Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Античные истоки отечественной философии как стержня культуры и этики

Голосов: 5

В пособии приведен материал для курсов "История культуры и этики (в России)", "История философии (в России)", спецкурсы по истории культуры и этики.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
    семитские группы формировались южнее Кавказа явно под влиянием многотысячелетних
связей северян и южан. Каменная знаковая табличка из Шумера, которой около 53 веков,
ныне хранится в Эрмитаже. На ней изображения левой руки с платком (более десятка точек
на платке), клин (участок) засеянного поля (по краям по 2 точки) и пустой четырехуголник
внизу. Вариантов перевода много. Например, «левый участок дал в закрома 4 курру, короба,
хлеба, стоимостью в примерно в 12 – 15 крупинок серебра». Курру-короб – примерно 120 –
150 кг зерна, до десяти пудов. Ше (крупинка) – 0,05 граммов серебра, почти двухсотая часть
будущего сикля. Серебра было еще мало, поэтому в зерне оно стоило столь дорого. Но если
признать участок большим, а урожай принять в 22 курру ( до 33 центнеров), то цена будет
еще в несколько раз большей. Всего крупинка – за два центнера. Это могла позволить себе
только устойчивая товаро-денежная экономика, где денежно-весовой единицей уже была
«крупинка» чего-то драгоценного.
       Шумеры строили мелиоративные (ирригационные) системы, которые известны в
Приазовье, и на строительство подобных фараоны Сенусерты почти 4 тыс. лет назад
выводили население Скифии к низовьям Нила. Общинники вместо прежних взносов в казну
общин платили обязательные государственные и храмовые налоги. Храмовое хозяйство из
общинной собственности тоже по существу переходило государству. Собирались народные
собрания (вече), сходки воинов и советы старейшин. Но все большую роль в жизни играли
цари городов-крепостей. Северные шумерские крепости Шуруппак, Киш, Мари, Эшнунна (у
Богдада) и Ашшур активно вели торговлю с округой Кавказа. Позже купцы Ашшура с
помощью северных наемников и формировали Ассирию, где роль северян всегда была
высока. Но и почти 5 тыс. лет назад наемники Шуруппака стояли гарнизонами в основных
шумерских городах Уруке, Умме, Лагаше и ряде других. Эти факты работают на римскую
версию о «полуторатысячелетнем господстве» Скифии в Азии до возвышения Ассирии с ее
вероятной близостью начальному зороастризму (почитанию Ахура-Ашшура).
       Торговля Шумера сосредотачивалась в руках тамкаров – торговых агентов храмов,
царя и окружающей его знати. Тамкар по звучанию и словообразованию напоминает имя
Тевтар – так звали эпического скифа, который обучил стрельбе из лука самого Геракла (тот
стрелой поразил орла, терзавшего Прометея). Шумеры во многом из округи Кавказа везли
серебро, золото, медь, свинец и другие полезные для себя товары, усиливая обмен. Свою
заметную роль играли и военные грабежи северян. Медь нередко была мерой стоимости, но
все чаще ее заменяло серебро.
       Почти 5 тыс. лет назад в городах Шумера наблюдается купля-продажа домов.
Известны посредники – «едоки» покупной цены. Обычно это соседи или родичи продавцов.
Свое получали и писцы (в этом случае как бы нотариусы), оформлявшие сделку. Жизнь
бурлила, поражала многоцветьем (шумеры уже увлекались пивом, бурными беседами на
застольях). Собственно, радостей жизни затем учили не избегать зороастризм и философы
античной Греции.
       В селениях наиболее работящие люди ( которых привлекали и в армию) назывались
«шублугали» (подчиненные царя), что случайно созвучно позднему «шобла» (мнящие себя
приближенными). Иногда их именовали «гуруш», греки и у Азовского моря позже таких
называли «курос» (сильные, молодцы), что связывают с поздним русским «кореш» –
соратник по делам, свой парень. Владельцы храмовых и царских наделов работали летом
месяца четыре. Тягловый скот, плуги и другие орудия труда им выдавались из храмовых или
царских хозяйств. Основным зерном был ячмень, который уже использовался для
приготовления пива.
       Древние общинные суды, вероятно, связанные с традициями северян, уже не
удовлетворяли сформировавшуюся в Шумере за тысячу лет собственную знать. Царь
Урукагина около 2370 г. пришел в власти и стал развивать свою судебную систему, во славу
Нингирсу – главного бога Лагаша. Войска, верные Нингирсу (как богу) и царю (как
исполнителю воли бога), насчитывали около 36 тыс. мужей. Тяжеловооруженные наемники
царя Лугаль-анта были большей частью казнены, но частью перешли на сторону почитавших

