи-
кой методический подход – обобщение фактов и выявление кон-
кретных закономерностей. А разве не тем же занимаются куль-
турная антропология, этнология и этнография или, по крайней
мере одна из них?
   Между тем, метод зависит не от предмета, а от подхода к не-
му, от задачи. Именно методом определяется природа науки, логи-
ческая структура исследования. Развитие общества изучают исто-
рия и социология, но по-разному. Социология выявляет общие за-
коны развития и в этом подобна физике и химии. История просле-
живает, как эти законы проявляются в каждом конкретном факте,
она имеет дело с уникальностью факта. В этом она близка художе-
ственной критике. Социология входит в число так называемых
точных наук, история – в число гуманитарных. В англоязычных
странах именно такое деление наук является традиционым.
   Впрочем если литературоведческая часть филологии и впрямь
гуманитарна, то гуманитарность истории под вопросом. Ее вме-
сте с географией скорее можно отнести к числу наук конкретных,
противопоставляя их абстрактным. Абстрактные выявляют зако-
ны, конкретные устанавливают факты и позволяют ориетиро-
ваться в том конкретном мире, в котором мы живем.
   С этой точки зрения культурологические науки не образуют
единства. Этнология и социология культуры, как и вся социоло-
гия, относятся к точным и абстрактным наукам. Этнография и
история культуры – то ли к гуманитарным, то ли к конкретным.
Об антропологии идет спор. Боас считал ее наукой гуманитарной,
большинство современных антропологов – наукой единой и при
том точной. Входит же в нее физическая антропология, которая
несомненно относится к биологическим, точным наукам. Для
философии культуры, как и для всей философии, статус науки
вообще сомнителен, поскольку в ее рамках проверка гипотез
фактами принципиально невозможна. Это особая отрасль знания,
в какой-то мере сходная с религией. Возможно, это религия бу-
дущего.
   Таким образом, единственным объединяющим эти науки ком-
понентом оказывается анализ самого понятия «культура», т.е.
теория культуры. Это и есть в узком и точном смысле слова
культурология. Это единственное употребление данного терми-


                   КУЛЬТУРОЛОГ – ЭТО КТО?                  281

на, которое имеет рациональный смысл. Такое значение в числе
прочих также считает возможным и С.П. Гуревич: «Во втором
значении культуроведение – это теория культуры. <...> В самом
деле, нет такого народа на земле, который не создал бы своего
варианта культуры. Стало быть, за множеством локальных куль-
тур следует различать общий процесс, без которого невозможны
культурно-исторические ряды».
   Достаточно ли этого для выделения самостоятельной науки
или она должна обрасти дескриптивной частью? И можно ли та-
кую часть составить, не залезая в другие науки? Вероятно, нель-
зя. Но тогда не является ли культурология как теория культуры
просто составной частью культурной антропологии? Или этноло-
гии? Или философии культуры? Или социологии культуры? Или
истории культуры? В каждой из них она нужна. Значит, в таком
урезанном виде небольшой чисто теоретической науки, обслужи-
вающей ряд наук, она и должна существовать.
   Этот аспект ее определения П.С. Гуревич выражает так: «воз-
можен и третий вариант культуроведения. Оно может быть ос-
мыслено как междисциплинарная метатеория». Однако под мета-
теорией принято понимать нечто иное: теорию теории, то есть
теорию, обращенную на самое себя. А здесь просто речь идет о
теории, которая для ряда наук является общей, почти универ-
сальной. Итак, теория культуры, не приписанная исключительно
к культурной антропологии или к социологии культуры или к эт-
нологии или к истории культуры, а выделенная в особую дисци-
плину для приложения ко всем им.
   В ростовском учебнике «Культурология» (1995: 10) Г.В. Драч
признает равно правомерными все три подхода: рассматриваю-
щий культурологию «как комплекс дисциплин», «как раздел дис-
циплин, изучающих культуру», и «как самостоятельную научную
дисциплину». Предпочтение он явно отдает последнему. Из
предложенных соображений ясно, что мне представляется более
обоснованным считать культурологию просто теорией культуры
и включать ее на правах раздела в ряд культурологических наук.
Самостоятельность ее как дисциплины определяется именно тем,
что она нужна не одной науке, а нескольким. Иными словами ее
самостоятельность условна и вряд ли способна породить профес-
сию.


282                                 Лев КЛЕЙН

   Практическое приложение ее, однако, определяется конкрет-
ной ситуацией. В Петербурге издавна существует высшее учеб-
ное заведение, которое называлось Библиотечным институтом,
потом стало Институтом культуры, а ныне является Академией
культуры. Это учебное заведение приписано к Министерству
культуры, а оно, как известно, числит по своему ведомству толь-
ко учреждения духовной культуры, и то не всякого рода, а лишь
связанные с просветительской и рекреационной деятельностью
(музеи, театры, клубы). Такова административная советская тра-
диция, и у нее есть свои корни (Клейн 1997). Кафедра теории
культуры в Академии культуры есть, но по условиям среды
должна заниматься тем, на что специализирован институт. Еще
чаще теория культуры связывается с ее историей. Не вызывает
внутреннего возражения объединение, сформулированное
Ю.В. Рождественским (1996: 3): «Сейчас курсы по истории и
теории культуры объединяются названием “культурология”».




                                  Литература

    Гуревич П. С. 1995. Философия культуры. Учебн. пособие. М.: Аспект-Пресс.
    Гуревич П. С. 1996. Культурология. Учебн. пособие. М.: Знание.
    Клейн Л. С. 1997. Марксизм и культура: поздний роман. – Метафизические исследо-
вания, 4. Культура. СПб.: Алетейя, 82 – 91.
    Кокин А. В. 1996. Отечественная культурология: мирововззрение, педагогика или
сфера созидательной мысли? – Смыслы культуры. Тезисы докладов и выступлений. СПб.,
Лаборатория метафизических исследований: 97 – 100.
    Культурология. 1995. Учебное пособие. Под ред. Г. В. Драча. Ростов-на-Дону, Фе-
никс.
    Рождественский Ю. В. 1996. Введение в культуроведение. Учебн. пособие. М.: ЧеРо.
    Скобельцына А. С. 1997. Культурные связи в контексте культурологии. – Грани куль-
туры. Тезисы докладов и выступлений. СПб., Лаборатория метафизических исследований:
257 – 260.
    Соколов Е. Г. 1997. Лекции по культурологии. Часть I. Культура. Формы культуры.
СПб., СПбГТУ, Лаборатория Метафизических Исследований.
    Соколов Э. В. 1994. Культурология. Очерки теорий культуры. Пособие для старше-
классников. М.: Интерпраксис.




                                                                   Л. Клейн, 1998


                К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА
            О ПРЕДМЕТЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ

                                                Сергей ЧЕБАНОВ

   1. Культурологии, по-видимому, подобно науковедению и тех-
нознанию, предуготована диверсификация на семейство достаточно
независимых дисциплин таких как философия культуры (которая
частенько оборачивается философствованием, любомудрием, по-
скольку не удается задать культуру как чисто спекулятивный объект,
не детерминированный эмпирическим знанием, что необходимо для
философии в узком смысле – Чебанов, 1995), социология культуры,
экономика культуры, культурометрия, история культуры и т.д.
   2. Однако, ни одна их перечисленных дисциплин не отвечает на
вопросы: «Что есть культура?» и «Как устроена культура, каково ее
строение?». Видимо ответы именно на эти вопросы должны быть
предметом культурологии в узком смысле. Вместе с тем, опыт лин-
гвистики, этнологии, фольклористики показывает, что подобная
проблематика относится к сфере общей лингвистики (этнологии,
фольклористики), причем на гране с теоретическими, структурными
и математическими разделами соответствующих дисциплин. На
этом основании далее будет идти речь о проблематике общей куль-
турологии.
   3. Общая культурология понимается как дисциплина, имеющая
значительную эмпирическую базу. Поэтому в ее основу должен
быть положен систематически используемый описательный метод.
Ныне можно указать на несколько версий его понимания (Клейн,
1991, Любарский, 1993a и b, Чебанов, 1984).
   4. Культурологическое исследование начинается с ясного осоз-
нания того, что есть культура. Такое осознание средствами описа-
тельного метода выступает как выявление абсолютных универса-
лий того, что есть культура (ср. Новое..., 1970, Языковые..., 1969),
причем такое представление должно быть достаточно дифференци-
рованным. Такая дифференцированность включает в себя несколько
измерений.
   5. Характеристика культуры должна учитывать наличие в ней по
крайней мере следующих оппозиций:
    – В любой культуре существует не только доминирующая ее
струя, но и минорная, теневая. Так, европейская культура это не


284                      Сергей ЧЕБАНОВ

только рационализм Декарта или Спинозы, но и мистицизм Майсте-
ра Экхарта. В характеристике культуры должны присутствовать
описания обеих струй.
    – В пределах одной струи культуры существуют ее норматив-
ная и ненормативная (фактическая) реализация. Культура характе-
ризуется как тем, так и другим, а кроме того, степенью различия
первого и второго. Очень часто при этом оказывается что ненорма-
тивная, фактическая реализация культурных норм неизвестна или
мало известна (например, как набрать статистику о том, каким
именно образом нынешние европейцы ковыряют в носу?). Хорошим
примером исследования, в котором реализуются сформулированные
установки, а кроме того, и прослеживается историческая динамика
базовых структур культуры, является работа Сычевых (1975).
   6. Испытание представления об универсальности культуры
должно включать в себя привлечение, в том числе, и самых крайних
вариантов, таких как культуры:
    – матрилокального матриархата
    – амазонок
    – кочевников
    – современного постиндустриального общества.
   После испытания на универсальность многих культурологиче-
ских построений на этом материале выясняется весьма узкая (патри-
архальная или слишком традиционалистская, фактически скрыто
уничижительная по отношению к массовой культуре, а иногда скры-
то жестко привязанная к ценностям, свойственным территориаль-
ному государству) сфера приложения соответствующих представле-
ний.
   7. Как конструирование универсального представления о культу-
ре, так и описание конкретных культур должно охватывать весь
спектр культурных феноменов, а не только феноменов обыденно-
го сознания среднего уровня (живописи, архитектуры, прикладного
искусства и т.п.).
   Ныне культурология уделяет мало внимания по крайней мере
двум сферам:
    – Описанию бытовых феноменов соматической культуры,
таких как отхожие места, способы облегчения и сопутствующие им
гигиенические процедуры, манипулирование с другими выделения-
ми человека (слюна, кровь, сопли, мокрота и т.д.). Такое положение
дел видимо определяется не только методическими сложностями
изучения соответствующих сфер и необходимостью владения меди-


      К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА О ПРЕДМЕТЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ             285

ко-биологическими знаниями, но и определенными культурными
ограничениями рассмотрения подобных сюжетов. Тем не менее, та-
кие феномены связаны со стержневыми конструкциями культуры.
   Так например, существует корреляция таких явлений как допус-
тимость ношения женщинами только юбок – порою многочислен-
ных – и представление о необходимости зарывания последа и мен-
струальных выделений в землю, на смену которым приходит обяза-
тельное ношение трусов под юбкой (так, в Петербурге для этого
Петром I были введены специальные проверки при въезде в город) и
появление гигиенических подкладок, а позже – в эпоху демократи-
зации и становления массового общества – распространение ваги-
нальных тампонов. Эти изменения коррелируют со ступенями ста-
новления индивидуализма, сменой настороженного отношения к
природе на желание слиться с ней и максимально объестествиться
на фоне последовательно все большей допустимости обнажения те-
ла (и головы в первую очередь), не смотря на возрастание патоген-
ного действия среды обитания (за счет озоновых дыр, увеличения
содержания пыли и копоти в воздухе, распространения кислотных
дождей и радиоактивных выпадений).
   При этом внутренняя динамика культуры определяет явно контр-
продуктивное поведение. Так, если в Московской Руси у царской
невесты не должно было быть родинок (которые, как выяснилось в
ХХ в., являются местами инкапсуляции онкогенных вирусов), то в
России ХVIII в. существовала мода на родинки, недостаток которых
восполнялся мушками. Точно также до начала ХХ в. загар в России
воспринимался как проявление брутальности, а в начале ХХ в. – на
заре экологического кризиса (о чем уже говорили некоторые естест-
воиспытатели того времени) начинает распространяться пляжный
отдых и купания как способ времяпрепровождения. Эта смена осо-
бенно примечательна если учесть, что она происходит на фоне фор-
мирования канцерофобии при том, что меланин (определяющий за-
гар) хотя и выполняет солнцезащитную функцию, иногда вовлекает-
ся в некоторые типы канцерогенеза.
    – Культурологическое описание феноменов высокоспециали-
зированных сфер профессиональной деятельности, таких как
диаметры болтов, калибры орудий, законы сохранения в естество-
знании, технические чертежи и т.д. Примеры подобных исследова-
ний обычно единичны (Еленкин, 1906, Каринский, 1990, Лютикова,
1996, Лютикова, Каганский, 1991, Каганский, Родоман, 1995, Мар-
тыненко, Чебанов, в печати, Chebanov, 1993, Essays..., 1970, Jacobs,


286                      Сергей ЧЕБАНОВ

1980) и выполняются исследователями с уникальными интересами
или их группами, поскольку требуют профессионального знания по
крайней мере, как соответствующей сферы деятельности и ее исто-
рии, так и культурологии.
   Но случаются и ситуации, когда подобные изыскания приобре-
тают массовый характер. Так получилось с культурологическим
изучение грибов (Топоров, 1979), чему посвящен даже специальный
международный журнал (Ethnomycology).
   Особенно интересна в обсуждаемом контексте история препода-
вания тех или иных дисциплин (в особенности в общеобразователь-
ных учебных заведениях) – с античности до наших дней (географии,
биологии, химии, математики и т.д.), поскольку преподаватель, от-
бирая материал для учебного процесса, тем самым уже осуществля-
ет над ним очень специализированную культурологическую рефлек-
сию.
   Подобные исследования крайне важны практически, поскольку
выявляя культурную, а не объектную природу некоторых проблем,
открывают пути выходы из тупиков, в которые попали профессио-
налы или культура в целом. Так например, проблема глобального
экологического кризиса как проблема человечества имеет чисто
культурную природу и весьма косвенное отношение к экологии (Ка-
ганский, 1994). Кроме того, культурология выступает в качестве
языка-посредника при использовании высокопрофессиональных
знаний одной культурной традиции в другой (см. напр., вполне
прагматичные и утилитарно значимые лингвофармокологические
исследования восточной медицины – Асеева и др., 1985, «Дзейцхар
Мигчжан», 1985; Материалы..., 1982, Krishnamurthy, 1971). Новый
круг практических культурологических проблем возникает при
формировании культуры нового типа, например, экологически ори-
ентированной биокультуры (Vlavianos-Arvantis, Oleskin, 1992).
   8. Для становления описательной культурологии необходимо
формирование стандарта описания как культуры в целом, так и от-
дельных феноменов культуры. Подобный стандарт описания должен
позволять создавать сотни тысяч и миллионы конкретных описа-
ний, являющихся фиксацией полевого материала культурологиче-
ских исследований. Ныне же обычно культурологические описания
носят эссеистический и импрессионистический характер (яркость и
своеобразие которых частенько воспринимается как их достоинст-
во!) и практически не пригодны для сопоставительного анализа. В


        К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА О ПРЕДМЕТЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ                          287

таких описаниях, в частности, должны ясно различаться черты, дан-
ные в наблюдении и полученные в результате реконструкции.
   9. Одной из важных черт самоопределения дисциплины является
ее авторефлексия. Поэтому важно осознать сам факт существования
культурологии как феномена культуры, ответить на вопрос о
том, в каких культурах может существовать культурология (что тре-
буется для этого кроме владения большим количеством фактическо-
го материала и достаточно высокой толерантности? может быть
«постмодер-нистичность»?), симптомом чего является сам факт су-
ществования культурологии? Необходимо прояснить и то, какая
проблематика не входит в сферу культурологии.
   10. Прояснив предмет культурологии можно заняться и вопро-
сом о характере взаимоотношений ее с другими дисциплинами, а
также решать вопрос об использовании результатов полученных в
других дисциплинах – как устоявшихся и широко распространен-
ных, так и развиваемых одиночными исследователями или их не-
большими группами. Так например, несомненный интерес в обсуж-
даемом контексте представляют метаблетика ван ден Берга (Berg
van den, 1960), биоистория Ф. Фердорна (Verdoorn, 1944, 1966), эт-
нометодология Г. Гарфинкеля (Филмер, 1978, Garfinkel, 1967), ар-
хеологии культуры (Фуко, 1977), филолого-герменевтические шту-
дии С.С. Аверинцева (напр., Аверинцев, 1972, 1977), семиотика
Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского, или изучение архитектурных ка-
нонов в духе И.П. Шмелева (1982) или А.Д. Ярмоленко (1982). Но
для того, чтобы использовать и этот материал нужно сформировать
собственный метод культурологической критики разнообразных
источников и способы переинтерпретации результатов их изуче-
ния в других дисциплинах.

                                    Литература

    Аверинцев С.С. К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии
Киевской // Древнерусское искусство. М., 1972.
    Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977.
    Асеева Т.А., Блинова К.Ф., Яковлев Г.П. Лекарственные растения тибетской медици-
ны. Новосибирск, 1985.
    «Дзейцхар Мигчжан» – памятник тибетской медицины. Новосибирск, 1985.
    Еленкин А.А. Наука как продукт национального творчества // Еленкин А.А. Флора
лишайников Средней России. Часть 1. Юрьев, 1906.
    Новое в лингвистике. Вып.V. Языковые универсалии М., 1970.
    Каганский В.Л. Экологический кризис: феномен культуры? // Культура в современ-
ном мире; опыт, проблемы, решения. М., 1994, N. 6.
    Каганский В.Л., Родоман Б.Б. Культура в ландшафте и ландшафт в культуре // Наука
о культуре: итоги и перспективы. М., 1995, N. 3.


288                                 Сергей ЧЕБАНОВ

     Каринский С.С. Синтез образа места как проблема географического страноведения.
Автореф.... к.геогр.н. М., 1990.
     Клейн Л.С. Археологическая типология. Л., 1991.
     Любарский Г.Ю. Метод общей типологии в биологических исследованиях. 1. Срав-
нительный метод // Журнал общей биологии, 1993a, т. 54, N. 4
     Любарский Г.Ю. Метод общей типологии в биологических исследованиях. 2. Гипоте-
тико-дедуктивный метод // Журнал общей биологии, 1993b, Т. 54, N. 5.
     Лютикова Г.В. Человек и насекомые – история нелюбви // Знание – сила, 1996, N.9.
     Лютикова Г.В., Каганский В.Л. Биология в культурном измерении // Культура в со-
временном мире: опыт, проблемы, решения. М., 1991, N. 6.
     Мартыненко Г.Я., Чебанов С.В. Семиотика описательных текстов. СПб. (в печати).
     Материалы по изучению источников традиционной системы индо-тибетской медици-
ны. Новосибирск, 1982.
     Сычев Л.П., Сычев В.Л. Китайский костюм. М., 1975.
     Топоров В.Н. Семантика мифологических представлений о грибах // Balcanica. Лин-
гвистические исследования. М., 1979.
     Филмер П. Об этнометодологии Гарольда Гарфинкеля // Новые направления в социо-
логической теории. М., 1978.
     Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1977.
     Чебанов С.В. Представление о форме в естествознании и основания общей морфоло-
гии // Orgaanilise vormi teoria. Tartu, 1984.
     Чебанов С.В. Нефилософские формы философствования // Парадигмы философство-
вания. СПб., «Эйдос» , 1995, С.68-78.
     Шмелев И.П. Феномен структурной гармонии // Пространственные конструкции в
гражданском строительстве. Л., 1982.
     Ярмоленко А.Д. Систематизация инвариантных методов архитектурной гармонии
(СИМАрГ-2) // Пространственные конструкции в гражданском строительстве. Л., 1982.
     Языковые универсалии и лингвистическая типология. М., 1969.
     Berg van den J.H. Metabletica: uber die Wandlung des Menschen: Grundlinien einer histo-
rischen Psychologie. Gottingen, 1960.
     Chebanov S.V. Biology and humanitarian culture: the problem of interpretation in bioher-
meneutics and hermeneutics of biology // Lectures in theoretical biology, 2nd stage. Tallinn,
1993.
     Essays in Biohistory and other Contributions Present by Frans Verdoorn on the Occasion of
his 60th Birthday. (=Regnum Vegetabile 71), 15-18. Utreht, 1970.
     Garfinkel H. Studies in ethnomethodology. Engelwood Cliffs. 1967.
     Jacobs N. Revolution in plant description // Miscellanceus papers. 1980. N 19. P. 155-181.
     Krishnamurthy K.H. Botanical identification of Ayurvedive medicinal plants: a new method
of pharmacolinguistics // Indian Journal of Medical Research.. 1971 V.59, N. 1.
     Verdoorn F. On the methods of biological history and biography with some notes for the
colloborations of Index Botanicorum // Chronica botanica. 1944. V 8, N 4.
     Verdoorn F. From Botanical Biography towards Animal Ecology. Acta Botanica Neerlandi-
ca 1966. V. 15, N. 1.
     Vlavianos-Arvantis A., Oleskin A.V. Biopolitics. The Bio-environment. Bio-Syllabus.
Athens, 1992.



                                                                       С. Чебанов, 1998



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика