Единое окно доступа к образовательным ресурсам

Русский язык. Культура речи: Учебное пособие

Голосов: 29

В первой части курса содержится: общая характеристика русского языка; краткие сведения о его истории и современных тенденциях развития; сведения о русской письменности; основные сведения о функционировании русского языка, о его разновидностях; понятие о месте русского языка в межнациональном и международном общении. Русский язык как способ существования русской национальной культуры нуждается в охране и правильном использовании. Русский язык - это знаковая система передачи информации и эта система нуждается в совершенствовании на новом этапе развития цивилизации. В разделе "Культура речи" на базе основных теоретических понятий, относящихся к коммуникативной природе языка и речевой деятельности человека, дается руководство по совершенствованию речевой практики говорящих. Определены основные навыки, которыми должен овладеть профессионал любого профиля для успешной работы по своей специальности. Это одновременно и те навыки, которые необходимы каждому члену общества для успешной коммуникации в самых различных сферах - бытовой, юридически правовой, научной, политической, социально-государственной, культурной.

Приведенный ниже текст получен путем автоматического извлечения из оригинального PDF-документа и предназначен для предварительного просмотра.
Изображения (картинки, формулы, графики) отсутствуют.
           Alter ego
       A priori
       A propo
       Bis
       Cito
       Contra
       De jure
       De facto
       Dixi
       En face
       Enfant terrible
       Entre nous
       Ex libris
       Homo sapiens
       fac simile
       finita la comedia
       Idee fix
       Idem (Id)
       Item
       Nota bene (NB)
       O tempora! O mores!
       Persona (non) grata
       Post factum
       Post scriptum
       Pro forma
       Sic!
       Selentium
       Sine cura
       Sir
       Sos!
       Terra incognita
       Tabula rasa
       Tertium non datur
       Tet-a-tet
       Tutti-frutti
       Vale!
       Veni, vidi, vici
       Veto
       Vis -a- vis
       Volens nolens

       В записи латиницей могут входить в современную речь и новые заимствования, например
марки популярных продуктов: Сoca Cola, Spritе. Однако для нашего времени это не очень
характерно: гораздо чаще новое заимствование входит в русскую письменную речь как бы в
транскрипции, то есть в записи звучания русскими буквами. При этом слово продолжает звучать как
иностранное, (если его огласовка не совпадает с русской – вроде хит, шоп). Таких примеров много:
секьюрити, ноу-хау, крупье, шоу, плейер, бюстье, ски-стрим, хиппи. Этим термином обозначается
слово или выражение и др. Именно слова с таким звучанием часто вызывают раздражение в
обществе, особенно у старшего поколения.
       Наряду с таким, прямым, заимствованием, существует и принципиально иной способ
усвоения иностранных слов: это так наз. КАЛЬКА. Этим термином в лингвистике называется слово
или выражение, образованное путем буквального перевода иноязычного слова или выражения.
Например, есть жаргонное слово крутой (крутой парень). Установлено, что это перевод английского
прилагательного tough – жесткий, упругий, а отсюда - грубый, гангстерский, хулиганский. Но тем



                                               72


русским, кто пользуется этим словом сейчас, конечно, в голову не приходит считать его
иностранным: оно свое, родное.
       В языке действует закон «освоения» заимствованных слов. Он идет в двух направлениях:
формальном и смысловом. С одной стороны, чужое слово по возможности приспосабливается к
русской грамматике: начинает изменяться – по падежам, числам, приобретает русские окончания,
суффиксы и т.д. С другой стороны, оно развивает свое значение уже на русской почве. Например, мы
говорим шортЫ, шопЫ, начинаем говорить в интернетЕ, по эмейлУ, спонсорНЫЙ и т.д., и это не
считается ошибкой. Мы закономерно расширяем смысловое значение слова, начиная употреблять его
в переносном (метафорическом) смысле. Например: ангажированная пресса (см. исходное значение
слова ангажировать), политический бомонд (см. бомонд), стагнация души. На этом, втором пути
говорящего подстерегают опасности: расширенное употребление требует очень точного знания
первичного, исходного значения слова, присущего ему в его родном языке (См. об этом далее).
        Вопрос о составе и функционировании в современном русском языке лексики иноязычного
происхождения хорошо изучен в русской лингвистике. Рекомендуем фрагмент главы из новой
книги о современном русском языке, выпущенной институтом русского языка Российской академии
наук (Русский язык конца ХХ столетия.- М., 2000. – С. 14 - 155). Автор главы - известный лингвист,
знаток проблемы заимствования слов – Крысин Леонид Петрович.
       Причины иноязычного заимствования
       Представив в разделе «Условия» своего рода экспозицию новой — во всяком случае, для
литературного языка — иноязычной лексики, рассмотрим теперь причины и факторы,
способствующие вхождению слова в употребление и последующему укоренению его в языке (или же,
напротив, вытеснению его на периферию речевого употребления).
       Общие причины заимствования иноязычной лексики достаточно хорошо известны. Это:
       - потребность в наименовании (новой вещи, нового явления и т. п.); ср. слова типа кино,
радио, такси, магнитофон, транзистор, компьютер и многие другие;
       - необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия; ср.,
например, пары слов типа уют — комфорт, страх — паника, обслуживание — сервис, сообщение —
информация и под.;
       - необходимость специализации понятий в той или иной сфере, для тех или иных целей; ср.,
например, пары типа предупредительный — превентивный, вывоз — экспорт, преобразователь —
трансформатор и под., эвфемистические, вуалирующие замены — например, в области анатомии,
физиологии, медицины (педикулез вместо вшивость, канцер вместо рак, гениталии вместо половые
органы, анус вместо задний проход и т. п. — подробнее об этом см. в разделе «Эвфемизмы»);
       - тенденция к соответствию нерасчлененности, цельности обозначаемого понятия с
нерасчлененностью обозначающего: если объект наименования представляет собой одно целое (или,
по крайней мере, он как целое мыслится носителями языка), то говорящие стремятся обозначить его
одним словом, а не словосочетанием, или же заменить описательное наименование однословным; так
появились в русском языке слова типа снайпер (по-русски: меткий стрелок), стайер (бегун на
длинные дистанции), спринтер (бегун на короткие дистанции), сейф (несгораемый шкаф), сервант
(шкаф для посуды) и мн.др.;
       - наличие в заимствующем языке сложившихся систем терминов, обслуживающих ту или
иную тематическую область, профессиональную среду и т. п. и более или менее единых по источнику
заимствования этих терминов: если такие системы есть, то вхождение в язык и укрепление в узусе
новых заимствований, относящихся к той же сфере и взятых из того же источника, облегчается;
наглядный пример — система обозначений, обращающаяся в вычислительной технике: эта сфера
обрастает все новыми иноязычными (английскими по происхождению) номинациями, в том числе и
мало оправданными с точки зрения коммуникативных потребностей (ср., например, замену слова
пользователь термином юзер (англ, user) — в профессиональном языке программистов);
       - социально-психологические причины и факторы заимствования: восприятие — всем
коллективом говорящих или его частью — иноязычного слова как более престижного (по сравнению
с исконным), «ученого», «красиво звучащего» и т. п. Вообще, по-видимому, можно говорить о некоей
отмеченности, выделенности иноязычного слова не только в языке (ср. признаки иноязычности типа
начальной буквы «а», несклоняемости существительных и т. п.), но и в сознании говорящих: во-



                                               73


первых, иноязычное слово связано с книжностью — книжной культурой, книжным стилем языка,
книжной стилистической окраской; во-вторых, вследствие иноязычности, «непрозрачности» формы
смысл его для многих говорящих нередко оказывается как бы зашифрованным, непонятным; в то же
время (в-третьих) эта непонятность служит символом недоступной учености, почему и речь,
содержащая иноязычные слова, часто расценивается как социально престижная.
       Другим, также социально-психологическим по своей природе, фактором заимствования и
активного вхождения иноязычного слова в речевой оборот является коммуникативная актуальность
обозначаемого им понятия. При этом на разных этапах развития одного и того же социума такая
актуальность может быть различной: ср. с этой точки зрения марксистскую терминологию типа
материализм, коммунизм, революция, диктатура и т. п., которая в течение ряда десятилетий была в
поле социального внимания (во всяком случае, официального), а теперь потеряла свою актуальность;
с другой стороны, слова, до недавнего времени подозрительные или просто враждебные по своей
идеологической сущности, типа плюрализм, приватизация, антикоммунизм и т.п., стали
коммуникативно актуальными и употребительными в нейтральных и даже положительных
контекстах.
       Перечисленные причины и факторы воздействуют (в разной степени) и на процесс освоения
русским литературным языком новой иноязычной лексики в конце 80-х — начале 90-х годов.
       Это можно показать на ряде примеров.
       1. Потребность в наименовании новой вещи, нового понятия: авто-бан (нем. Autobahn)
‘широкая магистраль с высококачественным дорожным покрытием для скоростного движения
автомобилей’; слово применяется пока преимущественно по отношению к зарубежной
действительности, поскольку в России таких магистралей нет или очень мало;
       блейзер (англ. blazer) ‘особого покроя приталенный пиджак’; ср. также названия других
модных видов одежды: леггинсы (англ, leggings < leggy 'длинноногий' < leg 'нога (от бедра до
ступни)') — ‘облегающие ногу тонкие женские рейтузы’, слаксы (англ. slacks ‘широкие брюки’) —
‘вид мужских молодежных брюк’, бюстье (франц. bustier) — ‘бюстгальтер без бретелек’ и др.;
       гамбургер (англ. hamburger — от названия одного из американских городов — Гамбург, где
впервые начали делать подобные бутерброды) — ‘мягкая, часто теплая булочка, разрезанная надвое,
с бифштексом и луком (или другими овощами) в середине’ (ср. с ранее заимствованными бутерброд
и сендвич);
       грант (англ. grant ‘дар, дотация, субсидия’; grants ‘стипендия’) — ‘денежное пособие,
выдаваемое специальными фондами и предназначенное для материального обеспечения научных
исследований' (ср. с ранее заимствованными пенсия, стипендия, дотация, субсидия; субвенция);
       дайджест (англ. digest ‘краткое изложение’) — ‘особый вид журнала, содержащий в
сокращении наиболее интересные материалы из других изданий' (ср. другие иноязычные
наименования, содержащие в своих значениях компонент ‘краткое изложение’: абстракт, аннотация,
rонспект, реферат, резюме, тезисы);
       дартс (англ. dart 'метание дротика') — ‘спортивная игра, состоящая в метании стрелок-
дротиков в размеченную мишень’;
       дианетика (англ. dianetics — от греч. dianeo 'преодолеваю') — разработанная американским
ученым Л. Роном Хаббардом наука о душевном здоровье;
       зомби (из языков острова Гаити) — ‘лишенный души, умерший, но затем воскресший
человек, слепо подчиняющийся воле других’;
       скэйтборд (англ. skate-board от to skate 'кататься, скользить' и board 'доска') —‘небольшая
продолговатая доска на четырех роликах для спортивного катания и развлечения, а также
соответствующий вид спорта’;
       скоч, скотч (от англ. scotch 'надрез') —‘прозрачная клейкая лента для упаковки в виде
небольшого рулона, от которого отрезается необходимая часть’ (ср. лейкопластырь);
       транссексуал (лат. trans 'через' + sexualis 'связанный с полом') — ‘человек, изменивший
(путем хирургической операции) свой пол на противоположный’;
       телефакс, сокращенно факс (англ. telephax от tele(phone) + fax(imile) 'факсимиле,
факсимильный') — ‘особый — факсимильный — тип телефонной связи, а также аппарат с
печатающим устройством, обеспечивающий такую связь’ (ср. телефон, телеграф);
       хоспис (англ. hospice 'приют; богадельня') — 'больница для безнадежных больных, где
создаются условия для того, чтобы человек перед смертью испытал как можно меньше страданий';


                                               74


        эвтаназия (греч. euthanasia < ей 'хорошо, хороший' и thanatos 'смерть') — 'облегчение агонии,
умирания тому, кто обречен, кого нельзя вылечить'.
        Обращает на себя внимание то обстоятельство, что многие из приведенных примеров могут
быть интерпретированы в связи с иными причинами и факторами, обусловливающими иноязычное
заимствование, — например, как отражающие тенденцию к дифференциации или специализации
понятий (автобан, блейзер, гамбургер, грант и др.). Это объясняется тем, что указанные выше
причины и факторы, способствующие освоению слова языком, действуют, как правило, комплексно,
во взаимодействии друг с другом; однако при этом какой-либо один фактор является определяющим,
ведущим — и это дает основание для выделения разных групп иноязычных слов (с точки зрения
причин их заимствования).
        2. Необходимость в разграничении понятий или в их специализации; заимствования,
появление которых обусловлено этими факторами, особенно многочисленны в специальных
терминологиях (но не только в них). Ср. следующие примеры:
        визажист (от франц. visage 'лицо') — 'дизайнер или художник по макияжу, мастер
косметического и живописного украшения лица' (ср. с ранее заимствованными дизайнер, которое в
своем значении не содержит указания на какой-то определенный объект деятельности человека,
обозначаемого этим словом, и гример, которое в своем значении содержит указание на иной объект:
'лицо актера' и иную цель: не для украшения, а для создания определенного внешнего облика);
        гешефт (нем. Geschaft 'дело') — 'выгодное дельце, махинация'; ср. со словом бизнес, в
значении которого негативный оценочный компонент отсутствует;
        гран-при (франц. grand prix 'главный приз') — 'высшая награда на фестивале, конкурсе и т. п.';
необходимость в этом наименовании появилась в связи с тем, что помимо традиционных премий,
различавшихся порядковым номером (первая, вторая, третья), с недавних пор стал учреждаться
высший, главный приз (ср. похожую ситуацию с сортами: помимо первого, второго и третьего сорта
существует сорт экстра, стоящий на вершине сортовой иерархии);
        имидж (англ, image 'образ') — 'целенаправленно создаваемый образ кого-н., призванный
выражать определенные свойства субъекта и тем самым оказывать психологическое, эмоциональное
воздействие на зрителей, собеседников, слушателей' (ср. имидж актера, политика, телевизионного
ведущего и т. п.) — это значение явно более специфично, чем значение слов образ, облик;
        инсталляция (англ, installation, франц. installation 'установка, оборудование') — слово,
появившееся для обозначения нового типа произведений изобразительного искусства, и тем самым
оно должно было бы попасть в первую группу иноязычной лексики; однако главной причиной его
появления в языке послужила необходимость отличить этого рода произведения, с одной стороны, от
плоскостных (картин, офортов, эстампов и т. п.), а с другой — от объемных, но имеющих
принципиально иной характер (скульптур), поскольку инсталляция предполагает использование в
качестве материала разного рода бытовых предметов, деталей машин, приборов и т. п.;
        киллер (англ, killer < to kill 'убивать') — слово, как будто бы в точности дублирующее
семантику русского убийца, однако в русском языке киллер обозначает профессионального убийцу,
убийцу-н а е м н и к а, ср.: Прессу захлестнула волна публикаций о заказных убийствах и киллерах
(Российская газета, 02.03 (4);
        плейер (англ, player — от to play 'играть') также кажется полным синонимом русскому
проигрыватель, однако эта синонимия — лишь «этимологическая»; в действительности это разные
устройства: проигрыватель — ‘аппарат для воспроизведения музыки и речи, записанных на
пластинках’, а плейер — ‘разновидность компактного магнитофона с наушниками’ (в молодежном
жаргоне это устройство имеет довольно выразительное обозначение — дебилъник);
        ремейк, в ином — фонетическом — написании римейк (англ, remake 'переделка') - 'новая
кинематографическая интерпретация сюжета, мотивов уже снятого раньше и бывшего в прокате
фильма', ср.: «Палач из Касабланки» — ремейк знаменитой «Касабланки» Майкла Картиса...
(Сегодня, 21.12.(3); Василий Шукшин был бы приятно удивлен, что его фабула так понравилась
героям «Пути Карлито»... Конечно, это не римейк «Калины красной», и Карлито далеко не
шукшинский герой, но и здесь схожие мотивы (Вечерний клуб, 1994, № 41— 42); русский перевод
переделка был бы в данном случае неточен.
        Для того, что обозначается сейчас немецким по происхождению словом полтергейст (нем.
Poltergeist 'грохочущий дух'), издавна существует исконно русское наименование домовой. Но это не



                                                 75


синонимы: полтергейст более специфично по смыслу, так как обозначает не всякого домового, а
лишь такого, который проявляет себя шумом, стуком, перемещением предметов и т. п.
        Появившееся в середине 80-х годов слово спонсор влилось в ряд иноязычных по
происхождению наименований, имеющих сходное (но не тождественное) значение: меценат —
импресарио — антрепренер — продюсер. Спонсором первоначально обозначали лицо или
организацию, которые оказывают финансовую поддержку творческой деятельности артистов,
музыкантов, художников; затем объект спонсорской деятельности стал пониматься более широко (ср.
спонсор соревнований, телевизионной программы, конференции, издания книг и т. п.), но компонент
'оказывает финансовую поддержку' сохранился. В других словах указанного ряда этот компонент не
представлен в явном виде (как часть толкования): меценат в словарях толкуется как 'богатый
покровитель наук и искусств; вообще тот, кто покровительствует какому-н. делу, начинанию',
импресарио — 'предприниматель или агент — устроитель концертов, зрелищ', антрепренер —
'частный театральный предприниматель', — или же представлен иначе: продюсер — 'доверенное
лицо кинокомпании, осуществляющее идейно-художественный и организационно-финансовый
контроль за постановкой фильма' (ср. компоненты 'организационно-финансовый контроль' и
'финансовая поддержка').
        В последнее время этот ряд пополнился еще одним словом — промоутер, которое, правда,
употребляется (пока?) главным образом в профессиональной среде деятелей кино, кинокритиков и
др. Промоутер (англ, promoter букв, 'тот, кто способствует чему-л.") — 'лицо, помогающее,
способствующее созданию, организации промышленного или финансового предприятия путем
подыскивания вкладчиков денежных средств'.
        Как видим, слова, образующие указанный квазисинонимический ряд, имеют достаточно легко
выявляемые семантические различия.
        3. Тенденция к установлению соответствия между нерасчлененностью объекта и
одноэлементностью, однолексемностью его наименования, то есть, иначе говоря, тенденция к замене
словосочетаний однословными наименованиями.
        В этом случае происходит как бы заполнение пустой ячейки, которой соответствует
определенный смысл, но означающее — в виде отдельного слова — отсутствует (вместо этого
употребляется описательный оборот).
        Например, слово йети заменяет словосочетание снежный человек (объект, который
мыслится, конечно, как нечто единое). Спортивный термин овертайм (который в английском языке
образован из сочетания двух слов: over 'сверх' и time 'время; тайм') заменяет оборот добавочное
время, который имеет терминологический смысл: он обозначает определенный отрезок времени,
предоставляемого командам для выявления победителя (заметим, что овертайм к тому же как бы
дополняет собой пары обозначений со словом - тайм: первый тайм — второй тайм — овертайм).
        Слово саммит обозначает встречу в верхах, то есть на высшем правительственном уровне;
таблоидом (англ, tabloid) журналисты иногда называют бульварную газету; вошедшее в спортивный
обиход слово армрестлинг (от англ. arm 'рука' и wrestling 'борьба') обозначает вид единоборства,
который издавна известен и в России: это «борьба на руках», когда садящиеся друг против друга
соперники ставят согнутые в локте руки на стол, сцепляются пальцами и стараются прижать руку
соперника к поверхности стола; армрестлинг — однословное наименование такой борьбы как вида
спорта, до заимствования англицизма существовало лишь описательное ее обозначение.
        Трудное для русской морфологии слово ноу-хау (англ. know-how букв, 'знать, как') обозначает
новые, передовые технологии производства чего-либо; словом хайджекер (англ, hijacker) обозначают
угонщика самолета; словом электорат — совокупность избирателей (данного кандидата или данного
округа) и т. д.
        4. Наличие в языке сложившихся систем терминов, более или менее однородных по
источнику их происхождения. Классический пример — уже упоминавшаяся терминология
вычислительной техники, которая сложилась на базе английского языка; она легко пополняется
новыми терминами английского происхождения. То же следует сказать о спортивной терминологии
(примеры см. выше), а также о лексике некодифицированных подсистем языка — таких, как жаргоны
наркоманов, проституток, хиппи, музыкантов-лабухов, «челноков» и др.: здесь преобладают
англицизмы или кальки с английского (см. материал, свидетельствующий об этом, в словарях
[Грачев, Гуров 1989, Елистратов 1994, Рожанский 1992, Фаин, Лурье 1991]).



                                                76


       Вообще влияние лексики английского языка (главным образом в его американском варианте)
на русский язык наших дней является преобладающим, в сравнении с влиянием других языков.
       5. Социально-психологические причины.
       5.1. Престижность иноязычного слова по сравнению с исконным или ранее заимствованным и
обрусевшим. Как кажется, этот фактор оказал определенное влияние на активизацию употребления
таких слов, как презентация (вместо представление), хотя здесь имеется и некая семантическая
причина; презентация — это торжественное представление чего-либо (фильма, книги и т. п.);
эксклюзивный (вместо исключительный), которое, правда, легче укладывается в некоторые
контексты, чем его русский синоним: ср. эксклюзивное интервью при сомнительности
*исключительное интервью, — и это обстоятельство, по-видимому, влияет на живучесть
иноязычного слова; консалтинг — в контекстах типа Фирма осуществляет консалтинг — вместо
более обычного, русифицированного, хотя и образованного от той же иноязычной основы слова
консультирование, и нек. др.
       Большая социальная престижность иноязычного слова, по сравнению с исконным, вызывает
иногда явление, которое может быть названо п о в ы ш е н и е в р а н г е: слово, которое в языке-
источнике именует обычный объект, в заимствующем языке прилагается к объекту, в том или ином
смысле более значительному, более престижному и т. д.
       Так, французское слово boutique значит 'лавочка, небольшой магазин'; будучи заимствовано
русским языком, оно приобретает значение 'магазин модной одежды'; примерно то же происходит с
английским shop: в русском языке название шоп приложимо не ко всякому магазину, а лишь к
такому, который торгует престижными товарами (обыкновенный продмаг шопом никто не назовет);
слаксы — это не просто ‘широкие брюки' (как в английском), а 'м о д н ы е широкие брюки особого
покроя'. Английское hospice 'приют, богадельня' превращается в хоспис — дорогостоящую больницу
для безнадежных больных с максимумом комфортных условий, облегчающих процесс умирания.
Итальянское putana 'шлюха, потаскуха' дает в русском путану — 'в а л ю т н у ю проститутку' и т. д.
       5.2. Коммуникативная актуальность понятия и соответствующего ему слова. Очевидно, что
если понятие затрагивает жизненно важные интересы многих людей, то и обозначающее его слово
становится употребительным. Эта закономерность верна в отношении любых слов, но
применительно к иноязычным словам она проявляется особенно рельефно, поскольку здесь
добавляется еще фактор социальной престижности иноязычного наименования.
       Иноязычные слова, обозначающие коммуникативно важные понятия, попадают в зону
социального внимания: в определенные периоды — обычно довольно короткие — их частотность в
речи становится необычайно высока, они легко образуют производные, а главное — делаются
объектом сознательного употребления и связанных с этим обыгрываний, каламбуров, структурных
переделок и т. п.
       В этом можно убедиться на примере слов приватизация, демократы, ваучер и нек. др. В
начале 90-х годов эти слова чрезвычайно популярны, употребительны в самых разных жанрах (хотя,
например, приватизация и ваучер в совсем недавнем прошлом — специальные коммерческие
термины). Они дают множество производных и употребляются «в связке» с однокоренными словами:
ваучерный, ваучеризация, приватизировать, приватизированный, приватизатор, деприватизация; их
намеренно искаженная форма используется для снижения социальной ценности обозначаемых ими
объектов или просто для иронии, шутки: дерьмократы, демокрады, дубинки-демократизаторы;
прихватизация, приватизаторы; полная ваучеризация всей страны, (по прежнему образцу: полная
индустриализация, полная коллективизация всей страны), Ваучера на хуторе близ Диканьки; Такая
порода собак: ваучер; у тебя — пинчер, а у меня — ваучер (последние два примера — из передачи
«Тема» — телевидение, 22 сент. 1992).
       Вместе с другими коммуникативно актуальными словами демократы, приватизация и ваучер
составили своего рода обойму слов (разных по семантике), являющуюся приметой времени:
реформы, реформировать, референдум, монетаризм, суверенитет, конверсия, экология,
криминогенный, наркомания, наркобизнес, мафия, рэкет, рэкетиры и др.
       Со временем, однако, общественная актуальность понятия может утрачиваться и,
соответственно, угасает коммуникативная активность обозначающего это понятие слова — как это
случилось, например, с пресловутым консенсусом, словом, которое буквально не сходило со страниц
газет и с уст политиков в самом конце 80-х годов и в процессе этого широкого употребления
потеряло свою терминологическую определенность.


                                                77


       Типы ошибок в употреблении иноязычных слов
        1. Искажение значения заимствованного слова:
        расширение и упрощения значения.
        Ошибка возникает тогда, когда говорящий улавливает лишь самое общее значение слова и
как бы подгоняет его смысл под смысл другого, известного ему слова – чаще русского. Происходит
то, что называют синонимизацией.
       Примеры искажений
       А. Расширение значения
       Альтернатива - Неверно: выбор вообще, а не выбор одного из двух: Подросткам были
предложены разные альтернативы: спортивные секции, музыкальные кружки, игры типа квн
(Радио).
       Уникальный – Неверно: очень редкий, а не единственный в своем роде. Это очень уникальная
книга.
       Глобальный – Неверно: просто очень большой, огромный.
       Экология – Неверно: природа вообще.
       Консенсус – Неверно: всякое соглашение.
       Мафия» – Неверно: преступники вообще.
       Эпицентр– Неверно: центр чего-либо.
        Б. Перенесение значения с одного слова на другое,
        Очень часто неправильно употребляют слова. обозначающие сложные понятия. Смысл их
нельзя передать одним словом.
        Таковы слова: тариф. ценз, фактор. кворум.
        Покажем это на одном слове.
        Понятие тариф связано с понятиями цена и стоимость, но сводить одно к другому нельзя. В
неточной речи значение слова тариф часто искажают, упрощая его. Например: *Мы не можем
платить такие большие тарифы за электроэнергию. Так сказать нельзя. ТАРИФ – это норма, из
которой исходят при установлении платы за пользование чем-нибудь. Нельзя *платить тарифы или
*оплачивать тарифы: можно только платить согласно тарифу в соответствии с тарифом. Тариф
нас может не устраивать, можно добиваться его изменения. Можно устанавливать, вводить новые
тарифы и т. д. Ср. в рекламе аппаратов связи: У нас самая низкая стоимость тарифов.
        Аналогичные трудности возникают и при употреблении других слов этого ряда.
        Искажение значения иноязычного слова случается чаще, чем слова исконно-русского. Слово
родного языка нам понятнее по его составу – по значению корня, суффикса, приставки. Сравним
неологизмы новация и лоббировать. В первом случае ясна связь с понятием новый. Во втором –
нужно знать, что значит «лобби». Иноязычное слово. как правило воспринимают целиком. В весьма
выгодном положении находится человек, знающий тот иностранный язык. из которого слово
заимствовано. Для него нет проблемы в понимании заимствованного слова, и он свободно, смело и
точно его употребляет в родном языке. Более того. Он сам может ввести какое-либо иноязычное
слово в употребление. Так нередко поступают ученые, вводя в оборот тот или иной новый термин.
       Необходимые рекомендации.
       А) Проще всего следовать правилу: проверять значение иностранного слова по словарю
(общий толковый словарь или специальный словарь иностранных слов), однако не всякое слово
можно обнаружить в словаре. Есть новые заимствования. которые просто не успевают попасть в
словарь.
       Б) Нет смысла искать объяснение иноязычного слова в знаменитом словаре В. И. Даля. Там
его может или вообще не быть или оно может быть дано в устаревшем значении (Неверно думать,
что в словаре Даля вообще нет иностранных слов: этот словарь отразил лексику современного ему
языка в полном объеме). В наиболее популярном толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой
тоже можно не найти многих недавно заимствованных слов. Лучше всего обратиться к новому
словарю – Крысин Л.П. «Толковый словарь иноязычных слов», М. 1998.


                                              78


       В) Если новое заимствование еще не получило отражения в словаре, следует отыскать его (в
соответствующей записи) в словаре языка-источника и исходя из толкования уточнить его значение.
       Г) При этом нужно учесть, что при заимствовании значения слов в разных языках могут не
вполне совпадать. См., например, слова имидж (в русском) и image (в английском) .
       Трудности владения книжной лексикой.
       Одно из главных требований лексической нормы – употреблять слово в том значении,
которое ему принадлежит в литературном языке. Эту норму определяют толковые словари.
       В речевой практике это требование часто нарушается. Искажение лексических значений в
первую очередь касается слов книжных. Ранее мы это показали на примере слов иноязычного
происхождения – тариф, ценз, фактор. Однако и исконно-русские слова подвержены подобным
воздействиям. Неточное употребление книжных слов во многом объясняется спецификой их
лексического значения – его отвлеченностью. Они служат обозначению понятий, признаков, и в
меньшей мере – обозначению предметов, вещей. Вот примеры таких сугубо книжных слов, непростое
значение которых обнаруживает себя в словосочетаниях:
       Уровень (выше / ниже, подымается / опускается –НО НЕ: растет)
       Степень (высшая / низшая, НО НЕ : маленькая)
       Стабилизация (состояние стабилизировалось – перестало изменяться.. Но это не значит, что
изменилось обязательно в лучшую сторону).
       Ср. неверное употребление: …*плохое экономическое положение отрасли, но мы добиваемся
его стабилизации.
       Непредсказуемый (последствия, результат). Неправильно: *Если бы мальчишки откопали
снаряд, то результат был бы непредсказуемый. (Как раз наоборот: результат легко предсказать, а
говорящий имел в виду «очень плохой» результат)
       Однозначно :Я опоздаю – это однозначно: ведь все зависит от того, когда подойдет
автобус (Значит, неоднозначно).
       Авария (случилась, произошла, попали в аварию, допустили аварию, что-то привело к
аварии, НО НЕ : *водитель совершил аварию).

       Лексика вульгарная (грубая, бранная)
       Такая лексика существует в рамках литературного языка, но резко выделяется своей
стилистической окраской.
       Например: морда, рожа, дурак, заткнись, хапать, дрянной и тому подобные. Это слова, с
помощью которых говорящие на русском языке эмоционально выражают свое резко отрицательное
отношение к чему-либо. Употребление их вызвано сильным чувством неприязни, злобой,
негодованием, может быть даже желанием оскорбить другого человека. Такие чувства присущи
человеку, и значит существование подобных слов в языке оправдано.
       Однако употребление вульгаризмов в речи культурного человека сугубо ограничено. Оно
регламентируется этикой, то есть нормами человеческих отношений, морали, правилами поведения.
Нетрудно представить себе, в устах какой личности такие слова звучат естественно и часто, а кто их
употребляет лишь в крайнем случае (а может быть и вообще не употребляет). Очень важно при этом,
в каких условиях и по отношению к кому употребляются бранные слова. Когда слова и выражения
типа врежу, чтоб ты сдох, сука звучат в устах матери по отношению к ребенку, ни о какой культуре
речи говорить не приходится: здесь вульгарные слова - проявление вульгарной личности.
       Полностью за пределами нормы в системе лексики русского языка находятся так наз.
нецензурные слова. Иначе их называют непристойными выражениями («непристойности».). Все
знают эти выражения под именем «мат». Приводить примеры их не будем, следуя ранее строго
действующему правилу не допускать этих слов в печать – отсюда выражение «непечатное слово».
       Можно по-разному оценивать это явление с точки зрения языка (и даже специально изучать
его историю – происхождение, распространение), но с точки зрения культуры данное явление
оценивается однозначно: мат недопустим. Говоря по существу, это даже не вопрос языка, а вопрос
психологии, нравственности, этики. Произнесение подобных слов – это п о с т у п о к, демонстрация
неуважения к личности, а также показатель того, к какому типу личности говорящий сам себя
относит. Употребляя нецензурные выражения, человек как бы объявляет: «Я не уважаю вас, а вы


                                               79


можете не уважать меня». Недаром выражения этого рода называют «грязными». Особенно это
очевидно в отношении женщин.
        В отличие от вульгарных слов, у непристойных выражений нет той функции, которая бы
оправдывала их употребление. Для выражения эмоций русский язык располагает безграничными
возможностями. Естественно, что множество людей НИКОГДА, НИ ПРИ КАКИХ обстоятельствах
не прибегают к мату, не испытывают потребностей в нем. В то же время многие люди употребляют
подобные выражения постоянно и непроизвольно. Они и не задумываются над своим речевым
поведением – это их лексикон, привычка с раннего детства, усвоенная от родителей и другого
близкого окружения. Таких людей очень жаль. Они пленники. Рабы лидеров. Особенно характерен
этот воспитательный плен для мальчиков, поскольку в их среде существует даже свой «этикет»: «Так
надо. Так говорят все мальчишки». (В определенной, малокультурной, среде этот этикет усваивают и
девочки). Устранить дурную привычку нелегко, но возможно и необходимо.

       Фразеология в аспекте нормы
        Русский язык очень богат фразеологией, то есть устойчивыми, неделимыми выражениями,
имеющими часто переносный или загадочный смысл. Видов «фразеологизмов» в русском языке
очень много: одни из них - очень древнего происхождения, сложились в разговорной народной речи,
другие родились в книжной речи. Продолжают возникать фразеологизмы и в наше время.
        Обычно мы не задумываемся, как появилось то или иное выражение и что оно значило
раньше – просто употребляем его как целое слово – лишь бы к месту.
        Но фразеология, как и слова, нуждается в заботе и охране: из-за небрежного употребления
некоторые из них разрушаются или теряют смысл. Например, вместо скрепя сердце стали говорить
скрИпя сердцем, забыли смысл пословицы А Васька слушает да ест: многие думают, что это о
человеке, который успевает делать несколько дел сразу. ( См. басню И. А. Крылова «Кот и повар»)
        Есть два самых общих требования к употреблению фразеологизмов: 1) нельзя нарушать их
форму, 2) нельзя искажать их значение, смешивать сходные выражения.
        Примеры нарушения нормы:
        *Пока суть да дело. Верно: Пока суд да дело: из-за замены одного звука забылся
первоначальный смысл: судебное дело тянется долго.
        *Они росли как на грибах. Это плод смешения двух близких по смыслу выражений: Растут
как на дрожжах / Растут как грибы после дождя.
        Подобное искажение формы плохо тем, что теряется истинное происхождение смысла
выражения. Ведь если буквально, то растут как на грибах лишено смысла, так же, как и пока суть.
        Однако смешение двух сходных фразеологизмов может иметь комический эффект, и тогда
говорящие начинают употреблять такие конгломераты намеренно, ради шутки. Так родилось
выражение *Молчит как рыба об лед – из двух фразеологизмов: Молчит как рыба и Бьется как рыба
об лед.
        Смешение близких фразеологизмов в деловой речи является признаком невысокой речевой
культуры.
        Ср. Неверно: *Подвести точку - из поставить точку и подвести черту.
        *Большой выбор товаров на любой вкус и цвет : под влиянием пословицы На вкус и цвет
товарища нет и выражения на любой вкус.


Вопросы и задания
       Тема: Лексика
       1. Что входит в понятие «нормативный словарь»?
       2. Раскройте понятия «активный словарь» / «пассивный словарь»?
       3. Что приводит к искажению значения слова? Какому основному требованию при
употреблении слов должен следовать говорящий?
       4. Приведите два примера употребления слова в несвойственном ему значении.
       5. Какого рода лексика характеризуется как нормативная? В каких сферах языка она
представлена?



                                               80


       6. Назовите основные нарушения лексических норм.
       7. Правильны ли следующие определения:
       А) Литературные слова – это слова, которые употребляются в художественной литературе.
       Б) Различается лексика литературная и разговорная.
       В) Литературная лексика включает в себя слова разговорного стиля.
       Г) Просторечные слова – это то же, что разговорные.
       Д) В круг нормативной лексики слова грубые, бранные не входят.
       8. Определите по словарю значение следующих слов и приведите примеры их правильного
употребления: ценз, фактор, кворум, парамет, имидж
       9. Для следующих слов (выберите 5) укажите: 1) из какого языка они заимствованы и 2)
каково их     наиболее употребительное значение в русском языке: стагнация, либеральный,
лоббировать, монографический, ремейк, локальный, рейтинг, экспансия, косный, инфляция,
аккредитация, дилемма, менталитет, принцип, уникальный, трансферт, суппер, квази, эпицентр,
экология, однозначный, локализовать, лаконичный, спонтанный, сакральный.
       10. Выберите из списка просторечия 10 слов (разных частей речи), которые вы никогда не
употребляете, но слышите в речи близких вам людей.
       Есть ли в списке слова, которые вы употребляете в устной непринужденной речи? Назовите
их.
       11. По каким справочникам можно узнать значение иностранного слова и из какого языка оно
заимствовано.
       12. Есть ли в Вашем лексиконе жаргонизмы? Если есть, то назовите их, указав значение и
возможный синоним в литературном языке.

       Литература:
       Крысин, Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. - М.: Русский язык, 1998.
       Русский язык конца ХХ столетия (1985 – 1995).- М.: Ин-т русского языка РАН, Языки
русской культуры, 2000.
       Энциклопедия для детей. Т.10 Языкознание. Русский язык. Фразеологизмы. «Не возникай» (О
молодежном жаргоне). Канцелярит. … С. 79 – 81, 498-502.
       Прияткина, А.Ф. Что такое хорошая речь. – Владивосток: ДВГУ, 2000


                 ГЛАВА 8. РЕЧЕВЫЕ НОРМЫ И ИХ НАРУШЕНИЯ

Общие положения
        То, чем располагает язык как система, говорящий использует в своей речи. Язык – это общее
достояние, а речь индивидуальна. Речь – это часть человека, его натуры. Прежде всего речь является
важнейшей составляющей культуры, в ней проявляется уровень общего развития человека.
        К языку как национальному достоянию, неприменимы понятия «хороший / «плохой». Все
языки по-своему хороши. Речь как реализация возможностей, предоставляемых языком, бывает
хорошая или плохая, лучше и хуже. По какому общему принципу определяется качество речи?
        Оно определяется по тому, как речь выполняет свои функции и прежде всего две основных:
формировать мысль и служить средством общения людей. Вторая функция называется
КОММУНИКАТИВНОЙ. Отсюда теоретическое определение качества речи звучит так: из всего
многообразия средств, предлагаемых языком (слов, их форм, звучания и т. д.), должны быть выбраны
такие, которые с максимальной полнотой и эффективностью служат выполнению коммуникативных
задач.
        Язык располагает большим арсеналом средств. Ко всем единицам этого арсенала применимо
понятие нормы – см. в предыдущих главах «языковая норма» и перечень требований к ее
соблюдению. Языковая норма - это основа речевой культуры, первейшее, требование хорошей речи.
Установление факта нормативности того или иного элемента языковой системы в лингвистике
называется термином КОДИФИКАЦИЯ. Кодификацией (официальным признанием нормативности)



                                               81



    
Яндекс цитирования Яндекс.Метрика