                                            42


Нина (его храм был в царском квартале Гирсу). Бог, его жена Бау (Баба) и их сын были
объявлены владыками страны и ее богатств.
       Урукагина за пять веков до Хаммурапи опирался на старые натуральные налоги и
традиционные суды сельских общин, но более подчиненных единой царской воле. Никто не
мог вершить неправый суд. В надписи Урукагины сказано: «Начиная с северной границы
области Нингирсу вплоть до моря чиновники суда не вызывали больше людей». Конечно,
корыстолюбцы продолжали незаконно наказывать простолюдинов, но с большей опасностью
для себя. Считают, что воины и составили число полноправных граждан, которых стало раз
десять больше числа этих граждан при прежних правителях. Но где Урук-Агина нашел столь
большое число независимых и способных постоять за себя людей, если не из северных
наемников, библейских великанов-исполинов (титанов эпоса) ?!
       Вероятно, греко-римская традиция превратила события, связанные с Нин-гирсу, в
легенду о прекращении скифского господства в Азии около 2054 г. до н.э. с
родоначальником ассирийских царей Нином (Панием, Панином, который сам мог
происходить из северных наемников). Но это произойдет попозже. Урукагина вскоре
победил царь Лугальзаггиси, около 2360 г. до н.э. поставивший свою статую с
прославляющей надписью на семитском языке в северном храме Ниппура. Затем в историю
входит аккадский царь Саргон, который якобы младенцем – за шесть веков до Моисея – был
положен в тростниковую карзину, вход замазали смолой и пустили по реке. Понятно,
удалось спасти.
       По более объективной версии, Саргон являлся садовником и виночерпием Урза-Бабы,
одного из царей северного города Киша. Саргону удалось объединить людей в борьбе с
Лугаль-заггиси, а затем и проводить большие завоевания в округе уже во славу Аккада.
Постоянное войско Саргона насчитывало всего 5400 профессионалов, среди которых было
место наемникам. Но ему помогали и десятки тысяч других северян.
       Возвышение Аккада не понравилось северянам-гутеям – «драконам гор, врагам
богов», как называли их аккадцы. Около 2200 г- гутеи разгромили Аккад, начали строгий
сбор даней и восстанавливали или строили новый храм Нингирсу. Вместо 36 000 свободных
мужей при Урукагине - число свободных было доведено до 216 тысяч. Но гутеи не смогли
удержаться у власти более века.
       «Царями Шумера и Аккада» в 2132 – 2024 гг. стали властители города Ура, начиная с
Урнамму и его сына Шульги. Последнее имя тяготеет к южнорусским. Сын Шульги Бурсин
(около 20 веков назад у Приазовья известны имена Спадин и Зорсин) тоже напоминает
северян . А воевали против Шульги и его сына амореи – воинственные семиты из округи
Сирии, откуда ранее пришли семиты Аккада. Шусин, преемник Бурсина, строил против
семитов линии укреплений. Последний урский царь Ибисин в 2024 г. уведен в плен в Элам,
а на окрестных землях окончательно торжествуют семитские языки.
       Энлиль (бог земли) признавался у шумеров сыном Ана (бога неба) и имел жену
Нинлиль (богиню плодородия и жизненных сил), родившую богиню Луны Нанну. Центром
почитания Энлиля был северный город Ниппур . Северные семиты, взаимодействовавшие с
массой северян и знавшие их устойчивые традиции, стали называть Энлиля Белом (
владыкой, богом), а его жену Эштар ( просто «богиней»). Храмы Нинлили сменялись
ассирийскими храмами Иштар (Астарты, Афродиты. Венеры), а в эпической памяти
оставалось мнение, что в этот момент ассирийский царь Нин прекратил
полуторатысячелетнее господство скифов в Азии.
       Царя Нина той поры наука пока не нашла, но Нин-гирсу и Нинлиль абсолютно
известны. Эламский царь Кутер-нах-хунте в 2024 г. до н.э. разгромил шумерский Урук. Но
римляне относили падение азиатского господства скифов к 2054 г. , когда правил Бурсин и
еще не позволял ярым семитам торжествовать над Нинлиль и Энлилем. Возможно,
эпические ошибки в хронологии от реальных событий в несколько десятилетий для
многотысячелетних глубин истории не так и страны.


                                           43


       Не ассирийский царь Нин прекратил 1500-летнее господство скифов-индоевропейцев
в Азии, а семитские народы сменили имена Нинлиль и других богов на семитские в ту пору,
почти 41 век назад. И эта реальность запомнилась как прекращение именно скифского
господства. Хотя история явно проходила значительно сложнее и многообразнее.
       Подробное изучение истории Шумера позволяет глубже понять историю активных
групп доиндоевропейцев и исходных индоевропейцев У – 1У тыс. до нашей эры, среди
которых были и далекие пращуры нынешних россиян. Эта история крайне важна для
истории экономики и истории экономической мысли, где все начала нередко отдаются
Древним Греции и Риму. История Древнего Востока -–как оживленного пути между
Скифией и Египтом – полезна и для изучения прошлого образования, особенно
экономического. Но она очень полезна и для осмысления евразийских начал отечественного
миропонимания и миродеятельности.
       Индоевропейская «Арт-хаш-астра» (Наука о государственном устройстве),
выразившая древние традиции брахманизма в округе Индии около 20 веков назад, явно
отражала и многовековые индоевропейские порядки в Скифии и других индоарийских и
индоиранских стран. Вероятно, здесь представлены и порядки, существовавшие около 40
веков назад в округе приуральского Аркаима ( родных земель Заратуштры – греческого
Зороастра). Деловитость, материальное увеличение сил добра – важнейшая составляющая
зороастризма, противостоящего аскетизму.
       По священным и проверенным веками установлениям (частью выраженных в законах
Хаммурапи и близких им), цари должны были заселять в своих странах старые и вновь
образованные области «путем привлечения жителей других стран или путем выселения
избытков жителей своей страны». Селения требовалось создавать преимущественно из 100 –
500 семей земледельцев, а расстояние между ними соблюдалось в 3,5 – 7 км (одна – две
кроссы; две кроссы – фарста, фарасанга). Границами селений определялись реки и горы,
леса, овраги, валы. 800 селений составляли округ (стханию – стан). 400 – район (дронамукху
– полстана, ном). 200 – волость, погост (квархватику). 10 селений – общину, «местечко»
(санграхану). По границам области ставились крепости охранителей границ и сторожевые
ворота. Промежутки между областями охраняли подчиненные племена, «лесные жители».
Хотя явно не всегда и не во всех странах людей для такого заселения и таких порядков
хватало.
       Жрецы, советники-наставники, домашние жрецы и ученые получали земли,
свободные от взысканий и налогов, да и приносившие доход. Земли бесплатно выделялись
надзирателям, учетчикам (логографам в Риме и Византии) и иным старостам, старшинам,
тренировщикам коней и волов, посыльным, но без права продажи и заклада. Плательщики
налогов получали возделанные поля в личное пользование. Невозделываемые поля
изымались и передавались рачительным хозяевам – сельским наемникам и торговцам. Казна
помогала земледельцам зерном, скотом и деньгами. Ссуда возвращалась в казну царя
добровольно, но обязательно.
       Как в Риме и затем в Византии, царь Индии обеспечивал населению помощь и
освобождал от налогов, если в целом хозяйственная политика вела к наполнению казны. При
истощении и разорении казны льготы отменялись, «ибо царь, обладающий малой казной,
истощает горожан и селян». Но при введении налогов «он должен, как отец, оказывать
помощь».
       Царь выступал инициатором устройства рудников, промыслов, рощ ценных деревьев
и пастбищ, торговых подворьев, водных и сухопутных путей сообщений, торговых городов,
оросительных систем, священных мест и рощ. Уклоняющиеся от царских работ должны
были давать взамен работников и рабочий скот. От них требовали участия в расходах, но не
гарантировали им доли в прибыльных делах.
       В благоустроенных местах право собственности на предметы торговли (рыбу, дичь,
растения и т.п.) осуществлял царь. Но он же должен был содержать детей, стариков,
больных, убогих, беззащитных, беременных женщин и рожденных детей.

                                            44


       Как не раз делали Рим и Византия, царь Индии отсвобождал от налогов страну,
разоренную нашествием вражеских войск и «лесных племен» (шаек бандитов), терзаемую
эпидемиями, нищетой, расточительными играми.
       Прежде всего защищалось земледелие – от притеснений штрафами, подневольным
трудом, налогами, от воровства и стихийных бедствий. Затем держались свободными
торговые пути – от произвола «любимцев царя» (его слуг), воров (соловьев-разбойников),
мздоимцев-«охранителей границ» (таможни).
       Доходы и расходы казны указывались достаточно точно.
       Индоевропейские самодержцы определяли обычно главного собирателя дохода. Он
имел в своем ведении доходы от всей страны, ее частей, крепостей, рудников, оросительных
систем, лесов, пастбищ и торговых путей, включая водные.
       Доходы страны и части страны – это доходы от пашни, имений царя,
жертвоприношений, налогов, торговли, охраны рек, переправ, судов, торговых местечек,
лугов, дорог, стражи.
       Города-крепости обеспечивали – пошлины, взыскания, поборы, взимания за
использование мер и весов, доходы от градоначальников, надзирателей за чеканкой монет, за
печатью, прибыль с напитков, боен, ниточных изделий, растительного и топленого масла,
сахара, от ювелирных дел мастеров, от рынка, от публичных женщин, игроков, построек,
цехов ремесленников и мастеровых, от надзирателей за божествами, поступления от ворот и
от пришельцев.
       Доходы рудников – золото, серебро, алмазы, драгоценные камни, жемчуг, соль и иные
полезные ископаемые (этому немало археологических свидетельств на землях России).
       Доходы от орошений – огороды, плодовые сады, насаждения корнеплодов и т.д., что
развивали еще до геродота жители Скифии.
       Доходы от лесов – блага от диких животных и других даров природы, строевые
деревья и т.п., что учитывали Анахарсис и зороастрийцы
       Доходы от пастбищ – тучные стада скота, коров, буйволов-туров, свиней, овец, коз,
коней, что доставляло радость Анахарсису и зороастрийцам.
       Доходы от торговых путей – поступающие по ним товары и услуги в обмен на
уходящие из страны товары и услуги. Скифские философы и зороастризм тоже не
игнорировали торговлю.
       Отсюда источники «дохода суть: основные материальные средства, доля (царя),
пошлина, налог за вход (в страну), обычный налог, соляной налог, пени».
       Указывались и расходы.
       «Предметы расхода суть: (расходы, которые идут) на почитание богов и предков, на
подаяния, на благоположения, на терем (дворец), на кухню, посольства, сокровищницу,
арсенал, торговые заведения, помещения для сырья, ремесленные производства, на
принудительные работы, на содержание пехоты, конницы, колесниц, на загоны для скота,
заповедники ручных и диких животных, птиц и хищников, заповедники топлива и травы…»
       Например, заповедники диких животных были у русских князей около тысячи лет
назал у реки Ловать, своим названием указывающей на места более древних «ловов».
Выпарка соли в округе крепости Руса обеспечивала часть соляного налога и пени. А в округе
Ильменя с иноземных товаров брались пошлина и, вероятно, налог на вход в державу,
наследницу традиций Великой Скифии.
       На основе нескольких тысячелетий опыта торговых взаимосвязей на путях от Скифии
к Египту и Индии «Артхашастра» указывала традиционные для индоевропейских стран
требования.
       В стране и основных ее частях действовали надзиратели за торговлей (они известны в
городах Приазовья задолго до нашей эры, скифы как такие надзиратели славились и на
рынках Афин). От надзирателя требовалось иметь точные сведения о различных товарах,
являющихся продуктами суши и моря, поступающих по любым торговым путям. Он должен
был знать различия цен основных товаров, вариации спроса на них (большую или меньшую

                                           45


их ходкость). Надзиратель определял, в какое время товары следует пускать в обращение,
накапливать, закупать и продавать (во имя казны и интересов державы).
       Избыточные товары придерживались с целью повышения цен. Царские товары
местного происхождения имели единую форму продажи (по месту, цене и т.п.). Иноземные
товары – различные формы продажи. Но все это делалось в пользу подданных данной
державы.
       Требовалось избегать прибыли, которая, хотя бы и привлекала своей
значительностью, приносила вред подданным. Не допускались ограничения по времени в
продаже товаров первой необходимости, да и не разрешалось чрезмерное накопление таких
товаров.
       При продаже царских товаров в убыток торговцы обеспечивали возмещение. Налог с
оборота (в пользу казны с торговцев) выражался в 1/16 части для товаров, продаваемых по
мере, в 1/20 – для товаров, продаваемых по весу, и в 1/11 – для товаров, продаваемых по
счету (качественная единица, как в частности автомобиль ныне).
       Товары иноземного происхождения привлекали рядом льгот. Купцы-мореходы и
хозяева сухопутных обозов освобождались от поборов, чтобы они стремились к сбыту и в
будущем. Иноземных купцов не привлекали к суду по денежным делам, но это не
распространялось на их слуг.
       Выручка от продажи складывалась в опечатанную деревянную коробку. В конце дня
она отдавалась надзирателю торговли. Тот делал необходимые подсчеты и вычеты,
возвращал остальное торговцу.
       Надзиратели за торговлей лично участвовали и в экспортных операциях. В других
странах они должны были умело соотносить стоимость своих и чужих товаров. Учитывать
чистую прибыль за вычетом пошлин, уплат пограничной охране, различным конвоям (по
сопровождению товаров), расходов на довольствие и вознаграждение наемных работников.
Допускались своеобразные рекламно-демпинговые акции. «Если прибыли не предвидится, то
надзиратель должен предусматривать выгоду в будущем, возможную от вывоза и обмена
собственных товаров с учетом изменения соотношения цен».
       Потери ј прибыли в международной торговле были привычными, они списывались на
обеспечение безопасности торговых путей. Оживленная экономическая жизнь во благо сил
Добра – радость зороастризма.
       Составление «Арт-хаш-астры» предписывалось брахману Каутилю, советнику самого
Чандрагупты. Этот документ как бы суммировал порядки и опыт всего индоевропейства,
происходившего из округи Черного моря и Каспия около 4 – 5 тысяч лет назад. И многое из
этого документа, как подтверждают в сумме самые разные источники, наблюдалось и в
округах Скифии.
       Во времена окончательной редакции «Арт-хаш-астры» приазовский философ-
экономист Сфер Боспорит был советником по госреформам цаоей Спарты, а затем
египетских царей Птолемеев. Допускают, что его идеи отражает египетская «Инструкция
эконому». Она составлена от имени главы финансовой администрации в Египте – диокета –
и адресована начальникам администрации в номах (округах) – эко-номам. В частности,
инструкция требовала от каждого эконома:
       «Следи за тем, чтобы товары продавались не дороже предписанной цены. Обследуй
специально и те товары, на которых нет твердых цен и на которые предоставлено право
продавцам назначать цены по своему усмотрению, и назначь соразмерную прибыль и заставь
продавать…»
       Роль общегосударствненных экономических порядков в индоевропейских странах в
ту пору была достаточно высока. Часть причерноморской Скифии от Дуная до Днепра в
первые века нашей эры вошла в римскую провинцию Мезия (Межа), поэтому частью скифов
(будущих словено-русов) были хорошо усвоены римские торговые и финансовые нормы.
Эти порядки активно применялись в Боспорском царстве Приазовья, где боготворились


                                          46


римские императоры. А затем здесь находила опору и Византия, считавшая русские
княжения подчиненными себе «северными архонствами».
       Скифия и Фракия (будущая Болгария) признавались родственными с античных
времен. Скифы, по сути, стали основным населением Фракии со времен Константина
Великого, сделавшего Константинополь (Царьград русских летописей) столицей Византии.
Имперские законы уже 14 – 15 веков назад указывали:
       «По всему фракийскому владению (частью его была провинция Скифия Малая)
навсегда уничтожается подушная подать и должен уплачиваться только поземельный налог.
Если кто примет и удержит чужого колона (земледельца-крепостного), он должен заплатить
два фунта золота тому, чьи поля беглец лишил работника, и должен вернуть колона вместе
со всем его скарбом и семейством».
       Во времена Хаммурапи более двух тысяч лет до этих законов за укрывательство
беглых работников новые владельцы платили жизнью. А если они сами выдавали бежавших,
получали за каждого по 2 сикля (стоимость 4 овец или свиней).
       Финансовое дело Рима, затем и Византии, имело при дворе двух высших чинов –
«комитета царских щедрот» и «управляющего имперскими доменами». Первый ведал всеми
монетными поступлениями (от провинций и отраслей), пошлинами, торговыми сборами,
доходами рудников и имперских фабрик. Второй – дворцами, имениями, конскими заводами.
Выходцы из Скифии со времен аланов Аспаров ( Избора в эпосе славян), влиявших на смены
императоров, занимали немало ключевых постов в империи.
       Король Скифии и Германии Ругила (Руас) около 434 г. добился повышения
ежегодных выплат от Византии с 350 до 700 фунтов золота. Затем в отдельные периоды
северные властители получали от империи ежегодно и тысячи фунтов . Но поселившиеся на
землях Византии скифы (как земледельцы, воины и чиновники) приносили ей доход
неизмеримо больший. Около 500 г. при императоре Анастасии, соратником которого был
влиятельный скиф-алан Виталиан, имперская казна достигла накоплений в 320 тысяч фунтов
золота. Правда, почти десятая часть вскоре ушла на строительство каменного собора Софии (
вероятно, сопоставимы затраты русской казны через пять веков на строительство каменных
Софий в Киеве и Новгороде при Ярославе Мудром).
       В империи единицей земельного обложения веками был «югер» (примерно четверть
десятины). Большой «юг» (кор) был примерно в шесть раз больше – полтора гектара
(средневековой русской единицей обложения была «обжа» – до десяти югов-коров). Земли
делились по качеству, начиная с виноградников. 1 югер виноградников приравнивался к 4
югерам лучшей паходной земли, 8 югерам средней пашни и 12 югерам пашни третьего
разряда. В провинциях определением конкретных размеров дани и их сбором занимались
логографы и табулярии – нередко выходцы из Скифии. Позже к сбору даней их привлекал и
Арабский халифат. Для раннесредневековой Руси с ее огромными землями все же более
эффективной признавалась подушная (подворная) подать – по монете и «бели» от дыма-
очага-дома. Мнения о смысле слова «бели» (девица, белка, полотно и т.п.) разные.
       Русские князья 10 – 12 веков назад лично с дружиной в зимнее время занимались
«полюдьем» - сбором дани с семей (хозяев-людей) в русских княжениях. С весны до осени
дружины нередко кормились в южных краях. И предпочитали натуральную оплату
денежной, хотя не гнушались и денег. Да, в частности, и Киев требовал с Новгорода в 882 –
1054 гг. ежегодно по 300 гривен серебра «мира для». Если бралась примерно десятая часть,
то Новгород в тот период имел в среднем ежегодный доход около 3000 гривен – стоимость
примерно 6 – 12 тысяч коров или лошадей, железных мечей. За все 172 года сумма дохода
могла превысить 500 тыс. гривен (половина ушла на строительные работы – каменные
София и Кремль, мостовые и т.п.). А дань – десятую часть суммы. При этом Владимир и
Ярослав Мудрый немалую часть дани вложили в развитие самого Новгорода. Но кроме
Новгорода приносили общий доход Руси и десятки иных городов, около миллиона семей
земледельцев. Так что казна державы могла ежегодно достигать в среднем 15 – 18 тыс.


                                           47


гривен (фунтов) серебра. Примерно двух миллионов арабских дирхемов. Возможны
вариации оценок, но необходимы и эти предварительные представления.
        Конечно, для контроля расходования в год 320 тыс. фунтов золота (около 520 г.
Византия) и около 20 тыс. фунтов серебра ( примерно в 1050 г. Русь) требовались разные
контрольно-финансовые и финансово-управленческие органы. Княжеский казначей
(ключник) не мог тягаться с имперским финансовым аппаратом, но делал для развития
финансов своей страны тоже немало.
        Основные силы словено-русов ушли на покорение Византии, чтобы участвовать в
дележе ее сотен тысяч фунтов золота. Около 580 г. Иоанн Эфесский о тех ратниках говорил:
«Они стали богаты, имеют много золота, серебра, табуны лошадей и оружие, и научились
вести войны лучше самих римляг». Правда, у низовий Дуная образ жизни приграничных
славян был много скромнее. В связи с обилием строительных материалов, они в лесных
краях не очень заботились о сохранении домов. Германец Гельмольд веков через шесть
после Иоанна отмечал на славянских землях следующую традицию : «Едва раздается клич
военнной тревоги, они поскорее заберут весь хлеб, спрячут его с золотом, серебром и
всякими дорогими вещами в яму (под землю), уведут жен и детей в надежные убежища, в
укрепления, а не то в леса, и не останется на расхищение неприятеля ничего, кроме одних
изб, о которых они не жалеют немало».
        Жалеть-то родные избы жалели, но жизнь и ценности признавались дороже. Главное,
славяне зрелого средневековья уже отмечены как владеющие во многих семьях
существенным капиталом – золотом, серебром и всякими дорогими вещами. Этого явно
хватало и в Великом Новгороде, где вскоре после Софийского собора появляются и другие
каменные храмы.
        Русь походами дружин Олега и Игоря более тысячи лет назад добивалась от Византии
для русских купцов права беспошлинной торговли, организации в империи русской
фактории, разрешения конфликтов по «закону русскому». Олег получал с империи дань, как
задолго до него Рим платил за мир и царям Скифии.
        Персия, наследовавшая порядки скифской династии Аршакидов (затем Сасанидов),
была по налогообложению близка Риму и Византии. Единицей поземельного обложения со
времен канонизировавшего «Авесту» Хосрова (современника Юстиниана, упоминаемого и
летописями) считался гариб (примерно равный югеру -–четверти десятины). Налог с гариба
виноградников составлял 8 дирхемов, с гариба люцерны – 7, а с гариба ячменя – 1 дирхем.
Подушная подать в семьях распространялась только на мужчин 20 – 50 лет. В зависимости
от имущественного положения они платили 4, 6, 8 или 12 дирхемов в год. Поэтому дань с
русских дворов по дирхему в год, какую использовали хазары и арабы, можно признать в
овределенной степени и щадящей. Гражданские управленцы провинциями Ирана назывались
«падгос-паны» – «погостов паны», что созвучно вероятному славянскому названию этих
должностей. Взаимосвязи Скифии и Ирана в ту пору имеют богатые археологические следы
вплоть до Урала и округи Валдая.
        Века три позже византийцы так характеризовали население округи Руси: «Все они
жадны и за малейшую услугу требуют непомерно высокой платы, нужно привыкнуть раз
навсегда встречать спокойно их дерзость. Им хочется иметь платья, какие носит царь, и
золотые украшения, какие есть только в алтаре св. Софии». Словено-русы со времен первых
императоров Византии попадали в имперскую гвардию и знать, поэтому и знали себе цену.
        Правда, по некоторым данным, Святослав по сути служил императору Никифору
Фоке якобы всего за 100 фунтов золота (1500 фунтов серебра). А свидетель той поры Лев
Диакон указал, что по просьбе императора херсонесец (севастополец) Калокир из Крыма
привез русскому князю 1500 фунтов золота, чтобы князь усмирил непокорную Болгарию. Но
подобные деньги получал с империи и скифский царь Аттила (возможно, в память о нем
город у низовий Волги и сама река назывались – Атил, Атиль), хотя проводил в итоге
необходимую себе политику. Специалисты отмечают, что через Русь 1Х – Х1 вв. только в
Скандинавию транзитом перешло с юга и востока, включая и округу Каспия, несколько

                                           48


миллионов фунтов серебра (по стоимости - сотни тысяч фунтов золота). Зять Ярослава
Мудрого норвежский король Харальд, погибший в борьбе за трон в Англии, держал свою
казну в Великом Новгороде.
       В русле этих многотысячелетних традиций приходит понимание, как глубоко связан с
историей отечественной мысли исходный зороастризм. Хотя бы Средняя Азия признавалась
начальной для движения Заратуштры. Но уже видный лингвист В.И.Абаев в работе
«Скифский быт и реформа Зороастра» («Archiv orientalni», 1956, v. 24, №1) или авторы
«Истории таджикского народа» (Т.!. М., 1963) все больше подтягивали родину автора
древнейшей части «Авесты» к низовьям Волги или югу Урала. В.В. Струве в статье «Родина
Зороастризма» ( Советское востоковедение. 1948. № 5. С.5 – 34) по сути указал, что у многих
мест есть шансы преставать «родиной Заратуштры», как немало античных городов спорили
за право считаться родиной Гомера (Киммерийца, доскифского жителя Приазовья и
библейского сына Иафета-Иапета).
       Уже после этих работ академик В.Ф.Генинг открыл древнеарийский погребальный
комплекс «Курган Синташта» в округе Урала, переведя вопрос о здешних ариях из области
легенд и лингвистических версий в сферу материально ощутимых фактов (хотя для
авестизма не в них главное). Его ученик, доктор исторических наук Г.Б.Зданович в 1987 г.
исследовал сакральный центр древних ариев «Аркаим», а ныне существенно изучена у
Южного Урала и индоарийская «страна городов» (много позже скандинавы называли
Гардарикой – «страной городов» – именно Русь).
       За право быть «родиной Заратуштры» ныне соперничают округи Перми
(древнеантичной Гипер-Бореи, затем Бермия, Бярмии), Челябинска, Екатеринбурга… По
легендарной Арьяна-Ваэджи (священной земле древних ариев у Урала) проводятся
международные тур-фестивали «Путем Заратуштры» от «родины Зороастра» у Перми до
Аркаима, где учение пророка якобы было впервые воспринято царем Виштаспой (Митра.
Зороастрийский журнал. 2000. №2 (6). С. 30 – 32). Правда, большинство энциклопедий и
справочников пока не учитывают эти научные достижения и версии.
       Священную страну Дрангиану («Походную» – Зарангиану, Зранку, Зарангу и т.п.), где
правил Виштасп, обычно продолжают указывать у озера Хамун (Зарех) на границе Ирана и
Афганистана. По здешней долине, где протекают реки и есть богатые пастбища, тысячи лет
проходил путь северных скотоводов на юг. Когда скиф Арсак 1 с дахами (парнами)
обосновался в Парфии, дав начало династии Аршакидов, округу Хамуна около 22 веков
назад стали завоевывать скифы-саки. Они создали царство Сакистан (Систан), память о
котором сохраняется и в нынешнем Иране.
       Река Вишера у Ильменских гор известна на Урале. Заран (Зоран, Зран) – одно из
популярных индоевропейских имен, со средних веков известное и славянам. Как и в случаях
с «родиной Гомера», шанс быть «родиной Зороастра» у Приуралья – объективно – есть.
Тогда, действительно, надо тщательнее изучать и зороастризм в контексте истории
отечественной философии.
       Заратуштре обычно приписывают Гаты – древнейшую часть Авесты. Гаты допускают
свободу выбора для человека – он может стать на любую сторону в борьбе добра и зла. Но
совместное коллективное усилие приверженцев истинной веры в могущество верховного и
единого бога Ахура-Мазда (для «уральцев» – Ах-Урам-Азда: небесное здание – небесное
совершенство) приводит к конечной победе сил добра. По имени бога иногда учение
именуют и маздеизмом.
       Человека ведут к доброму началу и спасают от зла не столько обряды и молитвы,
сколько праведный образ жизни. Надо умножать благое материальное бытие ( скот, рыбу и
плоды земные), воспроизводить доброе потомство, умножающее воинов доброго начала.
Поэтому зороастризму чужд аскетизм, который проглядывает в позициях Абариса и
Анахарсиса (у последнего, правда, меньше).
       Зороастризм (Зороастр – греческое имя Заратустры) причисляет к силам зла дайвов
(дэвов, дивов – демонов), которых почитали народы округи Каспия и южнее. Добрыми

                                            49


признавались асуры (акуры, куры – владыки) с властью морального порядка. Греческое
«куриос» (господин) затем применялось к царям округи Скифии. В частности, Варасва-курий
помог в 705 г. бежать из приазовского плена византийскому императору Юстиниану П.
       Главную роль в зороастризме играет огонь – как вопрощение арты (артели),
божественной справедливости. Силы добра возглавляет сам Ахурамазда (Ормазд и т.п.) и его
«Святой Дух» (Спента-Майнью; София у христиан). Силы зла выступают во главе с духом-
разрушителем Анхра-Майнью (Арихманом и т.д.).
       Цель всего мирового развития – победа добра над злом, но борьба этих сил идет с
переменным успехом. Дуализм и диалектика – заметные черты зороастризма как реальной
античной философии, признаваемой самими античными историками философии. Скифы,
жившие на территории Персии (они отмечены во времена Александра Македонского),
неизбежно придерживались – если были индоиранцами, - каких-то течений зороастризма.
Возможно, зерванизма, на который обращает внимание П.П.Глоба (Митра. № 2(6). С.6 – 13).
Идеи зороастризма ныне живы, поэтому само учение может рассматриваться подробно как
современное религиозно-философское (как подобным является и православное богословие).
       Исключать зороастризм из отечественной истории – существенно обеднять реальное
прошлое российского любомудрия, имевшего во времена Скифии заметное разнообразие.
                                          Индоарийцы
       Версия о том, что почти все скифы и сарматы – индоарийцы и индоиранцы, -
доминирует в истории и языкознании, хотя почти все и признают близость языков
индоиранцев и праславян (протославян). Все это ответвления единого индоевропейского
языка, поэтому нет здесь резких и окончательных различий.
       Скиф Арсак со своими дружинами от Дона (или Волги) около 251 г. до н.э. занял
Парфию у юга Каспия, где и началась династия Аршакидов. Династия существовала
несколько веков, выходцы из нее правили кроме Парфии в Армении, Албании (части
Азербайджана) и в некоторых других странах. Персия даже после завоеваний Македонского
не спешила принять греческую письменность, активно использовала семитское арамейское
письмо.
       Дахи (парны; даки-парни) пришли с Арсаком с севера, но их иногда представляют
иранским племенем ( и забывающие об индоиранстве скифов ученые преувеличивают
значение того дахо-иранства). Одновременно с Арсаком Диодот установил господство
северян в Бактрии. Там на основе греческой письменности развился бактрийский язык, а
позже -–практит (индийский язык) и буддийская вера.
       Аршакиды добились, что иранская речь перестала переводиться на арамейский.
Жители округи стали читать и писать только по-ирански, т.е по индоевропейски. И эта
индоевропейская линия торжествовала до арабских завоеваний.
       Сменившие около 250 г. уже нашей эры Аршакидов Сасаниды тоже имели немало
связей с народами севернее Кавказа. И тогда у иранцев появилось манихейство – внешне
похожее на зороастризм учение, но по сути прямо противоположное ему. Мани был иранцем
из парфянской семьи (с воздействием идей аршакизма), но вырос в Вавилоне и говорил по-
арамейски. Сапор (Шапур) 1 принял его ко двору, руководство к учению Мани было
переведено на среднеперсидский язык ("Шубураган"). В это же время к Авесте сделали тоже
среднеперсидский перевод с толкованием и комментариями (Зенд, послание, толкование).
Зороастрийские жрецы предприняли серьезные усилия к тому, чтобы именно на персидском
существовали все священные тексты. Персидский язык вытеснил парфянский. И при
персидском царе Хосрове, упоминаемом русскими летописями ( на Хоздроя-Хосрова ходил
походом почитаемый летописцами император Ираклий), был изобретен авестийский алфавит
на основе среднеперсидского (48 букв, частью напоминающих и буквы глаголицы). Этим
специальным алфавитом и записали Авесту.
       Зороастрийская (приуральско-волжская) линия истории отечественной философии
ничем не хуже христианской и любых остальных. Если она менее изучается и
пропагандируется, то это явно не научный подход. В недатированной части русских

                                           50


летописей, после описания месторасположения и обычаев ряда народов Великой Скифии, со
ссылкой на византийца Георгия Амартола сообщается следующее:
       «Каждый народ имеет либо письменный закон, либо обычай, который люди, не
знающие закона, соблюдают как предание отцов. Из них же первые – сирийцы, живущие на
краю света (от Амартола до Сирии было всего несколько сот верст: П.З.). Имеют они
законом себе обычаи своих отцов: не заниматься любодеянием и прелюбодеянием (а
торжествовавшее там не раз манихейство проповедовало иное: П.З.), не красть, не клеветать
или убивать, и, особенно, не делать зло (это чистый зороастризм: П.З.).
       Таков же закон и у бактриан, называемых иначе рахманами или островитянами; эти
по заветам прадедов и из благочестия не едят мяса и не пьют вина, не творят блуда и
никакого зла не делают, имея великий страх божьей веры (по сути «сирийцы» здесь парфяне,
близкие бактрианам: П.З.).
       Иначе – у соседних с ними индийцев. Эти – убийцы, сквернотворцы и гневливы сверх
всякой меры; а во внутренних областях их страны – там едят людей, и убивают
путешественников, и даже едят как псы. Свой закон и у халдеян и у вавилонян: матерей
брать на ложе (твою мать!), блуд творить с детьми братьев и убивать. И всякое бесстыдство
творят, считая его добродетелью, даже если будут далеко от своей страны (здесь протест
против учения Мани и его продолжателя Маздака: П.З.)».
       По сути же в дохристианском образе жизни древлян, радимичей, вятичей и северян,
кривичей и прочих язычников Руси, которых порицали за это летописцы, видны идеи
маздахизма – общность жен (умыкание жен по сговору с ними), общие обычаи (с общими
бытом и нечистыми трапезами).
       Позиция авторов летописей по отношению ко всем этим иноверцам четкая: «Мы же,
христиане всех стран, где веруют во святую Троицу, в единое крещение и исповедуют
единую веру, имеем единый закон, поскольку мы крестились во Христе и во Христа
облеклись». Мы – по определению, лучше их. Но стоило бы и нехристианские философские
системы северной державы изучить получше. Ведь эти системы веками обосновывали
языческий образ жизни северян - жить в лесах (это отмечали у славян и византийские
авторы), есть и нечистое, иногда публично срамословить, устраивать брачные игрища между
селами, пляски, петь «всякие бесовские песни», иметь по две и три жены, сжигать умерших и
помещать прах в урны. Поэтому и нельзя ограничивать истоки отечественной философии
только христианской патристикой и средневековьем, упорно выдаваемым за Древнюю Русь.

                                Языческие корни любомудрия

       Они хорошо представлены в известных книгах по язычеству славян академика Бориса
Александровича Рыбакова (да и многих упоминаемых им авторов), который обобщил и
значительную предшествующую литературу. Традиции и житейская философия этих
обрядов выходят к нашему времени от глубин палеолита. Обряды выражали богатейшие для
своего времени мировоззрение и миропонимание наших далеких пращуров.
       Десятки и более сотни тысячелетий почитанию Солнца, Луны и звезд, священных гор,
лесов, водоемов и других мест боготворимых древним человеком. Это подтверждается
множеством археологических и других научных данных. Подобное являет каменный век
почти всех стран на планете (экспозиции множества музеев, книги, кинофильмы,
телеперадачи об этом многообразно свидетельствуют). И невозможно исключить Скифию,
будущую Россию, из данных многотысячелетних традиций.
       Скифство как мировозрение древнее еллинства (с его Фалесом) и иудейства (с его
Фалеком). Философы-богословы IV—VI вв. н.э. обычно относили истоки скифской
философии к III тыс. до н.э. Епифаний (Эпифаний: 314-402) дохристианскую философию
определял как развитие 20 языческих сект, из которых ведущие «суть следующие:
варварство, скифство, эллинство, иудейство.


                                           51



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика